Курсовая работа студентки 2-го курса отделения теории языкознания



жүктеу 0.54 Mb.
бет1/4
Дата12.05.2019
өлшемі0.54 Mb.
түріКурсовая
  1   2   3   4


Санкт-Петербургский Государственный Университет

филологический факультет

кафедра общего языкознания

Тональная система языка какабе

курсовая работа

студентки 2-го курса

отделения теории языкознания

Выдриной Александры Валентиновны

научный руководитель:

д.ф.н. Перехвальская Е. В.

Санкт-Петербург



2007

Оглавление

Введение

3

1. Тон как просодическое средсво

5

1.1. Тон в тональных и нетональных системах

5

1.2. Контурные и уровневые тоны

5

1.3. Ограниченные тональные системы и автосегментная фонология

6

2. Тональная система языка бамана

7

3. Материалы и средства их обработки

12

4. Артикль

16

4.1. Долгота и тон в форме с артиклем

16

4.2. Тембровые изменения при присоединении артикля

19

5. Фонетические характеристики групп слов с разными тональными контурами

23

5.1. Существительные со стандартными тональными контурами

23

5.1.1. Долгота конечного гласного в форме с артиклем

23

5.1.2. Тон

24

5.2. Существительные с нестандартными тональными контурами

27

5.2.1. 1-ая группа

27

5.2.2. 2-ая группа

28

5.3. Глаголы

29

6. Интерпретация

30

6.1. Тон артикля

30

6.2. Тональные классы

33

6.1. Реализация тонем В и НВ у глаголов и у существительных

33

6.2. Интерпретация отклоняющихся случаев

34

Заключение

40

Литература

41









Введение

0.1. Какабе является неописанным языком. Практически единственные опубликованные по нему данные содержатся в небольшой заметке о народе какакбе В. Ф. Выдрина, который в апреле 2001 года совершил короткую поездку в зону проживания этой этнической группы [Выдрин 2002]. Помимо этого, язык какабе несколько раз упоминается в его же работе «Фонологический тип и именная морфология пра-манде» [2006а].

Язык какабе распространён в полутора десятках деревень на нагорье Фута-Джаллон в Республике Гвинея [Выдрин 2006а: 22]. В социолингвистическом плане язык какабе находится в неблагоприятных условиях. Помимо того, что носители языка немногочисленны, практически все они, по-видимому, двуязычны – они говорят не только на какабе, но и на пулар. Какабе уже несколько веков живут в окружении фульбе (носителей языка пулар), которые оказывают на них сильное влияние. Само название народа какабе является фульбским по происхождению и означает ‘рабы’, а свой язык сами какабе назвают джон-куле, то есть ‘язык рабов’[Выдрин 2002].
0.2. Какабе входит в языковую семью манде. «Эта семья включает в себя примерно 60 языков, распространённых в странах Западной Африки от Нигерии до Сенегала. Порядок расхождения между ними сопоставим с таковым в пределах индоевропейской семьи» [Выдрин 2003: 95]. В свою очередь, семья манде является одной из ветвей нигеро-конголезской макросемьи.

Какабе относится к центральной ветви манде, а внури неё входит в подгруппу под названием моколе. В моколе помимо какабе входят языки могофин, куранко и леле (по их первым слогам и составлено название группы). Какабе и могофин взаимопонятны, с чисто лингвистической точки зрения их можно было бы считать диалектами одного языка, но этому препятствуют факторы нелингвистического характера: большая географическая дистанция между ними, осутствие контактов, а также отсутствие общего названия.

Ближе всего к моколе стоит подгруппа манден, причём эти группы близки настолько, что разница между между языками внутри моколе почти такая же, как между отдельными языками моколе и отдельными языками манден. Манден представляет собой диалектный континуум, языковая дистанция между крайними точками которого несколько превосходит предел взаимопонимания. С социолингвистической точки зрения эта группа занимает очень важное положение среди языков манден: в неё входят самые большие языки семьи (по числу говорящих).
0.3. Из всех языков моколе достаточно хорошо описан только куранко: ему посвящена монография Раймунда Кастенхольца [1981]. Существует также учебник языка могофин [Janse 1999], однако содержащаяся в нём информация достаточно скудна. В целом этой группе языком уделялось мало внимания со стороны исследователей.

Языки, входящие в субконтинуум манден, напротив, описаны очень хорошо. Лучше же всего из них описан язык бамана: «счёт посвященных ему работ идёт на сотни, имеется много словарей» [Выдрин 2006а: 15].

Таким образом, хотя сам какабе не описан, а языки, входящие с ним в одну группу, описаны мало, у меня была возможность опираться на фундаментальные исследования фонологической системы языка бамана.
0.4. Целью данной работы было осветить те аспекты тональной системы какабе, для описания которых было достаточно данных, имеющихся в моём распоряжении. Кроме того, мои задачи были ограничены изучением тонов на отдельных словах, таким образом, я не затрагивала вопросы, касающиеся правил реализации тонов во фразе.

1. Тон как просодическое средство

1.1. Тон в тональных и нетональных системах. Одним из акустических параметров речи является высота основного тона, которая на артикуляционном уровне определяется частотой колебания голосовых связок. Эта характеристика может использоваться в языках разными способами. В языках первого типа она является одной из основных составляющих интонации или «фразовой просодии» и, соответственно, в этой функции частота основного тона реализуется на единицах высокого уровня – на синтагмах и предложениях. Частота основного тона может использоваться для членения предложения на фонетические слова в случае, когда она задействована в реализации фонетического, или автоматического, ударения, а в случае с фонологическим ударением она участвует не только в членении предложения, но и в противопоставлении слов с разными позициями ударного слога. Наконец, в языках, которые называются тональными, высота основного тона реализуется на единицах ещё более низкого уровня, а именно, на слогах [Касевич 1983: 162]. Тон в таких языках способен различать лексические и грамматические значения на уровне морфем, участвуя в противопоставлении морфем.

Разумеется, эти функции у тона могут совмещаться. В некоторых тональных языках высота основного тона может быть задействована и для противопоставления слогов, и для создания интонационного контура предложения, таким образом, тональный рисунок, создаваемый как результат реализации тонов, относящимся к слогам, может модифицироваться за счёт наложения на него интонационного контура. Степень влияния интонации неодинакова в разных тональных языках и зависит в целом от вида тональной системы языка: чем богаче тональная система, чем больше в ней противопоставлено уровневых и контурных тонов, тем меньше интонация вмешивается в создание тонального рисунка предложения. Причины существования такой закономерности очевидны: при наличии большого количества тонов было бы очень трудно сохранять противопоставление между ними, если бы их реализация усложнялась интонацией. Однако, безусловно, и в языках с бедной тональной системой интонационные контуры гораздо менее разнообразны по сравнению с тем, как реализуется интонация в языках без тонов.

1.2. Контурные и уровневые тоны.

Имеется два базовых способа организации тональных систем. В системах первого типа тоны противопоставляются по тому, какое изменение частоты происходит в пределах одного слога: тон может быть повышающимся, понижающимся, ровным и т. д. – такие тоны называются контурными. Тональные системы с контурными тонами представлены языками Юго-Восточной Азии.

В системах второго типа противопоставление тонов основано не на движении тона, а на частоте его реализации, тоны, противопоставляющиеся по частоте, называются уровневыми. Такие тональные системы представлены в языках Африки и американских индейцев [Кодзасов, Кривнова 2001: 463-464].

В своей книге «Заметки о фонологических структурах африканских языков» [1994] Дени Крессельс подчёркивает, что тональные системы африканских языков и тональные системы языков Юго-Восточной Азии чётко противопоставлены. В системах первого типа тоны противопоставляются по типу модуляции, для тональных систем африканских языков важно то, на какой высоте тоны разных слогов реализуются в сравнении друг с другом. Д. Крессельс пишет, что тональная система любого африканского языка обязательно основана на противопоставление уровневых тонов. Поэтому, если в такой системе и присутствуют тоны, реализующиеся как контурные, то их можно представить в виде последовательности нескольких уровневых тонов, привязанных к одному слогу: «Встречающиеся модулированные тоны всегда можно трактовать как два тона, связанных с одним слогом» [Creissels 1994: 241]. В том случае, если контурный тон может появляться в языке только на слогах с тяжёлой финалью, то есть на слогах, состоящих из двух мор, то в этом случае проблема решается за счёт того, что носителем тона признается мора. В произнесении также могут встречаться скользящие тоны, которые просто являются аллотонами уровневых тонов, появление которых обусловлено определённым контекстом.

1.3. Ограниченные тональные системы и автосегментная фонология.

Согласно Д. Крессельсу, тон и ударение противопоставлены не по тому, с помощью каких фонетических средств они реализуются (как было сказано, в системе ударения тоже может использоваться тон), а по тому, в каких отношениях эти средства находятся с сегментными единицами, каким образом одни организуют другие: «вопрос о противопоставление тона и ударения это, по сути, вопрос об организации языка, а не о фонетических средствах» [Creissels 1994: 264]. В идеальной тональной системе тональные противопоставления максимально используются для каждого слога, т. е. на любом слоге может реализовываться каждый из тонов, существующих в системе и, таким образом, все слоги противопоставлены друг другу по тону. Ударение же организует произнесение таким образом, что оно членится на комплексы слогов, организующим центром которого является выделенный, или ударный слог. Иными словами, слоги с разными тонами противопоставляются парадигматически, а ударные и безударные слоги противопоставляются синтагматически.

Однако тональные системы неоднородны относительно того, в какой степени в них используется дифференцирующий потенциал тональных оппозиций. Во многих из них встречаются разного рода ограничения на противопоставление тонов. «В целом, наличие в тональной системе правил, которые в определённом контексте приводят к нейтрализации противопоставления высокого и низкого тона, удаляет такую систему от идеальной тональной системы и приближает к системе ударения» [Creissels 1994: 264]. Тональные системы, в которых достаточно много таких ограничений и которые вследствие этого удалены от идеала, Д. Крессельс называет ограниченными тональными системами (systèmes tonals restreints). Если попробовать определить место какабе и бамана на шкале между идеально тональной системой и системой с ударением, то они окажутся близко к системам с ударением.

Д. Крессельс обращает внимание на тот факт, что в тональных системах некоторых языков существуют ограничения на сочетаемость внутри слова, то есть используются не все возможные комбинации тонов, а лишь некоторые из них [Creissels 1994: 296]. Было бы нерационально при транскрипции таких слов указывать тон каждого слога – эта информация была бы во многом избыточной. Языки с ограничениями такого типа удобно описывать, основываясь на некоторых принципах автосегментной фонологии.

Направление под названием автосегментная фонология возникло в рамках генеративной фонологии в 1970-х годах. До этого генеративисты описывали тон как один из дифференциальных признаков вокалической фонемы, и, следовательно, тон оказывался привязанным к гласной. Гольдсмит, основатель автосегментной фонологии, вывел принцип, согласно которому существует два независимых уровня: уровень сегментных единиц и уровень просодических единиц, и при порождении речи единицы одного уровня ставятся в соответствие единицами другого уровня по определённым правилам [Кодзасов, Кривнова 2004: 177-180]. В принципе, основное отличие состоит в том, что раньше тонемы ставились в соответствие единицам, которые имеют только план выражении, то теперь тонема соотносится с планом выражения знаковой, двусторонней единицы. В автосегментной фонологии запись фонологических единиц производится следующим образом:



b a l a (bàlá)

Н В


Запись отражает то, что на одном автономном ярусе находятся сегментные единицы, на другом автономном ярусе – просодические, а между ними устанавливаются связи, которые изображаются с помощью линий.

Например, в бамана, тональная система которого будет кратко описана ниже, на слове могут реализоваться только два тональных контура: высокий или низкий + высокий. В такой системе фонологическое представление единиц, в котором целому слову приписывается один из двух возможных контуров, гораздо экономнее такого представления, в котором тон приписывается каждому слогу.

Классы, на которые слова распределяются в зависимости от того, какая из возможных комбинаций тонов на них реализуется, в русскоязычной литературе называются тональными классами.

2. Тональная система языка бамана

Тональная система бамана основана на противопоставлении двух уровневых тонов – низкого и высокого. Как уже было сказано, в терминах Д. Крессельса тональную систему бамана можно охарактеризовать как ограниченную – на большинстве слогов противопоставление тонов нейтрализуется. Фактически, по тону противопоставляются не слоги, а слова. В бамана выделяется два тональных класса, по которым распределяется около 90% слов1.

1) Слова первого тонального класса имеют высокий тон на всех слогах: jírí ‘дерево’; tógó ‘хижина’.

2) Слова, относящиеся ко второму тональному классу, реализуются с разным тональным рисунком в зависимости от окружения. Перед словом с начальным низким тоном они произносятся с восходящим тоном (НВ), например: kɔ̀nɔ́ fìlà ‘две птицы’. В остальных случаях, то есть в позиции перед словом с высоким тоном или в позиции перед паузой, слова этого класса произносятся с низким тоном на всех слогах, например: kɔ̀nɔ̀ tɛ́ ‘это не птица’.

Эта вариативность послужила причиной тому, что исследователи приписывают разный тональный контур этим словам на глубинном уровне. В. Вельмерс, Ч. Бёрд в качестве исходного контура определяют для этого класса тональный контур «низкий-низкий», полагая таким образом, что высокий тон появляется в результате действия правила диссимиляции. К. Куртэнэ [Courtenay 1974] считает, что, напротив, восходящий контур является исходным и высокий тон относится к плану выражения лексемы на глубинном уровне. А. Риалан и М. Баджимэ предлагают третью трактовку, согласно которой высокий тон на конце слова на глубинном уровне не относится к этому слову, но и не является результатом диссимиляции на границах слов. Авторы считают, что высокий тон, который возникает на словах с начальным низким тоном – это тон-связка между словами (ton haut de liaison), и, таким образом, на глубинном уровне этот тон относится не к лексеме, а ко всей фразе [Rialland, Badjimé 1989].

Для нас непринципиально, какой тональный контур считать исходным и как трактовать статус конечного высокого тона, поэтому я не буду останавливаться на этой дискуссии. Вслед за К. Куртэнэ, а также Ж.. Дюместром и некоторыми другими, я буду называть этот тональный класс восходящим, и при описании правил реализации тонов буду брать за исходную точку восходящий контур.



Стопа. В словах с восходящим тоном особенно заметно существование явления, которое получило название «стопа». Для языков манде этот термин ввел В. Ф. Выдрин [Vydrine Ms.] Стопа – это единица плана выражения, которая содержит один или несколько слогов и обладает повышенной степенью интегрированности. Её фонетическое единство может проявлятся различными способами: это может быть гармония гласных, ограничения на инвентарь согласных внутри стопы, в южных манде происходит распространение назализации на всю стопу. То, какими свойствами она обладает, зависит от конкретного языка: «Стопа имеет особый набор признаков в каждом из языков манде» [Vydrine, Ms.: 6].

В бамана стопа обладает следующими свойствами:

1) Внутри стопы возможен ограниченный набор сочетаний гласных;

2) Инвентарь и дистрибуция согласных в начале стопы и внутри стопы не совпадают. Это проявляется в том, что если стопа имеет вид CVCV, то согласный, который находится внутри нёё, не может быть более «сильным», чем согласный на границе стопы – то есть согласный первого слога (в бамана не бывает закрытых слогов). Согласные в бамана выстраиваются в следующую шкалу «по силе»: преназализованные и геминаты → глухие смычне → звонкие смычные (за исключением g) → фрикативные → носовые сонанты → неносовые сонанты и согласный g [Dumestre 1994 : 56].

3) В словах с лексическим восходящим тоном, состоящим из трёх и более слогов, граница между низким и высоким тонами, всегда совпадает с границей стопы [Vydrine, Ms.: 7].

Например, в слове jàlàkí ‘ошибка, вина’ первые два слога входят в одну стопу. Единство этой стопы обеспечивается тождеством первых двух гласных, а также тем, что второй слог начинается с сонанта, который является более «слабым», чем k. Наконец, на такое разбиение слова на стопы указывает и то, что повышение тона происходит на третьем слоге – таким образом, граница между высоким и низким тоном совпадает с границей между стопами. В слове jàbíbí ‘ананас’ тон повышается не на третьем слоге, как в предыдущем случае, а на втором. Это можно объяснить тем, в одну стопу объединяются последние два слога – они объединяются, опять же, за счёт наличия в них одинаковых гласных.

Таким образом, с помощью понятия стопы в бамана можно объяснять положение границы между высоким и низким тоном в многосложном слове с восходящим тоном.
Тон в сложных словах. Высокая или восходящая тонема может соотноситься и с единицами, большими, чем слово. «При образовании сложных слов действует правило нейтрализации тонов всех компонентов, кроме первого (иначе говоря: сложное слово относится к тому же тональному классу, что и его первый компонент): jàkúmá ‘кот’ + jùrú ‘верёвка’→ jàkùmàjúrú ‘верёвка с сеткой, в которой подвешивают продукты’; súrúkú ‘гиена’+ mìsí ‘корова’ → súrúkúmísí ‘корова-пеструшка’» [Выдрин 1999: 19].

Тоновый артикль. Определённым артиклем в бамана является тоновый суффикс – «плавающий низкий тон». Для нас важно, что в изолированном произнесении существительные практически всегда произносится с этим артиклем, и в этом случае тоновый артикль, присоединяясь к конечному гласному слова, проявляет себя в том, что тон на этом слоге реализуется как падающий, в то время как в других контекстах он реализуется как высокий.
Правила реализации тонов:

Правило down-drift: тоны соотносятся в высказывании таким образом, что низкий тон реализуется на две ступени ниже, чем предшествующий высокий, но при этом высокий тон, который следует за низким, выше него только на одну ступень. Таким образом, если во фразе есть последовательность низких и высоких тонов, чередующихся друг с другом, то происходит постепенное общее понижение, и высокий тон в конце фразы может быть на том же уровне или даже ниже, чем низкий тон в начале фразы.

Помимо этого, Ж. Дюместр выводит следующие правила:

(1) «правило усиления высокого тона, за которым следует низкий тон».

(а) Dúnákɛ́ tɛ́.

иностранец PRS.NEG

‘Это не иностранец’.

(б) Dúnákɛ́ tɛ́ yàn.

иностранец PRS.NEG здесь

‘Здесь нет (никакого) иностранца’.

В примере (а) все тоны примерно одинаковы по высоте. Напротив, в примере (б) высокие тоны на первых двух словах реализуются неодинаково: последние слоги несколько выше, чем первые. Это правило тесно связано со следующим:

Высокий тон в позиции после низкого и перед другим высоким меняется на низкий (это правило уже упоминалось при описании класса слов с восходящим тоном). Сокращенно это можно изобразить так: НВВ → ННВ.



Mùsó dòn.

женщина быть ‘Это женщина’.



Mùsò tɛ́ yàn.

женщина PRS.NEG здесь ‘Здесь нет женщины’ [Dumestre 1994: 15].

В этих примерах видно, что первое слово реализуется либо с восходящим тоном, либо с низким тоном в зависимости от тона следующего слога.

Особенность этого правила заключается в том, что высокий тон, понижаясь в данном контексте, реализуется не полностью как низкий, а скорее как средний – между низким и высоким. Однако если высокий тон, который является одним из инициаторов действия правила, является, вследствие реализации правила (1) не просто высоким, а сверхвысоким, то контраст между ними усугубляется, и понизившийся высокий тон реализуется не как средний, а как низкий.



(а). à mà kɛ́

это PERF.NEG делать ‘Это не было сделано’.



(б). à mà kɛ́ yàn

это PERF.NEG делать здесь ‘Это не было сделано здесь’.

тон на mà в примере (а) реализуется либо как низкий, либо как средний, а в примере (б) только как низкий.

Таким образом, высокий и низкий тон усиливают друг друга: высокий тон становится выше, если за ним следует низкий, и этот же повышенный высокий тон понижает средний тон, который предшествует ему.

Что касается соотношения тональных систем бамана и какабе, то ожидалось, что они окажутся похожими по многим параметрам. По крайней мере, исключалась возможность того, чтобы бамана и какабе обладали совершенно разными тональными классами на глубинном уровне. Предполагалось также, что, скорее всего, некоторые правила реализации тонов тоже окажутся одинаковыми.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет