Как сказал неизвестный, но, безусловно, очень одарённый поэт, если вы видели хотя бы один сумасшедший дом, считайте, что вы видели их все



бет12/16
Дата14.03.2018
өлшемі3.48 Mb.
#20775
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

13.

Энтузиаст - это вдохновенный придурок. Я впервые задумался над тем, не являюсь ли энтузиастом розысков "торпиллёра" ? Может, того же самого результата можно было добиться совсем иным путём ? Скажем, взять в заложники офицера СС Гибельхакера, того самого умника из полиции Нерона, что устроил мою первую встречу с генеральным комиссаром безопасности второго ранга, и получить через него выход на резидента Службы Политической Безопасности на планете Нерон. А уж потом взяться за самого резидента. Выяснить, например, личность загадочного генерального комиссара, установить место расположения установки по переброске сквозь время... Может, вовсе и не надо было тащиться на Даннемору ? Ведь тот же Ксанф, помнится, спросил меня, почему я нахожусь здесь ? И потом добавил, что занят я тут делом совершенно бесцельным и бесполезным.

Краткое подведение итогов нашего визита в Чек-Пойнт выявило картину удручающую. Китаец Ху-Яобан, получив в спину четыре пули из электродинамического пулемёта, героически погиб во имя неведомых идеалов любви Хайри Маус к Циклопису Хренакису. Сама обладательница шикарной женской груди и мужского пениса получила сквозное ранение икры, что вкупе с большой кровопотерей превратило её в бледную и охающую копию самой себя. Константин Головач каким-то образом ( сам не мог объяснить каким ) умудрился сломать пястные кости левой руки ; то ли упал он неудачно, то ли Батюшка наступил наступил своим титановым каблуком ему на руку - установить уже не представлялось возможным.

Мы не имели под рукой робота-реаниматора ; он находился в багаже, сложенном в геликоптере, а геликоптер, в свою очередь, находился в пятнадцати километрах западнее Чек-Пойнт. Так что помощь Хайри Маус пришлось оказывать кустарными методами. Имея под рукой стандартную десантную аптечку, соорудили простейшее устройство для прямого переливания крови из вены в вену и я не пожалел для нашей Глории стакана эритроцитов. После меня подставил руку и Инквизитор, так что нам удалось немного улучшить состояние нашего подранка. После первичной обработки раны, мы дали ей таблетку метил-ацетилен-перидопирина и батончик гемотогена из крови неполовозрелых кожоперов ; сразу после этого Хайри Маус принялась блажно улыбаться, пускать пузыри и в конце-концов выпала в осадок. Всем стало ясно, что дело непременно пойдёт на поправку и клиент будет жить.

Только после этого у нас появилась возможность обсудить сложившееся положение.

Я вкратце рассказал Костяной Голове и Инквизитору о тех событиях, свидетелями которых они быть не могли : о сеансе связи с замаскированным на поверхности Левенворта Павлом Усольцевым и той информации, которую он мне сообщил. Разумеется, я упомянул и о том, что последовало вслед за этим - о полёте вслед за ними, дабы вернуть назад, о сражении в лесу и, наконец, о появлении Ксанфа. О последнем событии я прежде не упоминал, поскольку не желал, чтобы о перемещениях во времени знали Ху-Яобан и Хайри Маус. Теперь же говорить об этом можно было открыто - китаец лежал неподалёку многократно простреленный, а гермафродит пускал пузыри в наркотическом беспамятстве.

- Скорее всего, я бы погиб в этом лесу, поскольку в моих обеих "чекумашах" кончились патроны, а перезаряжать оружие времени у меня не было. Ксанф уже вторично вытасивает меня из передряги, спасая от верной гибели или пленения. Спасибо ему за это, хотя я и не знаю, чем объясняется такая забота о моей персоне,- сказав это, я подробно описал свой прыжок в темпоральный демодулятор и всё то, что последовало со мною после этого.- Натс, дорогая, скажи пожалуйста, тебе в моём рассказе ничего не кажется знакомым ?- спросил я напоследок.

- В каком это смысле ?- не поняла Наташа.- Ты хочешь знать, не была ли я ранее в том месте, о котором ты говоришь ?

- Именно. Может, ты видела небо без звёзд...?

- Нет.


- ...помещение с круглыми стенами, разделённое стеклянной стеной...?

- Нет.


- ...может, ты сталкивалась с таким способом перемещений, когда тебя одномоментно переносило из одного места в другое, но ты даже дуновения ветерка не ощущала...?

- Нет, ничего такого я никогда не испытывала.

- У тебя не возникало чувства, будто твои мысли читают ?

- Нет, атаман,- Наташа назвала меня так же, как и остальные казаки, хотя прежде никогда этого не делала.- Я не понимаю, о чём ты меня спрашиваешь. Я ничего такого не видала и не ощущала. На "Энтерпрайзсе", где со мной работали учёные, всё происходило достаточно прозаично, я бы даже сказала, приземлённо. Ты же сейчас явно говоришь о чём-то мистическом.

- Атаман, ты явно курил не те шишки,- буркнул Инквизитор, весьма неодобрительно прислушивавшийся к моему разговору с Наташей.

Его моментально поддержал Костяная Голова :

- Ты и таблетки не те пил. Что ты тут за ахинею несёшь про мгновенные перемещения из одного помещения в другое ? Телепортация, типа ? Звёздных опер насмотрелся, что ли ? Или бортовой компьютер слишком много тебе альтернативной фантастики зачитывал в последнее время ? Бредить-то не надо !

Я посмотрел на Олу. Казачка сурово сдвинула брови, видно, ей многое хотелось сказать по поводу услышанного, но ограничилась она лишь лаконичным замечанием :

- Непонятно всё как-то получается...

И молчок. Пощадила моё самолюбие.

Все члены нашего маленького совета помолчали, обдумывая услышанное и сказанное. После небольшой паузы подал голос Ильицинский :

- У нас повестка всякого совещания сводится к двум пунктам : кто виноват ? и что делать ? С первым мы уже разобрались. Что со вторым ?

- У меня есть план.- ответил я.

Но тут не сдержалась Ола, видно её женский темперамент требовал немного съязвить :

- Да уж, атаман, первый труп у нас уже есть... хотелось бы, чтобы теперь появился хоть какой-то план.

- А план у меня такой...- я включил свой топопривязчик и вытащил из-под сари ту самую карту, что взял в комнате убитого Сэмюэля Пиролиза.- Если всё пойдёт так, как я задумал, то уже к сегодняшнему вечеру Циклопис Хренакис окажется в наших руках !

Мы летели над самой водой. Если б я сказал, что мы летели над гребнями волн, то взыскательный слушатель упрекнул бы меня в демагогии, поскольку на самом деле волн не было вовсе. Стоял полный штиль. Коралловое море отражало свет невысоко стоявшей над горизонтом Витта Прайонис точно зеркало и я, высовываясь из своего кресла и заглядывая вниз, мог видеть отражённое в воде брюхо геликоптера. Впрочем, я не столько смотрел в отражение, сколько мирно подрёмывал на переднем сидении подле Нильского Крокодила.

Проваливаясь в дрёму, я видел в своих кратких и бессвязанных сновидениях Наташу. Как раз в тот момент, когда я отважно пытался поцеловать её, возникал какой-то противный голос за кадром, который гнусно вторгался в интимную обстановку вечерины и изрекал что-то мудрёное об инвариантности пространства. Я просыпался, раздражённый этой помехой, засыпал снова, в который раз отважно пытаясь поцеловать свою зеленоглазую подругу, но в самый интересный момент опять возникал некто гнусоголосый и всё летело коту под хвост. Обидно, знаете ли, выработается определённый стереотип ; так и до импотенции недолго !

После получаса моих мучений Нильский Крокодил довольно бесцеремонно толкнул меня в бок и сказал : "Атаман, прекрати целоваться во сне ! На тебя со стороны тяжело и противно смотреть !"

После этого я уже не уснул.

Сзади, во втором ряду кресел, сидел Батюшка. Уж и не знаю о чём он там думал, но только я всё время чувствовал, как он норовит положить свои ноги, обутые в титановые ботинки, на подголовник моего сиденья. Другое кресло позади оставалось свободно - предполагалось, что на нём мы повезём обратно Циклописа Хренакиса.

Наша основная группа осталась далеко позади - в нехоженых дебрях Сентрал-Блот, в точке с заранее оговоренными координатами, куда нам надлежало вернуться после успешного выполнения задания. Мы сняли с геликоптера весь груз, в максимальной степени облегчив его, и теперь мчались к Вест-Блот, дабы отыскать ранчо Сендеро-Луминосо. Опасаясь перехвата экранопланом "цивилизаторов", летели в режиме радиомолчания на минимальной высоте.

Полёт над морем являлся наиболее опасным учатском маршрута, поскольку здесь у нас практически не было шансов спастись от экраноплана "цивилизаторов", если б только таковой повстречался нам. Имевший на борту мощное стрелковое и энергетическое вооружение, используя превосходство в скорости, экраноплан разнёс бы наш лёгкий невооружённый геликоптер в щепы. Однако, видно карта легла так, что море мы преодолели как нож масло, без малейших напряжений.

Первоочередной задачей, стоявшей перед нами, являлось уточнение местоположения Сендеро-Луминосо. Понятно, что отыскать крохотный населённый пункт в центре материка, не зная его точных географических координат, представлялось задачей весьма сложной. Для этого мы решили опуститься в первом же ранчо на морском побережьи и навести необходимые справки у местных жителей.

Как и всякий прекрасный план это благое намерение разбилось о суровые гримасы будней. В рачно Трокадеро, маленьком портовом посёлке с двумя грубо сколоченными пирсами, население разбежалось при первых же звуках винтов геликоптера. Напрасно я обращался к мужественным "весси" через громкоговорители, убеждая жителей посёлка помочь нам и обещая им щедрую оплату - народ разбегался от нас как ошпаренный. После посадки я обошёл все домики на побережьи и не увидел ни одной живой души.

Признаюсь, такому приёму все мы поразились. Неужели слава о наших подвигах бежала настолько быстро и настолько далеко впереди нас ?

Располагая картой Гидролиза, мы решили не задерживаться в Трокадеро, а двинуться далее вглубь континента, благо на нашем пути лежал ещё один населённый пункт - ранчо со звучным, но неудобоваримым названием Равалпинди. Подозреваю, что так назвать населённый пункт мог либо юморист, либо отъявленный извращенец. Признаюсь, в последнее верилось больше.

Внутренние районы Вест-Блот чем-то напоминали ту местность, что мы видели в начале своего путешествия на востоке. Густые тропические леса, дававшие приют громадным обезьянам на соседнем континенте, исчезли, и нашим взорам предстала лесостепь, с отдельно стоявшими группами деревьев и довольно чахлой травой. Флора здесь выглядела самой бедной из всего того, что мы встречали ранее. На фоне тех папоротников, что закрывали нас с головой на восточном континенте, здешняя сухая травка высотой едва ли один условно-земной метр, выглядела довольно жалко.

Посреди этой саванны высились громадные, растянувшиеся на километры, плато. На их плоских столешницах росли такие же деревья, что и внизу, на равнине. Присутствие этих плато придавало пейзажу какую-то нереальность и искусственность. Вряд ли такой пейзаж можно было назвать красивым, но необычным - да ! - с полным основанием.

Едва только мы отдалились от побережья Кораллового моря как на нас откуда-то с небес спикировала стая крупных птиц довольно гнусной наружности. Более всего они напоминали не до конца ощипанных бройлеров ; гладкие, лишённые перьев грудь и шея, выглядели необычно и довольно отталкивающе. Они могли бы действительно походить на куриц, если б не габариты, свойственные скорее орлам, нежели домашней живности. Размах их крыльев явно составлял несколько метров, но сколько именно, сказать было затруднительно. Эти птицы являлись теми самыми кахабенями, о которых нас предупреждал погибший Сергей Лазо. Они отважно бросились на геликоптер и сбросили нам на головы наверное с дюжину - если не больше - оперённых стрел, которые не причинив ни малейшего вреда, спланировали где-то далеко позади летательного аппарата.

- Поправку на скорость неправильную сделали,- удовлетворённо прокомментировал полёт стрел Ильицинский, внимательно проследив за тем, как они воткнулись в грунт.- Видимо, никогда прежде не встречались со столь скоростным аппаратом. Какая у нас скорость ?

- Горизонтальная - триста сорок,- ответил Нильский Крокодил, не отрывая глаз от приборов.- В любом случае они ничего бы нам этими стрелами не сделали. У нас над головами два винта со скоростью вращения три оборота в секунду каждый. Такая защита лучше любого щита !

Я увиденное комментировать не стал. Свой словарный запас, отпущенный на этот день я уже израсходовал, а потому мне хотелось помолчать.

Равалпинди мы могли бы вовсе не обнаружить и пролететь мимо, но населённый пункт выдал дым пепелища. Ранчо находилось на довольно высоком плато, возвышавшемся метров на восемьдесят над уровнем саванны. Впрочем, о населённом пункте следовало говорить в прошедшем времени, поскольку все постройки оказались выжжены огнемётами. О том, что именно струи огнемётов послужили причиной пожара, явственно свидетельствовали характерные следы копоти на каменных фундаментах, разумеется, там, где эти фундаменты существовали. Примерно с дюжину человек копошились на пепелище ; при приближении геликоптера они подняли к небу глаза, но попыток бежать не предприняли. Это, конечно, следовало признать похвальным.

Нильский Крокодил лихо посадил свою летающую скорлупку возле остатков поселения и я покинул своё кресло для того, чтобы поговорить с аборигенами. Инквизитор вылез из геликоптера следом за мною и всё время держался рядом, прикрывая мою спину.

Местные жители при нашем приближении оставили свою возню в углях и нелюбезно уставились на нас.

- Здорово, народ !- попривествовал я погорельцев.- Видать, вы со спичками неудачно поиграли ?

Ответом мне послужило молчание. Моя попытка начать общение на оптимистичной ноте явно осталась неоценённой по достоинству.

- Эй ты, абрикос, я ведь с тобой разговариваю !- я ткнул пальцем в сторону ближайшего ко мне сутулого молодого человека, явному арабу, заросшему бородой чуть ли не от глаз.- Тебе разве аксакал не говорил, что лучше заниматься онанизмом, чем играть со спичками ?

- Он немой,- ответил вместо араба другой мужчина, седой, сухощавый, опиравшийся на длинную палку, которой он перед тем ворошил угли.- Ему пираты-конкуренты язык отрезали. С тех пор наш Муди избавлен от необходимости учить иностранные языки.

- Согласен, удобно,- я повернулся к седому мужчине.- Меня зовут просто : Франтишек-Гжегош Ньякотомомбасу. А вот погоняло у меня хитрое : Псевдо.

- А моё погоняло "Коллиматор". Не путать со словом "Аллигатор" !- представился мой собеседник.

- "Коллиматор" - это что-то гинекологическое ?- предположил Инквизитор, но старик вежливо ему разъяснил :

- Никак нет. "Коллиматор" - это от словосочетания "коллиматорный прицел".

- А "капо" вашего можно видеть ? Или кого-то из старших ?- поинтересовался я.

- Нашего "капо" и его скамейку пару часов назад упразднили ребята в роботизированных доспехах, так что при всём своём желании вы не найдёте здесь старших.

- А чего это вдруг ребята в роботизированных доспехах притащились сюда ?

- Они хотели знать, бывал ли здесь человек, которого они ищут.

- Может, ты припомнишь, о ком именно они спрашивали ? А я уж скажу тебе "спасибо".

- Они расспрашивали о Циклописе Хренакисе.

О-ба-на ! Какая неприятная новость. Мы с Батюшкой только переглянулись.

- Спасибо !- поблагодарил я Коллиматора и поманил его пальцем в сторону геликоптера.

Когда мы подошли к летательному аппарату, я вытащил из-под сиденья упаковку с пакетами, в которых лежали сушёные жуки-черепцы. Взгляд старика сразу потеплел.

- Сэр, не найдётся ли у вас какого-нибудь зажигательного прибора ? Мы остались без средств разведения огня,- попросил меня Коллиматор.

Я отдал ему бета-ионную батарею :

- Закоротите контакты и высекайте искры. Как Прометей учил, помните ? Заряда батареи, думаю, лет на четыреста хватит.

Мой собеседник обеими руками схватил подарки. Выглядел он в эту минту чрезвычайно довольным.

- Что бы вы хотели узнать ?- поинтересовался он у меня, понимая, что должен чем-то отплатить за мою любезность.

- Хотелось бы понять, что тут произошло...- проговорил я.

- "Цивилизаторы" летели на экраноплане. Здесь ему сесть, как сами видете, места маловато, поэтому он сбросил плутонг десантников нам на головы. Начало, конечно, ничего хорошего не предвещало, а потому, кто смог - попрятался или убежал, кто не смог - попал под раздачу. Десантники сочли, что наш "капо" недостаточно откровенен, ну и пустили его на растопку. А заодно и тех, кто попался им в руки. А наш славный Равалпинди... сами видите... во что превратили.

- Откуда и куда двигались "цивилизаторы" ?

- Они летели со стороны Кораллового моря в сторону Сендеро Луминосо. Они знали, что туда прошла довольно большая колонна, прибывшая с Сентрал-Блот.

- А чего хотели "цивилизаторы" от вашего "капо" ?- продолжал я допытываться от дружелюбного собеседника.

- Они хотели знать, не остался ли Циклопис Хренакис в Равалпинди. Они, видимо, сомневались в том, что тот потащится в Сендеро-Луминосо.

- А он не остался ?

- Нет. Мы вообще о нём не слышали. Даже если он и был в этой колонне, что побывала на нашем ранчо, то это ничего не значит. Мы же не лезем к людям в души, документы не спрашиваем. Каждый именует себя так как хочет. Свобода !

- Свобода - это когда ты можешь плюнуть по собственному желанию в чашку с чаем или в тарелку с кашей,- поправил я собеседника.- А полная свобода - это когда ты можешь плюнуть в чашку соседа.

- Но вот если ты плюнешь в кастрюлю с борщом, то это уже будет беспредел !- добавил Ильицинский.

Я развернул карту, которую забрал в кабинете Гидролиза, и показал её Коллиматору.

- Какое расстояние от Равалпинди до Сендеро-Луминосо ?- спросил я, показал на карте эти объекты.

- Полагаю, километров сто десять... может, чуть больше,- не очень уверенно ответил местный житель.- Здесь всё это очень условно.

- Как давно прошла колонна в сторону Сендеро ?

- Не очень давно... часов, восемь назад. Я говорю о земных часах. Время у нас здесь тоже весьма условно, часы имеют далеко не все.

- То есть колонна не смогла ещё достичь пункта назначения...

- Конечно, не смогла,- согласился Коллиматор и после небольшой паузы добавил.- Вам надо перехватить Циклописа Хренакиса ?

- Да.


- Я могу вам помочь. Колонне придётся пересекать опасную реку и проводник поведёт её к броду. Им придётся сильно отклониться от прямого пути к Сендеро-Луминосо, но благодаря этому "цивилизаторы" не смогут их перехватить. А вы сможете. Я вам помогу.

Я раздумывал недолго. Если быть совсем точным, я вообще не раздумывал. Спросил только :

- Чего хочешь взамен, Коллиматор ?

- Хочу, чтобы вы меня отсюда забрали, ну и...- он запнулся.- Бабла бы подкинули. Хотя бы тысчонку УРОДов.

- Стало быть, договорились. Полезай в геликоптер,- распорядился я.- Летим !
Мы довольно быстро достигли нужной нам речки, которая на поверку оказалась скромных размеров потоком, пробивавшим себе путь по каменистой равнине и пропилившим, подобно лобзику по фанере, каньон, глубиной в пару десятков метров. Надо ли говорить, что местные жители присвоили этому гидрологическому явлению звучное название "Ривер-Гранде" ? Впрочем, принимая во внимание отсутствие у обитателей Даннеморы всякого воображения и их инфантильную неспособность к абстрактному мышлению, удивляться подобной топонимике ни я, ни мои спутники не стали. Через пару тысяч лет Ривер-Гранде, может быть, и превратился бы в реку, способную оправдать своё звучное название, но пока же вид сего водоёма меня разочаровал.

Впрочем, для местных жителей, не имевших доступа к достижениям строительных технологий, даже такие каньон и река, видимо, представляли серьёзную преграду. Будь на Даннеморе хоть какое-то подобие централизованной власти, обитатели планеты непременно возвели бы через эту реку пару мостов или паромных переправ. Однако, в мире, где власть самых крутых боссов распространялась лишь на пару десятков человек ближайшего окружения, возведение даже одного моста превращалось в технически недостижимую фантазию.

- Река почти везде очень глубока,- пояснил Коллиматор, заметив, что я задумчиво рассматриваю поток под днищем геликоптера.- Пара удобных бродов находится примерно сорока километрами южнее. Летите над рекой и там, где она выходит из каньона будут находиться эти броды.

- Вы бы перекинули мосты через каньон и ходили бы в Сендеро-Луминосо прямиком,- заметил Инквизитор ; он, видимо, думал о том же, что и я.- Это ж какого дурака вы нарезаете ! Сорок вёрст в одну сторону, сорок - в другую !

- Кто ж будет этим заниматься ?- удивился Коллиматор.- Тюремщикам дела нет до наших мостов. Им, наоборот, чем больше у нас проблем, тем лучше !

- При чём тут тюремщики ?- в свою очередь удивился Инкивзитор.- Я о вас говорю, о тех, кто сослан сюда ! Собрались на общий сход и договорились сделать мост. Выражение "общественная самоорганизация" слышал ?

Коллиматр помолчал, обдумывая совет. Не придумав ничего лучшего, брякнул :

- Так за это же денег не заплатят ? Кто же станет за бесплатно ломаться ?!

Удивление его выглядело настолько искренним, что Ильицинский только плюнул и замолчал, явно решив, что объяснять что-либо этому человеку бесполезно.

- Вот тебе яркий пример общества с низкой синергетикой !- с усмешкой вмешался в разговор Нильский Крокодил.- Казалось бы, что проще : людям выгодно объединить усилия, сплотиться и созидательным трудом облегчить свою жизнь. Но нравственная мотивировка в этом обществе не работает : среди негодяев, подонков и извращенцев взывать к неким этическим ценностям бесполезно. Их можно заставить работать лишь грубым принуждением, унижением и угрозой смерти. Но на Даннеморе нет политического центра, нет силы, способной к действию даже таким образом. Если "цивилизаторы" завтра исчезнут и перестанут поддерживать заключённых своими подачками, сбрасываемыми на планету в капсулах, то местные урки просто-напросто провалятся в каменный век. Но даже в этом случае они палец о палец не ударят во имя общих интересов и общего спасения. Не хочу обижать тебя, Коллиматор, но убогие вы все здесь какие-то, честное слово...

Буквально за десять минут мы достигли того места, о котором рассказывал проводник. Район бессистемно разбросанных плато остался позади, впереди расстилалась лесостепь, общий уровень поверхности в этом месте, видимо, значительно понижался и Ривер-Гранде выходила из каньона. Река заметно разливалась и преодолевала в этом месте ряд перекатов, понятное дело, скорость её течения значительно уменьшалась, впрочем, как и глубина. С высоты нашего полёта, пусть и небольшой, можно было прекрасно видеть дно реки, с лениво скользившими над ним рыбами. Если оценивать на глаз, уровень воды в районе перекатов едва ли поднимался выше колена. Равнина имела вид довольно унылый - невысокие, на удивление кривые деревья и густой колючий кустарник хаотично росли в порыжелой низкорослой траве. Пейзажик так себе, тоскливый…

Нильский Крокодил сбросил обороты и плавно посадил летательный аппарат несколько в стороне от брода между деревьями в довольно густом кустарнике. Геликоптер наш был невысок - если не считать винтов, то высота кабины едва превышала полтора условно-земных метра, так что с маскировкой его проблем у нас не возникло. Мы живо набросили на него маскировочную сеть со множеством нашитых на неё пластин-"хамелеонов", которые через полминуты окрасились в ту же цветовую гамму, что и окружавшая нас растительность. Благодаря этому наш летательный аппарат сделался похож на обычный холмик, ничем не привлекавший к себе внимания ни с поверхности, ни с воздуха.

- Надо бы немного подождать,- резюмировал Коллиматор, когда мы покончили с маскировкой.- Думаю, через полчаса-час колонна выйдет к броду.

- А если она уже его миновала ?- с недоверием в голосе уточнил Инквизитор.

- Я сильно в этом сомневаюсь.- усмехнулся наш проводник.- Знаете, скорость такой колонны определяется скоростью самого медленного пешехода. Не забывайте, что многие сосланные на Даннемору, попадают сюда из мест с очень небольшой силой тяжести. Такие заключённые вообще не могут долго держать темп даже обычной ходьбы. Адаптация занимает несколько месяцев. Так что... нет, они ещё не добрались сюда !

Коллиматор был убедителен. Он вообще производил впечатление человека разумного и рассудочного, чем вызывал определённую симпатию. Потому я махнул рукой, соглашаясь с его рассуждениями, и приказал :

- Будем ждать ! Крокодил, доставай консервы, сделаем маленький перекус.

Инквизитор обошёл вокруг нашего временного пристанища, втыкая акустико-вибрационные датчики. Пяти датчиков вполне хватило для того, чтобы прикрыть подходы к стоянке с любого направления.

Я же вместе с Нильским Крокодилом взялся готовить еду. Время потекло незаметно. Не знаю сколько прошло минут, может, пять, может, семь, как возле нас появился Инквизитор и негромко проговорил :

- Вы сильно удивитесь, господа народ, но наш "низкосинергичный" проводник минуту назад вышел за охраняемый датчиками периметр.

Я аж даже вспотел при этих словах.

- Может, товарищ отлить направился ?- предположил я самый безобидный мотив его действий.

- А может, ему незнакомо казачье правило : в неизвестном месте отливать лучше вместе ?- предположил Нильский Крокодил.

Евгений Ильицинский посмотрел на нас как на идиотов, даром только, что слово это не употребил.

- Может быть, конечно, всё что угодно, особенно на Даннеморе,- вежливо согласился он с нами.- Да только зело борзо побежал он, пригибась, во-о-он в ту сторону,- последовал жест в направлении нескольких далёких деревьев, сгруппировавшихся вокруг старого полусухого ствола, похожего то ли на баобаб, то ли на дуб... Никогда я не разбирался в этих карагачах и клёнах !

Для принятия решения мне хватило секунды.

- Вы оба охраняйте геликоптер, а я живо метнусь по запаху !- приказал я и помчался, пригибаясь, в указанную Инквизитором сторону.

Пробежал я совсем чуть-чуть и тут же наткнулся на наш вибро-акустический датчик. Прибор я легко заметил потому, что игла его оказалась вынута из грунта, а сам он - аккуратно уложен на камень и прикрыт накидкой Коллиматора. Причём накидка, многократно сложенная наподобие подушки, закрывала отвертстие микрофона. Не составляло труда догадаться для чего всё это было проделано : Коллиматор предполагал незамеченным вернуться к нам, хорошо, если один.

Переполненный мрачными предчувствиями, я помчался далее. Бег, согнувшись в три погибели, являлся удовольствием ниже среднего и наш проводник, вне всяким сомнений, имел весьма серьёзную причину, чтобы перемещаться столь неудобным и утомительным образом. Увеличенная сила тяжести тоже не добавляла удовольствия. Однако, моё здоровье оказалось куда лучше, чем у Коллиматора, поэтому я довольно быстро сумел его нагнать. Минуты через полторы, с того момента, как я покинул стоянку, мне удалось разглядеть впереди спину нашего проводника. Он как раз подходил к тому стволу громадного дерева, которое можно было видеть из нашего лагеря. Его там явно кто-то дожидался : мне удалось рассмотреть, как Коллиматор поднял в приветствии руку.

Вытащив из кармана маску фотоумножителя, я надел прибор на лицо и опустился на корточки, боясь приближаться ближе из-за угрозы быть обнаруженным. Прибор пришёлся весьма кстати : при шестикратном увеличении я мог хорошо видеть, как Коллиматор обнялся с неизвестным мне человеком и они оба зашли за массивный ствол дерева. И из-за него уже не вышли. Зато из-за ствола живо выскочил другой человек, которого я не видел прежде. С минуту постояв, привалившись спиной к дереву, он затем опустился вниз и пропал из поля моего зрения.

Затем я увидел за деревьями, росшими подле баобаба, группу людей, если точнее, четырёх человек. Занимались они каким-то совершенно невинным делом, насколько я мог судить, перекладывали дрова. Опасаясь приближаться ближе, я повернул назад и сначала на корточках, а затем согнувшись, припустил бегом обратно к лагерю.

Радиосвязью пользоваться я не стал в силу очевидного соображения : если здесь на равнине шарились "цивилизаторы", они вполне могли засечь наши переговоры.

Вернувшись к геликоптеру, где мои товарищи сидели спина к спине, я сделал краткий доклад :

- У нас получается интересный рисунок акварелью. В пастельных тонах, я бы сказал. Пацан с погонялом Коллиматор на рысях добежал до того самого баобаба, что виден чуть ли не у горизонта. И встретился там с человеком, который, скорее всего, стоял там часовым. Они вместе зашли за ствол дерева, но из-за ствола не вышли...

- Значит, схрон под корнями,- флегматично предположил Нильский Крокодил, жевавший какую-то травинку.

- А может, они за деревом предались содомитской любви ?- в свою очередь предположил Инквизитор.- У-ух, я этим содомитам устрою лоботомирование с последующей перфорацией мозга заживо !

- Что б предаться содомитской похоти им не было нужды заходить за дерево,- здраво рассудил Крокодил.- Не-а, не спорь со мной... схрон у них под корнями.

- На место человека, ушедшего вместе с Коллиматором, тут же явился другой...- продолжил было я, но Нильский Крокодил снова перебил меня :

- Ясен пень : у них там схрон, блат-хата для разврата, а под деревом сидит часовой !

- Покидая расположение нашей стоянки, Коллиматор вытащил из грунта вибро-акустический датчик и прикрыл его своим плащом. Догадайтесь для чего...

- Да уж понятно, для чего,- хмыкнул Ильицинский.- Я пойду, поставлю другой. Пусть Коллиматор думает, что обманул нашу бдительность !

- Вопрос в том, кого он приведёт с собою : местных идиотов или спецназ "цивилизаторов" ?- всё так же задумчиво протянул Сергей Нилов.

Ильицинский покинул нас буквально на полминуты, беззвучно скрывшись в кустарнике. Вернувшись, Батюшка опустился на прежнее место, прижавшись спиной к спине Нильского Крокодила.

- "Цивилизаторов" он приведёт вряд ли.- отмахнулся я.- Мне удалось рассмотреть народ, который суетился за тамошними деревцами - они дрова на руках носили. Согласитесь, "цивилизаторы" такой хренью заниматься на станут. Что у них, изотопных печек нет или саморазогревающейся упаковки ?

- Может, нам улететь ?- полувопросительно, полуутвердительно проговорил Нильский Крокодил.

- Не думаю,- тут же отозвался Ильицинский.- Броды на самом деле существуют именно в этом месте. И если колонисты действительно двигаются к Сендеро-Луминосо, то им придётся переходить речку здесь. Ты сам видел каньон, по которому протекает река выше по течению : как, по-твоему, колонисты его преодолеют ?

- Логично. Я придерживаюсь того же мнения,- мне нетрудно было согласиться с Батюшкой, поскольку в его рассуждениях имелась неоспоримая логика.- Кроме того, давайте дождёмся возвращения нашего хитроумного провожатого. В конце-концов, его всегда можно подвергнуть интенсивному допросу с использованием "сыворотки правды" и отчленением лишних членов.

Ждать пришлось совсем недолго. Уже через восемь минут в ушах запиликал слабый, но вполне отчётливый сигнал датчика-сторожа. По количеству и характеру тональных сигналов можно было определить сколько именно и какого веса живых существ приближается к нам, а поворотом головы в сторону усиления сигнала легко можно было понять, откуда именно они двигаются. Микрофоны скрытого ношения, фактически имплантанты, вмонтированные в височные кости черепа, выдавали не акустическую волну, а слабую вибрацию, воспринимаемую средним ухом как звук. Все казаки, активно занимавшиеся оперативно-подрывной деятельностью, имели подобные имплантанты и поэтому в эту минуту все мы слышали сигналы сработавшего вибро-акустического датчика.

- Не меньше восьми человек, по-моему,- проговорил Ильицинский.

- Девять. Их девять человек,- поправил его Нильский Крокодил.

Я набросил на голову селенитовый капюшон. В момент удара по моей голове мощный аккумулятор давления раздует его наподобие подушки ; поскольку селенит невозможно разрубить или проколоть любым видом холодного оружия, защитные свойства капюшона много выше любой каски.

Казаки последовали моему примеру. Мы раскрыли пару банок с вырезкой кожопера и взяли в руки гарпуны, всем своим видом давая понять, будто вовсю трапезничали.

Из-за кустов вышел Коллиматор. Разумеется, улыбающийся и выглядевший чрезвычайно довольным. Думаю, он бы не улыбался столь самонадеянно и глупо, если бы знал, что игра его раскрыта.

- Ты куда пропал, братанга ?- дружелюбно осведомился у него Нильский Крокодил.- Мы тут уже вовсю кушаем !

- Что-то мне живот скрутило,- ответил проводник, похлопав для убедительности себя по брюху.- Надеюсь, мне что-нибудь осталось ?

- Присоединяйся !- Ильицинский протянул ему открытую банку.

Я встал и несколько отодвинулся в сторону, как бы освобождая проводнику место. Повернувшись спиной к кустам, из-за которых он вышел, я в своём длинном сари превратился в своеобразный щит, за который могли укрыться сидевшие рядом казаки. Я был уверен, что местные жители, не имевшие в своём распоряжении оружия с высокими кинетическими характеристиками, при нападении со спины серьёзного ущерба мне причинить не смогут. Кроме того, этим манёвром я добился того, что Коллиматор оказался между мною и остальными казаками. И спрятаться ему от нашей расплаты теперь было решительно некуда.

За спиной у меня было тихо. Спутники Коллиматора ничем не выдавали своего присутствия. Очевидно, сигналом для их выхода на сцену должно послужить нападение проводника на кого-то из нас.

Медленно потянулись минуты. Все мы думали примерно об одном и том же : когда и что именно предпримет проводник ? Коллиматор же как ни в чём ни бывало грыз мясо, чавкал и чмокал, мы - в тон ему - что-то одобрительно бурчали - одним словом, все изображали буйное утоление разгулявшегося голода, хотя я не сомневался в том, что нервы у всех натянулись до предела. Не знаю, как долго могло всё это пиршество плоти продолжаться, но в какой-то момент Коллиматор вдруг неожиданно обернулся ко мне... в руке его блеснула короткая металлическая штука - то ли игла, то ли заточенный штырь - я даже не рассмотрел как следует... и эту металлическую штуку он попытался ткнуть мне под челюсть. Явно, падла, метил в шею. Или гортань. Ранение и того, и другого было бы для меня одинаково фатально.

Сука такая !

Да только я ждал такого закидона.

И отклонившись торсом назад, резким пинком в печень я посадил этого дурачка себе на пятку. При весе в сто пять условно-земных килограммов я своим пинком собью с копыт любого быка. Это так, сугубо для справки. Коллиматора я не сбил с ног - я его отбросил на хрен на пять метров назад, прямо на борт геликоптера, прикрытого маскировочной сеткой. Он даже не успел закричать - Нильский Крокодил и Инквизитор синхронно выстрелили в него с двух сторон. Нильский Крокодил отстрелил ему нижнюю челюсть ( она отлетела вправо ), а Инквизитор - крышку черепной коробки ( она отлетела влево ). Думаю, Коллиматор умер, даже не успев понять, что же такого плохого с ним случилось. Ведь когда нет мозга - нечем осознавать тяжесть причинённого ранения.

Кстати, не самая плохая смерть получилась.

И тут же несколько стрел полетели в Нильского Крокодила и Инквизитора. Пущенные из каких-то метательных приспособлений, стрелы с четырёхлопастным оперением издавали в полёте гудение и выглядели дотаточно тяжёлыми. Если бы не доспехи, скрытые длинными накидками, оба казака получили бы тяжёлые ранения. Однако, доспехи выполнили свою задачу и стрелы отскочили, не причинив ни малейшего вреда.

Прикрыв лицо ( единственную открытую часть своего тела ) предплечьем, я развернулся в сторону кустарника. Предусмотрительность моя оказалась нелишней - меня тут же ударила в руку ещё одна стрела. Но поскольку предплечье моё под рукавом селенитового сари защищал керамический доспех, то удара стрелы я даже не ощутил. Впрочем, возможно, произошло это потому, что я пребывал в сильном гневе. Из кустов на нас, с хищным хрустом ломая ветви и отчаянно ругаясь на транслите, выскочили четыре бородатых энтузиаста с колюще-режущем оружием наперевес. С их стороны такая выходка оказалась не просто опрометчивой, а прямо-таки самоубийственной. В самом, что ни на есть прямом смысле.

Всё было кончено в считанные секунды. Наши пули завалили бандитов, едва те успели сделать пару-тройку шагов. Поскольку в кустарнике должны были находиться ещё четверо негодяев, я ломанулся туда. Следом за мной запыхтел Инквизитор. Те, кто прятался в кустах, всё про нас поняли и битва на этом, можно сказать, закончилась. Ухари побросали свои стрелопускателные приспособления, похожие на арбалеты, и припустили в разные стороны. Бежали они шустро - всё-таки не них не было доспехов, да и стимул к быстрому бегу они имели немалый.

Через несколько секунд вибро-акустические датчики оповестили нас о том, что все четверо покинули охраняемый периметр и, быстро удаляясь, разбежались в разных направлениях. Это было самое умное, что эти бедолаги могли предпринять в сложившейся ситуации.

Я вернулся на поляну к геликоптеру, возле которого с пистолетами в руках стоял Нилький Крокодил. Как и положено пилоту, он ни на шаг не отходил от летательного аппарата. Перед ним уже лежали два подранка ; оба стонали и плакали, но Нильский Крокодил помощь им не оказывал, а лишь недобро скалился. Я бросил у его ног прихваченный в кустах арбалет :

- Погляди-ка на чудо местной конструкторской мысли.

- А ты погляди на это чудо,- он протянул мне стрелу, одну из тех, которыми нас обстреляли бандиты.

При первом взгляде казалось, что это предмет фабричного изготовления, однако, приглядевшись и сравнив его с другой стрелой, я понял, что это не так. Стрелы немного различались размерами и окраской.

- Неужели это птичье перо ?- я не смог скрыть удивления.

- Вот-вот... Помнишь, что Серёжа Лазо рассказывал про летающих кахебеней ?- напомнил Нильский Крокодил.

Вернулся Инквизитор, на ходу сдувавший с кончика носа капельки пота.

- Одного орла пристрелил,- отрапортовал он.- С большого расстояния - бах!- как в тире ! А что с этими : под нож ?- он кивнул на раненых.- В смысле - на интенсивно-ускоренный допрос ?

- А то !- я повернулся к раненым и, быстро обыскав обоих, откинул подальше найденные ножи. Вскрыл свой ПЛЕВОК ( Полевой Лекарственный Военный Комплект ) и с помощью специальных струн перетянул раненые конечности, остановив тем самым кровотечение. Поскольку раненые орали и пребывали в полуобморочном состоянии, сделал обоим противошоковые инъекции. Не прошло и двух минут, как оба пленника притихли и пришли в себя, разумеется, в той степени, в какой вообще может прийти в себя человек, полчивший пулю в колено и потерявший литр крови.

- Who you such, features take ? ( Кто вы такие, чёрт побери ?)- промямлил негромко один из них.

- Я не баба, не плейбой, я - шершавый ангел !- ответил словами известной казачьей песни Нильский Крокодил.

С недоброй ухмылкой он вытащил из-под маскировочной сети, накрывавшей геликоптер, синфазный фотонный ятаган, включил его и настроил ширину лезвия. Глядя на то, как цвет лазера, бегущего по кромке оружия, изменялся от жёлтого до синего, пленник явно испытал тревогу. Он попытался приподняться на руках, но сил ему не хватило и он обессиленно откинулся на спину.

- Вы нас убъёте ?- спросил он вмиг севшим голосом.

- Конечно,- кивнул Ильицинский.- Вы же хотели убить нас.

- Тебя должен волновать другой вопрос : как именно ты сдохнешь ?- добавил Нильский Крокодил.- Мы парни простые : ноги рубим от колена, руки рубим от локтя. Поэтому тебе следует определиться, как именно ты хочешь умереть : либо быстро и безолезненно, либо - вот так !

И он ударил фотонным ятаганом по лодыжке другого пленника, покуда молчавшего. Тот взвыл, ибо это всегда больно, я имею в виду, когда отрубают лодыжку без анестезии. А Нильский Крокодил тут же ударил его ещё трижды, каждый раз поднимая по голени линию отсечения всё выше и выше. Каким-то невероятным усилием, упершись локтями в грунт, пленник смог податься в сторону, буквально на полметра. А на том месте, где он лежал остались четыре отсечённых куска ноги.

- Прям салями в нарезке !- удовлетворённо хмыкнул Нильский Крокодил и, поигрывая ятаганом, обернулся к другому пленнику, с ужасом в глазах наблюдавшим за расчленением его товарища по несчастью.

Очевидно было, что цели первого этапа допроса - психологического подавление жертвы - были успешно достигнуты. Теперь можно было переходить к содержательной части беседы.

- Ты знаешь, почему в средневековой Руси не было рецидивной преступности ?- спросил я вполне миролюбиво, усаживаясь пленнику на грудь.- Потому что бандитов, пойманных на месте преступления в первый раз, банально увечили : отрубали лодыжку правой ноги и кисть левой руки. Согласись, таким инвалидом немного набандитствуешь ! Если же человека ловили на месте преступления второй раз, то его просто-напросто убивали. Но это было очень давно - в пятнадцатом столетии. Ныне у нас, донских казаков, правила другие : мы бандитов убиваем сразу. Поэтому у нас нет не только рецидивной преступности, но и преступности вообще. Итак, вопрос первый : почему вы на нас напали ?

- Коллиматор прибежал к нам и говорит : лохи на геликоптере сели у перекатов, три человека всего, давайте живо их грохнем и заберём технику себе. Ну, мы и взвились, мигом собрались и все, кто был в наличии помчались сюда.

- А что находится в том месте ?- я ткнул пальцем в сторону баобаба на горизонте.

- Там наша база.

- Что за база, баран ?!

- У нас выкопаны под корнями деревьев три схрона. Мы контролируем местные тропы, собираем дань с пешеходов...

- А "мы" - это кто ?

- Нас называют "глазенапы".

- Сколько вас ?

- Шестнадцать человек. Старшего зовут Витаутас Ландсбергис.

- Меня интересует колонна, идущая от Равалпинди к Сендеро-Луминосо. Где проходит кратчайший путь и когда проходила такая колонна в последний раз ?

- Такая колонна должна будет пересечь Ривер-Гранде у перекатов, тут, значит. А последняя проходила... я даже не помню... дня четыре назад... давно уже.

- А сегодня колонны не было ?

- Нет. Точно. Клянусь. Убейте меня ! Умоляю ! Господи Боже...! Я не смогу жить здесь с простреленным коленом !

Мы - то есть Нильский Крокодил, Инквизитор и я - переглянулись. Вроде бы всё казалось ясным. Бандит казался честен, разумеется, в той степени, в какой может быть честен человек, готовящийся встретить смерть. Сергей Нилов понял меня правильно : подступив к допрашиваемому, он махнул фотонным ятаганом и рассёк ему шею. Лишь узкая багровая полоска в миллиметр толщиной обозначила место отделения головы. Через секунду из рассечения брызнула кровь, но после единственного толчка сердца кровяное давление спало и алый поток заструился по шее ленивой лентой.

Несколько секунд мы внимательно наблюдали за погибшим.

- Кажись, отъехал,- резюмировал Инквизитор.- Второго ослоёба добъём ?

- А зачем ?- с сократовской думкой на челе отмахнулся Нильский Крокодил.- Он за пять минут сам кровью истечёт !

- Истечёт, говоришь ?- переспросил Ильицинский.- А ты знаешь, что мужчина при отрезании мошонки отнюдь не умирает от кровопотери, а остаётся в живых безо всякой медицинской помощи ?

- Знаю, конечно. Да только я ведь ему не мошонку отсёк, а три четверти левой ноги. Так что ему придётся-таки умереть от кровопотери. Я ведь старый палач и добросовестно изучал спецкурс "Индуцированный и интенсивно-ускоренный допрос" в монастырской школе тюремного типа !- усмехнулся Нильский Крокодил, а я, не сдержавшись, добавил :

- Открою маленький секрет, Инквизитор. В личном деле Нильского Крокодила записано : "Имеет клиническую склонность к оперативно-розыской и диверсионно-подрывной деятельности. Демонстрирует устойчивую патологически-негативную реакцию на людей, обвиняемых по статьям : "неуважение к Православию", "украинский националист", "интеллигент" и "враг народа".

Мы на минуту примолкли. Нильский Крокодил, задумчиво поглядев на светившуюся фиолетовым режущую кромку ятагана, поцокал языком и уважительно пробормотал :

- Хорошая штука, однако ! У меня есть керамический топор с односторонней заточкой – он весьма хорош для отрубания рук и ног, но... фотонный ятаган тоже споосбен весьма порадовать палача-энтузиаста !

Мы внимательно обыскали трупы напавших на нас бандитов, но так и не обнаружили ничего достойного внимания.

В тягучем, изнурительном ожидании потянулось время. И наконец, по прошествии одного условно-земного часа, из-за деревьев на противоположном берегу Ривер-Гранде показались люди. В длинных пропылённых плащах классической тюремной раскраски, с посохами в руках, ранцами за плечами, неспешной, изнурённой походкой они выходили на берег реки и рассаживались у воды. Притомились, видно.

Все мы немедленно опустили на глаза маски фотоумножителей. При двенадцатикратном увеличении не составляло труда рассмотреть лица людей, отделённых от нас едва ли тремястами условно-земных метров. Ильицинский принялся считать появлявшихся из кустов людей : "двадцать... двдацать три... двадцать пять... тридцать рыл !", но в какой-то момент его перебил Сергей Нилов : "Вот он вышел, красавчик, татуированная морда !" Я тоже узнал Циклописа Хренакиса, хотя от его былой грузности не осталось и следа, видно пешие прогулки в условиях увеличенной силы тяготения оказались весьма эффективной диетой.

Может, когда-то он и весил сто семьдесят килограммов, но теперь, полагаю, вес его ненамного отличался от моих ста пяти. Подойдя к воде, Циклопис сбросил накидку, обнажив хотя и крупный, но бесформенный торс ; кожа на его животе и груди висела складками и никакого атлетизма в облике бывшего бригадира "кумоду" не ощущалось. Он принялся обливаться водой, энергично размахивая длинными, худыми, совершенно безмускульными руками.

- Н-да-а,- протянул Ильицинский, рассматривавший, как и я, Циклописа через фотоумножитель.- Жидковат, конечно, наш "колумбарий" !

- Да уж, не боец,- согласился Нильский Крокодил.- Ну, что, подождём, пока реку перейдут и будем брать ?

- Именно так и сделаем ! Я ставлю ультиматум, а Инквизитор - страхует меня на случай непонимания со стороны участников пешего похода. Ну, а ты, Крокодил, потихоньку заводишь наш примус, в смысле геликоптер.- распорядился я.- Сажаем пацана на заднее сиденье и... валим отседа. Честно скажу, мне уже надоело на Даннеморе, скучное, блин, место !

Примерно минута ушла на то, чтобы растянувшаяся колонна собралась у воды. Наконец, после каких-то переговоров, сопровождавшихся энергичной жестикуляцией всех заинтересованных участников, люди пошли в реку. Впереди, быстро и уверенно вышагивал проводник, периодически оглядывавшийся и что-то говорившим тем, кто двигался следом. Слов разобрать мы не могли.

Осторожно, дабы раньше времени не выдать своего присутствия, я и Инквизитор проползли в том направлении, где должна была выйти из воды колонна.

Но тут произошло нечто, чего мы поначалу не поняли : первые, вышедшие из воды, люди вдруг принялись галдеть. Они вспугнули несколько каких-то крупных птиц и начали живо обсуждать нечто, что находилось в траве в том месте, откуда вылетели птицы.

- Что они разорались ?- удивился Евгений Ильицинский.- Может, птичье гнездо нашли ?

Я же, убедившись, что Циклопис Хренакис уже пересёк реку, поднялся во весь рост и предложил :

- Вот что, Батюшка, вставай-ка, не будем терять времени, пойдём, возьмём нашего краснозвёздного друга ! Никуда он от нас уже не убежит.

Мы неспешно стали приближаться к колонистам, некоторое время не замечавшим нас. Все они были сосредоточены на рассматривании того, что находилось у них под ногами. Пока мы преодолели расстояние, разделявшее нас, Инквизитор успел догадаться, что же именно они увидели в траве.

- Я понял, что они нашли,- с усмешкой проговорил он.- Труп того бандита, которого я застрелил во время погони !

Догадка его оказалась верной на все сто два процента, как говорят люди, знакомые с алгеброй в пределах начального курса оперативно-подрывной подготовки. На нас колонисты обратили внимание только тогда, когда мы приблизились почти вплотную. В руках я и Батюшка открыто держали пистолеты - ибо следовало на корню предотвратить возможные эксцессы - и потому путешественникам пришлось со всей серьёзностью отнестись к команде, которую я отдал, зычно гаркнув :

- Взво-о-од ! Смирна-а-а ! В колонну по одному - стройсь !

И поскольку ни одна сволочь не шевельнулась, я с присущей мне убедительностью пальнул под ноги ближайшему ко мне человеку :

- Несогласные с приказом пойдут в переплавку ! Это не угроза, кочерыжки, это - обещание ! Я сказал - стройсь !

Самые находчивые урки, те, что ещё не успели пересечь реку, живо припустили в обратную сторону. Но мне они не были нужны. Меня интересовал только один человек - и он как раз-таки подчинился моей команде беспрекословно.

Я прошёл вдоль кривого строя и остановился напротив Циклописа. Взгляды наши встретились - он оказался чуть выше меня, хотя в остальном явно мне проигрывал : мышцами намного был пожиже, да и в глазах его вовсе не было того весёлого, зажигательного блеска жертвы карательной психиатрии, что всегда выделял меня из толпы сверстников.

- Покажи руки !- приказал я и осмотрел татуировки.- Поверни голову !

Что ж ! все нужные для опознания татуировки, вроде бы, оказались на своих местах.

- Циклопис Хренакис, шаг вперёд !- отдал я новый приказ.- Данной мне властью куренного атамана куреня имени Александра Огюстовича Че Гевара-Самовара... ну, нах ! вот же имя-то !... так вот этой самой властью освобождаю тебя от дальнейшего отбытия тюремного заключения на планете Даннемора. Время на сборы не даю, но разрешу зачерпнуть жменю местного грунта... на память и всё такое. Вопросы по тексту имеются ?

Циклопис тупо вытаращился на меня.

- Ты с кем всё это время разговариваешь ?- озадаченно пробормотал он.

- С Циклописом Хренакисом. Это ты ?- уточнил я на всякий случай.

- Да, я...

Повисла пауза. Тишину нарушила негромкая реплика Ильицинского :

- А братишка-то у нас дурачок оказался !

- Короче, бараны, устал я от вас...- я набрал в лёгкие побольше воздуха.- Теперь скажу, как будет ! Циклопис, бегом в геликоптер...

Я не договорил. Словно бы железный дождь обрушился с неба. Длинные оперённые иглы посыпались на вытянувшихся в шеренгу людей. А громогласный истеричный писк подтвердил, что мы оказались атакованы стаей кахебеней. Целое облако перьев-стрел одномоментно рухнуло на нас ; основная их масса, правда, повтыкались в грунт возле ног, но двое человек упали с криками, потонувшими в галдеже хищных пташек. Строй моментально рассыпался, люди шарахнулись в разные стороны, сбивая друг друга с ног и бестолково сталкиваясь на бегу.

Одна из стрел по касательной ударила меня в спину, но я этого почти не заметил, ведь на мне была одета прекрасная броня. А вот Циклопису досталось больше : ему в правое плечо одна подле другой воткнулись две длинные чёрно-красные стрелы. Бедный бригадир "колумбариев" заревел в полную глотку ; я думаю, что получить в живое тело две таких дуры и в самом деле значило обогатить свою жизнь весьма травмирующим опытом. Увидев, сколь живописно Циклопис упал на спину и сообразив, что прямо сейчас всё моё пребывание на Даннеморе грозит лишиться всякого смысла ввиду банальной гибели нужного мне человека, я решился на единственно верный в сложившейся ситуации поступок. Я повалился на Циклописа Хренакиса сверху, закрыв его своим телом. Ну, то есть, не телом как телом, а защитной бронёй, надетой на мне. Я слышал как вокруг метались люди, ругаясь на самых немыслимых наречиях, как стрелял в злобных птичек Инквизитор и даже как смачно втыкались в грунт оперённые стрелы, пока, наконец, всё хаотичное безумие не прекратилось.

Тогда над моим ухом раздался очень спокойный, я бы даже сказал, невозмутимый, голос Ильицинского, произнёсший :

- Поднимайся, атаман ! Я убил двух птичек, а остальные улетели !

Я встал, шевельнул ногой громко стонавшего бригадира "кумоду" и предостерёг его на всякий случай :

- Я прикрыл тебя своим телом, но это вовсе не означает строгой мужской любви. Так что, давай без иллюзий на этот счёт ! И хватит стонать - не люблю я этого !

Евгений Ильицинский помог подняться Циклопису и посоветовал ему :

- Стрелы не трогай, сейчас мы тебя погрузим в геликоптер и там я обработаю тебе раны.

Вокруг стонали с полдюжины бритоголовых татуированных мужчин, раненых перьями кахабеней в самые разные части тел. Но всём врождённом гуманизме, присущем казакам, их спасение не входило в рамки нашей культурно-просветительской миссии на бескрайних просторах Даннеморы.

К Инквизитору подскочил мужчина, являвшийся проводником колонистов и поблагодарил его :

- Спасибо, что помогли нам отбиться ! Если бы не вы, жертв оказалось бы намного больше.

- Почему они напали на нас ?- спросил его Ильицинский.

- Кахабени - падальщики. Они клевали труп, который лежал возле брода, а мы их вспугнули. Вот они и вернулись с целой стаей. Мы сейчас уйдём, а у них жор начнётся, поскольку к старым объедкам добавится новое мясо,- он оглянулся на стонущих раненых.

Было очевидно, что не все они смогут продолжить движение своим ходом. А на спине тут никто никого тащить и не подумал бы - не те нравы на Даннеморе. Тут ведь монастырь дьявола, всё же ! Здесь человек человеку - гад, собака и урка, причём, либо на выбор, либо во всех трёх ипостасях одновременно.

Циклопис, кряхтя и причитая, двинулся вслед за нами в сторону геликоптера, уже расчехлённого Нильским Крокодилом.

- Кто вы ?- простонал он, обращась ко мне.

- Мы - твои спасители !- заверил я.- Без нас бы ты за свою поганую жизнь не выручил бы даже ломаного яйца. Но теперь ты будешь жить - уж я обещаю ! Ты просто обречён на то, чтобы остаться в живых. Тебе не отвертеться от расплаты со мною.

- Что вам от меня надо ?

- Сначала мы доставим тебя Глории. Помнишь такую ? Хайри Маус - Волосатый Мышонок...

- Глория ? Это шутка ?

- Я, может, и похож на шутника, но только в тёмное время суток, в тёмной комнате, лицом к тёмной стене и то в том только случае, когда это не я.

- Хайри Маус вас купила, чтобы вы меня спасли ?

- Нас довольно трудно купить...

- Почему это ?

- Видишь ли, Циклопис, богатого, честного и глупого человека купить нельзя по определению.

- Гм-м-м...- мой собеседник задумался ; мозги его поворачивались с заметным трудом, но обижаться на него не следовало - в этой ситуации ему было совсем непросто соображать.- Так вы говорите, я буду жить ?

- До самой смерти !

И уже через минуту геликоптер неудержимо нёс нас в сторону Сентрал-Блот.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет