Л. Н. Толстой Моему маленькому сыну Петруше, с надеждой и верой в то, что он станет настоящим офицером возрожденной Русской Императорской Армии, посвящаю эту книгу



бет2/14
Дата02.04.2019
өлшемі1.24 Mb.
#80760
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Военные училища

А Россия о них ещё вспомнит,

Память выстроит, будто вчера,

Те шеренги мальчишек, что гордо

Называли себя «юнкера»...

И.Савин


До начала Великой войны Россия располагала следующими военно-учебными заведениями, которые готовили офицеров:

а) общевойсковые (пехотные):


  1. Павловское военное училище - Петроград

  2. Алексеевское военное училище – Москва

  3. 1-е Киевское (Константиновское) военное училище - Киев

  4. Владимирское военное училище - Петроград

  5. Казанское военное училище - Казань

  6. Виленское военное училище - Вильна

  7. Одесское военное училище - Одесса

  8. Чугуевское военное училище - Чугуев

  9. Тифлисское Великого Князя Михаила Николаевича военное училище - Тифлис

  10. Александровское военное училище - Москва

  11. Иркутское военное училище - Иркутск

  12. Ташкентское военное училище - Ташкент

б) артиллерийские:

  1. Михайловское артиллерийское училище - Петроград

  2. Константиновское артиллерийское училище - Петроград

  3. Сергиевское артиллерийское училище - Одесса

в) кавалерийские:

  1. Николаевское кавалерийское училище - Петроград

  2. Тверское кавалерийское училище - Тверь

  3. Елисаветградское кавалерийское училище - Елисаветград

г) казачьи:

  1. Новочеркасское казачье училище - Новочеркасск

  2. Оренбургское казачье училище - Оренбург

д) инженерные:

  1. Николаевское инженерное училище - Петроград

е) военно-топографические:

  1. Военно-топографическое училище - Петроград

Морское инженерное училище готовило инженеров флота. Уже во время войны открылись: в Киеве-Алексеевское инженерное училище в марте 1915г., в октябре 1915 – Николаевское артиллерийское и летом 1914г. – Николаевское военное училище(вначале 2-е Киевское); Кубанское генерала Алексеева военное училище в Екатеринодаре в 1915г.

Пехотные училища: Виленское, Чугуевское, Тифлисское, Иркутское, Одесское, Ташкентское были переименованы из юнкерских в военные училища самыми последними - 10сентября 1910г. Пр.в.в.№ 243 и отличались от прочих только тем, что были не двух, а трех-годичными, поскольку сохраняли общие классы с общеобразовательными предметами.Это давало возможность молодым людям с незаконченным средним образованием - закончить его в стенах училища.Как было уже сказано выше, прием во все военные училища был доступен всем сословиям, но в Николаевское кавалерийское, Павловское и Александровское военные училища принимали молодых людей, которые по своему происхождению принадлежали к категории лиц, пользующихся правом на поступление в кадетские корпуса, за исключением Николаевского, Омского, Донского, 2-го Оренбургского, Хабаровского.



Во все военные училища не принимались вообще:

  1. не имеющих прав по образованию, установленных для вольноопределяющихся,

  2. женатых,

  3. вынувших жребий, обязывающий к военной службе,

  4. евреи, а также сыновья и внуки лиц (мужского или женского рода) родившихся в иудейской вере,

  5. опороченные по суду или следствию.

Относительно евреев имелся специальный Пр.в.в. № 410 от 1913г.

Иностранные подданные, включая лиц славянского происхождения, могли поступать в училища только с Высочайшего соизволения.Во все пехотные училища, Елисаветградское и Тверское кавалерийские училища и в оба казачьих прием молодых людей производился исключительно на казенное содержание.Однако, обмундирование в Елисаветградском и Тверском выдавалось только на ⅔ штатного состава и необходимо было вносить при поступлении реверс (плату) в 600рублей - 300руб. сразу и 300 при переходе в старший класс. Реверс предназначался для покупки строевой лошади и сбруи и составлял собственность поступившего. Николаевское кавалерийское училище принимало молодых людей на собственное содержание с платой 550руб. в год. Училище делилось на эскадрон и сотню. В эскадрон принимали только на собственное содержание и, также, взимался реверс. Сотня принимала и лиц казачьего сословия, если оставались места после перевода кадет. Новочеркасское казачье училище предназначалось для обучения казаков Донского войска, Оренбургское - для всех остальных казачьих войск. Все принятые в училища считались поступившими на действительную военную службу, но время пребывания в училище тем, кто не служил в войсках, не засчитывалось. Выпущенные из училищ, как офицерами, так и нижними чинами, обязаны были пробыть на действительной военной службе по полтора года за каждый учебный год в училище.

Прапорщики запаса к приему в училища не допускались. Нижний чин запаса мог поступить в училище, если он служил по жребию на правах вольноопределяющегося и пробыл в запасе не более двух лет; если он служил по жребию - не более года. Все запасные поступали в трехклассные военные училища.

Павловское, Александровское и 1-е Киевское училища комплектовались в основном кадетами и, для поступающих со стороны мест оставалось немного.



Примечание. Служащие по жребию допускались к приему в трехклассные училища, как по выслуге установленных сроков, так и в год окончания выслуги.

Пехотные училища давали знания и навыки для командования батальоном включительно.В Алексеевском и Киевском военных училищах могли открываться одногодичные курсы для лиц с высшим образованием,т.е. эта категория молодых людей становилась офицерами уже через год.По терминологии того времени, первый общеобразовательный класс в трехклассных училищах именовался ОБЩИЙ, остальные - 1-й и 2-й СПЕЦИАЛЬНЫЕ.В двухклассных училищах - МЛАДШИЙ и СТАРШИЙ. Кавалерийские училища были двухгодичными, а артиллерийские, инженерные,казачьи и военно-топографическое - трехгодичными.

К приему в трехклассные училища допускались молодые люди от 16-28лет, а в двухклассные - от 17-28 лет.

Для подпрапорщиков (прапорщиков в современном понимании), которые стояли на фельдфебельских должностях (старшин рот, батарей, эскадронов, сотен), были установлены следующие правила: а) поступление допускалось в трехклассные училища на общих основаниях, б) наличие не более 28 лет от роду, в) неженатые, г) сохранение во время пребывания в училище жалованья и звания при ношении юнкерской формы.

Примечание. Нижними чинами именовались как служащие по жребию, так и сверхсрочные в званиях от рядового до подпрапорщика. Офицеры, соответственно, были только в чинах, а не в званиях.

Общеобразовательная программа общего класса трехклассных училищ была следующая:



  1. Закон Божий (повторение Катехизиса, богослужения, история вселенской церкви).

2. Русский язык (рассуждения и характеристики, драматические произведения, роман и повесть, практические упражнения в сочинении из курса русской литературы).

3. Математика (повторение наиболее важных статей из арифметики, алгебры и геометрии, тригонометрия).

4. Физика и необходимые сведения из химии (повторение при посредстве опытов наиболее важных вопросов приемной программы и прохождение вновь отделов: теплота, краткий очерк химических явлений, гальванизм, механический отдел, работа и энергия).

5. География (общее обозрение Европейской России, обозрение неевропейских частей России).



  1. История (русская история от Петра Великого, история Западной Европы 18-го и 19-го столетий).

  2. Проекционное и топографическое черчение.

  3. Иностранные языки (в каждом училище обязательно изучался один из иностранных языков - европейский или восточный).

Необходимо, также, остановиться на одной особенности среднего образования в России. Существовало два перечня учебных заведений, один из которых давал законченное среднее образование, а второй образование на уровне среднего, но экзамены в училища все равно сдавались. Обозначим их как №1-го и №2-го разрядов. Остальные заведения давали неполное среднее образование.


ТРЕХКЛАССНЫЕ ВОЕННЫЕ УЧИЛИЩА
Согласно циркуляру Главного Штаба от 27января 1914г.№18, прием, помимо выше сказанного, производился на следующих основаниях:

  1. На поступление в училище имели право:

  1. молодые люди всех сословий не служившие в войсках с законченным или с незаконченным средним образованием;

  2. нижние чины запаса;

  3. вольноопределяющиеся и охотники равного с ними образования, как унтер-офицеры, так и рядовые, причем, независимо от предварительной выслуги в строю какого-либо срока;

  4. жеребьевые нижние чины всех званий одинакового с вольноопределяющимися образования - как по выслуге установленных Уставом о воинской повинности сроков действительной службы, так и в год окончания её.

  1. прием производился:

  1. в общий класс - лиц с незаконченным средним образованием (учебные заведения 2-го разряда), выдержавшие приемные экзамены по программам утвержденными Военным Министром, Пр.в.в.от 31декабря 1907г.№668.

Примечание. Сдавали:1.Закон Божий,2.Русский язык (диктант, сочинение, чтение), 3.Математика,4.Физика,5.География,6.История.


  1. в 1-й специальный класс - лица с законченным средним образованием (учебные заведения 1-го разряда) поступали без экзаменов (по конкурсу аттестатов), однако, если в аттестатах указанных лиц не имелось балла по немецкому языку или имелся неудовлетворительный балл, то при приеме в Виленское, Одесское, Чугуевское военные и Новочеркасское казачье училища, сдавался экзамен по этому предмету в объеме курса кадетских корпусов; прочие лица могли держать экзамен, установленный для поступающих в общий класс и, кроме того, из всех предметов общего класса, кроме черчения и уставов;

  2. во 2-й специальный класс - лица выдержавшие экзамен, установленный для поступления в общий класс и, кроме того, по всем предметам строевого и научного образования, пройденных, в общем, и 1-ом специальном классах.

Экзамены проводились во второй половине августа. Перед экзаменами проводился медосмотр. В училища можно было поступать два раза. Все поступившие жили в училище, считались поступившими на действительную военную службу (кто не служил ранее) и приводились к присяге. Занятия во всех училищах начинались с 1-го сентября.



ДВУХКЛАССНЫЕ ВОЕННЫЕ УЧИЛИЩА

Принимались : 1.молодые люди, принадлежавшие к категории лиц, имеющих право на поступление в кадетские корпуса, за исключением выше указанных корпусов - в Павловское и Александровское военные училища казеннокоштными; 2.в Николаевское кавалерийское - исключительно дети потомственных дворян и офицеров, которые окончили полный курс кадетских корпусов или учебных заведений 1-го разряда, как казеннокоштными, так и своекоштными.

Прием в эти училища производился:

  1. без экзамена - лиц закончивших учебные заведения 1-го разряда с удовлетворительным баллом по французскому или немецкому языкам, в противном случае производился экзамен (в кавалерийские училища - по немецкому языку);

  2. по приемным экзаменам в объеме курса кадетских корпусов из всех отделов математики (кроме аналитики), физики, космографии и одного из языков - французского или немецкого (в кавалерийские училища - только немецкого) - для лиц с аттестатами учебных заведений 2-го разряда.

В Алексеевское, 1-е и 2-е Киевские, Владимирское и Казанское военные училища, а также в Елисаветградское и Тверское кавалерийские принимались: на казенное содержание молодые люди всех сословий не служившие в войсках, нижние чины всех родов войск из числа вольноопределяющихся и охотников, а также запасных. Все перечисленные лица должны были иметь аттестаты об окончании учебных заведений 1-го и 2-го разрядов или высшего образования или о выдержании экзамена в высшее учебное заведение. Прием производился аналогично Павловскому, Александровскому и Николаевскому училищам.

Штат пехотных училищ составлял 300 юнкеров, а кавалерийских - 250.В строевом отношении училища делились на роты, батареи, эскадроны и сотни. Реально, штаты пехотных училищ были в основном по 400 юнкеров и училище представляло в строевом отношении батальон.Были училища со штатом в 500,600,470,100,220 юнкеров. С началом войны штаты были значительно увеличены. Кавалерийские училища, также имели различные штаты в 335,150,300,180,120 юнкеров.

Таким образом, несмотря на всесловность поступления в военные училища, мы видим разбивку училищ на две основные группы: училища 1-ой группы (старые), на которые распространялись правила приема в кадетские корпуса и 2-ой группы - все остальные. Каждое училище имело свой девиз. У Киевского Константиновского пехотного - «Помните, чье имя носите!», у Алексеевского пехотного - «Дисциплина - прежде всего!», у Тифлисского пехотного - «Жизнь - Царю, сердце - даме, честь - самому себе!», у Павловского пехотного - «Сам погибай, а товарища выручай!», у Виленского пехотного - «Виленец один - и тот в поле воин!», у Николаевского кавалерийского - «И были дружною семьёю солдат, корнет и генерал!», у Одесского пехотного – «Один – за всех, и все – за одного!», у Чугуевского пехотного – «К высокому и светлому – знай верный путь».

Юнкера с хорошим поведением и успехами в учебе и службе имели право на следующие поощрения:



  1. благодарность

  2. перевод в высший разряд по поведению

  3. назначение на должность: фельдфебеля, старших (взводных) и младших портупей-юнкеров.

В трехклассных училищах юнкеров могли оставлять по неуспехам в науках на второй

год во 2-ом специальном классе, но при условии хорошего поведения и успехах в строевом образовании.


За плохую учебу и поведение юнкера подвергались следующим взысканиям:

  1. замечание

  2. выговор

  3. наряд вне очереди на службу

  4. лишение отпуска

  5. арест с содержанием на гауптвахте или училищном карцере

  6. смещению с высших должностей на низшие

  7. лишению звания фельдфебеля, портупей-юнкера, унтер-офицера

  8. переводу в низший разряд по поведению

  9. исключению из училища на определенный срок

  10. исключение из училища

  11. предание суду.

Отчисленные из училища обязаны были отслужить или дослужить срок обязательной военной службы по Уставу о воинской повинности.

Оценка знаний в училищах производилась по 12-ти балльной системе. Балл от 6 до 12 выражал различные степени удовлетворительных знаний, а ниже 6-ти баллов - различные степени неуспешных знаний.

Распорядок дня был типичным для всех училищ и предусматривал:

6.00 – подъем, умывание, утренний осмотр, молитва, утренний чай, классные занятия продолжались до 12 часов, затем – завтрак и строевая подготовка до 17.00. В 17.00 – обед и 1,5 часа отдыха. Далее – самоподготовка до 20.00 и 2 часа свободного времени перед отбоем в 22.00.

В летних лагерях подъем производился в 7 часов – молитва, утренняя гимнастика, чай. Занятия проводились с 8-12 часов, с 12.00 – 15.00 - обед и отдых, с 15.00 – 18.00 – занятия. Далее свободное время и вечерняя перекличка в 18.45. Отбой в 23.00.

По части запретов необходимо отметить, что очки юнкера носили только вне строя. Запрещено было и ношение пенсне, колец и брелков. С 1911г. было разрешено носить часы, не выпуская при этом цепочки. Каких людей ждали в военных училищах? В «Наставлении для образования воспитанников военно-учебных заведений» было сказано: « Христианин, верноподданный, русский, добрый сын, надежный товарищ, скромный и образованный юноша, исполнительный, терпеливый и расторопный офицер – вот качества, с которыми воспитанник этих заведений должен переходить со школьной скамьи в ряды Императорской Армии с чистым желанием отплатить Государю за Его благодеяния честною службою, честною жизнью и честною смертью».



ТАБЛИЦА

числа еженедельных уроков в военных училищах



число уроков в неделю в училищах

Пехотных Кавалерийских и казачьих


ПРЕДМЕТЫ Классы Классы

Общий 1-й спец. 2-й спец. Всего Общий 1-й спец. 2-й спец. Всего




А. ВОЕННЫЕ

1. Тактика--------------------- - 8 10 18 - 8 10 18

2. История Русской Армии - - 2 2 - - 2 2

3. Топография---------------- - 3 1 4 - 3 1 4

4.Фортификация------------- - 2 2 4 - 1 1 2

и

конно-саперное дело------ - - - - - 2 - 2



5.Артиллерия---------------- - 2 2 4 - 2 2 4

6.Военная администрация - 2 - 2 - 1 1 2

7.Законоведение------------- - 1 2 3 - 1 2 3

8.Военная география-------- - - 2 2 - - 2 2

9.Военная гигиена---------- - 1 - 1 - 1 - 1

10.Иппология---------------- - - - - - 1 1 2


Б.ОБЩЕОБРАЗОВА-

ТЕЛЬНЫЕ

1.Закон Божий--------------- 1 1 - 2 1 1 - 2

2.Русский язык--------------- 3 2 1 6 3 2 1 6

3.Математика----------------- 4 - - 4 4 - - 4

4Физика и сведения из

химии------------------ 5 - - 5 5 - - 5

5.География------------------ 2 - - 2 2 - - 2

6.История--------------------- 3 - - 3 3 - - 3

7.Черчение-------------------- 1 - - 1 1 - - 1

8.Иностранный язык-------- 5 2 2 9 3 3 3 9


В.ВОИНСКИЕ УСТАВЫ 3 3 3 9 3 3 3 9
Итого-------------- 27 27 27 81 27 28 28 83

Примечание. Общие классы имелись при Виленском, Одесском, Чугуевском, Тифлисском, Иркутском, Ташкентском военных и Новочеркасском и Оренбургском казачьих училищах.

Кроме перечисленных предметов, в программу всех училищ входило обучение верховой езде, танцам, фехтованию, гимнастике. До 22.00 в училищах работали библиотеки, часто проводились общие пения.



ПРАВИЛА ВЫПУСКА ИЗ ПЕХОТНЫХ И КАВАЛЕРИЙСКИХ

УЧИЛИЩ
Юнкера, окончившие полный курс пехотных и кавалерийских училищ по результатам выпускного экзамена, военно-служебной подготовке и поведению разделялись на три разряда:

К первому разряду относились имеющие средний балл по учебным предметам и по каждому из отделов военно-служебной подготовки - не менее 8-ми, по каждому из отдельных учебных предметов - не менее 6-ти и по поведению состоящие в первом разряде;

Ко второму разряду : относились имеющие средний балл по учебным предметам и по каждому из отделов военно-служебной подготовки - не менее 7-ми, по каждому из отдельных учебных предметов - не менее 6-ти и по поведению состоящие не ниже второго разряда;

К третьему разряду относились имеющие средний балл по учебным предметам менее 7-ми, при удовлетворительных баллах по всем предметам, или имеющие неудовлетворительный

балл по одному из учебных предметов при любом среднем балле или имеющие по одному из отделов военно-служебной подготовки 6 баллов, а также все удовлетворяющие по успехам вышеизложенным условиям отнесения к 1-му и 2-му или 3-му разрядам и состоящие в третьем разряде по поведению.

Не удовлетворяющие условиям отнесения к 3-му разряду считались не окончившими курса и исключались из училища.

Соответственно разрядам, юнкерам присваивались следующие права:

Отнесенные к 1-му разряду выпускались из пехотных училищ - в части армейской пехоты подпоручиками, а из кавалерийских - в части армейской кавалерии корнетами, те и другие - с одним годом старшинства; отличнейшие из перворазрядных юнкеров, удовлетворивших условиям, установленными для выпуска в гвардию камер-пажей и пажей, удостаивались в определяемом Военным Министром, для каждого года особо, числе, производства: из пехотных училищ - в подпоручики гвардейской пехоты, а из кавалерийских - в корнеты гвардейской кавалерии.В данном случае старшинство давалось со дня производства.

Отнесенные к 2-му разряду выпускались в тех же чинах в армейские части, но со старшинством со дня производства.

Отнесенные к 3-му разряду переводились в части армейской пехоты и кавалерии унтер-офицерами, с правом производства в подпоручики или корнеты без экзамена, но лишь по удостоению своего начальства, не ранее, как через шесть месяцев после производства их товарищей по училищу и только на вакансии, хотя бы и не в те части, в которых они служили унтер-офицерами.

Примечание. Существовало три разряда по поведению. Перевод юнкера в низший разряд был сопряжен с определенными ограничениями его в увольнении из училища, с особым осмотром его после увольнения на предмет употребления спиртных напитков.

В Русской Армии старшинство имело несколько основных значений. В случае производства в чины - это точка отсчета для производства в следующий. Так, подпоручик, получивший год старшинства при выпуске из училища, производился в поручики не через 4 года, а через 3. В случае, когда указывается старшинство полка или училища, то мы имеем дело с т.н. сроком давности данной части, возможно, с первым упоминанием о ней в каком-либо приказе на формирование. Чем старее старшинство, тем оно было более почетно.

Производство во всех училищах было в первой половине августа, как правило, на 6августа - в день Преображения Господня. Юнкер, таким образом, как бы преображался в офицера. Это были незабываемые минуты! В жизни каждого офицера присутствовали три основные вехи: когда он становился офицером, когда он становился штаб-офицером и, наконец, генералом. Но самое волнующее и незабываемое событие - это производство в офицеры, когда ты сам еще не можешь определенное время привыкнуть к тому, что уже не нижний чин, что позади целый ряд запретов и ограничений, что ты уже человек с большой буквы, что ты принадлежишь к офицерскому братству Русской Императорской Армии.

Каждый офицер получал именной приказ о производстве, который они прятали под погон. На последних построениях, когда юнкера еще стояли в своей форме, у каждого в кармане уже лежала пара новеньких офицерских погон и офицерская кокарда.

Юнкеров столичных училищ производили в Красном Селе под Петербургом у Царского валика. К ним всегда приезжал Государь и обращался с приветственной речью. После поздравления с производством слышалось громовое «Ура!». Как они кричали! Мне искренне жаль сугубо штатских людей, которым никогда в жизни не дано испытать того счастья и упоения, которое испытываем мы - офицеры, когда на наши плечи ложатся погоны с маленькими путеводными звездочками, которые дороже нам всего на свете, о которых мы мечтаем начиная с детства, которых ждем юнкерами, которые символизируют нашу честь, верность присяге и Отечеству.

Примерно в это же время выпускались и студенты. А.И.Деникин вспоминает, что эти дни в Киеве, конечно, знаменовались большими молодежными гуляниями, большими возлияниями и бывших студентов и офицеров во всех питейных и прочих заведениях, песнями и поздравлениями. Киевляне благосклонно и с пониманием относились ко всему, тем более что молодежь не позволяла себе недостойных поступков.

Ко времени производства в офицеры шилась и вся военная форма. Офицер должен был в обязательном порядке иметь все что положено. При выпуске из всех училищ выдавалось единовременное пособие на постройку (т.е. пошив) обмундирования в размере 300руб. В дальнейшем офицер Русской Армии шил форму за свой счет. Выпущенным по 3-му разряду выдавали обмундирование по стоимости 50руб. на каждого, а при производстве в офицеры - 250руб. деньгами. Также, производимые в первый офицерский чин снабжались в училищах: установленным образцом револьвера, шашкой, полевым биноклем, компасом и экземпляром действующих уставов соответствующего рода войск и общими.Вся стоимость перечисленного не должна была превышать 100руб. Также, всем вновь произведенным офицерам, по приезду в свои части, выдавалось единовременное пособие в размере 100руб. для обзаведения предметами домашнего обихода - Пр.в.в. от1909г.№1.Согласно этому приказу и Пр. от1912г.№293,от 1913г.№451, выпущенные в полевую артиллерию получали ещё 75руб. на приобретение конского снаряжения, а выпущенные в казачьи войска - еще 125руб. на обзаведение лошадью.

После производства офицер получал 28-ми дневный отпуск. Для всех окончивших училище, время пребывания в нем засчитывалось в общий срок службы и для начисления пенсии.



АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ УЧИЛИЩА

В строевом отношении артиллерийские училища делились на две батареи. К приему допускались молодые люди не моложе 16 и не старше 22 лет. Классы делились на младший, средний и старший. После заполнения вакансий кадетами на оставшиеся места принимались: русские подданные всех сословий, нижние чины на службе и в запасе. Из жеребьевых нижних чинов могли поступать лишь те, кто выслужил установленные сроки действительной службы.



Прием производился:

  1. в младший класс - кадет без экзаменов, лиц имеющих законченное среднее образование или выдержавшие экзамен при кадетском корпусе - по экзамену. Сдавали - математику и физику.

  2. в старший класс - лиц окончивших физико-математический факультет в университетах или других ВУЗах, где основанием специального образования служили математические и естественные науки - 1)по экзамену из одних военных наук, 2) по экзаменам из физики и математики и переводным экзаменам из предметов, преподаваемых в младшем и среднем классах училища.

Не имеющие удовлетворительного балла по одному из языков, также, сдавали экзамен. Интересно, что число вакансий по всем четырем училищам для поступающих со стороны было в пределах всего 25-35 человек. Штат училищ - 420 человек, но реальное число юнкеров могло отличаться в обе стороны.

Правила выпуска были следующие:

К первому разряду относились получившие на выпускных экзаменах: а) средний балл из всех предметов - не менее 10, б) по артиллерии - не менее 8, в) по каждому из прочих предметов - не менее 6, г) знании строевой службы - не менее 9 и по поведению стоящие в 1-ом разряде.

Ко второму разряду относились получившие: а) средний балл по всем предметам - не менее 8, б) по артиллерии - не менее 7, в) по каждому из прочих предметов - не менее 6, г) в знании строевой службы - не менее 8 и стоящие во 2-ом разряде по поведению.

К третьему разряду относились не удовлетворяющие условиям отнесения к 1-му или 2-му разрядам.

Права по разрядам:

Первый разряд выпускался в полевую артиллерию подпоручиками со старшинством двух лет.Отличнейшие из перворазрядных прикомандировывались на год к частям гвардейской артиллерии, а переводились туда подпоручиками со старшинством со дня выпуска.

Второй разряд выпускался в полевую артиллерию подпоручиками со старшинством двух лет. Разница еще состояла в том, что первый разряд становился в части выше выпущенных годом раньше их в полевую артиллерию из Пажеского корпуса подпоручиками со старшинством одного года, а второй разряд становился ниже. Более подробно мы вернемся к старшинству на следующих страницах.

Третий разряд переводился в войска унтер-офицерами и производился так же, как в пехотных и кавалерийских училищах.

Юнкера, окончившие полный курс и подлежащие, согласно успехам в науках и хорошему поведению, производству в офицеры, в случае неспособности к военной службе, награждались гражданскими чинами: 1-й разряд - 10-го класса, 2-й - 12-го класса, 3-й - 14-го класса.


ИНЖЕНЕРНЫЕ УЧИЛИЩА

Училища готовили для службы в инженерных и железнодорожных войсках. Допускались стипендиаты и своекоштные юнкера с платой 600 рублей в год. В Николаевском училище было три класса - младший, средний и старший. Кадеты принимались без экзамена. Остальные молодые люди должны были иметь не меньше 17 и не старше 22 лет от роду и образование не ниже учебных заведений 2-го разряда, т.е. того же среднего, но из неправительственных заведений. Принимались все сословия, в т.ч. нижние чины, кроме жеребьевых. Прием производился только в младший класс. Поступающие со стороны принимались на оставшиеся вакансии после кадет и сдавали экзамены по математике, физике и русскому языку; иностранные языки - как в других училищах. Молодые люди, поступающие со стороны, должны были принадлежать к категории лиц, которым предоставлено право на поступление в кадетские корпуса, за исключением указанных выше для Павловского, Александровского и Николаевского кавалерийского училищ.



Выпуск делился на три разряда:

1-й разряд - средний балл из всех предметов не менее 10, каждого предмета в отдельности не менее 7, строевые занятия не менее 11 и 1-й разряд по поведению.

2-й разряд - соответственно 8, 6 и 9 баллов и 1-й разряд по поведению.

3-й разряд - все остальные.

Первый и второй разряд выпускался в инженерные войска подпоручиками с двумя годами старшинства, третий разряд - как в других училищах.

Киевское Алексеевское инженерное училище открылось в 1915г., т.е. уже во время войны и несколько отличалось от Николаевского по условиям приема и выпуска.

В училища поступали все сословия от 17 до 27 лет, в том числе все нижние чины и ратники ополчения, окончившие полный курс средних учебных заведений или выдержавшие экзамен при кадетском корпусе. Прием производился только по конкурсу аттестатов. Женатые не принимались. Все юнкера были только на казенном содержании. В случае демобилизации армии, юнкера могли продолжить учебу по правилам мирного времени. Училище относилось к специальным военно-учебным заведениям (артиллерийским и инженерным), но уже с 8-ми месячным ускоренным курсом военного времени.



Права по выпуску:

1-й разряд производился в прапорщики со старшинством, которое уравновешивало их со сверстниками, которые окончили 4-х месячные заведения военного времени (школы прапорщиков) и, с правом производства, по удостоению начальства, в подпоручики по истечению 8-ми месяцев со дня старшинства в чине прапорщика, а за боевые отличия - во всякое время. При дальнейшем прохождении службы означенные офицеры пользовались всеми правами, окончивших училища в мирное время.

2-й разряд переводился в части унтер-офицерами. В дальнейшем производились в прапорщики по удостоению начальства, но не ранее 4-х месяцев со дня окончания училища, а за боевые отличия - во всякое время. Они имели права офицеров только военного времени.

Разбор вакансий во всех военных училищах осуществлялся не по округам, как в советской армии, а по конкретным полкам и частям. Чем лучше учился юнкер, тем шире был круг вакансий, поскольку вопрос о том, где он будет служить, решался не начальством. Разбор вакансий осуществлялся самими юнкерами по старшинству полученных выпускных баллов. Лучшими, как правило, были фельдфебели, а также старшие и младшие портупей-юнкера. Из всех училищ, как уже было сказано, лучшие из 1-го разряда прикомандировывались на год к гвардейским частям и переводились туда, по истечению указанного срока, по удостоению гвардейского начальства. Однако существовали не писаные традиции. Так, долгое время существовала традиция, что, несмотря на старшинство в баллах, вакансию в гвардию брал только потомственный дворянин. Эту традицию, в общем «победили» на рубеже XIX-XXв.в. Таким образом, получалось, что не имел выбора вообще, только самый последний по успеваемости и

поведению юнкер или выпущенный по 3-му разряду. Большинство юнкеров оканчивали училища по 2-му разряду. Баллы имели и дальнейшее значение в судьбе офицера, поскольку в Русской Армии, подчас в ущерб делу, свято соблюдался принцип старшинства.

Так, произведенные в одно время в офицеры, становились в полку в «очередь» для представления в следующий чин или должность согласно старшинству разрядов полученных при выпуске. Внутри разрядов - по старшинству званий, в которых состояли в училище - фельдфебели выше портупей-юнкеров, портупей-юнкера выше юнкеров, старшинство имеющих одинаковые звания - средним баллам по всем предметам.При равных средних баллах юнкеров в званиях, старшинство было одинаковым для всех училищ. При равных средних баллах старшинство отдавалось по убыванию: Павловское, Александровское, Алексеевское. Выпущенные из Николаевского кавалерийского училища становились в кавалерии выше выпущенных из пехотных училищ, а в пехоте ниже таковых.Далее шли: Киевское, Владимирское, Казанское, Виленское, Чугуевское, Одесское, Тифлисское, Иркутское, Ташкентское. Среди кавалерийских училищ: Николаевское, Елисаветградское, Тверское.

Естественно, что самые худшие вакансии, самые «дыры» и «медвежьи углы» доставались самым малоуспешным юнкерам. Надо признать, что далеко не всегда такое место постоянного расквартирования было оправдано с военной точки зрения. Получить назначение в полк, место квартирования которого значилось как - Репнинский Штаб или Салтыковский Штаб, означало, что это стоящие просто в чистом поле казармы. В лучшем случае - вблизи от небольшого городка, а то и просто села. Культурной жизни, конечно, в таких местах не было никакой. Очень часто возле этих казарм росло и кладбище самоубийц. Многие находили утешение в бутылке.…Поскольку такие вакансии доставались, как правило, самым малоуспешным, то и путь в академию был для них заранее заказан. Поэтому и охватывало такое отчаяние от мысли прослужить всю жизнь в поле.

В системе образования русских военных училищ рельефно выступают столь незнакомые для современников особенности, которые резко отличают их от советского периода. Во-первых - это отсутствие какой-либо уравниловки при выпуске по правам, во-вторых - разбор вакансий в зависимости от той же успешной учебы и службы, в-третьих - возможность сразу после училища иметь честь служить в Императорской Гвардии. Это все, к чему еще предстоит вернуться и, что необходимо будет полностью восстановить будущим реформаторам возрожденной Русской Армии.

Русские военные училища, также как и кадетские корпуса, являлись хранителями русской боевой славы. Еще при входе в училище, у каждого молодого человека начинало учащенно биться сердце. Коридоры, лестницы, залы и комнаты были широкими и просторными. Само училище, как правило, представляло из себя памятник архитектуры и радовало глаз любого прохожего. На стенах висели мраморные доски с именами выпускников-кавалеров ордена Св.Георгия, картины русских военачальников, батальные сцены. В каждом училище имелась своя церковь. Да, это неповторимое ощущение славы былых побед, как будто слышится шелест старых знамен…

Помимо отличий в форме, каждое училище имело свои отличительные неписаные традиции. Так, Павловское издавна давало своим «павлонам» непревзойденный строевой шик. Юнкера выпускали в увольнение только тогда, когда по нему можно было издалека сразу узнать павловца. Повторение перед отбоем строевых приемов с оружием перед зеркалом, было обычным явлением для Павловского училища.

Существовало и традиционное соперничество между училищами. Конечно, каждый юнкер считал, что его училище лучше. В Константиновском артиллерийском традиция разрешала ругаться, а в Михайловском - нет. Константиновцы издевались над «приторной» вежливостью «томных михайлонов», а михайловцы отвечали им короткой песенкой, которая обычно именовалась «журавлем»:

- Кто невежлив, глуп и туп -

Это юнкер констапуп…

Как правило, в каждом училище существовали и свои особенности ношения формы, особенно в увольнении. Это мог быть и особый залом фуражки, хромовые сапоги на заказ и т.д. и т.п.

Безусловно, столичные училища по изложенным выше правилам поступления, были более аристократичными, чем все остальные. Бывшие кадеты и молодые люди, поступившие со стороны, также, вначале очень разнились, но впереди у всех была одна цель - служить Вере, Царю и Отечеству. Бывшие кадеты первое время обращались на «вы» к поступившим со стороны, подчеркивая тем самым свое превосходство. В артиллерийских училищах поступивших со стороны называли «козерогами». Только после первой практической стрельбы в Красном Селе у «козерогов», по юнкерской традиции, как бы «отпадал хвост» и они становились почти такими же, как бывшие кадеты. Традиции каждого училища, как писаные, так и неписаные передавались из поколения в поколение и ревностно соблюдались. Особенными ревнителями были, конечно, кадеты.

В политическом отношении юнкера отрицали всякую революцию и сами разговоры на политические темы. Ко всем штатским отношение было как к «убогим шпакам» и «штафиркам», от которых может исходить всякая революционная зараза и прочее разложение. Надо сказать, что, несмотря на все революционные брожения и отдельные восстания («Потемкин», Свеаборг, « Очаков»), организованные на деньги большевиков, армия продолжала оставаться могучим и здоровым организмом, стоящим на страже русской государственности.

Продолжая тему традиций, нельзя не остановиться на одной из них в Константиновском артиллерийском училище, которая именовалась «ночной парад». Вот как описывает её капитан Ларионов: «В полночь надо было подняться, снять рубашку и на голое тело надеть пояс и шашку, на ноги - шпоры, на голову - фуражку. В таком виде отделения батареи идут в коридоры, где проводится «парад», который заканчивается воинственными криками и бегом сотни голых со шпорами и шашками по коридорам. Дежурный офицер, знающий училищные традиции, не выходит в эту ночь из комнаты и делает вид, что ничего не слышит. После «парада» отдельные кадетские группы устраивают в спальне кадетский товарищеский ужин - «собаку».

Другой традицией был «перпендикуляр» - своеобразное юнкерское крещение. Поставить «перпендикуляр» означало резким рывком вверх поднять кровать ночью. Голова такого юнкера должна оказаться на полу в нелепой позе, заваленной матрасом, одеялом и подушкой. Жертва долго не могла понять после глубокого сна, что с ним происходит.

Очень скоро училище становилось родным домом, а юнкера одной дружной семьей с законами братства и товарищества, ибо главный девиз Русской Армии гласил: «Положить живот за други своя».

Формула: «За Веру, Царя и Отечество» являлась фундаментом всей воспитательной работы с юнкерами. У офицера Русской Армии было всегда то, что отличает человека истинно военного, от случайных в армии людей - желание участвовать в боевых действиях, готовность умереть за Отечество и обожаемого Государя. Образ Государя - светлый и непорочный, прочно занимал место в сердце каждого офицера. Каждый русский царь был ПЕРВЫМ офицером своей армии, проявляя о ней особую заботу и любовь. Еще в училище юнкера привыкали беречь честь своих погон и училища, что никогда не было бутафорским, как в советской армии. Если назревала война, то многие юнкера готовы были стать в строй, прервав учебу, и волновались о том, чтобы «проклятые» дипломаты не окончили дело миром. Жажда подвига обуревала каждым будущим и настоящим офицером.

По воспоминаниям о. Шавельского - последнего Протопресвитера Русской Армии, офицер в своей массе был охвачен неким психозом героизма, что, в конечном счете, приводило, порой, к бессмысленной смерти. Что же может, быть, может, быть и так, но может именно этой готовности умирать нет у современных офицеров? Русский офицер действительно смотрел на войну, как на работу. Лежа в цепи в ста метрах от неприятеля, он мог абсолютно спокойным голосом докладывать батальонному командиру: «патроны кончились, единственный выход - в штыки!» или «пришлите заместителя, я убит» и только после этого «позволяли» себе умереть.

Училища дошлифовывали каждого бывшего кадета до возможного идеала. Юнкера всегда были желанными гостями на всех балах и в любом обществе. Всегда с иголочки одетые, с отличной строевой выправкой, они неизменно пользовались успехом у всех барышень.

Еще раз, возвращаясь к вопросу о неуставных отношениях можно сказать точно, что т.н. «цук» выходил за рамки обычного в одном училище - Николаевском кавалерийском.

Там действительно, старший курс мог себе позволить ездить верхом на младшем, приставать к ним с идиотскими вопросами и.т.д. Но опять-таки - никакого мордобоя, в противном случае все могло закончится очень печально. Старая кадетская заповедь не давала возможности юнкерам доносить начальству об этих отношениях, иначе, это пришлось бы извести очень быстро, хотя начальство и само прекрасно знало о традициях училища. Вообще для всех училищ было характерно в воспитательной работе то, что она строилась на взаимном доверии и честности юнкеров, как между собой, так и по отношению к начальству. Во многих училищах начальство и не могло подумать о том, чтобы «наорать» на юнкера или оскорбить его словом - тут щетинилось все училище. Если юнкер нарушал устав или вел себя неподобающим образом, то офицер мог прямо перед строем спросить о том, кто конкретно это сделал и тут же получал признание виновного. Однако правило «не фискаль» действовало до того момента, когда юнкер не позорил мундир и училище.

Русские военные училища давали людей цельных, целеустремленных, знавших что можно и чего нельзя, закаленных многолетней суровой дисциплиной, обожающих свой мундир и быт, верных Государю и Отечеству, ненавидящих всякую красную заразу и всякую революцию.

Только в советское время могли родиться такие слова об их суворовском училище - «потерянное детство». Любой кадет и юнкер с огромным удивлением и непониманием отнеслись бы к этим словам. Кстати, в самих словах юнкер и курсант, помимо традиций в названиях, лежит и глубокий практический смысл. Курсант - это человек, оканчивающий какие-либо курсы, т.е. нечто кратковременное и не совсем серьезное.

Итак, вакансии разобраны, впереди 28-ми дневный отпуск, впереди широкая офицерская дорога. В добрый путь, господа офицеры!



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет