Катерина Карансулова



бет4/12
Дата31.03.2019
өлшемі0.9 Mb.
#79619
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Глава Четвертая.

Закрыв дверь уборной, я направилась обратно к своему столику. Размышления совсем поглотили меня. Немного не заметив, куда иду, я чуть было не врезалась в одного из лесорубов. Сделав шаг направо, я попыталась его обойти и продолжить движение, как вдруг лесоруб уже целенаправленно перегородил мне дорогу. Оглядевшись, я увидела, что несколько его дружков стоят по бокам, и начинают помаленьку меня окружать. Слуг рядом, как назло нигде не было видно, артисты тоже ушли. Черт!

- В чем дело? – требовательно спросила я.

- Ты значит сеструха многоуважаемого Карансулова? – спросил главный, подойдя в плотную, мне в нос тут же ударил сильный запах водки.

- А тебе какое дело, жлоб? – спросила я, поморщившись.

- Да такое у нас дело. Смотрю, тебе слова брата не важны, так мы тебе объясним. Что, ласточка, спелась с эльфаками? Продалась ушастым за побрякушки, да стала их подстилкой, а потаскуха?! Они значит, люд честной обирают, а ты их по койкам греешь?!

Я просто вспыхнула от ярости. Замахнувшись, я наотмашь влепила лесорубу рукой, сделав это изящно, как леди. Ещё в детстве матушка, когда была жива, научила меня под обычную пощечину маскировать удар кулаком. Хитрость была в том, чтобы в последний момент сжать пальцы и чуть завернуть наклон удара. Потом, естественно, пальцы надо было, снова разжать и даже чуть поморщиться, якобы самой больно. Выглядело натурально.

- Сгинь, пьяная морда! – рявкнула я.

Лесоруб, однако, и глазом не моргнул.

- Так ты по-хорошему – девка, не понимаешь, ну, так мы тебя по-другому научим, покажем, какие они настоящие мужики. Верно, говорю, ребят?!

Лесорубы одобрительно загудели, главный тем временем, сделал ещё шаг вперед и попытался схватить меня за талию. Где-то на заднем фоне снова мелькнула таинственная фигура в плаще. Я отпрыгнула назад и, отскочив к стене, возвела руки.

- Отвалите, по-хорошему, предупреждаю! – сказала я.

- Ату, её парни! – крикнул главный.

Видимо, лесорубы уже напились до такой степени, что уже не могли соображать. Мне ничего не оставалось, как остудить их горячие головы. Заученным на занятиях движением, я выбросила пальцы вперед и прочла заклинание. В следующий миг под моими ногтями образовались небольшие снежинки, и воздухе материализовалась глыба ледяной стрелы. Махнув ладонями, я как бы отбросила её вперед, и заклинание полетело в лесорубов. Те отскочили, но главный не успел увернуться, остальные находились к нему столь плотно, что не успевал ничего сделать. Да и был слишком пьян. Ледяная сосулька вошла ему в грудь, легко проткнув кожаную куртку. Главный взвыл и упал на пол. Остальные лесорубы в страхе попятились.

- Вон отсюда! – крикнула я, и запустила в них следующую стрелу.

Она тоже угодила в цель, пробив ногу одного из пьянчуг. Лесорубы уже готовились было бежать, как главный вдруг нашел себе в силы привстать и прокричать.

- Да она ведьма ребят!

Это открыло шлюз. Реакция лесорубов тут же изменилась.

- СЖЕЧЬ ВЕДЬМУ! – закричала орава пьяных глоток.

Я не на шутку испугалась, необходимо было срочно бежать. Использовать более сильные заклинания, вроде, огненно шара и тем самым спалить весь трактир мне не хотелось. К тому же, пока это было возможно, стоило обойтись без трупов. Пару раненных мне ещё простят, но если будут смерти, по городу поползут слухи, что эльфийская подпевала убивает простой люд. А это для Джованни сейчас было совсем уж лишним.

- Бей пособницу буржуев!!! – закричали лесорубы.

Буржуев! Это было что-то новое… Таким словом эльфов именовали только в хадаганцы, когда на своих митингах в очередной раз клеймили остроухих эксплуататоров трудового народа. Но здесь была Кания? Откуда такие настроения? И такие фразочки! Впрочем, сейчас мне было не до этого, повернув голову, я попыталась осмотреться в поисках какой-либо двери и при этом отвлеклась. Один из лесорубов, видимо, самый трезвый схватил со стола кружку и кинул в меня. Заметила я это слишком поздно, кружка ударила мне точно в лоб. В глазах заблестели искры. В следующий момент, в живот мне врезалась следующая кружка. Не удержавшись, я упала, сильно ударившись головой об какую-то доску. Лесорубы радостно взвыли, почувствовав победу, они устремились ко мне. Я в ужасе закричала, понимая, что уже не успею сотворить заклинание.

В этот момент на помощь мне пришел принц в сияющих доспехах! Ну, может, это был и не совсем принц, но в этот момент он выглядел для меня именно так. Во всяком случае, он и, правда, был с ног до головы закован в стальные латы. Появившись оттуда-то сбоку, принц, а вернее воин, встал между мной и лесорубами, а затем, замахнувшись, нанес сокрушительный удар ближайшему мерзавцу. Последовал хруст сломанной челюсти. Встреча со стальной перчаткой явно прошла для лесоруба плачевно.

- А ну пошли вон! – крикнул мой спаситель.

Лесорубы, однако, и не хотели отступать. Они были уже слишком пьяны, чтобы думать головой, а не руками. Двое из них бросились на воина. Тот не растерялся и мощным ударом свалил одного из них, второго он схватил за плечо и буквально швырнул через стол. Послышался звук битого стекла.

В этот момент, один из лесорубов схватил стул и попытался подбежать к воину сзади. Я попыталась крикнуть, чтобы его предупредить, но язык как будто онемел. Однако в этот момент у ног лесоруба мелькнуло что-то белое и мохнатое. В следующий секунду лесоруб рухнул, выронив стул, и закричал от боли, держась за свой пах.

- Мы прикрываем! – крикнуло что-то белое и мохнатое.

Переведя взор, я не поверила своим глазам, передо мной стояла уже знакомая мне троица непонятных чудиков, с которыми я ещё пару часов назад беседовала у Джованни. Ловко, увернувшись, не в пример мне, от брошенной кружки, мутанты-лесовики (или черт знает, кем они на самом деле являлись), подхватили разом упавший стул, и даже не сговариваясь, дружно запустили его в ближайшего лесоруба. От удара стул переломился, как видимо, переломились и несколько ребер пьяного.

- Мы прикрываем! – повторили они.

- Благодарю, ребятушки! – крикнул воин.

Убедившись, что сзади всё безопасно, боец насел на лесорубов, с каждым ударом отправляя в нокаут очередного пьяного подонка. В этот момент, я нашла в себе силы встать. Нащупав рукой две здоровенные шишки, одну на лбу другую на затылке, я представила себе, как буду выглядеть, когда предстану перед Джованни и Ларвиной. Меня аж затрясло от ярости, вскинув руки, я отправила ледяную стрелу в спину бегущего лесоруба. Заклинание угодило ему в плечо. От удара он развернулся, и, взвыв, рухнул на пол, перелетев через стол. Тут же я на мгновение увидела и фигуру закутанную в плащ, однако, в ту же секунду она скрылась за ближайшей ширмой.

- Не надо магии, чародейка! – крикнул воин, - нет нужды в крови лишней.

Лесорубы уже и впрямь бросились наутек, те, во всяком случае, кто ещё мог ходить. Воин не стал их преследовать. В этот момент, как по заказу, в комнату вбежали двое слуг.

- Что происходит? – в ужасе спросил один из них.

Обрадовавшись, что есть на ком выместить свой гнев. Я бросилась вперед.

- На меня напали пьяные простолюдины! – рявкнула я, - на меня. На дочь рода Карансуловых. Да я всё расскажу брату. Я всё расскажу губернатору. Я всё расскажу всем! Я добьюсь, чтобы этот гадюшник закрыли раз и навсегда. Где хозяин этого бандитского притона?!

Слуги аж затряслись.

- Хозяина! Быстро! – крикнула я, - что за новости, что уважаемая женщина не может чувствовать себя безопасности, будучи вашей гостьей. Если бы не этот благородный рыцарь, эти смерды … УУУУ. Я не знаю. Хозяина мне!

Слуги исправились, как горячая вода на сковородке.

- Успокойтесь, госпожа, - сказал воин, положив руки мне на плечи, - присядьте, всё уже кончено.

Я разрыдалась.

- Спасибо, вам, - всхлипнула я.

Конечно, мой спаситель сам опешил, мне как истинной леди, по законам рыцарства полагалось выглядеть страдающей и хрупкой, а я вместо этого только что наорала на слуг. Тем не менее, лучше поздно, чем ни когда. Сев за свой чудом устоявший столик, я отхлебнула вина, а затем принялась обтирать лицо платочком.

- Как вы себя чувствуете? – спросил воин.

- Спасибо хорошо, - легко улыбнулась я, - ещё раз большое спасибо вам, если бы не вы…

Утерев слезы, я посмотрела ещё раз на своего спасителя. Передо мной сидел высокий русоволосый каниец. Его можно было назвать красивым. Широкоплечий, статный. В ярко начищенных доспехах. Глаза его были карими и светились добротой. Но, как всегда, пышная борода лопатой и длинные густые усы, всё портили. Я сделала себе пометку, нужно срочно было заказать для наших магазинов партию свежих эльфийских бритв.

- Я выполнил свой долг, госпожа, - сказал воин, - «спасибо» стоит так же сказать этим славным малым.

Мужчина указал на троицу чудиков. Те дружно выпрямились и заулыбались. Чинно поклонившись.

- Ах, да, конечно, - сказала я, чуть наклонившись, - ещё одни мои спасители.

Я протянула ручку, демонстрируя желание погладить троицу. Тот, которого звали Жбаном, подался вперед и чуть наклонился, подставив голову, при этом, даже закрыв глаза от предвкушения. Однако когда рука моя была уже совсем быстро, я резко схватила его за ухо и сжала.

- Ой-ой-ой-ой, - запищал Жбан.

- Где ваза, гады? – крикнула я.

- Какая ваза? – спросил Жбан.

Я сжала его ухо ещё сильнее.

- Аааа… Ваза, - сказал он, - мы её это… Отдали.

- Кому?


- Перекупщику!

- Где деньги?

- Вот!

Жбан порылся в кармане своей курточки и достал оттуда два медняка.



- И это всё? – спросила я.

- Он сказал, что больше шести медяшек за неё не даст, а на четыре монеты мы взяли себе здесь супу.

- ЧТО? – ахнула я, - шесть паршивых медняков за вазу из эльфийского хрусталя! Да я вас!

- Полегче, красавица, - одернул меня воин, - я думаю, они заслужили прощение.

В этот момент, в зал ворвался хозяин в сопровождении трех охранников, вооруженных здоровыми дрынами. Интересно это и где они раньше были? Слуги семенили вслед за ними. Толстому хозяину хватило всего лишь одного взгляда, чтобы оценить положение, сняв шапку, он крикнул:

- О горе мне!

Далее, рухнув на колени, он пополз в нашу сторону.

- Не губите, барыня Карансулова. Прошу, не губите! Ладушка, душенька, красавица, умоляю. Всё сделаю. Всё мое – ваше. Любое угощение, всего даю.

- Это было ужасно! – сказала я голосом страдальца, забыв правда, что держу в руке ухо Жбана.

- Ах, они проклятые! – крикнул хозяин, - позор мне. Ух, сволочи.

Хозяин взял кружку и запустил в охранников и слуг. Те тут же плюхнулись на колени.

- Все у меня на улицу пойдете! Все! – не унимался хозяин, - не уберечь знатную госпожу, саму Карансуловы, да вы у меня все на помойке крыс жрать будете! Слышите все!

Слуги и охрана зарыдали.

- Просить прощения у барыни! – рявкнул он.

Мужики пали ниц и замолили что-то про жен и бедных детишек.

- Полно хозяин, полно, - сказал воин, - всёж хорошо. Думаю, госпожа не сердиться уже.

Я кивнула.

- Будьте гостьей, прошу, - сказал хозяин, - всё лучше дарю. Эй вы!

Слуги вскочили.

- Вина лучшего! Поняли лучшего! Эльфийского из заначки. И не разбавлять!!! Вы слышали меня, олухи! Икры тащите черной! Этих, как его тра-тру-трюфелей, прости меня Астрал, всё тащите. Ягод заграничных!

- Вообще-то я собиралась уже идти! – сказала я.

У хозяина задрожала губа.

- Крестом и славой Великой молю, барыня Карансулова, будьте гостей, ручаюсь, искуплю вину.

- Хорошо, - сказала я.

- Да, и икорки было бы неплохо, - сказал один из чудиков, облизнувшись.

- А вы морды нелюдские, что тут ещё тут делаете!? – ахнул хозяин, - я ещё полчаса велел вам убираться! А ну, ты мохнатое чудо-юдо, отойди от барыни! Ещё какую эн-ен-инфакцию её заразишь!

- Я не чудо-юдо! – крикнул Жбан.

- Остынь хозяин, - сказал воин, - друзья это наш.

- Ой, извините, обознался, милсдарь, видать соринка в глаз попала. Перепутал!

Я лично сомневалась, что эту троицу можно было с кем-то перепутать. Но хозяин уже начинал меня утомлять. Сделав ему знак рукой, я велела удалиться. Хозяин скрылся, а вслед за ними охрана потащила вон оглушенных лесорубов. Вскоре нам принесли яства. Вино, и правда, оказалось эльфийским, и что ещё более удивительно, на нашем столе появилась клубника! Для Ингоса не виданное дело! Я с удовольствием съела пару ягодок. Воин взял куриное крылышко. Троица диких чудиков с головой уткнулась в миску с черной икрой.

- Это же не каша! – хмыкнул на них воин.

Тот, которого звали Жбаном на секунду оторвал морду от миски.

- Не то слово! – сказал он и уткнулся обратно.

Я захихикала, всё-таки они были забавные.

- Рад познакомиться с вами, госпожа Катерина, - сказал воин, - жаль только, что наша встреча прошла при столь грустных обстоятельствах.

- Вы знаете мое имя? – удивленно спросила я.

- Как только хозяин назвал фамилию вашего уважаемого рода, я догадался.

- В таком случае, могу я узнать имя своего спасителя?

- А вы не помните меня, госпожа? Я же – Добрыня, сын Димитрия Кирилловича.

Я удивленно захлопала ресницами. Нет слов, один из первых моих несостоявшихся женихов сильно изменился. В свое время Димитрий Кириллович пытался меня с ним свести, но отец мигом пресек попытку. Да и мне Добрыня не понравился. Каким-то он был нескладным, хоть и сильным, по слухам к своим годам он уже стал неплохим охотником. Однако Добрыня был мало того что с бородой, так ещё и с какой-то тогда козлиной, жиденькой. Да и лицо у него было в ту пору всё в прыщах. Я ещё тогда долго боялась, что у меня будут такие же. Сейчас же Добрыня изменился. Стал куда мужественнее. Прыщи пропали, а борода стала гуще. Спину Добрыня держал ровно и статно, по-видимому, доспехи стали для него привычны и не причиняли неудобств.

- Всё теперь я вас вспомнила! – сказала я.

Добрыня кивнул.

- Рад вам служить, госпожа Катерина.

- Зови меня просто по имени, Добрыня, - сказал я.

- Хорошо, Катерина, - согласился он.

- Так чем ты живешь? Смотрю не по следам отца пошел?

Добрыня почесал бороду.

- Правда, твоя, Катерина, - сказал он, - дела торговые не манят меня. Я служу в городской дружине.

Добрыня показал на небольшой значок, приколотый к латам, с гравировкой в виде двуглавого орла.

- Почетная роль, - осторожно произнесла я, - но неужто выгоднее торговли?

- Так я служу людям, - ответил Добрыня, - а деньги, что? Деньги – металл. Им защита не нужна. А люди они ведь живые.

Я сделала вид, будто понимающе киваю. На самом деле от меня такие рассуждения были весьма далеки.

- Смею сказать, Катерина, - продолжил Добрыня, - ночь уже скоро на дворе. Опасно тебе будет одной домой возвращаться.

- Ни чего я справлюсь, - отмахнулась я.

- Нет, негоже, - твердо сказал Добрыня, - где вы живет? Я буду тебе защищать. Провожу до дома.

Я представила себе, что подумает Никифор, а то и Джованни. Когда я с двумя шишками, приду под ручку с одним из офицеров дружины.

- И этим эльфам вашим скажу, чтобы они тебя берегли! – сказал Добрыня.

Я вспыхнула.

- Что это ты о себе возомнил, а? Думаешь, если помог девушке, то она тебе чем-то обязана?!

- Но…, - начал было Добрыня.

Однако меня уже было не остановить.

- Все вы такие, думаете, оказали девушки услугу, так она сразу должна перед вами растаять и дать залезть себе в кровать. Я не такая!

- Да я же…

- Сразу до дома проводить он, видите ли, вызвался, не даю я себя провожать таким вот, что не головой, а нижним мозгом думают. Понял!?

Я отвернулась. Добрыня покрылся краской.

- Была счастлива повидаться! – сказала я.

Добрыня опешил, хотел что-то сказать, но потом, поднявшись, пошел вон, наклонив голову. Меня уколола совесть. Всё-таки я была слишком жестока, возможно, Добрыня и позволил себе помечтать о несбыточном. Но, в конце концов, он, же был обычным мужчиной, и, очевидно, не самым худшим из них. Нельзя же было вот так, прям всех, возвышать до уровня Джованни. Я уже была готова его окликнуть, как вдруг подала голос троица мохнатиков:

- Ну, нельзя же быть такой стервой! – сказал Жбан, жуя с полным ртом икры.

Я мигом забыла о Добрыне.

- Ты ещё у меня поговори, уголовник! – рявкнула я, - что вы за чудо, вообще, такое мохнатое?

- Мы не чудо! – хором отозвалась троица.

- А кто? Лесовики? Мутанты? Какой маг вас создал?

- Вот вы люди какие бестолковые, - сказал главный, - сколько можно повторять! Мы не лесовики, не мутанты. Мы – гибберлинги! Понятно? ГИБ-БЕР-ЛИН-ГИ!!!

- А это ещё кто? – ахнула я.

- Это вот мы.

- Ни когда о таких не слышала.

- Потому что мы прибыли издалека. Всем это объясняем. Никто понять не может.

- Откуда же вы взялись? Как оказались на Ингосе?

- Приплыли!

- На чем?

- На лодке!

- Через Астрал? Что же вы за чушь гоните?

Главный закрыл лицо руками, а вернее лапами.

- Вот ни кто не верит!

- Так как вам поверить? Как вы общаетесь. Только сейчас нормальным языком заговорили. Что это за комедию вы тут днем ломали?

Гибберлинг хмыкнул.

- Так мы не знали, как с вами общаться. Мы приплыли, а тут всё такое диковинное. Мы и растерялись.

- Ага, и будучи растерянными сперли вазу.

- Мы хотели есть! А тут было не как иначе.

- На худой конец вы могли поохотиться. Зачем вам лук?

Я указала на оружие, которое висело за плечом одного из них.

- Мы так и хотели. Выследили и убили кабана. Только к нему подошли кожу снимать. Как нам помешали!

- Кто? Бандиты?

Жбан энергично закивал.

- Ага! Ага! Грязные, вооруженные, ходят кучей. Сказали, что из службы по защите дикой природы. Настоящие бандиты! Сказали, что без этой, как его, лицензии, охотиться нельзя. Забрали тушу и ещё серьгу нашу золотую вместе с ней, как штраф.

- Так купили бы лицензию.

- Так мы хотели. Пришли в город. А там такое началось. Чиновник сказал, что лицензия стоит златый. Мы отдали вторую серьгу. Только хотели охотиться, как пришли следующие бандиты, сказали, что из службы лекарей. Сунули какую-то бумажку, что, дескать, все охотники должны быть привиты от болезней, дабы не несли заразу из леса в город. Отдали мы ему золотое фамильное кольцо. Дал он нам зелье. Выпили, пошли на охоту. Тут нас стража остановила. Спросили, где прописка, где остановились, встали ли на учет, известно ли нам, что лесовикам, даже мохнатым, проход в город закрыт. Пообщались мы с ними, отдали медальон Мохнатого серебряный. Вышли в лес, тут ещё одна банда разбойников объявилась, окружили нас и сказали, что из службы пожарной охраны. Спросили, будем ли мы разводить костер в лесу? Мы сказали что да. Они сообщили, что нужно правила противопожарной охраны знать, зачет им сдать и грамоту об этом купить. А то, дескать, весь лес спалим. Выложили мы, значит, за грамоту второй наш колчан стрел. Подумали, подумали, ну, к черту, лучше рыбки поедим, вернее будет. Только сук срубили, чтобы удочку сделали, как следующие бандиты появились, из службы лесного хозяйства. Почему, мол, деревья казенные портим? Отвалили мы им, значит, ожерелье наше медное. Только удочки забросили, только рыбка пошла. Как вдруг снова стража, спрашивают, почему рыбу в частном пруду ловим? А у нас больше ценного при себе ничего не было. Дали нам десять дней исправительных работ. В колонии тут рядом. А там мы и познакомились с нормальными ребятами.

- Заключенными что-ли? – спросила я.

- Ага! Они нам рассказали, как надо тут жить. Как разговаривать.

Жбан указал на татуировку в виде короны.

- Только мы всё поняли, как на свободу вышли сразу и мастера нашли. Вот он нам рисуночки и сделал. Ходим, разговариваем, значит. Смотрим, стража и эти бандиты из служб, уже стороною обходят. Ну, думаем, радость!

- А к Джованни-то вы зачем пошли?

- Так затем и пошли о чем рассказывали! Денег нам надо. А народец говорит, что у эльфов золото куры не клюют. А нам много надо.

- Зачем?


- Летать.

- Где?


- В Астрале.

- Хватит врать.

- Мы серьезно! Мы секрет знаем.

- Чтобы спастись от Астрала? – спросила я.

Жбан закивал.

- Да, но там, в Астрале, и так опасно. Наша лодка в щепки, еле уцелели, хотим более прочное судно, покрепче и обороняться, чтобы было сподручнее.

Я задумалась. Выходило, что эта троица располагала чем-то, что позволяло им путешествовать по Астралу. Я поежилась. Это ещё ни кому не удавалось! С тех пор, как единая планета Сарнаут раскололась на части, то есть аллоды, защищаемые от Астрала Великими Магами, единственным способом перемещения между землями была телепортация. А тут, группа этих бестолочей говорила, что знает секрет, над которым бьются Великие Маги! Бред! Но с другой стороны, чего только в мире не бывает?

- Так, значит, прилетели?

Гибберлинги закивали.

- И вам нужна помощь?

Гибберлинги закивали ещё более энергично.

- Ну, вы, конечно, понимаете, что ни кто вам не поверит, пока не увидит своими глазами.

- Мы можем показать.

- Как?


- Мы строим новую лодку, - сказал главный, - но она плохая, не годится, шторм не выдержит астральный. Но покататься чуть-чуть можем. Приходи к нам в лагерь. Мы покажем!

- И где это?

- На востоке, из городских ворот, вдоль замерзшей реки до гор, оттуда на юг через долину. Там у края аллода наша лодка. Приходи завтра после полудня.

Я задумалась. В принципе, я ни чем не рисковала. Не похоже было, что чудики пытались заманить меня в ловушку. Их действия не выдавали матерых бандитов. Скорее мелких проныр. Возможно, они сами не понимали, как сюда попали. Возможно, они нашли какой-то таинственный портал. И когда они в него шагнули из своего мира, возможно, они при этом были в воде, находясь на лодке, она у них, разумеется, разбилась, и они могли решить что плыли. Так или иначе, но Джованни это определенно заинтересует! Новый портал на другой таинственный аллод. Дом ди Вевр, как и вся Лига будет счастлива! Возможно, на Великом Балу, что время от времени устраивают эльфы, Джованни, да и всему ди Вевру, удастся блеснуть своим открытием и выделиться в эльфийской среде. В этом случае, Джованни будет сильно признателен тем, кто ему помог. Тем не менее, пока торопиться не стоило. Следовало разобраться самой, чтобы сразу поднести Джованни всё на блюдечке. Он наверняка будет счастлив! Приняв решение, я сказала:

- Хорошо, Жбан…

- У нас есть имена, - перебил гибберлинг.

- А это у вас что?

- Прозвища. Они у нас такие, ещё с семьи. Я как-то упал в жбан с маслом в детстве, вот родня так меня и прозвала. Кусач в юности страдал тем, что грыз дерево, зубы сильно чесались. А Мохнатый, ну, он и есть Мохнатый!

- Ну, а как вас зовут? – спросила я.

- Виззи, - представился первый.

- Гиззи, - подхватил второй.

- Эвахлирдонион, - сказал главный, - но все называют меня – Диззи.

- Отлично, господа, Виззи, Гиззи и Диззи. Я, как вы поняли, Катерина Карансулова. Ваши слова меня заинтересовали. Завтра я приду в ваш лагерь. Если дело стоящее, думаю, мы придем к взаимовыгодному соглашению.

Конец первой части.

Часть Вторая.

Глава Пятая.

- Почем вот эту мне сдашь? – спросила я у конюха.

Лошадка была, кстати, ничего такая. Симпатичная. Беленькая, с красивой гривой. Грациозная. Правда, её немножко портили редкие серые пятна. Но в принципе, сильно в глаза они не бросались. Я похлопала лошадь по спине. Вроде, смирная. Ну, и прекрасно. Наездницей я была плохой, и процесс обуздания взбесившейся лошади, никогда меня не прельщал. Хотя, кто-то, может и находил в этом острые ощущения. Мне же их хватало и без того.

- Два серебряных, барыня, - ответил конюх, показав мне ряд длинных неровных зубов своей улыбки.

- Чего?! Чего?! – ахнула я, - две монеты из серебра вот за эту серую, готова спорить, надутую клячу в огромные серые пятна, как будто на неё, я извиняюсь, грачи прилетели. Побойся высших сил.

Конюх махом сорвал с головы и бросил на землю картуз.

- Креста на вас нет, барыня, - сказал он, - да лошадь высший сорт, она…

- Высший сорт, - перебила я, - ты не понял, конюх, я покупаю не полудохлый кусок конины, а лошадь, и то на один день. Короче, сорок пять медных.

- Да как же так, барыня, да эта лошадка быстрая, как ураган, легкая, как облачко, красивая, ну, прям, как вы, барыня… И такие гроши. Нет! Меньше чем за серебряный не сдам. И не просите.

- Идет.


- И златый в залог!

- Чего? – подскочила я, - да за златый, ты сам меня на своем горбу повезешь вместе с твоей конягой.

- Помилуйте барыня, но порядок же таков, с меня хозяин три шкуры сдерет. А златый я верну, право слово.

- Хорошо, - сдалась я, - но если твоя лошадь издохнет где-нибудь от укуса какого-нибудь кролика по дороге, только попробуй, мне потом залог не вернуть. Узнаешь, кто я такая.

Конюх поклонился.

- Ладно, запрягай, - сказала я.

- Извольте, - ответил слуга, - уздечка сорок медяшек, ещё два червончика за работу.

Я сплюнула, снова поздно вспомнив, что леди так не делают.

- Ты чего это удумал – свиное рыло!

- Так я тут причем? – хитро прищурился конюх, - это этот. Как его… Прыйскурянт мать честная… прости меня Астрал!

Конюх ткнул пальцем в объявление на столбе. Я присмотрелось. Во всю ширину плаката было выведено: «Самые лучшие скакуны Ингоса. Дешевле только даром! Торгуемся себе в убыток, вам на радость», далее внизу меленькими-меленькими буковками, от которых даже мои молодые глаза заболели, было выведено:


  1. Уздечка и подковы в комплект скакуна не входят. Седло так же продается отдельно.

  2. Стоимость уздечки – сорок меди, стоимость хорошей уздечки – пятьдесят. Работа – двадцать.

  3. Цена одной подковы – десять медяшек. Подковать одну ногу – пять. До десятого дня каждого месяца вы можете воспользоваться нашей торговой временной услугой. Подкуйте у нас четыре подковы для своего скакуна и пятую мы вам подкуем бесплатно!

  4. Красивое седло к коню – два серебряных. Хорошее седло – три. Дамское – три с половиной. Работа по крепежу седла – двадцать меди.

  5. При наличии и предъявлении грамоты постоянного клиента скидки на все услуги по обслуживанию урезаны в треть.

- Так ты с меня, коровья морда, ещё и за подковы сдерешь? – спросила я.

Конюх кивнул.

- Так, а по новому постановлению городского совета, все кони, на которых ездят женщины, должны быть с особым дамским седлом, - сообщил он.

- Чего? – ахнула я, - это что ещё за дискриминация?

- Чаво? – переспросил конюх, услышав новое для себя бранное слово.

- Почему для женщин такие правила, спрашиваю?

- Так это… Бабам им же это…. Рожать!

- И что?


- Как что? Тенсес год назад на всю Лигу объявил о тяжелой этой как его, прости Астрал, дымографической ситуации. ВО! Бабы должны рожать, то бишь! А то, орки клятые союз с хадаганцами толи уже заключили, толи вот-вот заключат! А орки они это, плодятся, как кролики. Они только и умеют-то: морды бить, пить и плодится. А нам на это и ответить нечего. Хадаганцы – упыри, всех пожгут, у всех всё позабирают! Вот и пришел указ из самой столицы – беречь здравие будущих солдатских мам. Холить и лелеять. Даже слухи ходят, что скоро за двух деток-то будут деньгу давать. Вот девки-то по городам и деревням теперяча и ждут, когда указ новый выйдет. Про деньгу за двух спиногрызов. И не рожают, мужиков вениками гонят. Отчетность на этот год, знакомый чиновник сказывал, вообще, плохая будет.

Я снова сплюнула. Тут уже было не до манер. Денег в кошельке оставалось немного. И что самое противное, в итоге, за седло мне придется заплатить больше чем за кобылу. Иначе первый же на дороге инспектор дружины мой. Я, в свое время, итак за большие деньги купила грамоту с правом на верховую езду, и теперь меня совсем не прельщало с ней расстаться. Лишних же денег в кошельке не было! Джованни платил мне совсем недурственные деньги, и вдобавок не брал за жилье, но я уже успела всё растратить за месяц. Ведь на Ингосе без шубы было холодновато. И первоначально я шла только за ней. Однако потом на глаза попались такие миленькие сапожки с синими самоцветами, а главное, как раз в тон. Ну, и прикупила в довесок меховую шапочку и поясок, тоже миленький из кожи синего тролля. Плюс надо было и самой кормиться, и Никифору также на личные нужды прибавлять. В общем, в кошельке осталось уже не так много монет. А до конца месяца было ещё не близко. Занимать же у Ларвины, а тем более идти за помощью к семье мне не хотелось абсолютно!

- Я готов подвести вас, госпожа, если вы не затаили на меня обиду, - послышался тихий голос.

Я осмотрелась. Передо мной на сильном вороном коне сидел Добрыня. Скакун у него был под стать ему самому. Крупный, гривастый, с широкой мордой и большими добрыми глазами. Добрыня учтиво кивнул мне головой.

- Вместе с вами? – осторожно спросила я.

- Конечно, - ответил Добрыня, - у меня тут есть ещё лошадь. Как раз вам подойдет. Соглашайтесь, госпожа.

Вообще-то, я подумала, что воин предложил мне залезть на лошадь к нему, но, видимо, Добрыня после вчерашнего знакомства на это даже не рассчитывал.

- Даром? – спросила я.

Добрыня кивнул.

- Я имею в виду совсем даром? – переспросила я, - имей в виду, я на сеновале ещё ни с кем не рассчитывалась.

Добрыня весь покраснел. Даже уши из-под его конусообразного шлема налились алым цветом.

- Что вы, госпожа Катерина, - сказал он, - я ни в кой мере и думать не могу. Просто хочу помочь вам. Вы же к этим чудикам едите?

Я подозрительно на него посмотрела.

- Так ты подслушивал!

Добрыня отрицательно замотал головой.

- Они мне сами рассказали!

Я хмыкнула, в момент моего ухода из таверны, гибберлинги всё ещё оставались там. Добрыня также мог и вернуться. Денег у этих трех проглотов явно не было, я им во всяком случае не оставляла, проигнорировав все их требования об авансе. Так что от вылета из трактира эту троицу мог спасти разве что сильный, а главное богатый друг. Добрыня как раз подходил на эту роль.

- Так ты меня искал? – спросила я, хитро прищурившись.

Воин снова залился краской.

- За воротами города может быть опасно, и я решил….

- Ладно-ладно, - перебила я, - можешь меня сопроводить.

Добрыня радостно кивнул. Я мысленно похлопала себя по спине, теперь всё выглядело так будто не он мне, а я ему делаю одолжение. Ну, и прекрасно. Пусть знает.

- Так, где твоя вторая лошадь? – спросила я.

- Выбирайте любую, - сказал Добрыня, - конюшня-то отца моего – Димитрия Кирилловича.

Только тут я заметила, что конюх уже давно стоит на коленях лицом вниз, приветствуя хозяина. Улыбнувшись, я вскочила на выбранную мной лошадку.

- Уздечку, - сказала я.

- Сию секунду, - убежал слуга.

- А седло дамское? – спросил Добрыня.

- Зачем? Я к этому привыкла…

- Но закон же.

- А что закон? Ты офицер дружины или кто?

Добрыня открыл рот, дабы возразить, но передумал. Я урезонила его взглядом. Похоже, воину я понравилась. На данный момент я не могла ответить ему взаимностью. Но, в конце концов, любому мужчину надо дать шанс, пусть призрачный. Иначе они начинают считать себя не полноценными.

Вскоре мы направились в дорогу. Выехав за городские ворота, двинулись к лагерю гибберлингов. Лошади наши шли рядом. Добрыня молчал, внимательно всматриваясь в окружающие заснеженные холмы и лес. Наконец, я не выдержала:

- Так ты с ними тоже беседовал?

Воин кивнул.

- И что они тебе рассказали?

- Думаю, тоже, что и вам, госпожа…

- Я, кажется, уже просила называть меня просто – Катериной.

- Да. Но я думал…

- Напрасно думал.

Добрыня кивнул.

- Рассказывали чудные истории, что по Астралу летали.

- И ты им веришь?

Воин пожал плечами.



- Много чудес на свете, - ответил он.

Я задумалась. Чудес, и правда, было много на свете. Да и что есть чудо? Просто необъяснимый факт. Для Добрыни, возможно, любая магия была чудом, поэтому, он, с определенной точки зрения, мог поверить во что угодно. Если ты веришь в чудеса, поверишь и в летящий по Астралу корабль. А мы маги, ученые, некроманты, мы верим только в постулаты своих книг. Всё, что противоречит нашим знаниям, часто отметается нами сходу. И с каких пор магия перестала быть искусством, и превратилось в простое заучивание заклинаний, жестов, формул и знаков? Ведь кто-то же, в своё время, придумал и их? Чем он тогда руководствовался, как вывел? На этот вопрос был ответ, первоисточником всех знаний было наблюдение. Люди, эльфы, драконы, джуны, другие погибшие разумные расы, все они наблюдали за природой и стремились постичь её тайны. На основе своих наблюдений они сделали выводы, выводы превратились в аксиомы, подтвержденные практикой аксиомы стали законами. На фундаменте законов был воздвигнут храм науки. Все заклинания, чары, любая магия стояли на фундаменте старых законов. А что если они уже изменились? Я поежилась, вспомнив учебник по магической истории. Астрал – великая субстанция, проклятие или благословение, он пожрал некогда единую планету. Он изменил мир, тогда возникает вопрос, изменились ли законы мира? Видимо, да, тогда наша магия - это временный эффект или следствие, которое может оборваться в любой миг. Астрал был не просто стихией, он был стержнем. Когда-то, согласно древним записям, он и сформировал нашу планету, наш мир и наши законы. А потом всё изменилось, Астрал поглотил то, что сам и создал. Он как Хаос, по сути, он и есть Хаос. Он не то, чтобы всё разрушает, просто он не терпит постоянства. Длина, ширина, высота, время абсолютные и неделимые для нас, были, возможно, легко изменяемы для него. Я вспомнила, древнюю теорию о том, что Астрал - есть набор вечно хаотической материи, частицы которой, случайным образом взаимодействуют, постоянно создавая всё новые и новые варианты законов, физики, химии, магии и математики. А мы - разумные существа, просто попали в один из таких циклов, и время, что показалось нам бесконечным, было ничтожно для Астрала. И теперь он вновь изменился. Но мы выстояли, Великие Маги спасли нас от Астрала, но как? Они применили магию, ту магию, что стояла на их законах. Источником которой, в конце концов, был всё тот же Астрал. А если так, то вдруг цикл не завершен? Вдруг Астрал или то, что он есть сейчас, изменится снова и создаст другие законы. Не разрушат ли они нашу магию? Так ли неизменна наша сила, как мы думаем? Вдруг всё будет так же, как и множество лет назад, когда за один миг, всё изменилось? Выживем ли мы? Может, троица чудиков, именуемых себя гибберлингами, есть предвестие катастрофы. И если на то пошло, вдруг Астрал разумен, как это утверждают многие научные светила, что если он и есть то самое: «от А до Я». Творец или Бог, создавший всё не сам собой, а вполне осознанно. Тогда почему он возненавидел нас? Почему уничтожает? Не в том ли причина, что мы противоречим ему, своему творцу. Чего жаждем мы? – Стабильности, счастья, любви, детей, другими словами покоя… А что если покой и есть высшее зло для Астрала? Может, наш творец испугался нас? Может потому он посылает на нас своих слуг-монстров?

В этот момент конь Добрыни заржал. Я вернулась в действительность.

- Что такое?

Воин осмотрелся. В этот момент за деревьями, рядом с дорогой я заметила множество мелких фигурок.

- Лесовики! – крикнул Добрыня, - вперед!

Воин пришпорил коня, и помчался вперед. Я так же подстегнула лошадь.

- Нужно оторваться! – крикнул Добрыня.

В этот момент моя лошадь провалилась. Не удержавшись, я, перевернувшись через голову, рухнула в снег. В этот момент рядом со мной приземлился Добрыня.

- Что за? – начал, было, он.

Тем не менее, богатырь быстро понял, что произошло. Проклятые лесовики засыпали снегом яму на дороге и скакуны провалились. В этот момент над моей головой просвистела стрелка. Маленький дротик от духового ружья – древнейшее оружие для лесовиков. Само по себе не опасное, но смазанное ядом. Достаточно было порой одного небольшого укола.

- Что за черт! – проговорил Добрыня, - лесовики, да напали просто так!

В этот момент стрелка ударилась об его шлем, спасло воина только вовремя опущенное забрало.

- Прячься за меня! – крикнул воин.

Я юркнула за спину Добрыни. Впрочем, особо рассчитывать на его латы мы не могли, рано или поздно в его броне найдется брешь. Воин понимал это тоже, как и тот факт, что убежать мы не сможем. В беге по снегу лесовикам не было равных. Выбравшись из сугроба, Добрыня вытащил из-за пояса свой боевой топор и ринулся вперед. К несчастью свой круглый добротный щит воин оставил на коне.

Лесовики, считая Добрыню главным врагом, осыпали воина градом стрел. Чудо! Но, ни одна даже не повредила его. Однако любой их залп, мог стать для бойца последним. Нужно было срочно действовать. Посмотрев вперед, я оценила положение, шесть лесовиков стояли на небольшом холме, осыпая Добрыню снарядами из духовых ружей. Подняв руки, я прочитала заклинание. Из-под моих ногтей выстрелило пламя, собралось в единый огненный шар, и полетело к холму. Грянул взрыв, последовали крики. Через пару мгновений ветер принес запах горелой кожи. Воистину, классика не умирает никогда, она просто становится лучше. Огненный шар – вот истинный друг любого мага.

Подпаленные лесовики удирали в лес. Один остался лежать на холме. В этот момент я почувствовала резкий укол в спину, дернувшись, я нащупала рукой острую стрелку. В следующий миг, яд парализовал меня. Сумев повернуть голову, я заметила сзади второй отряд лесовиков, по численность вдвое больше первого и, что самое удивительное, чуть вдалеке от них я увидела человеческую фигуру, закутанную в длинный плащ. Готова была поклясться, её я и видела вчера в «Ушастом кабанчике»! Лесовики двинулись вперед, стреляя из ружей, человек стоял не двигаясь.

Добрыня сообразил, что бой ему не выиграть. Одним прыжком, оказавшись рядом, воин схватил меня, перекинул на плечо и побежал в лес к холму, куда я ударила огненным шаром. В этот момент я почувствовала, как в моё мягкое место ударило ещё три стрелки. Чертов осел! Вот как он защищал леди, и это вместо того, чтобы нести на руках. Хотя, надо было признать, в таком положении бежать Добрыне было удобнее. Правда, я не понимала, чего он хотел. Лесовики были шустрее, в крайнем случае, они найдут нас по следам на снегу.

Добрыня добежал до холма и, скатившись со мной под него, упал под горку, накрыв моё тело. Далее воин свистнул. Послышался стук копыт, подняв голову, преодолев судорогу, я увидела его коня. Животное к тому времени, уже выбралось из снега и сейчас прибежало на клич хозяина. Однако лесовики были близко. В следующий момент, с десяток дротиков ударили в бок вороного. Конь заржал и рухнул. Добрыня подскочил к нему, но к моему удивлению, схватил не щит, а большой рог! Набрав в легкие воздуха, воин дунул. Звук, вырвавшийся из рога, был самым отвратительным их всех, что я когда-либо слышала. Готова была поклясться, даже орки могли смастерить, куда лучший музыкальный инструмент. Захотелось, закрыть уши руками, вот только конечности были парализованы. Лесовики, однако, шокированы этим не были, окружив Добрыню, они продолжили стрелять в воина своими стрелками. Добрыня начал кружить, стремясь добраться до врагов, но лесовики уходили из-под его ударов. Издав дикий клич, воин вдруг сделал резкий прыжок и оказался прямо перед врагом, голова лесовика слетела махом, но остальные враги никуда не делись. Наконец, одна из стрелок нашла щель в броне воина, Добрыня задергался и упал. Лесовики радостно закричали.

Но в этот момент, победный клич сменился паническими воплями. Лесовики неожиданно бросились наутек, некоторые побросали ружья. Я ничего не понимающее вытянулась, отчаянно пытаясь прийти в чувство, но яд ещё действовал. В этот момент где-то недалеко послышался топот, как будто где-то рядом мчался табун коней.

Добрыня отчаянно забился, сопротивляясь яду. Сделав усилие, воин добрался до коня и достал какую-то бутылочку. Просто разбив её об плечо, Добрыня слизнул жидкость. В этот момент судорога его прошла. Подскочив, воин зачерпнул рукой капли и сунул в рот коню, животное начало отходить. В следующий момент, Добрыня сунул пальцы мне. Я брезгливо отвернула голову. Хорош гад, сначала кляче, а потом только мне. В этот момент топот стал сильнее.

- Пей же, - крикнул он.

Я отрицательно мотнула головой.

Добрыня ругнулся. Снова схватив меня, воин хлопнул уже поднимающегося с земли коня. Запрыгнув на него, вместе с моим парализованным телом, воин громко крикнул:

- НО, родимый! ВЫРУЧАЙ!

Я ничего непонимающе тряхнула головой. Что происходило, вообще? Почему все бегут?! В этот момент топот послышался совсем рядом, от вибрации голову мою вдруг задрало вверх, и я увидела прямо перед носом самого огромного тролля из всех, что мне когда-либо попадался на глаза! Проклятье! Теперь-то я поняла, куда вдруг заторопились лесовики. И куда так заторопился Добрыня.

- Вперед, родной! НООО, - снова проорал воин.

Конь понесся вперед. В этот момент тролль нанес удар лапой, моё лицо разминулось с его огромным кулаком буквально на десяток сантиметров. Тролль яростно зарычал, но конь уже уводил нас к спасению. Огромная туша припустила за нами. Миф, что тролли медлительные существа! Иначе они бы никогда не добыли себе пропитание. Так как естественных врагов у этих тварей на Ингосе не было, а ни один зверь или человек, в здравом уме и твердой памяти, не решился бы напасть на трехметрового гиганта, троллям поневоле приходилось время от времени бегать, чтобы настигнуть свой завтрак. К счастью, в этот раз гиганту было не судьба поесть. Конь Добрыни буквально полетел вперед. По счастью, мы миновали новых встреч со снежными ямами.

Через несколько минут тролль остановился и на прощание одарил нас яростным ревом.

Добрыня поскакал вперед. Мою лошадку нигде не было видно. Обидно до жути, но возвращаться было опасно. Остановились мы не раньше чем через несколько километров. Скакун к тому времени уже был весь взмылен, и ему явно требовался привал. Свернув из леса, Добрыня направил коня на небольшой открытый холм. Там мы и встали. Место, конечно, было неудобным, но просматривалась хорошо, если лесовики решились бы вернуться, мы бы заметили их сразу.

К этому времени моё тело уже вполне обрело способность двигаться. Сама, соскочив с коня, я, очутившись на земле, принялась вытаскивать стрелки из своей пятой точки. Больно было жуть. Повертев в руках последнюю стрелку, я, присмотревшись, заметила на ней надпись совсем маленькими рунами: «Подарок буржую, губителю леса». Что за черт!? Ничего не понимая, я показала стрелку Добрыне, воин пожал плечами:

- Впервые вижу такие художества, - сказал он, - вообще, в последнее время мы получали тревожные вести об атаках лесовиков на купеческие обозы. Опять же нападения на мельницы вашего рода, Катерина. Однако, что странно, не было ни одной жалобы от охотников и лесорубов. Ни одной!

- И что вы предприняли? – спросила я.

- Ничего, - ответил Добрыня.

- Как так?

Воин посмотрел в землю.

- Мы не знаем, как поступить. В последнее время лесовики, как взбесились. Конечно, люди никогда не подписывали с ними мирных договоров, но действовали неписаные правила.

- А разве лесовиков не раздражает экспансии людей?

Добрыня нахмурился, видимо, вспоминал значения слово: «экспансия».

- Люди уже более десяти лет не расширяли пределы своих владений. Разумеется, лесовикам всегда не нравилось, что мы бьем зверя в лесу, рубим деревья, жжем костры, но жители берут то, что им необходимо. В конце концов, лесной народец примирился с этим. Только вот мельницы им по-прежнему не нравятся. К тому же народ-то вглубь леса, где стоянки лесовиков ни ходит. Постепенно все ужились. И вот опять. Мы не знаем, что делать. Кто-то требует начать новый карательный поход. Но я, и другие знатные дружинники, думаем, что это не выход.

- Почему? – спросила я.

- Проверено опытом, лесовики не вступают в крупные сражения. Если мы выйдем в лесу на их стоянку, они просто уйдут. А мы что? Потопчемся на месте и тоже уйдем. У них нет ничего, чтобы ценили люди, и чтобы мы могли у них отнять. Кроме, леса. А разбредаться по лесам в поисках поганцев, значит, потерять большую часть дружины. Мест для засады много. А лесовики местность, куда лучше нас знают.

- Так что же делать?

- Тоже, что в своё время делал и ваш предок. Купец – Карансул. Объявлять награду. В отличие от действий дружины, атаки охотников за головами носят постоянный характер.

- То есть, по-твоему, всякое отрепье справится тут лучше, чем армия?

Добрыня пожал плечами:

- Содержать отрепье не надо, а постоянно размещать войска в поле – дело хлопотное и дорогостоящее. К тому же, дружина – это меч и щит. Мечом же не вырезают из тела гной, тут нужен кинжал. Охотники такой кинжал есть. Опять же обнаружить армию для лесовиков не проблема, а вот группы авантюристов действуют раздельно, а, стало быть, и отследить их тяжелее.

Я презрительно фыркнула, однако, надо было признать, в словах Добрыни была своя правда. Дружина больше годилась, для мелких взяток и поборов со всякого рода купчишек, ну, и военных парадов, чем для такого серьезного и тонкого дела. В лучшем случае, им можно было доверить охрану склада, и то, нужно было следить, чтобы не работала классическая схема: «Днем сторожим, ночью воруем». Так что, стража тут и правда не годилась. Назначить же награду за уши, как это в своё время уже делал Карансул, идея хорошая, но должно быть заинтересованное во всем этом лицо. Причем частное. В казне на такие расходы редко, когда находились деньги. И опять же, кому мешают лесовики, кроме путешественников? Охотников и лесорубов они не трогают, тоже, кстати, странный факт. Единственной казавшейся мне разумной причиной агрессии лесовиков, был рост их численности. Серьезных боев между ними и людьми не было со времен последней бойни устроенной Карансулом. А это черти когда было? Потрепанные лесовики, убрались тогда подальше в лес, и сделали вид, что их больше не волнуют люди. Возможно, так оно и было. Однако с тех пор, лесовики могли расплодиться, и им могло показаться тесно, в тех непролазных чащобах, куда их загнали люди. Но в этом случае, охотники и лесорубы должны были стать их первой мишенью! Но нет же, по словам Добрыни жалоб не поступало. Так может кому-то удалось прийти с лесовиками к соглашению. Я вспомнила про фигуру в плаще, это явно был человек. Точно сказать было нельзя, но был похож на ту таинственную личность, что я видела в «Ушастом Кабанчике» в компании с пьяных лесорубов. Я потерла виски, меня бросило в холодный пот. Возможно, та драка была не случайной, может, лесорубов кто-то натравил, как и сейчас лесовиков. Причем именно на меня? Зачем? Кому это нужно? Я вспомнила разговор с Яромиром. Купцы? Да, повод был, нынешний глава рода Карансуловых сам его озвучил – недовольство эльфами. Но верилось в это с трудом! Яромир бы никогда не поднял на меня руку. Конечно, он меня предупредил, но чтобы вот так решиться убить сестру. Опять же, чтобы Карансуловы и лесовики смогли найти общий язык? Нет, слишком бредовое предположение. Тогда в чём дело? Кто из людей мог спеться с лесовиками и натравить их на нас, на представителей своей расы? Кому это нужно? И зачем?

- Продолжим путь? – предложил Добрыня.

Я кивнула.

- Вот только теперь нам придется на одной лошади, - сказал воин, смутившись, - искать лошадку опасно. Дальше по-другому пойдем. Крюк сделаем. В обход леса. На поля эти экофилы… прости меня Астрал, не выходят.

Я снова кивнула. Забравшись на коня, мы двинулись в путь.

- Между прочим, - спросила я после долгого молчания, - зачем ты дул в рог?

- Как зачем? – удивился Добрыня, - тролль-то, откуда взялся?!

Я открыла рот от удивления. Конечно, в книгах я читала об очень могущественных артефактах, способных, скажем, вызывать элементалов стихий или могущественную нежить. Но заключить в рог душу здорового сильного тролля? Причем так, чтобы он полностью восставал при вызове из плоти и крови! Это было невероятно! Даже с условием того, что тролль не находился под дополнительными чарами контроля. Такую работу мог сделать разве что Великий Маг или кто-то очень близкий к этому статусу. На такой артефакт можно было скупить весь Ингос, включая все владения Карансуловых!

- И сколько ты за него отдал? – как бы небрежно спросила я.

- Златый, - ответил Добрыня.

Я ахнула.

- За такой магический артефакт?! Всего золотой? Да быть не может.

- С чего вы решили, что он магический-то? Самый обычный, - удивился Добрыня.

Я уставилась на него ничего не понимающим взором.

- Рог сделал местный умелец, - ответил воин, - он применяется для охоты на троллей или их отвлечения.

Тут до меня дошло.

- То есть он приманивает тролля?

- Конечно. Рог имитирует зов самки, и тролли бегут на него, как заведенные. Ещё по дороге неподалеку от засады, я приметил этого гиганта, но тогда он за нами не подался. Был далеко.

- А разве у троллей бывают самки?

Добрыня пожал плечами.

- Понятия не имею, - ответил он, - я лично ни разу не видел. Но рог-то действует. Так что мастер не обманул. Несколько раз, с помощью этого рога, я спасал от нападения троллей сторожки лесорубов и охотников в лесу.

Настала моя очередь пожать плечами. Лично мне не доводилось видеть в книгах описание самок троллей, я лично сомневалась, что они, вообще, могут существовать. Однако рог действовал, отрицать было нельзя. Возможно, этот мерзкий звук просто как-то раздражал диких гигантов, и они так на него реагировали. В конечный счет же шёл результат. Неосознанно, но тролль нас спас. Убежать от него мы могли, а вот от лесовиков никогда.

Неожиданно подул сильный ветер. Своим обостренным разумом волшебницы я почувствовала сильную магию.

- Мы у края аллода, - сказал Добрыня.



Я кивнула. В этот момент мы въехали на холм, внизу перед нами предстала захватывающая панорама. Примерно через километр снежный покров обрывался в никуда, и за ним переливался океан Астрала. Магический космос светился голубоватым цветом, напоминающим плащ фокусника в цирке. На огромном покрывале время от времени сверкали белые искры. Чуть дальше голубоватая материя становилась чуть более плотной и образовывала своего рода каналы, напоминающие кровеносные сосуды. Многие сторонники теории: «Разумного Астрала», указывали на эти каналы, сообщая, что они, скорее всего, служат для передачи магической энергии, а сама Вселенная представляет собой некое подобие человека, или скорее человек создан по образу и подобию Астрала. Так или иначе, многие ученые утверждали, что мир образует единую систему, подобно организму живых людей. В переливании волшебных каналов они видели течение жизни Астрала, а в их колебании, дыхание. Доказательством своей теории, данные ученые считали любой вид магии. Они утверждали, что раз Астрал и есть океан магии, а человек устроен по образу и подобию его, то в любом живом существе заложены способности к волшебству. Более того, центр магической силы человека – его разум и душа, по их мнению, были ничем иным, как частичками Астрала, отделенными от общей Вселенной. В университете эльфов я имела возможность ознакомиться с учением древних гностиков, идейными продолжателями которых и были приверженцы теории: «Разумного Астрала». Древние эльфы утверждали, что изначально Вселенная представляла собой Хаос, но потом по неизвестным нам причинам (впрочем, старший народ даже не пытался их узнать), Хаос начал делится, образовав материальный и не материальный мир (магию), последний и стал Астралом. Далее Астрал, подчинив материю, вылепил из неё физический мир - планету Сарнаут, после чего заполнил её своими частичками – душами. В физическом мире души получили возможность обрести тело и заняться своим развитием. Астрал, с точки зрения древних гностиков, стремился, таким образом, через отдельные свои частицы начать собственное совершенствование, другими словами, привести себя к ещё большой красоте. С точки зрения эльфов, стремление к красоте и было стремлением к совершенству. Сначала, всё шло нормально, души, получившие тела, устремили свои помыслы к красоте, но затем произошёл Катаклизм. Мир раскололся на части и Астрал попытался его поглотить. Здесь древние теории расходились. Оптимисты утверждали, что миссия душ в физическом мире оказалась завершена, и Астрал просто решил вернуть их себе, дабы стать ещё красивее, а затем, создать ещё более совершенный, то есть ещё более прекрасный мир, чтобы цикл повторился сначала. Итак, снова и снова. Правда, сторонники этой веры сгубили сам себя, собственные же убеждения заставляли их прыгать с удержанных аллодов в Астрал. Они считали, что таким образом украшают Вселенную. От них осталось лишь несколько книг, однако, Конклав Великих Магов держал их подальше простых людей и прочесть их могли только избранные. Никто не хотел, чтобы подобные массовые суициды повторились. Сторонники другой теории, утверждали, что Астрал просто счел свой эксперимент неудачным, так как многие души, заключенные в рамки физического мира, отвернулись от красоты и потянули развитие вселенной назад, не украшая, а уродуя себя и мир. Астрал же, разочарованный созданными душами, решил просто уничтожить их вместе с физическим миром, который они успели испортить.

- Вперед, - крикнул Добрыня.

Воин пришпорил коня, и мы помчались к краю аллода. Через некоторое время скакун дико заржал, звериным чутьем почуяв, исходящую от Астрала опасность. Однако Добрыня уверенно ввёл его вперед. Вскоре чуть вдалеке я заметила висящее в воздухе черноё пятно. В Астрале что-то было! В принципе, ничего удивительного, время от времени различного рода тварям удавалось просочиться через создаваемые Великими Магами купола и попасть на аллод. Впрочем, в виду немногочисленности особой опасности они не представляли. Однако пятно не походило на демона.

Я указала Добрыне на странное место, воин кивнул и повернул коня в ту сторону. Вскоре мы уже были близко, к нашему огромному удивлению странным пятном оказалась лодка. По виду самая обычная, деревянная, только окруженная странной голубоватой сферой. С носа лодки шла толстая веревка другим концом привязанная к колышку, воткнутому в землю аллода. У меня отвисла челюсть. У Добрыни была схожая реакция.

- А вот и вы! – услышала я знакомый голос.

В этот момент из лодки высунулась маленькая мохнатая голова. Через секунду за ней последовало ещё две. Гибберлинги улыбнулись.

- Эффектно? – спросил тот, которого звали Диззи, хотя мне по-прежнему привычней было именовать его – Жбаном.

Я лишилась дара речи.

- Мы же говорили, - продолжил главный, - мы можем путешествовать, но никто нам не верит.

Взяв себя в руки, я смогла-таки выдавить из себя членораздельный вопрос:

- КАК?!

- Секрет, - ответил Диззи, - нам нельзя им делиться, чтобы он не попал в злые руки.



- Но…- начала я.

- А вы ещё не доказали, что вы хорошие, - ответил гибберлинг.

- А если мы построим корабль? – спросила я.

- Тогда, может быть. В любом случае такие вопросы решают старейшины, но, до них нужно добраться. А мы отрезаны, мы едва не погибли на этой лодке. Там опасно, большие и злобные монстры, шторма, но если вы нам поможете…

Дальше я уже не слушала. В этот момент воображение нарисовало в моем разуме яркую картину. Вместо этой замшелой лодки, с грубой доской вместо мачты, и гигантских размеров семейных трусов, на тролля не иначе, вместо парусов, вместо всего этого моему внутреннему взору предстала картина большого корабля, на подобии тех, что ходили по Сарнауту, когда в этом мире ещё были моря и океаны. Да сейчас технология строительства таких махин уже давным-давно утрачена, но её можно восстановить. Конечно, будут и расходы. Всё было не просто, всё было дорого. Но, возможно. В этот момент с холодной ясностью я поняла, каким именно образом мне найти золотую середину. Примирить Карансуловых и эльфов, найти во всех жителя Ингоса единую цель. Конечно, без препятствий не обойдется, но все проблемы будут решены. Не будь я Карансуловой!

Повернувшись к Добрыне, я ласково провела ладошкой по щеке воина.

- Мы же никому не расскажем, что видели, правда, милый?

- Но..Но…- начал было Добрыня.

Я прильнула к нему всем телом.

- Вот и славно!

Богатырь растаял. Я победно улыбнулась. Конечно, сокровище гибберлингов будет служить Лиге, но просто грешно было не использовать такой шанс для себя. Яромир, Джованни, все будут ходить у меня по струнке!



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




©kzref.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет