Конфликты в тропической африке


Путч в Мали: причины и последствия



жүктеу 0.64 Mb.
бет5/8
Дата10.03.2018
өлшемі0.64 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Путч в Мали: причины и последствия

05 июня 2012. Василий Филиппов. Д.и.н., в.н.с. Центра изучения стран Тропической Африки Института Африки РАН, эксперт РСМД

«Арабская весна» и агрессия НАТО против Ливии спровоцировали необратимые и очень опасные процессы в Сахаро-Сахельском регионе. Исход туарегов из Ливии послужил причиной военного путча в Мали, сепаратистской войны на севере этой страны и возникновения самопровозглашенного государства Азавад. Возникла угроза масштабного регионального политического и военного кризиса.

Нынешняя конфликтная ситуация в Мали имеет давнюю историю и обусловлена различными причинами. Фактически речь идет о нескольких конфликтах, имеющих различную природу, но в настоящее время фатально наложившихся друг на друга.



Конфликт «культур жизнеобеспечения»

На территории Мали сосуществуют различные социолингвистические (чаще всего их ошибочно интерпретируют как «этнические») общности, имеющие разные культуры жизнеобеспечения. Оседлые земледельцы и рыбаки (племена, говорящие на языках манде и сонгай), составляющие большую часть жителей Мали, живут на юго-востоке страны. Носители языка фульбе занимаются разведением крупного рогатого скота на юго-западных ее окраинах. В песках Сахары кочуют бербероязычные племена туарегов, а также арабы и мавры, известные в зоне Сахеля как воины, торговцы и скотоводы.

Столь сложная композиция языков, культур, традиций сама по себе таит опасность возникновения конфликтов. Ситуация усугубляется тем, что историческая память малийцев хранит образы врагов. На протяжении всей истории страны земледельцы страдали от набегов кочевников. Историческая память малийцев остается серьезным конфликтогенным фактором. И в настоящее время относительно мирные земледельцы страдают от набегов агрессивных кочевников – туарегов и мавров, своего рода «корсаров пустыни». Последние и поныне грабят караваны на транссахарских путях, захватывают заложников, торгуют оружием и наркотиками.

Кочевники – «пасынки» Мали

Центральные власти Мали представлены в основном племенами, говорящими на диалектах языков манде и сонгай, отчасти – фульбе. Правительство игнорирует коренные интересы кочевников. Государственное финансирование практически не доходит до северных территорий, социальные программы (без того весьма скудные) и гуманитарная помощь западных стран не распространяются на племена туарегов, мавров и арабов. Ситуация неизменно обостряется и переходит в фазу вооруженного мятежа в засушливые годы, когда массовый падеж скота обрекает кочевников на голод. Центральное правительство отвечает армейскими экспедициями на север.

Однако Мали – очень бедная страна, армия насчитывает всего около 5 тыс. плохо вооруженных солдат и офицеров. Они просто не в состоянии контролировать огромные территории Сахары и Сахеля. Поэтому практически весь постколониальный период центральное правительство Мали предпринимало попытки договориться с туарегами и даже привлечь их на свою сторону. Но скудный государственный бюджет в сочетании с коррупцией просто не позволял удовлетворить требования строптивых кочевников, и непродолжительные периоды бесконфликтного сосуществования быстро сменялись новыми вооруженными столкновениями.

Конец Джамахирии и исход туарегов из Ливии

Катаклизмы последнего времени стали прямым следствием «арабской весны» и агрессии НАТО против Ливии. Известно, что М. Каддафи был движим идеей образования специальных воинских подразделений туарегов, стремящихся к созданию единого государства. Он рассматривал мифический Азавад как шаг на пути к федерации «Большая Сахара». По замыслу лидера Джамахирии, эта федерация должна была объединить территории Нигера, Мали, Буркина-Фасо и Алжира. Еще в начале 1970-х годов в Ливии был создан Исламский легион. В 1980 г. Каддафи предложил туарегам, жившим в Ливии, пройти обучение в военных лагерях, а в 2005 г. предоставил неограниченный вид на жительство всем нигерским и малийским туарегам на территории Ливии. В 2006 г. он призвал все племена региона Сахары, включая туарегов, сформировать единую силу для противодействия терроризму и незаконному обороту наркотиков. Большая часть туарегов осталась верна Каддафи. Сразу же после начала войны вожди племен из Ливии, Мали и Нигера заявили о готовности выступить на стороне полковника против «предателей Ливии». Туареги Мали заявили, что начнут войну против малийского правительства, если оно поддержит «крыс» или если в Мали арестуют кого-либо из помощников Каддафи.

После поражения каддафистов ситуация на севере Мали стала взрывоопасной, начался процесс возвращения туарегов на земли исконного проживания. Они возвращались в Мали с самым современным французским оружием, которое в свое время сбрасывалось ливийским повстанцам на западе Ливии с самолетов НАТО. Повстанческие группировки заявили об объединении, получившем название «Национальное движение за освобождение Азавада» (НДОА).

17 январе 2012 г. на севере Мали началась полномасштабная война. Малочисленные и деморализованные гарнизоны были не в состоянии противостоять туарегам и сдавались практически без боя. За два месяца туареги захватили две трети территории страны и объявили о суверенитете самопровозглашенного государства.



Уран и диффузия «Аль-Каиды» в Сахель

Особый колорит этой коллизии придает то, что в этой зоне Сахеля обнаружены богатейшие залежи урана, разработку которых уже ведут французские и китайские компании. По экспертным данным, прогнозные ресурсы урана в Мали оцениваются в 100 тыс. т U3O8 при среднем содержании урана в рудах 0,085%. Есть основания полагать, что вожди туарегских племен не захотят оставаться в стороне от баснословных прибылей, получаемых от торговли этим стратегическим сырьем. И именно этим во многом объясняется их боевая активность последнего времени.

Более того, урановые залежи неудержимо влекут к себе и «Аль-Каиду Исламского Магриба» (АКИМ). Мали рассматривается в качестве резервного плацдарма «Аль-Каиды» с начала интервенции американцев в Афганистане. Наряду с ураном, существуют и иные причины, обусловившие интерес «Аль-Каиды» к Мали: близость потенциальных целей террористов в Европе, труднодоступность северных районов Мали, конфликтные отношения между малийскими властями и туарегами. В регионе действуют и другие исламистские организации, в том числе «Салафистская группа проповеди и джихада» (СГПД). Эта экстремистская организация, созданная эмиром Хасаном Хаттабом в 1996 г. в Алжире, частично уже поглощена АКИМ. Другая часть салафитов послужила основой для формирования еще одной исламистской организации – «Ансар-ад Дин». Последняя состоит в основном из туарегов, под знаменами АКИМ воюют арабы, мавры, туареги, пакистанцы, пуштуны и пр. Арабский «Фронт национального освобождения Азавада» (ФНОА) играет на противоречиях между арабами и туарегами и находится в оппозиции НДОА. Нужно иметь в виду и то, что само сообщество туарегов неоднородно. Отдельные племена и их вожди постоянно враждуют друг с другом, преследуют собственные вполне меркантильные интересы, в разной степени подвержены влиянию радикального ислама. Безусловно, никакого единства в самопровозглашенном Азаваде нет и никогда не будет.

Урановые богатства Сахеля, с одной стороны, привлекают экономически развитые страны Запада и Китай, с другой – воспринимаются ими как потенциальная угроза. США обеспокоены доступностью этого опасного сырья для исламских фундаменталистов. Если туареги и исламисты установят контроль над урановыми рудниками, то они незамедлительно начнут искать пути сбыта необогащенного урана в страны-изгои, прежде всего, в Иран. Последний уже закупил тысячи центрифуг для обогащения урана. Если Азавад станет политической реальностью, то, несомненно, АКИМ приступит к самостоятельному обогащению урана. Такой сценарий развития событий никак не может устроить США и их партнеров по НАТО.



«Игрушечный путч» в Бамако

На фоне боев с туарегами произошел «игрушечный путч» в Бамако. Армия якобы обвинила президента А.Т. Туре в неспособности противостоять экспансии кочевников. Вплоть до этого события власть в стране вот уже два десятилетия передавалась легитимно, и многие западные эксперты называли Мали образцом торжества демократии и гражданского общества в Западной Африке. Кому и зачем понадобилось свергать президента за месяц до выборов, тем более, что тот уже заявил, что уважает конституцию и не будет баллотироваться на третий срок?

Полгода назад в СМИ появилась информация о том, что Билл Гейтс предложил влиятельным американским бизнесменам и политикам инвестировать в экономику Мали. Но чтобы это произошло, они должны быть уверены в том, что страну в 2012 г. возглавит гражданин США шейх Модибо Диарра. Вполне понятно, почему американская бизнес-элита отдала свои симпатии именно этому претенденту на президентское кресло Мали: Диарра занимал высокие посты в американском NASA, а позднее пять лет представлял корпорацию «Майкрософт» в Африке.

Наряду с Диаррой, на президентское кресло претендовали спикер парламента Дионкунда Траоре, а также бывший премьер-министр Модибо Сидибе и президент Валютного и экономического союза Западной Африки Сумайла Сиссе. Среди претендентов был и популярный в молодежной среде Умар Марико, который 27 августа 2011 г. был в числе организаторов митинга в Бамако, проходившего под лозунгами «Саркози, Обама, Кэмерон, прекратите убивать женщин и детей!», «НАТО, вон из Ливии!». Очевидно, что США не хотели бы видеть в президентском кресле такого избранника.

Что произошло после путча? (Кстати, лидер путчистов капитан Амаду Саного проходил военную подготовку в США, а свергнутый А.Г. Туре – в Рязанском десантном училище.) «Временным президентом» страны был назначен Траоре, а главой правительства стал Диарра. Более того, хунта арестовала двух главных соперников Диарра на предстоящих выборах – Сидибе и Сиссе.

Целью путчистов якобы было противодействие нашествию туарегов и возрождению армии. В итоге туареги перешли в наступление, отторгли у Мали большую часть территории и заявили о суверенитете самопровозглашенного государства Азавад. Армия сразу после путча занялась мародерством и грабежами в Бамако и других городах. Нападению подверглись, прежде всего, люди со светлой кожей, что придает конфликту расистский оттенок (напомним, что туарегов называют «белыми людьми пустыни»). Вооруженные силы Мали деморализованы и дезориентированы. Они фактически никому не подчиняются, даже инициатору путча А. Саного. Более того, когда разъяренная толпа ворвалась в офис «назначенного» президента, солдаты не только не противодействовали избиению Траоре, но и демонстрировали свою лояльность нападавшим. В стране воцарились хаос и анархия.



Парадоксальная перспектива

В Мали сложилась парадоксальная ситуация: организовать и провести легитимные выборы президента практически невозможно. Большая часть территории страны вообще никем не контролируется или контролируется группировками, враждующими между собой. Проводить подобие выборов на якобы подконтрольной территории не имеет смысла – их легитимность будет ничтожна. Кроме того, провести выборы только на юге страны – значит де-факто признать суверенитет Азавада.

Мировое сообщество пока ограничивается вялыми заявлениями о необходимости восстановления конституционного порядка в стране. Страны ЭКОВАС, правда, обещали военную помощь (3 тыс. солдат), но даже если они и будут направлены в Мали, то смогут лишь сдержать продвижение мятежных туарегов и исламистов на Бамако, что не обеспечит восстановление целостности страны. Вопрос только в том, когда в игру вступят США и НАТО. Скорее всего, американцы не захотят посылать в Мали своих солдат: перспектива войны на просторах Сахары вряд ли обрадует Пентагон, особенно сейчас, когда Н. Саркози проиграл выборы и на поддержку Франции рассчитывать сложно. Возможно, США направят подразделения американских сил специального назначения в Сахель, но исключительно для того, чтобы взять под контроль урановые рудники. Американцы будут финансировать военные экспедиции тех стран, которые заинтересованы в наведении порядка в Мали. Это страны, которые могут лишиться части своих территорий вследствие сепаратистского движения туарегов и которые пытаются противостоять экспансии АКИМ и иных исламистских вооруженных групп в Сахаро-Сахельский регион. Напомним, что область расселения туарегов распространяется, помимо Мали, на Алжир, Ливию, Мавританию, Нигер, Чад и Буркина-Фасо. Именно эти громадные пространства Сахары и Сахеля объявлены сейчас территорией суверенного государства Азавад.

Вспомним о «Пансахельской инициативе» – региональной программе обеспечения безопасности в странах Африки, запущенной Пентагоном после событий 11 сентября 2001 г. Ее целью было не дать покинувшим Афганистан после американской военной акции террористам из «Аль-Кайды» создать на территории этих государств хорошо вооруженные и обученные группы исламских боевиков.

Первоначально в ней участвовали четыре страны – Чад, Мали, Мавритания и Нигер. В 2005 г. эта программа была преобразована в «Инициативу по борьбе с терроризмом в Сахарском регионе», а ее действие было распространено также на Алжир, Марокко, Тунис, Сенегал и Нигери.

Кроме того, для борьбы с угрозой терроризма в этом регионе Алжир совместно с Мали, Нигером и Мавританией создали в Таманрассете (Алжир) «Совместный антитеррористический штаб». Возможно, американцы мобилизуют и эту структуру для борьбы с исламистами. А силы НАТО, так же, как в Ливии, будут обеспечивать поддержку военных действий против сепаратистов с воздуха.

После того, как территориальная целостность страны будет, пусть условно, восстановлена, в стране будут проведены отложенные на неопределенный срок президентские и парламентские выборы. Нет сомнений в том, что США используют все свое политическое и экономическое влияние, чтобы обеспечить победу на этих выборах шейху М. Кейте и его сторонникам. Это будет более или менее стабильный политический режим, управляемый в значительной степени извне. Чтобы не допустить повторения сепаратистской войны, установить контроль над добычей урана и противостоять росту влияния АКИМ в регионе, американцы, скорее всего, будут щедро спонсировать модернизацию, перевооружение и обучение малийской армии.

Позиции Франции в Мали после этого ослабнут. Что касается интересов России в регионе, то с ними, скорее всего, никто считаться не будет.



http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=453#top-content
Задания

  1. В чем заключается конфликт «культур жизнеобеспечения»?

  2. Какова роль кочевников?

  3. Как повлияли на ситуацию в Мали конец Джамахирии и исход туарегов из Ливии?

  4. Какое место в конфликте занимают урановые рудники?

  5. Какова «расстановка сил» во внутреполитической жизни Мали?

  6. Каковы прогнозы развития ситуации?




Каталог: books -> met files
books -> 5 зертханалық жұмыс Физикалық интерфейс. Желілік адаптерлер. Сабақтың мақсаты
met files -> Очерки теории и истории науки международного права
met files -> История и методология
met files -> Председатель методической комиссии биологического факультета ннгу, д п. н
met files -> В. А. Берендеев История политических учений Запада Учебно-методическое пособие
met files -> Е. В. Крылова С. В. Копылова анатомия человека спланхнология
met files -> Н. И. Лобачевского маркетинг в физической культуре и спорте учебно-методическое пособие
met files -> Малиновский д. С. Апитоксинотерапия нижний новгород
met files -> Тем индия накануне английского завоевания
met files -> А. К. Балдин Актуальные проблемы муниципального права России


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет