Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюцией 1343 (2001) по Либерии От имени членов Группы экспертов по Либерии имею честь препроводить доклад



бет7/15
Дата14.03.2018
өлшемі2.36 Mb.
#20772
түріДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Торговцы оружием и посредники
202. Властям Кыргызстана не было известно о том, что груз был доставлен в Либерию, а не в Гвинею, как это утверждал агент по продаже оружия Александр Исламов. Последний представил Кыргызстану сертификат конечного пользователя, в котором была указана Гвинея (см. раздел, касающийся сертификатов конечного пользователя).

203. На либерийской стороне этой сделки был подписан еще один договор. Компания «Вест Эфрика эйр сервисиз» не только организовала перевозки с использованием самолета Ил-18, но и также подписала с компанией «Сан эйр дженерал трейдинг» договор на закупку лопастей несущего винта для вертолета Ми-2. «Сан эйр» является компанией, зарегистрированной в Объединенных Арабских Эмиратах. Директор компании Сергей Денисенко является близким партнером Виктора Бута. Договор за № Mi-2/RB/2000 был подписан 27 апреля 2000 года. В этом случае компанию «Вест Эфрика эйр сервисиз» представлял Сандживан Рупра, который также является близким деловым партнером Бута.

204. Сергей Денисенко из «Сан эйр» сообщил Группе о том, что он приобрел лопасти несущего винта у Александра Исламова, который является регулярным поставщиком «Сан эйр», и продал их Сандживану Рупре из «Вест Эфрика эйр сервисиз» в Монровии. Он сказал, что Рупра является деловым партнером Виктора Бута в Африке.

205. Когда Группа запросила информацию о местонахождении Сандживана Рупры в Либерии, власти заявили, что это лицо им неизвестно. Лерой Урей, который подписал договор об аренде для компании «Вест Эфрика эйр сервисиз», также отрицал, что он знает Рупру. Вместе с тем известно, что Рупра под различными именами въезжал в Европейский союз, имея при себе либерийские дипломатические паспорта. Согласно записям в паспортах, он находится в поездках от имени Либерийского морского управления. Комиссар по морским делам Либерии Бенони Урей является братом Лероя Урея. Бенони Урей также отрицал, что он знает Рупру, и ему ничего не было известно о дипломатических паспортах. Г н Рупра больше в Либерии не находится, однако он в течение длительного времени проживал в доме, расположенном практически напротив дома Бенони Урея. Во время беседы членов Группы с г ном Рупрой он признал это и подтвердил, что он проживал в доме покойного Джо Тейта, бывшего Генерального инспектора полиции Либерии, который погиб в 2000 году в вертолетной катастрофе.

206. По словам Денисенко, для лопастей несущего винта сертификата конечного пользователя не требуется, поскольку вертолет Ми-2 является транспортным вертолетом, не имеющим оружия на борту. Вместе с тем, сертификат конечного пользователя, который Александр Исламов представил властям Кыргызстана в связи с приобретением лопастей несущего винта, ясно свидетельствует о том, что лопасти предназначаются для вертолетов Ми-24 (приложение 6). Ми 24 является боевым вертолетом с мощным вооружением. Власти Кыргызстана сообщили Группе о том, что Исламов приобрел лопасти несущего винта для вертолета Ми-24. Эти лопасти и запасные части для вертолетов весом в несколько тонн были доставлены в Либерию с помощью компании «Сан эйр».
Дело «Авиатренд»
207. Компания «Вест Эфрика эйр сервисиз» была создана исключительно для осуществления таких контрабандных операций. Летчик самолета сообщил Группе о том, что он перевозил на нем некоторых либерийских должностных лиц и что в передней части самолета установлено несколько пассажирских кресел. Вместе с тем, летчик также заявил о том, что лицо, осуществлявшее контроль за эксплуатацией самолета, больше разбиралось в морских судах, нежели чем в самолетах, и что у него была кличка «г н Санджи». Сандживан Рупра подписывал документы компании «Вест Эфрика эйр сервисиз» и путешествовал с дипломатическими паспортами, выданными Либерийским морским управлением. Он является тем же лицом, которое Группа по Сьерра-Леоне идентифицировала в качестве торговца оружием, принимавшего участие в закупочных операциях Либерии.

208. В ответ на вопрос о рейсах из Монровии в Абиджан и обратно, которые выполнялись в июле и начале августа, летчик сказал, что на борту самолета «ничего не находилось». Вместе с тем члены Группы также провели обстоятельную беседу с Сандживаном Рупрой. Он заявил, что эти рейсы из Абиджана в Монровию использовались для перевозок боеприпасов.

209. Рейсы компании «Вест Эфрика эйр сервисиз» из Абиджана в Монровию и обратно совпадают по датам с прибытием 15 июля 2000 года в абиджанский аэропорт (Кот д’Ивуар) самолета Ан-124.

210. Благодаря сотрудничеству с украинскими властями Группа получила подробную информацию об этом рейсе. Согласно авиагрузовой накладной, на самолете Ан-124 перевозился груз патронов калибра 7,62 мм весом 113 тонн. Этот самолет вылетел из украинского аэропорта Гостомель 14 июля 2000 года и прибыл в Абиджан, совершив промежуточную посадку в Ливии 15 июля 2000 года для дозаправки горючим. В Абиджане груз был выгружен военными.

211. Сертификат конечного пользователя на пять миллионов патронов и длинный дополнительный перечень оружия были подписаны генералом Робером Геем, который на момент поставки являлся главой государства Кот д’Ивуар. Печать на документе свидетельствует о том, что подпись генерала Гея была удостоверена послом Кот д’Ивуара в Москве 2 июня 2000 года, и на этом основании украинские власти выдали экспортную лицензию и санкционировали выполнение рейса. Власти Украины запросили еще один документ — гарантию того, что оружие будет использоваться при соблюдении моратория ЭКОВАС на поставки стрелкового оружия. Украина также отправила с этим рейсом офицера, призванного проследить, чтобы оружие действительно было доставлено в Кот д’Ивуар.

212. Самолет, который использовался для перевозки этого груза, был зафрахтован у Конструкторского бюро Антонова. Посредником в операциях, связанных с поставкой 5 млн. патронов, и фрахтователем самолета являлась московская компания «Авиатренд», которую представляет Валерий Черный. Партнером Черного в этой сделке являлся Леонид Ефимович Минин. Последний играл ключевую роль в доставке стрелкового оружия весом 68 тонн из Буркина-Фасо в Монровию в марте 1999 года. В этот период личный самолет Минина совершил несколько челночных рейсов между аэропортами Уагадугу и Бобо-Диулассо в Буркина-Фасо и Монровии, в ходе которых была осуществлена перевозка этого груза.

213. Леонид Минин был арестован 5 августа 2000 года в Монзе, Италия. Итальянские следователи, которые произвели обыск в его гостиничном номере, обнаружили большой объем документов. Среди этих документов были факсимильные сообщения Валерия Черного из компании «Авиатренд» в адрес Минина и материалы переписки между сыном президента Чарльза Тейлора и Мининым. Среди документов Минина было также обнаружено несколько по всей видимости подлинных бланков сертификатов конечного пользователя из Кот д’Ивуара. Информация о банковских переводах также свидетельствует о том, что Минин выплатил компании «Авиатренд» 1 млн. долл. США. Один платеж на сумму 850 000 долл. США был переведен 7 июня 2000 года на счет компании «Авиатренд» в банке «Альфа» в Никосии, Кипр; второй платеж в размере 150 000 долл. США был переведен на счет «Авиатренд» в нью-йоркском банке «Чейз Манхеттен» 13 июня 2000 года через «Сулико холдингс», являющуюся одной из многочисленных офшорных компаний Минина. В связи с обоими платежами указывалось, что они предназначаются для «закупок технических материалов/лесозаготовительных инструментов».

214. Члены Группы провели беседы практически со всеми сторонами, имеющими отношение к этому конкретному делу. Была проведена беседа с послом Кот д’Ивуара в Москве, который удостоверил подпись генерала Гея на сертификате конечного пользователя. Ознакомившись с копией сертификата конечного пользователя, посол признал, что он подписал один из них, но сказал, что другие копии, найденные у Минина, являются поддельными. Мелкие детали на документе свидетельствовали о том, что у Минина имелись поддельные копии сертификата конечного пользователя и что подпись посла отличается от подписи на подлиннике, полученном Группой от украинских властей (приложение 4).

215. В Москве члены Группы имели беседу с Валерием Черным из компании «Авиатренд». Черный не смог объяснить существование многочисленных копий сертификата конечного пользователя Кот д’Ивуара. В ответ на вопрос, почему Минин заплатил ему 1 млн. долл. США всего лишь за 5 млн. патронов (ориентировочная рыночная цена составляет 250 000 долл. США), Черный признал, что на складах находилась дополнительная партия оружия, которую планировалось отправить в Кот д’Ивуар. После того как 14 июля груз был вывезен на пределы Украины и была проведена подготовительная работа по осуществлению дальнейших поставок, Минин «исчез». Впоследствии Черный слышал о том, что Минин был арестован в Италии. Черный заявил, что с тех пор оружие все еще находится на складе.

216. Члены Группы также имели беседу с генералом Робером Геем, который после проведения выборов в Кот д’Ивуаре покинул столицу и в настоящее время проживает в своей родной деревне в западной части страны. Генерал признал, что он подписал сертификат конечного пользователя. Им был подписан только один документ. Он объяснил, что при вступлении в должность после государственного переворота в 1999 году он хотел пополнить истощившиеся запасы оружия Кот д’Ивуара. Прежде всего он обратился к главам государств других африканских стран, включая Буркина-Фасо, Марокко, Либерию и Ливию, с просьбой поставить небольшие партии боеприпасов и легких вооружений. По словам генерала Гея, президент Либерии поставил несколько единиц оружия и даже прислал эмиссара для оказания генералу помощи в сложившейся ситуации. Этим эмиссаром был посол по особым поручениям Либерии Мухаммед Саламе, житель Абиджана и владелец одной из лесозаготовительных компаний в Либерии. Саламе предложил свои услуги и попросил Гея подписать сертификат конечного пользователя. Это оружие впоследствии было бы поделено между Кот д’Ивуаром и Либерией. Генерал признал, что часть боеприпасов осталась в Кот д’Ивуаре, но что бóльшая их часть предназначалась для Либерии.

217. По словам генерала, практическими вопросами занимался посол Саламе. Когда члены Группы обратились к послу Саламе, он заявил, что ему абсолютно ничего неизвестно об операциях с боеприпасами. Он сказал, что он занимается исключительно лесозаготовками. Вместе с тем, когда члены Группы беседовали с Леонидом Мининым в тюрьме в Италии, он заявил, что Мухаммед Саламе принимал участие со стороны Кот д’Ивуара в заключении с компанией «Авиатренд» сделки на поставки оружия. Он заявил, что эта сделка была организована Мухаммедом Саламе от имени президента Либерии в обмен на заключение выгодного договора для мининской лесозаготовительной компании «Экзотик тропикл энд тимбер энтерпрайзис» в Либерии. Леонид Минин также признал, что его арест в августе привел к отмене дальнейших поставок оружия по сертификату конечного пользователя. Он уже произвел авансовые платежи по этим поставкам оружия. Леонид Минин также заявил, что сын президента Тейлора — Чарльз «Чаки» Тейлор (мл.) — пытался принять участие в некоторых из этих сделок на поставки оружия для получения комиссионных. Еще один деловой партнер Леонида Минина — гражданин Финляндии, имеющий компании в Турции и Швейцарии, — поддерживал контакты с Чарльзом Тейлором младшим, и документы, найденные у Минина, свидетельствуют о том, что он направлял Минину документацию об оборудовании различных видов. В некоторых из этих документов содержатся упоминания о «специальных посылках для младшего». Финн по имени Эркки Таммивуори подтвердил членам Группы, что он несколько раз ездил в Либерию вместе с Леонидом Мининым и что ему было предложено выступить в качестве посредника в операциях, связанных с поставками оборудования для систем охраны и безопасности.

218. Особый интерес у членов Группы вызвало одно письмо, направленное Минину г ном Таммивуори, в котором указывается, что оружие может быть поставлено при наличии или в отсутствие сертификата конечного пользователя и что проведения торгов можно избежать в случае отсутствия необходимости в сертификате конечного пользователя, за счет чего цена на оружие будет ниже. Письмо было направлено Минину по факсимильной связи в марте 1999 года. Оно отпечатано на бланке компании «МЕТ А.С.» в Турции, но отослано с адреса Таммивуори в Швейцарии. Оружием, которое предлагалось в документе, являются ракеты «Конкурс» в конфигурации «боевая часть с тандемным расположением зарядов для реактивного оружия». Сандживан Рупра во время беседы с членами Группы продемонстрировал на компьютерном экране своего сотового телефона перечень вооружений, которые были доставлены в Либерию в мае 2000 года с указанием регистрационного знака самолета Ил 76 — ТL ACU. В перечне указываются ракеты нескольких типов, включая ракеты «Стрела» и «Игла» и пусковые установки для ракет «Конкурс». Г н Рупра пояснил, что это оружие еще не использовалось в военных действиях, поскольку в Либерию не были направлены инструкторы для управления ракетными системами.

219. Сын президента Тейлора также принимал участие в заключении сделки на поставку боеприпасов между Кот д’Ивуаром и Либерией. Об этом говорили и Леонид Минин, и Сандживан Рупра. Когда в Кот д’Ивуар самолетом Ан 124 (регистрационный номер UR82008) были доставлены боеприпасы весом 113 тонн, Минин находился в Италии. В это время поставщик оружия Валерий Черный находился на Украине. Вопрос о поставке в Либерию был окончательно согласован между военными в абиджанском аэропорту, Сандживаном Рупрой, Мухаммедом Саламе и Чарльзом Тейлором младшим. Минин сказал, что боеприпасы были перегружены на специальный самолет, прибывший из Монровии.

220. Самолет Ил 18 авиакомпании «Вест Эфрика эйр сервисис» здесь вновь играл важную роль. Ил 18 является относительно небольшим самолетом, а было необходимо перевезти груз весом 113 тонн. Г н Рупра сообщил членам Группы о том, что по этой причине для доставки всего груза в Либерию самолету пришлось выполнить восемь рейсов. Осуществление операции началось в тот же день, когда этот самолет возвратился из Кыргызстана с грузом запасных частей для вертолетов на борту.

221. После ареста Минина в Италии осуществление операции пришлось прекратить. У Валерия Черного не имелось необходимых связей в Либерии, в то время как Леонид Минин постоянно поддерживал контакты с ее президентом. По сообщению Группы по Сьерра-Леоне, президент Тейлор договорился с Мининым об использовании его частного самолета для доставки оружия из Нигера и Буркина-Фасо. Минин также вложил крупные средства в либерийскую лесную промышленность. Во время ареста у Минина были обнаружены документы, подписанные министром юстиции Либерии и свидетельствующие о том, что правительство Либерии все еще было должно компании «Экзотик» более 2 млн. долл. США в виде налогов, выплаченных авансом. Поскольку Минин никогда не вывозил лесоматериалы в значительных объемах, эти средства могли предназначаться только для оплаты других услуг, оказанных правительству Либерии.

222. Сертификат конечного пользователя Кот д’Ивуара, многочисленные копии которого имелись у Минина и Валерия Черного, дает представление об объемах вооружений, которые предполагалось поставить в Либерию, если бы Минин не был арестован итальянскими властями. Во время подготовки настоящего доклада государственный прокурор суда города Монза, Италия, все еще проводил следствие по этому делу, связанному с нарушением режима санкций.

223. В Молдове летчик самолета Ил 18 также сообщил членам Группы о том, что после выполнения рейсов из Абиджана у него и экипажа было мало работы. Ясно, что оружие, заказанное по каналу Минин-«Авиатренд», имело непосредственное отношение к использованию таинственного самолета Ильюшин (EL ALY), который был зафрахтован Сандживаном Рупрой и его либерийскими партнерами — Бенони и Лероем Уреями. Это проливает свет на причины, по которым договор об аренде между компаниями «Ренан» и «Вест Эфрика эйр сервисис» был в конечном итоге аннулирован. В сентябре самолет выполнил последний рейс для доставки в Абиджан членов группы президента Тейлора по борьбе с терроризмом в целях оказания помощи генералу Роберу Гею, когда его резиденция подверглась нападению со стороны мятежного армейского подразделения. После этого самолет возвратился в Чизинау, Молдова, где подложный регистрационный знак на хвостовой части самолета был удален и заменен его первоначальным молдовским регистрационным знаком ER ICJ.
Тематическое исследование: попытки Либерии
по приобретению вертолетов

224. Группа установила, что Либерия предпринимала весьма активные усилия, с тем чтобы получить в свое распоряжение военные вертолеты. Транспортные вертолеты (Ми 8, Ми 17) и особенно боевые вертолеты (Ми 24 или Ми 35) попали в конфликтные зоны в Африке с заводов и складов восточноевропейских стран. В Сьерра-Леоне Ми 24 играли существенную роль в операциях компании «Икзекьютив ауткамз», связанных с использованием южноафриканских наемников в 1996 году. В последние два года Гвинея закупила несколько вертолетов Ми 24, причем некоторые из них дислоцированы вдоль границ со Сьерра-Леоне и Либерией. Представители министерства обороны Кот д’Ивуара в своих беседах с членами Группы заявили, что присутствие этих вертолетов в соседних странах представляет собой потенциальную угрозу для безопасности Кот д’Ивуара и что правительство намеревается закупить аналогичные боевые вертолеты для обеспечения паритета в вооружениях.

225. О том, что у Либерии имелись какие-либо вертолеты Ми 24, ничего известно не было, однако эмбарго на поставки оружия, введенное в отношении Либерии, не помешало этой стране импортировать несколько других военных вертолетов. Группа по Сьерра-Леоне упоминала об их поставке в своем докладе S/2000/1195 (пункт 233) и определила в качестве главного поставщика сеть Виктора Бута, занимающуюся контрабандой оружия. В ходе своих посещений Либерии в июле и октябре 2001 года члены Группы видели два вертолета Ми 17: один — с опознавательными знаками Группы по борьбе с терроризмом в аэропорту «Сприггс-Пейн» возле Монровии, а другой — в ангаре международного аэропорта Робертс, в котором он находился с начала 2001 года в связи с техническими проблемами. Два вертолета Ми 2 были также поставлены Сандживаном Рупрой в октябре 1999 года, а запасные части для вертолетов Ми 17 и Ми 24 были получены из Кыргызстана в июле 2000 года. Члены Группы также имели беседу с Сандживаном Рупрой, который, будучи партнером Виктора Бута в Либерии, играл ключевую роль в обеспечении поставок вертолетов Ми 8.

226. Пилоты вертолетов останавливались в гостинице «Африка», принадлежащей одному из наиболее влиятельных предпринимателей в Либерии Гусу Каувенховену. Члены Группы побывали в ней в июле и обнаружили, что эта фешенебельная гостиница почти пуста. Пилоты являлись ее единственными постоянными клиентами. Гус Каувенховен проживает на одной из вилл, входящих в гостиничный комплекс. В октябре 2001 года г н Каувенховен сообщил членам Группы о том, что пилоты выехали из его гостиницы. Один из этих пилотов, который возвратился в Восточную Европу, подтвердил, что он и его коллеги покинули гостиницу.

227. Как представляется, усилия Либерии, направленные на приобретение боевых вертолетов Ми 24, до сих пор успеха не имели. Однако в последнее время были предприняты две попытки получить еще несколько вертолетов Ми 17 и даже Ми 24. Власти Молдовы и Словакии оказывали Группе содействие в расследовании этих дел.


Первый груз
228. В марте 2001 года Комитет Совета Безопасности по Либерии получил от властей Словакии информацию о том, что ее таможенные органы предотвратили попытку отправки боевого вертолета в Кыргызскую Республику. У них возникли подозрения в отношении того, что самолет с вертолетом на борту намеревался проследовать в иной пункт назначения при возможном нарушении режима санкций Организации Объединенных Наций.

229. Расследование событий, приведших к этому инциденту, показало, что 2 июля 2000 года завод ЛОТ по ремонту вертолетов в Тренчине подписал договор с министерством обороны Кыргызской Республики о ремонте и модернизации двух кыргызских боевых вертолетов. Положения договора были согласованы между министерством обороны и военным атташе Кыргызской Республики в Москве генерал-майором Уразматовым. Военный атташе сначала поинтересовался возможностью ремонта двух боевых вертолетов Ми 24 на ремонтном заводе в Словакии. Первый вертолет прибыл в Словакию в конце июня 2000 года после получения санкции со стороны словацкого министерства обороны. После подписания договора он был отремонтирован и модернизирован и несколько недель спустя отправлен назад в Кыргызстан. Второй вертолет прибыл в октябре 2000 года, и в феврале 2001 года он должен был быть погружен на борт самолета Ил 76. Вопросы перевозки в обоих случаях были оговорены в договорах о фрахте с частной авиационной компанией «Сентрэфрикен эйрлайнз».

230. Подробный анализ дела свидетельствует о том, что первый вертолет прибыл в июне на борту самолета Ил 76 и находился на ремонтном заводе в течение примерно одного месяца. Этот вертолет был доставлен обратно в Кыргызстан на том же самолете Ил 76 (регистрационный знак TL ACU). Вместе с тем, к моменту завершения ремонта второго вертолета в Словакии в феврале 2001 года у властей стали возникать подозрения, и они запросили дополнительную информацию о законности сделки у своих кыргызстанских коллег, поскольку второй вертолет был готов к отправке обратно.

231. Кыргызстан сообщил, что обратная доставка вертолетов не планировалась. В действительности, министерству обороны Кыргызстана даже не было известно о существовании какого либо договора на ремонт в Словакии, как об этом свидетельствуют материалы переписки между таможенными органами обеих стран. Кыргызстан эти вертолеты продал брокеру Александру Исламову. Получателем вертолетов являлась гвинейская компания под названием «Пекос». Эта информация, полученная от Кыргызстана, побудила власти Словацкой Республики задержать второй вертолет и информировать об этом Комитет Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Впоследствии Группа установила, что сделку со словацким ремонтным заводом заключил без ведома министерства обороны Кыргызстана именно военный атташе Кыргызстана генерал-майор Уразматов. После этого генерал-майор был уволен.

232. 22 февраля 2001 года, через несколько дней после наложения ареста на вертолет, гражданин Словацкой Республики Петер Юшко заявил, что он является представителем компании «Пекос» и новым владельцем вертолета. Г н Юшко уже был известен словацким властям в качестве директора брокерской фирмы по торговле оружием под названием «Джой Словакия». Александр Исламов — брокер, который поддерживал контакты с министерством обороны Кыргызстана, — также являлся директором этой компании. Словацкие военные ранее имели деловые контакты с «Джой Словакия» и предъявили членам Группы копию сертификата конечного пользователя этой компании на продажу стрелкового оружия Гвинее в 1997 году. Позднее Группа провела проверку в Гвинее и установила, что министерство обороны никогда не заказывало это оружие (см. раздел, касающийся сертификатов конечного пользователя). Сертификат конечного пользователя был поддельным.

233. Еще до того, как таможенные органы наложили арест на второй вертолет, грузовой самолет, который должен был забрать его, вызывал определенные подозрения у Управления гражданской авиации в Братиславе. Запросы на посадку грузового самолета были получены от молдовской компании «Молдтрансавиа», однако компания хотела выполнить рейсы с использованием самолета, зарегистрированного в Республике Конго и Центральноафриканской Республике, причем для выставления счетов был указан почтовый адрес в Объединенных Арабских Эмиратах. Управление гражданской авиации Словакии сначала обратилось с вопросом к министерству транспорта и гражданской авиации Молдовы для выяснения того, уполномочена ли компания «Молдтрансавиа» выполнять международные нерегулярные рейсы, имеется ли у нее действующий авиаэксплуатационный сертификат и имеет ли она право использовать грузовой самолет Ил 76. Согласно ответу Молдовы, у компании «Молдтрансавиа» имеется действующий авиаэксплуатационный сертификат, однако она имеет право эксплуатировать только пассажирские самолеты, а не самолеты типа Ил 76, который она планировала использовать для перевозки боевого вертолета.

234. Тем временем, компания «Молдтрансавиа» направила Управлению гражданской авиации Словакии копии страховых документов, с тем чтобы показать, что она должным образом застрахована и имеет право использовать два самолета Ил 76. Согласно страховым документам, с декабря 2000 года один самолет Ил 76 с регистрационным номером TL ACU был застрахован как для компании «Молдтрансавиа», так и для компании «Сан эйр». Еще один самолет Ил 76 с регистрационным номером TN AFS был застрахован для правительства Конго и опять для же компании «Сан эйр», но не для компании «Молдтрансавиа». Последняя направила эти страховые свидетельства Словакии 12 февраля 2001 года, однако к этому времени от Управления гражданской авиации Молдовы был получен отрицательный ответ.

235. Управление гражданской авиации Словакии отказалось предоставить компании «Молдтрансавиа» разрешение на выполнение рейса для перевозки вертолета. Однако к тому времени поступила еще одна серия запросов от компании «Сентрэфрикен эйрлайнз». Последняя запросила разрешение на посадку в Словакии и погрузку вертолета на борт ее самолета. Она опять хотела использовать самолет Ил 76 с регистрационным номером TL ACU. В данном случае компания «Сентрэфрикен эйрлайнз» являлась бы его эксплуатантом.

236. Однако к тому времени в распоряжении Управления гражданской авиации Словакии имелось страховое свидетельство, полученное им от компании «Молдтрансавиа» в отношении этого конкретного самолета — Ил 76 с регистрационным номером TL ACU. В этом документе не указывалось, что компания «Сентрэфрикен эйрлайнз» имела право использовать этот самолет; поэтому Управление вновь решило проверить авиаэксплуатационный сертификат компании «Сентрэфрикен эйрлайнз» и страховое свидетельство на предмет того, что эта компания имеет право эксплуатировать самолеты Ил 76.

237. 19 февраля 2001 года компания «Сентрэфрикен эйрлайнз» представила страховое свидетельство на этот самолет. На этот раз оно охватывало страхование для владельца — компании «Сан эйр» и двух эксплуатантов — компаний «Молдтрансавиа» и «Сентрэфрикен эйрлайнз». Согласно страховому свидетельству, этот самолет был застрахован для всех этих компаний с 4 декабря 2000 года.

238. Компания «Сентрэфрикен эйрлайнз» также представила авиаэксплуатационный сертификат, выданный в Центральноафриканской Республике, с указанием адреса компании в Объединенных Арабских Эмиратах. В конечном итоге. 20 февраля 2001 года было дано разрешение на посадку самолета Ил 76 в Словацкой Республике, погрузку вертолета на его борт и доставку обратно в Кыргызстан. 22 февраля самолет прибыл, с тем чтобы забрать боевой вертолет, однако в этот момент вмешались таможенные власти Словакии.

239. Члены Группы посетили Кыргызскую Республику, с тем чтобы более обстоятельно ознакомиться с условиями договора и узнать, что произошло с первым вертолетом, который, согласно договору между словацким ремонтным заводом и Кыргызстаном, должен был быть доставлен обратно. Однако в Кыргызстане об этом договоре ничего не было известно. Министерство обороны Кыргызстана сотрудничало с Группой и представило информацию о своем участии в сделке, касающейся вертолетов. Министерство обороны в Бишкеке поддерживало контакты с представителем компании «Пекос» Александром Исламовым. Он всегда представлял себя в качестве регионального представителя гвинейской компании «Пекос», которая закупала оружие и связанные с ним материальные средства от имени министерства обороны Гвинеи. Как указывалось при изложении этого дела выше, Исламов также закупал в Кыргызстане запасные части для вертолетов. Исламов и Петер Юшко являются содиректорами нескольких компаний по продаже вооружений, которые, по имеющимся сведениям, были созданы для осуществления незаконных операций с оружием в обход режима санкций. В случае с вертолетами Исламов представил министерству обороны Кыргызстана гвинейский сертификат конечного пользователя от 1 июля 1999 года. Этот документ, как Группа впоследствии установила в ходе своего посещения Гвинеи, был поддельным, а Гвинея вертолеты не заказывала.

240. Когда самолет Виктора Бута Ил 76 прибыл в Кыргызстан 26 июня 2000 года, с тем чтобы забрать первый боевой вертолет, он вылетел в место расположения ремонтного завода в Словакии. Оттуда он отбыл 2 августа 2000 года, с тем чтобы доставить вертолет обратно в Кыргызстан, сделав при этом промежуточную посадку в Чизинау (Молдова) для дозаправки горючим в соответствии с полетным разрешением, которое было ему дано в Словакии, однако в то время он так и не возвратился в Кыргызстан. Он прибыл в Кыргызстан 22 августа для дозаправки горючим из Тбилиси (Грузия) и затем, согласно записям в авиадиспетчерских регистрационных журналах в Кыргызстане, вылетел в Конакри, Гвинея. Вместе с тем записи в авиадиспетчерских регистрационных журналах в странах Западной Африки свидетельствуют о том, что самолет не вылетел в Гвинею, а сделал посадку в международном аэропорту Робертс в Либерии 23 августа 2000 года. Во время подготовки настоящего доклада Группа все еще ожидала ответа из Грузии относительно груза, находившегося на борту самолета Ил 76. За два месяца до этого, как об этом говорится в изложении другого дела в настоящем докладе, самолет также совершил рейс из Кыргызстана в Монровию с грузом запасных частей для вертолетов Ми 8 и Ми 24 весом 7 тонн. И вновь кыргызстанским властям были даны уверения в том, что конечным пунктом назначения будет не Либерия, а Гвинея.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет