Козлов Сергей Васильевич «Цветные революции» как политико-технологический проект



жүктеу 187.35 Kb.
Дата15.05.2019
өлшемі187.35 Kb.

Козлов Сергей Васильевич

«Цветные революции» как политико-технологический проект
Ряд масштабных политических событий, завершившихся крушением постсоциалистичексих режимов в Югославии, Грузии, Киргизии и на Украине, заставили экспертов и общественность говорить о новом феномене в политической жизни – феномене «цветных революций».

В литературе, посвященной событиям «цветных революций» (как научной, так и публицистической) нет единой точки зрения на основные причины, характер и этих «революций». Западные авторы в значительной массе делают упор на то, что эти события явились результатом стремления народов Сербии, Грузии, Украины и Киргизии к либеральной демократии, вызвавшего свержение демократическими силами авторитарных диктаторских режимов. Большинство комментаторов считает, что это были стихийные революции, во время которых сотни тысяч сербов, грузин, украинцев, киргизов вышли на улицы, протестуя против коррумпированности и авторитарности режимов Милошевича, Шеварднадзе, Кучмы и Акаева. Таким образом, акцент зачастую делается на моральные аспекты проблемы. В частности, М. Макфол отмечает, что «поводом для смены режима послужило мошенничество в ходе проведения общенациональных выборов (а не война, не экономический кризис, не раскол между правящими элитами, не внешнее потрясения или международный фактор и не кончина диктатора)»1. Нам подобная трактовка представляется упрощенной. Всесторонний анализ феномена «цветных революций» заменяется несколькими публицистическими клише. Исследователи (не говоря уже о публицистах) упорно не желают замечать комплекс целерациональных действий, осуществление которых в конечном итоге и привело к смене власти.

«Цветные революции» представляли собой проекты, направленные на смену существующих режимов при помощи рационально разработанных и планомерно осуществляемых технологий. Именно технологической стороне «цветных революций» и посвящена настоящая статья.

Заказчиком, спонсором, а также в какой-то мере и организаторами «цветных революций» выступали, как правило, внешние акторы – западные (в основном, американские) правительственные и неправительственные организации. Среди первых ведущее место занимал Госдепартамент США, финансировавший средствами американского бюджета мероприятия «цветных революций». Так, на организацию операции против Милошевича американское правительство по официальным данным потратило 41 миллион долларов2. На Украине за два года было затрачено 67 млн. долларов3. Госдепартамент руководствовался, прежде всего, геополитическими интересами США. Целью каждого из «цветных» проектов было отстранение от власти существующего независимого или недостаточно проамериканского авторитарного режима и замена его более технологичной подконтрольной демократией.

В деятельности западных неправительственных организаций4 превалирует ценностная компонента. Они всемерно стараются обеспечить продвижение либеральных и демократических ценностей, что совпадает с геополитическими интересами американской администрации, поскольку и правительственные чиновники и филантропы из неправительственных организаций разделяют убеждение в том, что американская экономическая и политическая модель – лучшая. Таким образом, неправительственные организации, борясь за «светлые идеалы демократии», участвуют в деле смены режимов и, вольно или невольно, сами становятся инструментами в руках американской администрации.

Если заказчиками «революций» являются американское правительство и западные фонды, то их организаторами выступают группы интеллектуалов, разрабатывающих и осуществляющих революционные технологии. Как правило, это молодые люди разных национальностей, чаще всего работающие в западных (в основном американских) институтах и организациях. Именно они, используя современные достижения массового маркетинга, брэндинга, коммуникативные и медийные технологии, запускают «революционные» сценарии, все этапы которых повторяются с четкостью хорошо отлаженного механизма. Без долгосрочного планирования и хорошей организации, осуществляемых этими интеллектуальными группами успех «цветных революций» невозможен.

Группы интеллектуалов «кочуют» из страны в страну. Так, словак П. Демеш, руководящий в Братиславе восточно-европейским отделением влиятельной американской неправительственной организации «German Marshall Fund», в 2000 году тайно координировал программу иностранной помощи противникам режима Милошевича. В 2004 году он также конфиденциально был советником украинских революционеров. Весной 2003 г. в Грузию фондом Сороса была направлена группа Александра Марича, «ветерана» «Отпора», которая помогла организоваться грузинской «революционной» молодежной организации5.

Разработанная усилиями привлекаемых к подготовке и осуществлению проекта интеллектуальных групп технологическая цепочка «цветной революции» может быть разделена на два этапа – подготовительный и «революционный».

На первом этапе осуществляется комплекс мероприятий, позволяющий подготовить политическое и информационное поля к действиям, нацеленным на перехват власти в период выборов. Этот этап включает в себя работу по следующим направлениям:

- Организация «революционного» молодежного движения с сетевой структурой.

- Консолидация оппозиции и выдвижение единого оппозиционного лидера.

- Проведение PR-кампаний по делегитимации режима и избирательного процесса.

Каждое из этих направлений имеет принципиальное значение для реализации «революционного» сценария.

Организация молодежного движения является важным элементом технологической цепочки «цветной революции», поскольку именно на него значительная часть подготовительной работы по делегитимации существующего режима.

На старте разрабатывается брэнд будущего молодежного движения. Это короткое, хлесткое название (в Югославии – «Отпор» («Сопротивление»), в Грузии – «Кмара!» («Довольно!»), на Украине – «Пора»). Важным элементом брэнда является логотип (в Югославии – сжатый кулак, на Украине – часы, отсчитывающие время).

Когда брэнд готов, организаторы «революции» приступают к массовой вербовке сторонников среди молодежи. Молодежь выбрана авангардом «цветных революций» в силу ряда причин. Во-первых, молодежь, по крайней мере, некоторая ее часть, в силу своего возраста всегда являлась носителем бунтарского духа. Во-вторых, поскольку молодые люди не имеют ни собственности, ни работы, ни семьи, им нечем дорожить, а, значит, власть имеет достаточно ограниченный арсенал средств влияния на них. И, наконец, именно молодежь является наиболее подвержена влиянию западных брэндов, как потребительских, так и идеологических.

Задолго до выборов создается группа активистов, которая в дальнейшем становится ядром молодежного движения. Движению с самых первых шагов предается сетевая структура - оно официально не имеют руководителей, только «координаторов» самоуправляемых ячеек. Сетевая структура, отсутствие единого координационного центра исключает для органов национальной безопасности возможность обезглавить движение одним ударом. Движение быстро охватывает всю территорию страны. Тактика и структура всех «цветных» молодежных движений, организованных на постсоветском пространстве, совершенно идентична.

Основными задачами организаторов движения, которые они осуществляют в ходе подготовительного этапа, являются:

– подготовка активистов к участию в массовых уличных мероприятиях ненасильственного характера;

– обучение участников движения фиксации недостатков в ходе выборного процесса (по словам одного из лидеров «оранжевой революции» Р. Бессмертного, за два с половиной года они организовали тренинги, семинары и практические занятия со специалистами по СМИ и праву для 150 тыс. человек. Наблюдателям было выдано более 10 тыс. камер, чтобы снимать происходящее на каждом третьем избирательном участке6).

Консолидация оппозиции также является непременным звеном в «революционной» технологической цепочке. Впрочем, правильнее говорить не об «объединении оппозиции», а о «создании ощущения единства оппозиции». Во всех постсоветских странах имеются группы политической и экономической элиты, недовольные существующим в их странах клановым режимом. Однако, эти группировки, как правило, разобщены, а их лидеры относятся друг к другу с подозрительностью и антипатией.

Роль «собирателя» оппозиции берет на себя американская администрация. Кандидат подбирается, исходя из объективных данных. Для определения наиболее популярного (а потому перспективного) лидера оппозиции, который должен стать единым кандидатом, нанимаются американские социологические агентства и профессиональные консультанты. Они при помощи опросов общественного мнения и организации фокус-групп дают свое заключение. В частности, в Сербии американское социологическое агентство «Penn, Schoen and Berland Associates» выяснило, что прозападно настроенный лидер оппозиции Зоран Джинджич не пользуется в стране популярностью, а потому не имеет шансов победить Милошевича на выборах7. Его уговорили уступить первую роль Воиславу Коштунице. Коштуница возглавлял сравнительно небольшую Демократическую партию Сербии и не был широко известен. Однако, американские социологи предложили сделать ставку на «новизну» Коштуницы, которая в сочетании с его умеренным национализмом делала его идеальным кандидатом от оппозиции. На Украине единым кандидатом стал В. Ющенко. Другим оппозиционным лидерам (в частности, Ю. Тимошенко) пришлось умерить свои амбиции.

Объединение оппозиции способствует концентрации ее усилий. Объединяются и финансовые, медийные и, что, особенно важно, символические ресурсы. Лидер оппозиции становится символической фигурой, олицетворяющей надежду на перемены.

Делегитимация режима. Решающее значение для дальнейшей реализации «революционного» проекта играют мероприятия, целью которых является лишение существующего режима легитимности. Основное их содержание – подрыв государственной монополии на символическую классификацию8.

Поскольку одним из важнейших инструментов социального контроля является поддержание у населения веры в обоснованность, оправданность и справедливость существующего институционального порядка, усилия организаторов «революционного» проекта направлены на продвижение в сфере массовых коммуникаций альтернативных интерпретаций социальной и политической реальности. При этом используется способность медиа «предписывають» событиям определенный смысл, интерпретировать их и придавать этим интерпретациям статус общепризнанной «правды».

Поэтому для успеха «революционного» проекта принципиально важно иметь оппозиционные власти печатные и, особенно, электронных СМИ. Именно они становятся рупором управляемых процессов делегитимации режима. В Югославии оппозиция контролировала такой важный источник информации, как радиостанция «В-92», а также региональные СМИ. В Грузии эту роль выполнял телеканал «Рустави-2», на Украине – телеканал «Канал 5», приобретенный в 2003 г. сторонником Ющенко П. Порошенко.

Оппозиционные СМИ становятся рупорами, через которые организаторы кампании стараются донести до населения два комплекса идей, сформировав соответствующее общественное мнение:

1) Первая кампания посвящена дискредитации действующей власти. Суть ее сводится к тому, что существующий в стране режим является коррумпированным и авторитарным. Его пролонгация не принесет народу ничего позитивного.

2) Вторая кампания направлена на привлечение населения на выборы. Задача ее организаторов состоит в том, чтобы показать, что грядущие выборы предоставят гражданам возможностью защитить свои права и отстоять свои интересы. Поэтому граждане должны принять в них участие.

Помимо медийных средств для пропаганды своих идей широко используются и другие каналы коммуникации: интернет-сайты, разбрасывание листовок, цветные стикеры, настенные граффити, флэш-моб и др. В этой деятельности задействованными оказываются активисты молодежного движения. Помимо основной задачи при этом решается задача привлечения внимания как можно большего числа граждан к лозунгам и атрибутике молодежного движения. Тем самым оно обеспечивает рост своей узнаваемости и устойчивую ассоциацию в общественном мнении с борьбой против режима.

Для дискредитации существующего режима используются бесхитростные, но вместе с тем весьма эффективные схемы. Для того, чтобы разбудить апатичные массы и заставить их впоследствии выйти на улицы, запускаются процессы подрыва авторитета власти. Наиболее действенными оказываются сценарии, связанные с высмеиванием властей предержащих. Так, телеканал «Рустави-2» помимо серьезной передачи «60 минут» транслировал сатирический анимационный сериал «Дардубала», с едкой иронией высмеивавший Э. Шеварднадзе. Осмеяние позволяет сделать довести непочтение к власть имущим до пароксизма.

Острая критика властей (политических порядков, практики принятия решений, личностей высших государственных функционеров и пр.), как правило, осуществляется в сравнении со странами либеральной демократии. Поскольку ни одна из постсоветских стран не прошла пути поэтапной стабилизации, проделанного западными демократиями, то объектов для критики имеется более чем достаточно. Имеющиеся недостатки объясняются характером существующего коррумпированного бюрократического режима, которому противопоставляются идеи «европейского выбора», вступления в ЕС, НАТО, возможность стать членами «цивилизованного западного сообщества» и т.д. Сложные, многоплановые и политические процессы подаются миллионам людей исключительно в черно-белой гамме (например, «Белый Ющенко против черного Кучмы»).

Завладев пространством интерпретаций, оппозиция получает возможность на эмоциональном уровне воздействовать на восприятие населением происходящих процессов. Использование символических ресурсов значительно увеличивает силу воздействия на умы и чувства значительной массы граждан.

Безусловно, приготовления к «цветным революциям» оказывались весьма масштабными для того, чтобы не привлечь внимание властей. Однако, как правило, власти не противодействовали им активно, поскольку вся деятельность организаторов носила вполне легальный характер и укладывалась в представления о «формировании гражданского общества».

К началу «революционного» этапа режим оказывается делегитимирован. В массовом создании укореняется представление о том, что выборы в любом случае будут сопровождаться массовыми фальсификациями и пройдут нечестно.

Основные события начинают разворачиваться в день проведения выборов. Обязательными элементами «революционных» технологий в этот момент являются:

- параллельный подсчет голосов;

- фиксация массовых злоупотреблений;

- оглашение результатов параллельного подсчета голосов и комментарии наблюдателей от международных организаций;

- массовое ненасильственное политическое действие;

- вмешательство в выборный процесс иностранных правительств и международных организаций.



Параллельный подсчет голосов неправительственными организациями является необходимым условием для дальнейшей легитимации массовых протестов, а, следовательно, и для разворачивания «революционных» сценариев. Такой подсчет проводился и в Сербии, и в Грузии, и на Украине. В Сербии таким подсчетом занимался Центр за свободные выборы и демократию (ЦСВД), который направил своих представителей в 7 000 избирательных участков. В Грузии независимый мониторинг на выборах также осуществляли неправительственные организации и фирмы, изучающие общественное мнение (отметим в скобках, что средства на проведение альтернативного подсчета голосов и подготовку наблюдателей (2,8 млн.) были выделены Госдепом США9). Было опрошено около 20 000 избирателей на 500 избирательных участках. На Украине параллельный подсчет голосов проводил Комитет избирателей Украины (КВУ). Опросом граждан на выходе с избирательных участков ведал консорциум фирм, занимавшихся опросами общественного мнения. Его работа координировалась украинской неправительственной организацией «Демократические инициативы». Одним из двух центров, проводивших так называемый национальный экзит-полл, был Украинский центр экономических и политических исследований, получающий серьезные подпитки из-за рубежа. Его президент А. Гриценко руководил аналитическим штабом в команде Ющенко10. Кроме того, опросы финансировались и организовывались и иностранными неправительственными организациями (например, “Freedom House” и Национальным демократическим институтом Демократической партии США) и посольствами западных стран11.

Таким образом, во всех случаях «независимый» мониторинг проводился организациями, группами и фирмами, связанными с оппозицией, вовлеченной в политическое противостояние. Поэтому его результаты во всех случаях отражали точку зрения оппозиции и фиксировали поражение действующей власти, хотя проверить названные цифры технически просто невозможно.



Фиксация массовых злоупотреблений наблюдателями от неправительственных и международных организаций является еще одним обязательным элементом «революционных» технологий. Наблюдатели сообщали о сотнях разного рода нарушений в ходе голосования, которые немедленно становились достоянием широкой публики усилиями подконтрольных оппозиции электронных СМИ.

Оглашение результатов параллельного подсчета голосов и комментарии наблюдателей от международных организаций относительно случаев злоупотреблений в ходе выборного процесса обеспечивают легитимность заявлению оппозиции о фальсификации результатов выборов. Отметим, что опросы на выходах – один из главных элементов системы делегитимации официальных результатов выборов. Поскольку результаты этих опросов появляются раньше, чем официальные результаты, то они пользуются особым вниманием прессы. В результате власти вынуждены оказываться в положение отвечающего, а не утверждающего.

После того, как предварительные результаты выборов, фиксирующие победу сторонников действующей власти, объявлены, начинается новый этап «революции». Он связан с реализацией стратегий массового политического ненасильственного действия в ответ на «фальсификацию народного волеизъявления». Эти стратегии получили нарицательное название «майдан».

Организаторы «революции» на этом этапе обращаются с призывом к людям, готовым их поддержать, через подконтрольные электронные средства массовой информации. Авангардом и организационным костяком массового движения выступают уже сформированные и подготовленные молодежные движения. «Во всех трех случаях недавно сформированные студенческие группы – «Отпор» в Сербии, «Кмара» в Грузии и «Пора» в Украине – обеспечивали митингующим организационную поддержку, а в Украине студенты составили первую волну демонстрантов. Помимо того, что эти группы дали первоначальный импульс массовому народному движению, они также работали совместно и с основными оппозиционными партиями, и с другими неправительственными организациями, помогая собирать гигантские демонстрации»12. На улицу выводятся десятки и сотни тысяч людей. Задача организаторов удержать их там. «Если народ разойдется, сделать ничего не удастся»13, - констатирует один из «прорабов» «оранжевой революции» Р. Бессмертный.

В Сербии план уличных демонстраций был разработан оппозицией заранее. Совместными усилиями «Отпора», Демократической оппозиции Сербии, глав региональных правительств, профсоюзных лидеров 5 октября 2000 года был организован многотысячный марш протеста на Белград. По некоторым оценкам в нем участвовало до миллиона человек. Поскольку отпора демонстрантам силы правопорядка не оказали, за несколько часов оппозиция захватила здание парламента, главное полицейское управление и национальную телестанцию. 6 октября Милошевич ушел в отставку.

В Грузии центральную роль в организации уличных демонстраций сыграла «Кмара». Действия по мобилизации масс для проведения акций протеста были хорошо координированы, демонстранты были достаточно организованны и весьма многочисленны. В демонстрациях участвовали не только жители Тбилиси. В результате грузинские протестующие заняли парламент и в конечном итоге добились отставки Шеварднадзе.

На Украине был реализован иной вариант сценария массовой мобилизации. В Киеве протестующие не захватывали правительственных учреждений. Массовая многодневная манифестация была организована на площади Независимости. Вся инфраструктура обеспечения жизнедеятельности масс народа готовилась заранее14. Для удержания манифестантов на Майдане организаторы «революции» устроили здесь непрекращающийся концерт, на котором выступления популярных артистов перемежались пламенными речами вождей «революции». Это позволило оказать на режим давление «снизу», обеспечив время для организации давления извне.

Массовые акции протеста показываются оппозиционными электронными СМИ в прямом эфире. Например, Телеканал «Канал 5» круглосуточно передавал информацию об акциях протеста в центре Киева. Эти телетрансляции, выдержанные в подчеркнуто мажорном стиле, передававшие атмосферу праздничного шоу, стимулировали все большее число граждан присоединяться к «карнавалу протестующих», продолжавшемуся 11 дней.

Отметим, что принципиально важным для реализации «революционного» сценария является обеспечение ненасильственного характера массовых протестов. Применение насилия должно оставаться прерогативой режима и дополнительным доказательством его слабости в глазах как самих протестующих, так и международных наблюдателей.

В условиях, когда по всей стране начинаются массовые акции гражданского неповиновения начинает проявляться созданный предшествующей деятельностью организаторов «революции» недостаток легитимности действующей власти и, что особенно важно, ее собственная рефлективная оценка собственной легитимности. Нерешительность власти, обусловленная осознанием недостаточности собственной легитимности, в конечном итоге приводит к тому, что в рядах сторонников режима происходит раскол. Высокопоставленные представители власти, а также различные силовые структуры начинают переходить на сторону «революции», стремясь тем самым «купить» себе прощение у будущих властей15. Постсоветские режимы оказались неготовыми действовать в ситуации отличной от ситуации социальной апатии характерной для первого постсоветского десятилетия.

Однако описываемая нерешительность власти не могла бы проявиться в такой мере и, тем более, закончиться ее полным обрушением без наличия принципиального компонента «цветных революций» - вмешательства в выборный процесс иностранных правительств и международных организаций под маской беспристрастного арбитража и желания помочь в формировании гражданского общества.

Эти структуры имеют возможность настаивать не только на легальности, но и на своей международной легитимности, которая возникает благодаря молчаливому или активному признанию авторитета их самих или их «материнских» организаций, например, Европейского союза, США, других стран, а также за счет фактического допущения их участия или признания правомерности их участия в политических и избирательных процессах принимающих государств.

Оценки выборов, которые даются международными наблюдателями в точном соответствии с политическими целями делегировавших их организаций становятся основой для давления на власти со стороны международных организаций и западных государств.

Правительства западных стран заявляют о непризнании итогов выборов и необходимости принятия национальными правительствами требований штурмующих власть – проведения новых «справедливых» выборов, либо признания правительством победы оппозиционных сил. Кроме того, серьезному давлению со стороны западных государств, прежде всего США, подвергается высший истеблишмент16.

В грузинском, югославском и киргизском случаях давления улицы «снизу» и западных держав «извне» оказалось достаточно, чтобы лидеры этих стран добровольно сложил с себя свои полномочия. На Украине потребовались дальнейшие действия Запада по десуверинизации страны, делегитимации результатов выборов и легитимации требований оппозиции о признании президентом Ющенко. Фактически Запад, заявив о непризнании итогов голосования на Украине, указал на то, что желает видеть президентом только Ющенко. Дальнейшие действия западных представителей были направлены на создание легитимных условий для отмены итогов голосования и проведения нового тура выборов.



Таким образом, проведенный нами опыт деконструкции «цветных революций» позволяет утверждать, что они являются результатом осуществления рационально спланированных и тщательно координируемых политико-технологических проектов. Центральное место в организации «цветных революций» занимает делегитимация существующего режима с последующим использованием процедуры выборов для отстранения от власти правящего клана. «Цветные революции» характеризуются комплексным использованием медийных и коммуникативных технологий, направленных на стимуляцию кризиса легитимности. Созданные при помощи подобных технологий массовые движения оказываются лишь телевизионными фантомами, симулякрами социальных движений. Они прекращают свое существование вскоре после завершения финансирования. Однако они способны обеспечить в течение продолжительного времени давление на правительство, что в совокупности с методами международного дипломатического давления дает желаемый результат.


1 Макфол М. Пути трансформации посткоммунизма // Pro et contra – 2005 - № 2. – С. 92.

2 Трейнор И. За беспорядками в Киеве стоят американцы («The Guardian» (Великобритания). – 2004. - 26 ноября // inoСМИ.ru [Ýëåêòðîííûé ðåñóðñ]. Ðåæèì äîñòóïà: http://www.inosmi.ru/translation/215052.html.

3 Вульф Д. Как делается революция («The Guardian» (Великобритания). - 2005. - 27 мая) // inoСМИ.ru [Ýëåêòðîííûé ðåñóðñ]. Ðåæèì äîñòóïà: http://www.inosmi.ru/stories/01/06/22/3006.

4 Средства на организацию «революций» и методические рекомендации поступали, например, от таких частных фондов и неправительственных организаций, как «Институт открытого общества» Джорджа Сороса, German Marshall Fund, Freedom House, National Endowment for Democracy, Solidarity Center, Eurasia Foundation, Internews, Institute for War and Peace Reporting, «HOPE International» и др. Кроме того, активную роль в подготовке «цветных революций» сыграли обе ведущих американских политических партии (Национальный демократический институт при Демократической партии (National Democratic Institute), Международный республиканский институт при Республиканской партии (International Republican Institute)).

5 Жовер В. Творцы революций («Le Nouvel Observateur», Франция. – 2005. - 27 мая) // inoСМИ.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/translation/219938.html

6 Вульф Д. Как делается революция («The Guardian» (Великобритания). - 2005. - 27 мая) // inoСМИ.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/stories/01/06/22/3006.

7 Трейнор И. За беспорядками в Киеве стоят американцы («The Guardian» (Великобритания). – 2004. - 26 ноября // inoСМИ.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/translation/215052.html.

8 Подробнее см.: Бурдье П. О производстве и воспроизводстве легитимного языка // Отечественные записки. – 2005. - № 2.


9 См.: Храбрый О., Симонян Ю. Управление улицей // Эксперт. – 2003. - № 45. – С. 19.

10 См.: Малинкович В. О причинах «оранжевой революции» в Украине // «Оранжевая революция»: украинская версия. — М.: Издательство «Европа», 2005. - С. 58-59.

11 См.: Стил Дж. Украинский переворот в постмодернистском стиле («The Guardian» (Великобритания). – 2004. - 26 ноября // inoСМИ.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/translation/215069.html

12 Макфол М. Пути трансформации посткоммунизма // Pro et contra – 2005 - № 2. – С. 100.

13 Вульф Д. Как делается революция («The Guardian» (Великобритания). - 2005. - 27 мая) // inoСМИ.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/stories/01/06/22/3006

14 Р. Бессмертный утверждал: «На площади была не только красота, которую показывали по телевизору. Там было почти 300 туалетов, которые надо было ежедневно чистить. Нужно было кормить людей. Мы предоставляли 5 тыс. тонн каши и 10 тыс. буханок хлеба в день. Их нужно было греть. Каждый день нам было нужно около 200 канистр газа, один-два обогревателя на палатку, маты и спальные мешки. Каждый день мы вывозили 11 грузовиков мусора».

15 Французский журналист Р. Глюксман так описывал процесс эррозии власти на Украине: «В течение двух месяцев в Киеве ежедневно становилось известно о том, что какая-то властная структура или представитель власти примкнули к революции, учитывая, что каждый тиран пытался избежать расплаты за других. Сначала один генерал, потом - генеральный штаб, олигарх, милиционеры, офицеры, некоторые батальоны и, в конце концов, - вся милиция. Молчаливым лозунгом элит, дискредитированных невероятным пробуждением масс, было: «Не стать последним, кто бежит с корабля!» (Глюксман Р. Я вам расскажу о заговоре оранжевых («Corriere Della Sera» (Италия). – 2005. - 24 июня. // inoСМИ.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/translation/220505.html).


16 В отношении представителей украинской политической элиты, противостоявшим натиску «оранжевых», была применена такая «мера устрашения», как отказ в визе в США. Список, включавший более 120 фамилий, был объявлен Госдепом США. Совет национальной безопасности США уже накануне второго тура президентских выборов 20 ноября 2004 г. принял решение ввести против них персональные санкции.

Каталог: kafedra
kafedra -> Жұмыс бағдарламасы балалар хирургиясы пән бойынша
kafedra -> Литература по курсу «История русского искусства» Основная: Алпатов М. В
kafedra -> На выпускную квалификационную работу магистра филологии Сурядова Владимировича
kafedra -> Российская академия наук
kafedra -> 1-ый курс, история искусства
kafedra -> Программаны әзірлеудің құрал-саймандары пәнінен Оқу бағдарламасы (syllabus)
kafedra -> Оңтүстік Қазақстан Мемлекеттік фармацевтика академиясы


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет