Книги вятского священника Н



жүктеу 1.48 Mb.
бет8/10
Дата21.04.2019
өлшемі1.48 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Примечания


1. Никитина Г.А. Сельская община – бускель – в пореформенный период. (1861 – 1900 гг.). Ижевск, 1993. С. 14 – 15.

2. РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 924. Л. 2 – 2 об.

3. Там же. Д. 2083. Л. 101.

4. Там же. Д. 869. Л. 3 – 4 об.

5. ГАКО. Ф. 237. Оп. 193. Д. 1031. Л. 4.

6. Луппов П.Н. Христианство у вотяков в первой половине XIX века. Вятка, 1911. С. 277 – 278.

7. ГАКО. Ф. 811. Оп. 1. Д. 516. Л. 2.

8. Там же. Д. 605. Л. 1; Д. 516. Л. 2 – 3.

9. ГАКО. Ф. 811. Оп. 1. Д. 724. Л. 1.

10. Там же. Ф. 238. Оп. 193. Д. 24. Л. 10 – 11; Ф. 811. Оп. 1. Д. 516. Л. 3.

11. Там же. Ф. 237. Оп. 193. Д. 24. Л. 12.

12. Там же. Ф. 811. Оп. 1. Д. 516. Л. 3.

13. РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 2573. Л. 39.

14. Устав Глазовской инородческой переводческой комиссии Вятской епархии. Вятка, 1914. С. 1 – 4.

15. Миссионерский съезд в городе Казани 13 – 26 июня 1910 года. Казань, 1910. С. 607 – 608.

16. Луппов А. История с. В. Парзей Глазовского уезда // Труды НОИВК. Вып. 5. Ижевск, 1928. С. 17.

17. ЦГА УР. Ф. 134. Оп. 1. Д. 980. Л. 15 об. - 16.

18. Отчет Вятского комитета ПМО за 1900 год. Вятка, 1901. С. 36 – 37.

19. Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание. Вятка, 1912. С. 95 – 96.

20. Отчет Вятского комитета ПМО за 1900 год. Вятка, 1901. С. 36.

21. РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 1889. Л. 49.

Фефилова Вера Лазаревна

Доцент кафедры педагогики ГГПИ


Принцип иерархичности в духовно-нравственном воспитании
Задача духовно-нравственного воспитания в настоящее время имеет чрезвычайную значимость и ее без преувеличения необходимо осмыслить как одну из приоритетных задач в обеспечении национальной безопасности страны.

Современная отечественная педагогика в настоящее время развивается в трех основных направлениях. Первое направление ориентировано на поиск педагогических технологий по усвоению учащимися знаний, умений и навыков. Здесь необходимо отметить, что знания быстро устаревают и мало способствуют духовному обогащению личности. Второе направление связано с введением личностно-ориентированных образовательных технологий. Это чаще всего заимствованные зарубежные образовательные технологии и также мало способствующие духовному обогащению личности. Третье направление обращено к духовно-нравственным традициям отечественного образования. Как показывает практика, это направление наиболее перспективно, поскольку обращено к богатым отечественным духовно-нравственным традициям.



Идея иерархичности, которая была осмыслена нашими предками и активно развивалась на протяжении столетий, рассматривалась как конкретная, социально-активная, формирующая духовно-нравственное состояние как отдельного человека, так семьи и общества.
Иерархическое устроение личности человека.
О том, что человек чрезвычайно сложное существо известно давно. Как макрокосмос, так и микрокосмос (человек) имеют иерархическое устроение. «Порядочный человек» - это не случайное сочетание. Это когда во главу угла ставится дух, потом душа, а потом тело и всё взаимно подчиняется.

Святые отцы выделяют в человеке три стороны: телесная, душевная и духовная. Каждая имеет свои силы и потребности, свои способы упражнения и удовлетворения. Когда все силы бывают в движении и все потребности удовлетворяются, человек живет. «Таков закон человеческой жизни» - говорит Святитель Феофан Затворник ( 6, с.7). В.Н. Лосский пишет, что «дух должен был находить себе пищу в Боге, жить Богом; душа должна была питаться духом; тело должно было жить душою, - таково было первоначальное устроение бессмертной природы человека» (7, с. 142).



Тело имеет свои потребности, способы упражнения и удовлетворения в пище, в питие, в движении. С пищей поступают белки, жиры, углеводы, вода, минеральные соли, витамины и т.д. Нормы потребностей в зависимости от образа жизни человека дают физиологи и гигиенисты. Тело нуждается в движении, гипокинезия ведет к ряду заболеваний.

Душа также имеет свои потребности, способы упражнения и удовлетворения. Душе свойственно мыслить, желать и чувствовать. Душа является полем борьбы между плотью и духом. Это поле неровное, колеблющееся. Душа может подпадать под влияние плоти, а может стать высоко духовной. Мыслительная сфера души связана с информацией: с рассудочной деятельностью, памятью, воображением. Пищей для души является молитва, как хлеб для плоти. Если душа не упражняется в молитве, а приобретает мирские знания, то быстро становится плотской. Желательная сторона связана с волей, благоразумием. Главное для души не книжная грамотность, а трудолюбие, но не всякое трудолюбие, а связанное с возрастанием в христианской любви и молитве, и в способности видеть истинное положение своей души. Чувствующая сторона души связана с проявлением эмоций и чувств. Здесь могут проявляться как благородные чувства: сочувствие, сопереживание, так и низменные страсти души. Вместилище страстей и чувств – это сердце, поэтому очень важно «держать сердце в руках». Чувствующая сторона души связана с искусством. Поле души на земле – это человеческое общение, семья, общность интересов и привязанностей. Это поле может быть полем взаимоподдержки, а может быть полем вражды.( 1, с. 262 ).

В самой душе содержится сила, способность, которая называется Духом. Это обращенность к вечности. Это как бы выход из земного притяжения. Это обращенность ума к Богу. Это высшая сторона человеческой жизни. Душа человеческая сходна с душой животных, но становится несравненно выше, если сочетается с духом. Душе свойственно размышлять, желать и чувствовать и поэтому высоко духовная душа поднимается до истины (полнота и положительная направленность мысли), добра (желания) и красоты (чувства). Святые отцы выделяют три проявления духа: 1. Страх Божий. Наши предки всегда помнили, что «ходят под Богом», «Бог все видит и за все придется ответить». Страх Божий является сдерживающим фактором против совершения безнравственного поступка. 2. Совесть – это блюститель закона Божьего. Проявление совести есть стыд. Именно стыд является гранью между человеком и животным. Чем больше стыда, тем больше человека, чем меньше стыда, тем больше животного. Положительные качества совести заключаются в доброте человека, его духовности, отрицательные – в эгоизме, черствости, равнодушии. 3. Жажда Бога. Ничто тварное (материальное) удовлетворить духа не может, он изшел от Бога, к Нему стремится и желает с Ним сочетаться. Когда достигнет Бога – покоен бывает, а пока не достигнет, покоен быть не может, мятется и ищет (6, с.34). Способы упражнения и удовлетворения духа – это достижение Бога через молитву, покаяние, причащение и другие церковные таинства.

«Сама по себе душевная жизнь является вполне законной стороной земного бытия человека, даже больше того: без нее человек не мог бы существовать, но здесь необходимо соблюдение строгой иерархии: если тело – служанка души, то душа должна быть служанкой духа. Если эта субординация нарушена, то дух замыкается в себе, он как бы добровольно отрекается от принадлежащего ему по праву и уступает свое место захватившему его. Раб, неожиданно захвативший власть, не может жить по прежним законам, поэтому начинается переоценка прежних ценностей,…после победы души над духом человек теряет такие способности духа, как созерцание, прозрение, внутренний логос сердца, духовные интуиции и способность различать темные и светлые силы, действующие как в космосе, так и в его собственной душе. Ум смыкает свое око, обращенное к вечности, и душа остается слепой. Здесь начинается новый процесс: веросочинительство и вероизобретательство» (1, с. 260). Дух и душу разделяет грех, противопоставляет их друг другу, происходит гиперразвитие душевных сил, пораженных грехом, которые своей тяжестью теснят и подавляют дух. Страсти души в виде пристрастий в пище (конфеты, шоколад, алкоголь, наркотики и т.д.) также становятся могильным камнем для духа. Он уходит в себя, как бы засыпает и цепенеет. Душа начинает видеть только землю. Гиперразвитие души в виде чрезмерного объема знаний подавляет дух, в этом случае атрофируется или, по крайней мере, ослабляется мистическая интуиция. Также люди с чрезмерно развитыми эмоциями, как, например, поэты или артисты, редко бывают религиозными в христианском значении этого слова. Духовная жизнь требует отказа от мирского искусства – этой стихии страстей; сведения внешних знаний к необходимому минимуму для того, чтобы дух воцарился в душе и озарил ее своим светом. Здесь вовсе не проповедь невежества, а замена худшего – лудшим. Дух обладает настолько более глубокими, чем душа гностическими способностями, насколько небо больше земли, насколько вечность превосходит время (1, с. 123-124).

Святитель Феофан Затворник говорит: «Сами по себе душевность и телесность естественны, безгрешны, но человек, сформировавшийся по душевности или, еще хуже, по плотяности, не безгрешен. Он виновен в том, что дал в себе господство тому, что не предназначено к господству и должно занимать подчиненное положение. И выходит, что, хотя душевность естественна, быть душевным человеку – неестественно; так же и плотяность естественна, но быть плотяным человеку неестественно. Погрешность здесь в исключительном преобладании того, что должно стоять в подчинении. Но у кого господствует духовность и хоть это будет его исключительным характером и настроением, он не погрешает, во-первых, потому, что духовность есть норма человеческой жизни и поэтому он настоящий человек, между тем как душевный и плотяный не есть настоящий человек; а во-вторых потому, что как ни будь кто духовен, он не может не давать должного душевности и плотяности, только держит их не жирно и в подчинении духу. Пусть не широка у них душевность (в научных познаниях, искусствах и делах прочих) и крепко стеснена плотяность – все он настоящий, полный человек. А душевный (многознающий, искусник, делец), а тем паче плотяный – не есть настоящий человек, как бы красным не являлся он вовне. Он – безголов. Отсюда простой человек, Бога боящийся, выше многообразованного и элегантного, но не имеющего в целях своих и стремлениях угождения Богу» (6, с.46-47).



Итак, по естественному назначению, человек должен жить в духе, духу подчинять и духом проникать всё душевное, тем более телесное. Он не должен отдавать главенство тому, что должно стоять в подчинении, иначе он превратится в словесное животное.

Иерархическое устроение семейных отношений.
Подчинение низшего высшему должно происходить и в семейных отношениях. В народной педагогике семья занимала особое место, поскольку она рассматривалась в традиционной культуре как естественное природное оружие, определяющее порядок семейного воспитания, его содержание. Иерархическое устроение всегда было характерно для семейных отношений на Руси. Еще до принятия Христианства на Руси сформировался культ предков.

На Руси научены опытом, что для счастья семейства необходимо, чтобы все повиновались одному старшему, умнейшему и опытнейшему в семействе, от которого бы зависели все хозяйственные распоряжения.

Священное Писание свидетельствует о строгом иерархическом устроении семьи: «Всякому мужу глава Христос; жене глава – муж» (1 Кор. 11, 3). Во главе семьи на Руси всегда был мужчина – отец. Жена подчинялась мужу. Однако Православие учит мужей: «мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как к сонаследницам благодатной жизни» (1 Пет. 3,7). А главное, чему учит Православие – это любви: «мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы» (Кор. 3, 19).

Отец – это воплощенная жертвенность и любовь. Отец в Духе – это всегда священник, сознающий во всей полноте свою молитвенную ответственность за род. Священник не в смысле реального посвящения, а в отношении предстательства перед Богом за род. Отец – это тот, кто осознает, что молитвой, скорбями, терпением он призван к искуплению грехов рода. Отец своей жизнью выпрямляет путь рода к Богу. Пример жертвенной любви показал Сам Иисус Христос, когда пострадал за род человеческий. Человек погряз в беззаконии и во зле и требовалась сила выше человеческой и безмерная любовь, ибо только любовь может победить зло. На земле не было такой силы и такой любви, она должна была прийти с Неба. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал и Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3. 16).

Идея страдания, терпения и жалости близка сердцу русского человека. Любить по-русски это – жалеть, но не просто жалеть, а безусловно жалеть, причем русская любовь, это – жертвенная любовь. Семьи на Руси скрепляла не любовь-страсть, а любовь-жертва. Ради семейного лада супруги всегда готовы были идти на жертвы в своих привычках и интересах, ставя на первое место духовную любовь, а не плотскую. Святой Антоний Великий говорит: «Начало греха есть похоть; начало спасения и Царства Небесного есть любовь». Святитель Николай Сербский вторит ему: «Кто удаляется от любви Христовой, впадает в безумство телесных желаний, которые не знают меры, которым нет числа. А над теми, кто просветлен любовью, телесные желания не имеют власти, но они становятся равнодушны ко всем прелестям этого преходящего мира» (5, с. 96).

Не следует думать, что хозяйственные задачи определяли все в семейных отношениях. Наши предки знали глубокие супружеские и родительские чувства. «При этом следует иметь ввиду, что для православного человека представлялось нежелательным слишком явное выражение своих душевных чувств, как отвлекающее от любви духовной – к Богу и к ближним. Отсюда сдержанность в выражении чувств, которая лишь на взгляд стороннего наблюдателя может казаться холодностью» (3,с. 339).

В здоровой христианской семье отец и мать совместно представляют единый организующий и властвующий авторитет, где дети подчиняются взрослым. В этой естественной форме авторитетной власти ребенок убеждается в том, что власть, насыщенная любовью и ответственностью является благодатной силой и что порядок предполагает наличие такой власти. Он начинает понимать, что авторитет духовно опытного человека не призван подавлять или порабощать подчиненного, пренебрегать его внутренней свободой и ломать его характер, но, наоборот, он призван воспитывать человека к внутренней свободе. Отношения родителей и детей всегда иерархичны. Об этом говорит Господь в Евангелии: «Ученик не выше учителя…своего» (Мф. 10, 24). Подлинная иерархичность Благодатна и исполнена любви, но и определенной строгости. Ибо у хорошего отца всегда есть задача приготовить сына к трудностям, скорбям этой жизни.

Философ И.А. Ильин, рассматривая основы духовно здоровой семьи, говорил о том, что в семье ребенок учится верному восприятию авторитета и нравственному поведению. Мы помним библейскую историю поведения Хама, когда он увидел наготу своего спавшего отца – опьяневшего Ноя. Увидев отца таким, Хам рассказал об этом двум своим братьям – Симу и Иафету. Сим и Иафет вошли в дом и, пятясь, дабы не видеть наготы отца, накрыли его. И это есть нравственно-психологический образ поведения сына, который старается не видеть недостатков и падения отца или матери. Проснувшись и узнав о поведении младшего сына, Ной проклял Хама и Хамский род за «хамское» поведение по отношению к отцу.

Если ребенок неправильно обращается с родителями, его надо ставить на место. Строгая иерархия в семье должна соблюдаться во всем. Если семья садится за стол, то в первую очередь еда подается отцу, затем матери, а потом уже детям по старшенству. Недопустимо, чтобы ребенок командовал матерью «дай», «подай», «принеси», «сделай» и т.д. Каждый ребенок должен иметь определенные обязанности.

Как утверждает священник, детский врач Алексей Грачев, что сейчас везде проповедуется принцип демократии и равенства родителей и детей. Надо сказать, что православие категорически это не приветствует. У нас, наоборот, все строится на патриархальных началах. Бытует мнение, завезенное из других стран, что ребенок несет в себе личность, совершенно раскрепощенную, саморазвивающуюся, беспредельную в своих желаниях и устремлениях. Дух такой патологической свободы, который проповедуется во всякого рода новых воспитательных системах, является неприемлемым с точки зрения православной культуры. Изначальная установка, направленная на отсутствие семейной иерархии, собственного места ребенка в семье – очень опасная вещь, она приводит к искажению личности, а в дальнейшем меняет всю его жизнь, налагая на нее болезненные отпечатки и неправильно ее формируя. Дух такого первенства, дух этого «я», постоянное «яканье» является первым психическим следствием неправильной воспитательной доминанты, началом разрушения личности, внутреннего хаоса. Потеря семейной иерархии влечет к тому, что ребенок становится центром семьи, если не центром вселенной, «воспитывается» в непослушании. Родители не ставят его на место, если он ненормально себя ведет, высокомерен по отношению к близким, хотя и недовольны этим. Ребенок начинает считать, что все должны вокруг него вертеться, все являются его должниками, должны создавать ему уют, покупать подарки и безделицы, которые в сущности развращают его личность. Попустительствуя поведению ребенка, когда он из-за пустяка закатывает истерику, взрослые наносят удар по его будущей жизни. В таких случаях ребенок теряет прежде всего душевное здоровье, а потом психическое. Наша культурная отечественная традиция заключается в том, что семья раскрывает личность не путем создания хаоса, вседозволенности, а через воздержание, через контроль своих поступков. Иначе ребенок, развращенный вседозволенностью, начинает стремиться все к новым и новым неукротимым желаниям, наслаждениям и к такой жизни, которая не подчинена никакому контролю. Особенно тяжелые последствия бывают тогда, когда начинается половое созревание ребенка и появляется безудержное желание удовлетворять свои потребности (2, с. 123).

В многовековой традиции на Руси в лице естественного авторитета отца и матери, которые превосходят в жизненном опыте, знаниях жизни и мудрости, ребенок встречается с идеей ранга и учится воспринимать высший ранг другого лица, преклоняясь перед опытом жизни, и, не унижаясь, учится мириться с присущим ему самому низшим рангом, не впадая ни в зависть, ни в ненависть, ни в озлобление. Но только любимый и уважаемый авторитет не гнетет душу ребенка, он служит образцом, до которого ему нужно дорасти, чтобы быть готовым создать свою семью и быть отцом или матерью для своих детей. И только научившись быть ребенком в духовном иерархическом смысле этого возраста, ребенок может стать мужем, главой семьи с осознанием своей духовной ответственности, иначе он на всю жизнь останется своевольным и непослушным ребенком.

Иерархическое устроение общественных отношений.

Для традиционной общественной культуры на Руси также свойственна сильная иерархичность. По мнению М. Элиаде главное отличие человека традиционного общества от человека современного состоит в том, что первый ощущает себя неразрывно связанным с космосом и космическими ритмами, тогда как сущность второго заключается в его связи с историей.

Для понимания русской народной культуры важно знать, что Православие среди других религий было выбрано на Руси потому, что оно более полно отражало характер и устремления русского человека. Приняв Православие, « Древняя Русь» вызревает в «Святую Русь», а идеи Православия становятся идеями русского народа.

«Святая Русь», - отметил С.С. Аверинцев, - категория едва ли не космическая. Было бы нестерпимо плоским понять это как выражение племенной мании величия; в том-то и дело, что ни о чем племенном здесь речи, по существу, нет. У «Святой Руси» нет локальных признаков. У нее только два признака: первый – быть в некотором смысле всем миром, вмещающим даже рай, второй – быть миром под знаком истинной веры» (4, с. 20). Православие стало основой русского миропонимания и русского способа бытия в мире. Поэтому иерархия общественная исходит из подчинения идее миропорядка – Царство Небесное и Царство Земное.

Православие на протяжении веков так воспитало русского человека, что истинно христианская личность не могла не стремиться к тому, о чем молился Спаситель: «Да будут все едино; как Ты, Отче во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 21). «Поэтому истинно личностное сознание есть сознание соборное – сознание единства всего творения, осознание каждой личностью своей включенности в это единство, осознание, что без каждой личности такое единство будет в чем-то неполноценным. И значит, каждый сугубо ответственен за это единство» (4,с 25).

«Соборность – понятие, выражающее сущность и природу культуры, человеческого бытия и человеческого сознания как сверхличных, сверхиндивидуальных качеств, возникших и развившихся на базе прежде всего духовного единения людей, общности их идеалов и ценностей» (7, с. 161). Понятие соборности – понятие русского православного богословия, введенного А.С. Хомяковым. Он истолковывал соборность как «общий принцип устроения бытия, характеризующий множество, собранное силой любви в свободное и органическое единство» http://www.acoona.ru Углубляя идеи славянофилов с учетом концепции всеединства В. С. Соловьева, Е. Трубецкой интерпретирует соборность как совпадение религиозного, нравственного и социального начал, противостоящее как индивидуализму, так и социалистическому коллективизму. Итак, соборность термин русского православия, стало одним из главных понятий «Святой Руси», основывающееся на христианских морально-нравственных ценностях и предполагающее добровольное соединение людей на основе идеи и подчинение ей в любви к Богу, друг другу и к Отечеству, стремлению к справедливости, взаимопомощи и сотрудничеству. Особое место в жизни наших предков занимали «помочи», то есть «совершенно безвозмездная помощь общины отдельному члену ее при особенно неблагоприятных для него обстоятельствах (пожар, болезнь, вдовство, сиротство, падеж лошади)» (3, с. 266). Интересно то, что по крестьянским этическим нормам помочи были самыми обязательными: «Община, по крестьянским представлениям, просто не могла отказать, либо сама проявляла инициативу в организации такой помощи» (3, с.266).В любом случае, каждый отдельный член общины подчинялся общему решению. Многие это делали по внутреннему побуждению, во славу Божию. Другие считались с общественным мнением и не решались противопоставить себя ему. Но в любом случае – в решениях общины за этими нормами стояла христианская система нравственных ценностей, то есть десять заповедей, на которых и была построена вся крестьянская жизнь. Отрицая обязанность следовать Истине Высшей, каждый индивид невольно способствует разъединению общества, взаимному всеобщему отчуждению.

На современном этапе развития российского общества десять заповедей играют также значительную роль в повседневной жизни, даже неверующие люди руководствуются заповедями Божиими, потому что они легли, как в основу обычного права (так называемых неписаных законов), так и юридического. Вместе со следованием заповедям, современный русский человек унаследовал от своих предков и любовь к соборности, только чаще сейчас вместо слова «соборность» употребляются более нейтральные слова, как солидарность, единение, сотрудничество и другие.

Итак, основные компоненты соборности:



  • любовь, сострадание и уважение к ближнему,

  • стремление к решению проблем сообща,

  • взаимопомощь,

  • следование морально-нравственным традициям.

Русскому человеку свойственен менталитет, основанный на принципах русской культуры и идее соборности. Эта черта русского народа четко прослеживается в общинных традициях и стремлении к решению дел сообща с древности до наших дней. Именно эту «жажду» совместной работы, характерную для нашего народа, нужно использовать в качестве средства формирования сотрудничества в семье и школе. Соборность в обучении и воспитании означает единение вокруг общего дела, направленного на помощь нуждающемуся или на благо общего дела. В этом случае оно станет взаимным духовным и душевным обогащением в разнообразных формах общения детей и взрослых, учителей и родителей.

Итак, подводя итог выше сказанному, необходимо утверждать, что только иерархическое устроение становится важным и необходимым средством духовно-нравственного становления личности человека, семьи и общества.

Литература:


  1. Архимандрит Рафаил. Умение умирать или искусство жить. – М.:

Издательство Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой

Лавры, 2004. – 445 с. ( 1 )



  1. Грачев А Уклад духовной жизни и здоровье ребенка. Духовные истоки воспитания. 2002. № 1. с.123-127. ( 2 )

  2. Громыко М.М., Буганов А.В. О воззрениях русского народа. – М.: Паломник, 2000.- 544с. ( 3 )

  3. Дунаев М.М. Вера в горниле сомнений: Православие и русская литература в 17-2о веках. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2003. – 1056 с. ( 4 )

  4. Святитель Николай Сербский «Кассиана»: Повесть о христианской любви. – Минск.: Издательство Свято- Елисаветинского монастыря, 2004. – 127 с. ( 5 )

  5. Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. Клин: Христианская жизнь. 302 с. ( 6 )

  6. Современная философия: словарь и хрестоматия. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. 511 с. ( 7 )





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет