Как сказал неизвестный, но, безусловно, очень одарённый поэт, если вы видели хотя бы один сумасшедший дом, считайте, что вы видели их все



бет13/16
Дата14.03.2018
өлшемі3.48 Mb.
#20775
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

14.

Циклопис Хренакис в последующих событиях показал себя настоящим джентельменом, если под таковым понимать лицо, способное систематически нажираться до скотского состояния и при этом чувствовать себя благородным человеком. Уже при полёте в геликоптере он продемонстрировал незаурядные пропульсивные свойства собственного пищевода, блюя с высоты птичьего полёта в местную саванну. Инквизитору пришлось страховать двумя руками нового члена нашего маленького коллектива от того, чтобы тот не вывалился из кресла.

Встреча бывшего бригадира "кумоду" со своей старой любовью - я говорю, разумеется, о Хайри Маус - получилась трогательной и нелепой одновременно. Уж и не знаю, кто там являлся чьей любовницей на самом деле, да только Циклопис жалобно расплакался, а Хайри Маус, усадив его на здоровую коленку, принялась "памперсом для плачущих мужчин" заботливо вытирать его нордические слёзы. Два встретившихся одиночества выглядели комично и отчасти дополняли друг друга : один дурачок расхаживал с раненым плечом, другая - скакала вприпрыжку на здоровой ноге следом.

После этого началась череда пьянок, в ходе которых Циклопис умудрялся повсеместно падать, втыкаясь головой в древесные стволы, отдельно лежащие камни, а также всевозможные лужи. Кроме этого, он с завидной регулярностью натыкался на разнообразные острые предметы, в поисках которых продемонстрировал незауряднную находчивость и смекалку. Однако, считаю нужным отметить, что бригадир "колумбариев", словно бы доказывая на собственном примере старую истину, гласившую, что невозможно получить сотрясение мозга, не имея мозгов, ничего себе не сломал, не разбил и даже не забыл таблицу умножения на два.

Пьянки в честь освобождения Циклописа Хренакиса окончились также неожиданно как и начались. Стоило только нашему доблестному Циклопису схватить мою дорогую зеленоглазую Наташу за талию и спросить : "верит ли она в любовь с первого взгляда после первой стопки водки ?", как я сразу догадался, что с выпивкой в этом коллективе пора завязывать. Жёстко взяв кисть руки Хренакиса в захват, именуемый "русский тисок", я без лишних слов сломал ему сначала два пальца, а затем пообещал сломать все остальные ( включая пальцы на ногах. а также переносицу и подъязычную кость ). После этого несколько слов о любви Циклопису сказала и Хайри Маус ; у неё это получилось очень выразительно, эмоционально и я бы даже сказал, с огоньком в глазах и голосе. В итоге, бригадир "кумоду" с двумя сломаными пальцами, перебитыми рёбрами, расплющенным флягой носом и раздавленной каблуком мошонкой, был вынужден согласиться с тем, что ему пора прекратить уже пить и вообще... пришло время валить с Даннеморы.

Можно было бы долго и тягомотно вспоминать, чем мы занимались на Даннеморе после этого. Да только не люблю я все эти казачьи воспоминания про то, как "батька вставлял ногу в стремя", а затем про то, "как батька вынимал ногу из стремени". Ничего такого особенно эпохального на планете-тюрьме с нами более не случилось. Загвоздка возникла лишь одна : наши раненые не могли нырять к "Фунту изюма", находившемуся на достаточно большой глубине. Но эта проблема не поставила меня в тупик, поскольку меня после флакона "плача новобранца" поставить в тупик вообще довольно проблематично.

Мы решили закопать свои "цурюпы", поскольку ни раненая в ногу Хайри Маус, ни Циклопис Хренакис с проколами на своём плече, не могли толком ими воспользоваться. Дальнейшие перемещения нашей группы осуществлялись с помощью геликоптера. Максимально разгрузив летательный аппарат, спрятав в лесу неподалёку от Чек-Пойнт лодку и запас продуктов, оказавшийся излишним и даже - страшно сказать !- часть воинской амуниции, мы смогли достаточно быстро эвакуироваться на восточный континент. Нильскому Крокодилу пришлось совершить несколько "ходок" туда и обратно, поскольку слабосильный геликоптер мог принять на борт лишь трёх пассажиров, и эта часть операции оказалась едва ли не самой рисковой. Но мы вполне осознанно пошли на риск. Вообще же, это общее правило всякой подрывной деятельности : отход от объекта и последующая эвакуация почти всегда оказываются опаснее подхода.

Бог, однако, нас миловал. "Цивилизаторы" так и не обнаружили наших перемещений с континента на континент. На той самой скале, где мы провели первую ночь и повстречали сечевого атамана Мазая-Банзая, был устроен последний лагерь нашей группы. Легендарный дед очень обрадовался нашему появлению и даже признался, что скучал во время нашего отсутствия. Впрочем, тут он, скорее всего, просто-напросто захотел польстить нашему самолюбию : казачьи атаманы народ лукавый и знающий толк в политесе. Уж мне ли испытывать на сей счёт какие-то сомнения ? Я ведь и сам такой...

Все, кроме меня и Нильского Крокодила, остались в лагере, коротать последние часы на Даннеморе за последними оставшимися в нашем распоряжении фляжками, штофами и графинами. Я же на борту геликоптера был доставлен к тому самому месту, где всего каких-то сорок пять часов назад наша группа вышла на берег восточного континента. Признаюсь, я испытал некоторый трепет при погружении в чёрные воды неласкового и совсем незнакомого океана. При всей присущей мне отваге ( смекалке, самоотверженности, героизму и пр. ) водолазное дело никогда не являлось моим "коньком" и ещё со времён обучения в монастырской школе тюремного типа с углублённым изучением подрывной деятельности я сохранил устойчивое предубеждение к разного рода загубникам, дыхательным смесям и ластам.

Но выбора у меня не было и, используя всё ту же мини-торпеду, что помогала нам высаживаться на берег Ист-Блот, я отправился на глубину семьдесят пять метров, туда, где находился пандус "Фунта изюма". Поиск в чёрной даннеморской воде космического корабля явился бы процессом долгим и утомительным, но мне очень помог охранный буй, выпущенный после спуска на океанское дно. Он точно навёл меня в нужное место, благодаря чему я вернулся в чрево родного "Фунта изюма" быстро и без особых хлопот.

Дальнейшее оказалось делом техники. Через четверть часа я рванул из-под воды в зенит с ускорением в десяток "g", описал трёхсоткилометровую дугу и опустился точно в назначенное место в предгорьях Bald Mountains. Там меня уже ждали с искренним нетерпением. Команда весело, но без лишних проволочек, погрузилась на гостевую палубу, Нильский Крокодил торжественно подорвал свой геликоптер, столь часто выручавший нас в даннеморской одиссее, и я стартовал снова. На этот раз в космос.

Первый этап полёта - разгон до субстветовой скорости - представлял для нас определённую угрозу. Орбитальная станция слежения за планетой, разумеется, выпустила бы истребители для нашего перехвата и вовсе не факт, что "Фунту изюма" удалось бы в одиночку от них оторваться. Но поскольку все этапы операции оказались продуманы и исполнены безукоризненно, то и отступление мы провели в лучших традициях казачьего рода-племени. Поднявшийся с поверхности Левенворта, самого большого естественного спутника Даннеморы, "Таллин" ( с одной буквой "н" ) прекрасно справился с прикрытием нашего отступления. Павел Усольцев самозабвенно бился с высланной нам на перехват шестёркой истребителей, удачно переключив внимание пилотов на себя, благодаря чему "Фунт изюма" покинул систему звезды Витта Прайонис без единого повреждения.

Да чтоб всегда я так летал !

Дальнейшие события также разворачивались по выработанному прежде плану. Циклопис Хренакис, может, и не желал расставаться с "торпиллёром", да только выбора у него не было. Потому как я ему этого самого выбора просто не оставил. После серии прыжков различной протяжённости он привёл "Фунт изюма" к красному гиганту Парамаунт - издыхающей тусклой звезде, бесполезно сжёгшей за долгую эволюцию в своей термоядерной топке весь водород, да так и не ставшей центром полноценной планетной системы. Вокруг Парамаунта обращалось несколько десятков астероидных колец различной плотности и протяжённости ; в одном-то из них, на безымянном аммиачно-силикатном куске в пятьсот километров в поперечнике, Циклопис и спрятал "торпиллёр". Он выучил наизусть величину эксцентриситета орбиты этого астероида, его альбедо и оставил на поверхности хорошо распознаваемый изотопный маркер - зная всё это, бригадир "кумоду" без труда сумел отыскать нужное небесное тело. А поднять «торпиллёр» на борт было уже делом плотажного мастерства и погрузочной техники.

Признаюсь, странное чувство испытал я спустившись на секретную палубу "Три-А" и впервые прикоснувшись к чёрному поликарбоновому корпусу этого самого, пожалуй, таинственного объекта во Вселенной. Разумеется, я узнал это устройство : именно в таком "торпиллёре" я оказался ( неведомо, правда, как ) в космосе возле Аль-Кайды, спутника Зухрияра. Тот же проём под стекло в корпусе, катапультируемое кресло...

Мы, то есть курень имени Александра Огюстовича Че Гевара-Самовара, сдержали свою часть договора, а Хайри Маус - свою. Я, будучи хозяином своего слова, отпустил на свободу паршивца Лориварди Гнука, хотя, признаюсь, зудели мои руки высечь его как следует синфазной ногайкой. Но... как говорится, уговор дороже злобы, коли обещал я Гнуку свободу - пусть гуляет.

С бывшими "колумбариями" я расстался почти дружески. Думаю, они меня простили, ну а коли что-то было не так, как им хотелось - так что ж ! - сами виноваты.

До момента, когда я должен буду умереть от действия медленного яда, введёного мне на Нероне, оставалось чуть больше четырёх условно-земных суток.


Признаюсь, я ждал этого мгновения. Нет, вовсе не смерти, я говорю совсем о другом, куда более приятном. Я ждал минуту, когда у меня появится возможность остаться с Наташенькой наедине.

Любви все возрасты покорны и чем мужчина старше - тем покорней. Первопричиной моих интимных ожиданий являлась, конечно же, похоть, да только кто из нас, честных донских казаков, захочет в этом сознаться ? Как раз-таки для сокрытия мыслей человеку и дан язык.

Мы сидели с нею на адаптивном диванчике в посту управления моим кораблём, пили ледяное шампанское и заедали его всевозможными фруктами из пищевого синтезатора - от банальной клубники, до картофельного гранд-ананаса и венчурной сикарайи. Я рассказывал Наташе об устройстве Вселенной и типах галактик, бортовой компьютер, повинуясь моим командам, на огромных экранах трёх планшетных мониторов прокручивал всяческие видовые картинки и устраивал анимированные представления, призванные проиллюстрировать то, о чём я толковал. Наташа сидела подле меня с самым заинтересованным видом и изображала, будто ей интересен мой рассказ, не знаю даже и почему : то ли потому, что это на самом деле было так, то ли просто в силу отлично усвоенных правил хорошего тона. Изредка я наклонялся к ней - то ли для того, чтобы лучше пояснить картинку на мониторе, то ли как бы случайно ; иногда наши руки касались - когда я подавал ей очередной фужер или блюдо с фруктами. В такие мгновения я чувствовал её тонкие холодные пальцы, а мой многократно переломаный нос улавливал тонкие ароматы удивительной женской парфюмерии.

Интересно, где и как это она умудрилась отыскать женский парфюм на борту холостяцкого корабля ? Неужели сумела заказать изготовление пищевому синтезатору ? А ведь бортовой компьютер ничего мне об этом не доложил, шельмец...

Рассказывая Наташеньке об элипсообразных, неправильных, активных и сталкивающихся галактиках, я думал на самом деле о вещах и явлениях куда более прозаических и с мужской точки зрения интересных. Я бы даже сказал плотских. Сознание моё как бы располовинилось : одна часть мозга деятельно соображала, что бы сказать в следующую секунду, а другая блаженно вспоминала о том, как я стоял на утёсе в Лысых горах Даннеморы и целовал Наташу. Воспоминание было приятным, пробуждало определённое романтическое настроение и тревожило мужскую фантазию.

Процесс обольщения хорош и обоюдоинтересен тем, что не подразумевает спешки. Как и всякая психологическая игра он предполагает понимание участниками известных правил поведения и безоговорочное их принятие. Попытка форсировать события или пренебречь законами флирта грозит испортить всё удовольствие от общения : мужчина тогда покажет себя брутальным жлобом, а женщина произведёт впечатление редкостной дуры. В отличие от многих других человеческих игр, в эту можно сыграть всего один раз : иногда партию можно отложить и вернуться к доигрыванию через несколько лет, но никогда нельзя действительно обольстить одного и того же человека дважды. Закон жизни, однако.

Мы сидели рядышком, тёрлись плечами, лёгкий игривый хмель развязывал языки ( чем дальше - тем больше ) и я, должен признаться, просто наслаждался этими минутами. Бывают в жизни такие ситуации... жаль, не так часто, как хотелось бы.

В какой-то момент, хлопнув очередной фужер бодрящей алкоголесодержащей жидкости, я осмелел настолько, что запустив руку под наташину засупонку ( для начала не очень глубоко ). И пробормотал : "Мне кажется, мы с тобой сейчас думаем совсем о другом". Фраза эта в разных ситуациях хороша уже тем, что позволяет всякому понимать её на свой лад, а потому она одинаково уместна и на официальном мероприятии, и на интимной вечерине ; после неё можно ударить в челюсть, а можно - поцеловать. Я, разумеется, сделал второе. Наташа позволила поцеловать себя в губы, без особого, впрочем, встречного поощрения и, улыбнувшись, прошептала :

- Ты действительно считаешь, что тебе следует это делать сейчас ?

- Я не знаю, что скрывается за эвфемизмом "это", но если речь идёт о том самом, о чём я сейчас думаю, то я бы определённо "этого" желал бы именно сейчас,- с присущей мне находчивостью отозвался я.

- Но как же быть с табу, самим тобой наложенным ?- всё также хитро улыбаясь, поинтересовалась Наташа.

- А я накладывал какие-то табу ?

- В общем-то, да.

- Угу...- тут я задумался, посколько ничего такого в своей богатой разного рода событиями жизни не припоминал.- А о каком таком табу идёт речь ?

- Судя по тому, что ты уже добрался одной рукой до моего пупка, мы сейчас говорим о сексе. Или я превратно истолковываю твои действия и мы продолжаем обсуждать эволюцию Вселенной и классификацию галактик ?

- Гм-м...- признаюсь, руку из-под засупонки убирать не хотелось.- По-моему, с галактиками уже всё ясно. Так что там у нас с интимным соитиям ? Я хотел сказать, сближением…

- В некотором смысле... в прямом смысле, я хочу сказать,- копируя мою интонацию, поправилась Натс,- ты запрещал мне иметь эти самые... м-м... интимные соития.

Ого, слог-то какой ! Судя по всему, Наташа подразумевала тот строжайший запрет на секс, который я наложил на Хайри Маус перед началом нашей экспедиции на Даннемору. В принципе, у казаков есть обычай не предаваться плотским утехам во время оперативно-подрывной деятельности, поскольку сублимация полового влечения даёт значительной усиление внутренней агрессии мужчины, улучшает переносимость им боли и голода и потенциально делает его более опасным противником ; кроме того, Хайри Маус являлась существом третьего пола, а у нас по традиции выбор такого партнёра считается недопустимым для нормального мужчины. В общем, то, что я сказал Хайри Маус было оправданно, но к Наташе, а тем более в данной ситуации, этот запрет никак не относился.

Я засмеялся и ободряюще подмигнул зеленоглазой красе :

- Если дело только в моём табу, будем считать, что я его отменяю !

И подтянув Наташу, я легко усадил её себе на колени, так что мы оказались лицом к лицу. Она сразу же улыбнулась мне в ответ примерно так, как улыбаются матери расшалившимся детям :

- Нет-нет, так не пойдёт ! Я уколю тебя, у меня в этом месте очень острые кости...

Она хлопнула себя по ягодицам, показывая в каком именно месте у неё острые кости. И легко соскочила с моих коленок, давая понять, что мой невинный флирт не по ней. Я не успел сконструировать ни одной внятной фразы, как она вышла из поста управления, оставив меня в гордом, но безрадостном одиночестве раздумывать над тем, что же именно я сделал не так, как следовало сделать.

Признаюсь, я немного опешил. Никогда я не считал себя Дон-Жуаном, да и до Казановы немного не дотягивал, но как всякий скромный мужчина, возящий в трюме пару миллиардов УРОДов наличными, воспринимал сам себя человеком не лишённым известной толики обаяния. Да что там толики...! Немалой порции, скажем прямо ! Особенно в вечернее время, после пары-тройки дюжин бокалов веселящего напитка, да притом в состоянии перманентной эрекции. А тут... даже не облом, а просто... элемент непонимая какой-то... культурологическая разность восприятия, быть может ?

Знаете, что я скажу ? Не люблю жрать тухлые яйца целиком. Да притом ещё и в одиночку ! Поэтому посидев немного в гордом одиночестве, почесав во лбе, в виске и в затылке, я решил отправиться вниз, на гостевую палубу. В гости к Натс, поставить, так сказать, вопрос ребром, а заодно и заострить его. Прихватил с собою недопитую ёмкость с небесной амброзией ( "veuve Clicquot la grand" вкус 1840 года, синтез потребовал ста сорока грамм позитрония по цене каждого грамма в пять раз выше цены палладия ! ) - это такой напиток, с которым гетеросексуальному мужчине не стыдно предстать перед самыми взыскательными очами.

Бортовой компьютер, точно уловивший мои намерения, остановил меня вопросом :

- Далеко ли собрался, шеф ?

Вопрос был задан некстати, а потому голос мифического певца Витаса прозвучал на редкость раздражающе.

- Палубой ниже прогуляюсь,- ответил я нелюбезно.- Лютики-цветочки понюхаю. Балладу, опять же, зачту Наташеньке.

- Балладу ?- настройки интерфеса бортового компьютера позволяли ему передавать голосом порой весьма сложные эмоции – сарказм, удивление и даже издёвку. Иногда Витас вёл себя как настоящий актёр. Сейчас электронный болван явно куражился надо мной, типа, делал из меня дурака. Надо бы всё же добраться до него, не пожалеть четверти часа, и изменить как настройки интерфейса, так и противный писклявый голос.

- Да, балладу,- отрезал я,- «Чтоб новогоднюю ночь вы бокалы держали, а не в стылой могиле без бокала лежали !»- процитировал я пару фраз, сочинённых некогда Константином Головачём.

- Не дело задумал, шеф,- заметил бортовой компьютер своим тонким электронным голосом.- А кто займётся составлением для Совета Атаманов обзорной справки агентурного освещения оперативной обстановки на Даннеморе ?

- Кто-кто ? Дед Мазай-Банзай, конечно ! Не всё же ему мои орехи и шоколад на даровщинку жрать ! И потом : у него фольга от шоколада в зубах застревает...

- Шеф, я так скажу...- вкрадчиво залепетал бортовой компьютер, но я пресёк его рассуждения на корню :

- Можешь не говорить, я не спрашиваю.

- А я, всё-таки, скажу !- невидимый обладатель голоса Витаса продемонстрировал присущее ему упрямство.- Внешность бывает приятственная и препятственная. Посмотри на Наташу - это же аленький цветочек. А потом погляди в зеркало на своё ры... лицо.

- Я не давал тебе санкцию хамить мне.

- Шеф, она сейчас в душе, отмывается от твоих липкий, потных, слюнявых объятий. Твоя попытка вмешаться в этот интимный процесс грозит разломом коры твоего головного мозга.

- Но-но..! Повыступай ещё !- осадил я железного болвана.- Нет в тебе мужской солидарности ни на грош !

- Это точно,- согласился компьютер.- Со мной даже выпить нельзя. Но к Наташеньке ты не ходи - это не есть правильно.

- Я ей пожелаю спокойной ночи и приятных сновидений. Давай сюда лифт !- распорядился я, но бортовой компьютер не поспешил исполнить мой приказ.

- Шеф, не надо бы...

Но я прервал рассуждения биополимерного криогенного уродца :

- Давай, блин, лифт, иначе отконфигурирую тебя в джойстик, надоел, дурак, в натуре !

Лифт тут же был подан и я спустился палубой ниже. Разумеется, в каюту к Наташе я вошёл беспрепятственно, поскольку в моём собственном корабле для меня дверей не существует. Наташа действительно принимала душ - это занятие можно было счесть отчасти провокационным, отчасти безотвественным или наивным, но в любом случае - оно выглядело чрезвычайно интригующим.

С присущим мне простодушием я откатил непрозрачную стеклянную стенку. Душевые кабины во всех отсеках моего корабля хороши - с парой дюжин всеракурсных распылителей - так что вода жизнерадостно бьёт со всех сторон. И потому я совсем не удивился потоку воды, ударившему мне в лицо. Чему я действительно удивился - так это реакции Натс : она не то чтобы испугалась или как-то особенно занервничала, но вдруг твёрдо остановила меня, упершись ладошкой в мою грудь : "Нет, нет, нет, не надо этого делать ! Иван, остановись... ты не должен сюда заходить".

Я не танк, но голая женщина в душе не имеет шансов остановить меня ладошкой. Даже двумя. Она и не остановила. Я легко подхватил Наташу одной рукой и вынес из душевой кабины. И тут же получил шлепок по лицу - подозреваю, что это была пощёчина, но разбираться в такого рода нюансах я не имел ни желания, ни настроения, ни времени. Притиснув голую девушку к адаптивному дивану, тут же угодливо изогнувшемуся под нашими телами, я попытался поймать губами её рот, а она лишь бессвязанно забормотала : "Ты сам говорил мне, что не должен... и я не должна тебе позволять... не идти на поводу..."

В ту секунду я не знал, как долго Наташа могла шептать столь сумбурные обрывки фраз и сколь искренне она желала остановить меня. Ведь очень часто женское "нет" вовсе не означает отказа. Ха ! мне ли этого не знать. Нам на кафедре прикладного даунизма много об этом рассказывали.

И вот, в тот самый момент, когда я уже был весьма и весьма близок к достижению цели своего авантюрного предприятия, произошло то, чего я менее всего мог ожидать в этом месте и в это время. Я увидел боковым зрением большой, блестящий титановыми накладками ботинок, стремительно летевший мне в голову. Увернуться я никак не успевал - да что там увернуться !- я даже толком и не понял увиденного, ибо через десятую долю секунды ботинок влетел мне в ухо, ладно припечатав скулу и часть брови. Я мигом скувырнулся не только с голой Наташи, но и с диванчика, ибо не в силах человека усидеть на месте, когда его бьёт по голове сам Иван Объедалов ( он же Пётр Разорвирубаха, он же Пепеданг Чивалдоси, он же Кентаврус Пепеджаклус, он же Сэмми Йоппи-Допи и т.д. и т.п. ).

Да, именно так ! Ботинок оказался одет на моей собственной ноге, а сам я оказался стоящим перед диваном и самим собой, лежавшим на полу. Явление второе меня самого самому себе, вот так !

- Ты что, Ваня, сдурел ? Или скотомогильной травы обкурился ?!- строго спросил Я-Второй у себя же самого, лежавшего на полу подле дивана.- Тебе нельзя ни под каким видом... ( тут я запнулся, хотя мысль моя, в общем-то, была понятна ) нельзя трогать Наташу.

Позади меня чернел зев темпорального перехода. Я-Второй оказался одет точно также, как одеваюсь всегда, когда иду на дело : селенитовое сари, абляционная подложка под ним, платиновый чемоданчик - опять же-шь !- с разноцветными гранатами и всякой прочей воинской амуницией.

Признаюсь, эрекция у меня тут же спала и похотливые мысли исчезли моментально, точно кот их языком слизал. Я заставил переместиться себя в сидячее положение, хотя в голове неприятно шумело. Хотелось подумать о вечном и задать пару-тройку умных вопросов, но как назло ничего такого в голову не лезло.

- Как там у нас... в смысле, у меня в будущем , всё ли хорошо ?- спросил я у самого же себя просто для того, чтобы глупо не молчать.

- У всех по-разному...- дипломатично ответил мой гостевой вариант.

- Объяснить можешь ? Ну, так, хотя бы пару слов без протокола...

- Ну, если только пару. Существует несколько вариантов будущего : их отнюдь не бесконечное множество, ввиду того, что отнюдь не все комбинации событий принципиально реализуемы исходя из предшествующего. Но ! Они - эти варинаты - могут радикально различаться. В одном из них, тебе удаётся получить в свои руки "машину времени" - я как раз из этого варианта твоего будущего. В другом - нет. Существует будущее, в котором ты соглашаешься выдать "цивилизаторам" Наталью и "торпиллёр". Но не существует будущего, в котором бы ты благополучно пережил интимную близость с Наташей, возникни она здесь и сейчас.

- То есть ты хочешь сказать, что если бы я с Наташей сейчас... того... подружился бы,- я покосился на свою зеленоглазую подругу, внимательно слушавшую Меня-Второго.- То будущего у меня не стало бы ? Сие означает, что я... м-м... умер бы, что ли ?

- Ну, от "этого" ты бы уж точно не умер,- усмехнулся мой собеседник.- Полагаю, тебя бы... ну и меня бы, разумеется, убили бы.

- Кто ?


- Не знаю. Экстраполирующий расчёт - то есть продление событий в будущее - насколько я мог понять, является процессом весьма сложным и трудоёмким, требующим немалых затрат аппаратных ресурсов. Сейчас возможны экстарполяции буквально на несколько дней вперёд. Так вот, в том случае, если ты сейчас совершишь, так сказать, соитие с Натс, то твоя контекстная сфера, состоящая из совокупности реализаций событий, очень быстро схлопнется и перестанет сущестовать. Почему это случится, я сказать не могу, но за точность сказанного ручаюсь.

- Про "контекстную сферу" я уже где-то слышал...

- Я даже знаю, где именно : в том месте, куда ты попал, шагнув в демодулятор на Даннеморе.

- Именно так. Кстати, а что это было за место ?

- Понятия не имею.

- Хорошо, моя контекстная сфера исчезнет, а Наташина ?

- Представь себе, нет. Она кому-то ещё очень нужна в этой жизни.

- А я, стало быть, нет.

- Да, в этом сюжете я... в смысле, и ты тоже, оказываемся лишними.- кивнул Я-Второй.

Он ( или всё же я, даже и не знаю, как правильно сказать ) шагнул в сторону чёрного круга за спиной, не сводя, впрочем, взгляда с меня и Натальи. Больше, конечно, с Натальи, чем с меня - она-то всё же была раздетой ! Неопределённо изобразив рукой нечто вроде "adios, garson !", Я-Второй проговорил :

- Каждая секунда статического удержания створа темпорального демодулятора требует сжигания в демодуляционном хронотипическом демодуляторе большого количества энергии. Что-то около двух миллиардов тераджоулей.

- Сейчас отправишься назад, мы с Наташей тебя не держим. Только подскажи, что же мне надлежит делать дальше ?- спросил я.

- Я наверное плохо объясняю... Совсем непонятно, да ? У будущего несколько вариантов, понимаешь ? И в зависимости от того, как ты предпочтёшь действовать, ты попадёшь в разное будущее. Это понятно, или "их бин" совсем тупой ?

- Но ты-то что посоветуешь ?

- Чтобы дать верный совет, я должен знать конечный результат. Но я его не знаю. Как и ты, я нахожусь в пути к нему, только немного на другом участке. С этим разобрались ?

- Ладно, чего уж... Вали !- махнул я ему. В смысле, себе.

Наш импозантный гость шагнул в чёрный круг, который мгновенно съёжился, повис в воздухе чёрной точкой и через мгновение растаял. Наташа несколько секунд зачарованно глядела туда, где он исчез, затем, поднялась с дивана и, как была, голышом, прошла к стенной панели, за которой скрывался шкаф. Теперь вид её тела не вызвал во мне никакого эротизма - меня слишком поглотил только что произошедший разговор. Помимо этого, я с удивлением отметил, что заметно протрезвел : трудно сказать отчего - то ли от удара ногой по голове, то ли от плодотворных раздумий - однако, я почувствовал явственное прояснение с голове и восстановление проявлений высшей нервной деятельности в полном объёме.

Наташа, запахнувшись в широкое кимоно, вернулась на диван и проговорила не без иронии :

- Господин куренной атаман, а ты оказывается скрытый эротоман !

- Ну, почему же скрытый ?- не понял я.

- Но я могу подарить тебе мечту !

- Утешительный приз, да ? Давай !- согласился я.

- После того, как всё это закончится, я имею в виду эту историю, мы проживём долгую и счастливую жизнь....

- Вместе ?

- Надеюсь, да. Не перебивай ! Так вот мы проживём долгую и счастливую жизнь. И каждый вечер будем играть в "чапаева"....

- Я, кстати, чемпион каземата по "чапаеву" !

- Не перебивай, чемпион каземата ! Мы будем играть в "чапаева" на раздевание.

- А дальше ?

- А дальше как получится. Но ты можешь пофантазировать !

- Что ж, считай, что фонтан запущен. Но подчёркиваю : не я начал этот провокационный разговор.- тут меня осенила мысль, которая до того не приходила в голову.- Послушай, Наташенька, а ведь не так давно - помнишь, перед полётом на Даннемору ?- ты сказала мне, чтобы я не пытался залезть к тебе в душ...

- Помню, конечно.

- Почему ты мне это сказала ? Или, спрошу иначе : откуда ты знала, что я попытаюсь это проделать ?

- Ты же меня сам на сей счёт предупреждал.

- Я тебя ?!- ужаснулся я.- Когда это я так нажраться ?

- По телефону, в Петербурге. Летом две тысячи шестого года.

Я прекрасно помнил свой телефонный разговор с Наташей по телефону в июле две тысячи шестого года. И твёрдо знал, что ничего подобного ей не говорил. Гм-м, оказывается, я плохо знаю собственное прошлое ! Даже тогда, когда ясно его помню. Кроме того, в размышлениях над этой пикантной ситуацией я вдруг поймал себя на мысли, которая даже смутила меня своей еретичностью : не может ли оказаться так, что мы с Наташей имеем сейчас за плечами совершенно разные версии прошлого ?


Что делать гусару, если жить ему осталось мало, а ещё не всё шампанское розлито по хрустальным бокалам ? Можно поставить этот же вопрос в расширенной, так сказать, трактовке : что делать красному коммисару, если жить ему осталось мало, а ещё не весь спирт розлит по ляминевым кружкам ? Наконец, этот самый вопрос можно сформулировать предельно общо : как надлежит поступать донскому казаку, если жить ему остаётся мало, а выпито ещё далеко не всё ?

Ответ - как это не удивительно - во всех трёх случаях окажется одинаков : спешить !

О-о-о, как я спешил !

Время, отпущенное на мою жизнь стремительно утекало, сжигая остатки прежнего оптимизма подобно тому, как серная кислота выжигает волосы на ногах вместе с кожей и ногтями. Пока Антон Радаев где-то в глубинах космоса морщил могучий лоб в бесплодных попытках отыскать противоядие от введёной мне отравы, я готовил реализацию своего финального выхода на историческую авансцену. Я уже не раз раздумывал над тем, чтобы сделать "ход конём" и нанести неожиданный визит штандартенфюреру СС Отто Гибельхакеру : расспросить у него о взаимоотношениях полиции Нерона со Службой Политической Безопасности "цивилизаторов", и поинтересоваться адресом замечательного мужчины в чёрном, того самого генерального коммисара второго ранга, что не пожелал открыть мне чарующую тайну своего имени. Разумеется, дело было даже не в самой личности обладателя наглухо застёгнутого чёрного плаща - в конце-концов, мало ли законспирированных придурков шатается по всем закоулкам нашей необъятной Вселенной ( я и сам такой !). Генеральный коммисар второго ранга нужен мне был для дела прозаически-героического : я бы очень желал подвергнуть его интенсивному допросу с выниманием зубов без анестезии и мелкофрагментарному отчленению конечностей. И всё для того, чтобы узнать у этого гада место расположения той самой "машины времени" посредством которой я был отправлен в прошлое, на встречу с Натальей Тихомировой. Здорово получилось бы, если б я угнал эту машину у "цивилизаторов" и доставил её Совету Атаманов Донской Степи !

Разумееется, так просто сесть на Нерон и броситься задавать нескромные вопросы было бы с моей стороны верхом неблагоразумия. И даже политической наивности, не побоюсь этого высокопарного словосочетания. Прежде всего, я не сомневался в том, что никто и никогда не сообщит мне место и время встречи с господином Гибельхакером. Как и все бойцы невидимого и неслышимого фронта эта каналья, наверняка, хорошо законспирирована и так просто поймать себя не позволит. Если бы я взялся искать гнусного штандартенфюрера с открытым, так сказать, забралом, то наша встреча, уверен, состоялась бы совсем не в той чарующей интимной обстановке, на которую я очень рассчитывал.

Но именно поэтому я и не предполагал действовать в лоб и по инструкции. Ведь как известно, любой шуруп можно закрутить, вращая по часовой стрелке, да только опытный плотник непременно заколотит его молотком ! Получается и крепче, и быстрее...

Вот потому-то я и спешил с подготовкой очередной спецоперации ( как всегда неожиданной для противника, молниеносной и успешной ). Замысел её был, разумеется, нетривиален, хотя и незамысловат, ибо выпускники монастырских школ тюремного типа с углублённым изучением подрывной деятельности как никакие другие мастера заплечных дел знают древнюю истину, гласящую, что сложное - всегда враг хорошего. Путём мозгового штурма членов доблестного куреня имени Че Гевара-Самовара мы составили оперативный план-график, выполнение коего должно было дать нам выход на штандартенфюрера СС.

Решено было действовать путём изучения списка заёмщиков, покупавших на Нероне жильё и дорогостоящие товары в кредит. Отто Гибельхакер, будучи высопокопоставленным сотрудником правоохранительных органов, принадлежал к категории лиц, пользующихся наивысшим доверием компаний, оказывающих услуги на рынке потребительского кредитования. Другими словами, работники полиции, судов, прокуратуры, сотрудники спецслужб, а также органов государственного управления, всегда получают наибольшие кредиты по наименьшим процентным ставкам. Это закон государственного капитализма, процветающего на бОльшей части заселённых планет Вселенной, в том числе и на Нероне. Как показывает практика подрывной деятельности донских казаков, разного рода придурки охотно пользуются правом брать деньги взаймы, причём, чем глупее оказывается человечишко, тем более кредитов он нахватает. Списки работников органов государственного управления и силовых структур, традиционно принадлежащие к категории самой обделённой интеллектом части человеческого сообщества, почти полностью переписаны в бюро кредитных историй. Да-да, если вам нужен список служащих самой секретной организции на нужной вам планете, просто повнимательнее изучите список заёмщиков - там все они есть.

Потому, чтобы отыскать выход на штандартенфюрера СС, нам следовало получить в своё распоряжение организация по проверке кредитных историй. И должным образом проштудировать списки заёмщиков высшей категории доверия, а также их поручителей. Всего-навсего ! Просто, когда знаешь что делать.

На вопрос "как это сделать ?" существовало несколько в высшей степени корректных ответов. Разумеется, можно было грубо взломать необходимые сервера и похитить нужную нам информацию. Этот способ не следовало отвергать, хотя по результатам мозгового штурма члены моего куреня сочли его непродуктивным. И прежде всего потому, что похищение указанных материалов не могло не привлечь интереса спецслужб ; как показывает опыт, такого рода организации весьма болезненно реагируют на угрозу расшифровки своего списочного состава.

А потому, намного мудрее и прагматичнее было бы получить необходимые нам списки официально, на законных основаниях. Каким образом ? Да очень просто - купить на корню бюро кредитных историй, либо банк, активно работающий на рынке кредитования физических лиц. Запрос из этого банка на проверку нужной нам фамилии не привлечёт ничьего внимания. Если на свой запрос мы не получим необходимого ответа, мы могли бы просто изменить формулировку и повторить его. И отыскать в конце-концов информацию на нужное нам лицо.

Изучив через вселенскую сверхсветовую сеть "univer-net" статистику банковского сектора Нерона, а также местное законодательство о потребительском кредитовании, мы сделали несколько важных открытий. Во-первых, стало ясно, что купить готовое бюро кредитных историй быстро не получится : планетарное законодательство требовало двухнедельного лага от момента оплаты до момента вступления в права владения. Срок этот отводился, как нетрудно догадаться всякому, способному к мысленной деятельности существу, на проверку сделки местными властями. Администрация Нерона, всегда стоявшая в открытой оппозиции к Земной Цивилизационной Лиге опасалась недружественных поглощений со стороны "цивилизаторов", а потому тщательно охраняла банковский сектор от непрошенных гостей.

Во-вторых, нам удалось установить тот весьма отрадный факт, что все средние и мелкие банки Нерона подчинялись законодательству, весьма схожему с тем, что было принято у "цивилизаторов". А это означало свободу движения денег и переуступку прав собственности без согласования с местной властью и притом в кратчайшие сроки. Правда, надо отметить, что крупные банки Нерона находились под особым патронажем политического руководства, да только нам и не нужен был крупный банк ! Нам сгодилась бы любая мелочь, имевшая более-менее длительную и благополучную историю, не замаранную нарушениями местного законодательства. Продажа такого небольшого банка не привлекла бы к себе внимание фискальных и политических властей.

Итак, мы нашли нужный нам банк и Ольга Анатольевна Зубова вступила в переговоры с советом его директоров, быстро добившись принципиального согласия на сделку.

Остальные члены куреня готовились к предстоявшей операции по другим направлениям. Я не мог отправиться на Нерон на "Фунте изюма", поскольку несмотря на исправления в корабельной идентификационной матрице там его могли опознать. Для высадки на планету на совещании куреня было решено воспользоваться "Старцем Зосимой", принадлежавшим Евгению Ильицинскому. Корабль этот по своему классу являлся невооружённой трансгалактической яхтой и вполне подходил для путешествующего бизнесмена, каковым я, согласно разработанному плану, должен был предстать на Нероне.Чтобы избежать идентификации моей личности по голосу в момент пересечения таможенного контроля мне надлежало молчать как рыба об лёд. Или яйцо об стену. Дабы молчание моё выглядело обоснованным и достоверным, в моих миграционных документах была проставлена отметка о наличии у меня "прогрессивного аморфного кретинизма". В качестве сопровождающих меня лиц должны были фигурировать Ольга Зубова и Наталья Тихомирова. Сумасшедший богач, путешествующий по Вселенной в сопровождении двух красивых женщин - блондинки и брюнетки - что может быть естественнее ?

Для оказания силовой поддержки, которая могла нам понадобиться во время действий на Нероне, нашу группу должны были сопровождать Евгений Ильицинский и Костяная Голова. Само собой, под благовидным предлогом. Формально они выступали в качестве вооружённых инкассаторов, сопровождавших контейнер с миллиардом наличных УРОДов. Контейнер мы, разумеется, перегрузили с "Фунта изюма", располовинив мой капитал, спрятанный на секретной палубе "Три-А".

"Таллин" ( с одной буквой "н" ) - самый мощный и наиболее вооружённый из всех кораблей куреня Че Гевара-Самовара - должен был сопровождать "Старцу Зосиму" до самого Нерона, дабы в случае каких-то незапланированных оперативным планом-графиком изменений обстановки, оказать нам любую поддержку, вплоть до огневой, ежели таковая потребуется. "Таллин" ( с одной буквой "н", подчёркиваю !) пилотировал его хозяин Павел Усольцев.

Юрий Круглов, обессмертивший своё доброе имя выпиливанием незабываемых нецке, во время предстоявшей операции должен был заниматься в высшей степени ответственным, хотя и незаметным делом : ему надлежало доставить на своём корабле "ДнепроГЭС" в шаровое скопление Донская Степь подготовленную мною совершенно секретную докладную записку, посвящённую проблемам темпоральных переходов. Ну и, конечно, вручить её представителю Совета Атаманов. В этом важном вопросе я не мог полагаться на электронную связь. Кстати, для тупых и особо одарённых поясняю, что темпоральный переход - это суть скачок сквозь время. Надо ли особо говорить, что на борту "ДнепроГЭСа" находился неувядающий дед Мазай-Банзай, заметно повеселевший после спасения с Даннеморы ? Ещё находясь на борту "Фунта изюма", сечевой атаман прошёл полный курс повторного изучения латино-цифровых математических идентификаторов чисел. В пределах первой десятки он выучил их, по его собственным словам, "безукословно" ( именно так он и выражался ) и даже уверенно складывал и вычитал в этих пределах. Сечевой атаман в последнее время стал говорить много и интересно, хотя как и прежде малоосмысленно. Особенно часто он испытывал потребность выступать по тем вопросам, в которых ничего не смыслил, а это обстоятельство всякий раз превращало его речь в настоящее феерическое шоу. Последняя его лекция по общеполитическим вопросам оказалась посвящена реформе вооружённых сил Донской Степи и созданию «пистолетных войск особого назначения». Эти самые войска должны были иметь на вооружении пистолеты с нескончаемыми патронами, а также особое химическое оружие оскорбительно-позорящего действия. Согласно замыслу выдающегося военного аналитика, каковым, безусловно, можно было признать старика Банзая, этот новый класс оружия призван был публично лишать мужчин мужской гордости, а женщин – женской чести. Надо ли особо подчёркивать, что столь необычное оружие ещё только предстояло разработать. Для этих войск надлежало также создать особый неубиваемый личный состав. Судя по яркости и детализации того бреда, что нёс перед нами дед Мазай-Банзай, он мог увлечь за собою немалую часть ветеранов сцены и горячего цеха. Признаюсь, я вообще-то усматривал большие перспективы его политической карьеры, поскольку дед Мазай-Банзай имел все качества настоящего харизматического лидера : юношеское либидо, несокрушимую уверенность в собственной справедливости, всякое отстутствие понятий о такте и этикете поведения, а также покоряющую своим обаянием глупость. Согласитесь, букет подобных ярких дарований всегда притягивает простых людей !

Оставались ещё Нильский Крокодил и Шерстяной. Чем занимался последний, полагаю, расшифровывать не надо : он искал антидот для яда, который должен был убить меня через двое условно-земных суток. Ну, а первый отогнал мой "Фунт изюма" в точку рандеву, где нашему куреню надлежало воссоединиться после проведения операции на Нероне. В качестве места рандеву после коллективных размышлений было решено выбрать пустынную звёздную систему Хальмахера. Наши действия на Нероне должны были уложиться в тридцать шесть условно-земных часов с учётом времени подлёта и отлёта.

Времени у нас оставалось мало, а сделать предстояло очень много. И мы рванули на Нерон !




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет