Ларингализация и ее функции в речи



жүктеу 452.68 Kb.
бет1/3
Дата13.04.2019
өлшемі452.68 Kb.
  1   2   3

О.Ф. Кривнова, А.М. Андреева (Москва)

ЛАРИНГАЛИЗАЦИЯ И ЕЕ ФУНКЦИИ В РЕЧИ

ВВЕДЕНИЕ

Настоящая работа посвящена анализу явления ларингализации в речи. Речевые возможности гортани как источника звука голосового и шумового типа (а ларингализация связана с обеими разновидностями работы гортани), изучены и описаны недостаточно как в общей, так и в русской фонетике. До недавнего времени внимание исследователей было сосредоточено в основном на нейтральной фонации и возможных в ее рамках тональных модификациях голоса. Эта ограниченность фонетических знаний, отчасти объяснимая объективными трудностями исследования естественного функционирования гортани, была отмечена на XIV международном Фонетическом конгрессе в Сан-Франциско в 1999 году, где было заявлено, что в XXI веке задача изучения фонетических свойств и функций гортани в разных формах речи должна стать ведущей не только для общефонетических исследований, но и для частных фонетических описаний.

В связи с малой изученностью и труднодоступностью объекта исследования, а также с недостаточным количеством конкретных фонетических данных представляется целесообразным выделить в качестве самостоятельной и важной задачи осуществление аналитического обзора и систематизации сведений, накопленных в фонетике по проблеме, рассматриваемой в нашей работе. Мы выделяем здесь две относительно самостоятельные задачи. Первая состоит в описании фонетических свойств ларингализации и возможностей функционального использования этого явления, засвидетельствованных на материале различных языков в западной и отечественной фонетической литературе. Вторая заключается в том, чтобы систематизировать и обобщить рассредоточенные в большинстве своем факты использования ларингализации в русской речи (по материалам литературных источников и собственных исследований).

ФОНЕТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛАРИНГАЛИЗАЦИИ

Терминологические уточнения. Знакомство с доступными нам литературными источниками показало, что для номинации интересующего нас явления используются весьма разнообразные термины и не всегда можно понять, чем это вызвано: фонетической сложностью самого явления, традицией фонетического описания конкретного языка или авторскими предпочтениями. В зарубежной фонетической литературе последовательно встречаются два конкурирующих термина: ларингализация (laryngealization) и глоттализация (glottalization). Нужно отметить, однако, что они могут находиться также и в отношении дополнительного распределения. Окончание (-ization) говорит о том, что речь идет, скорее всего, о дополнительной артикуляции, в образовании которой участвуют гортань и голосовая щель (голосовые связки). В фундаментальном труде Дж.Лэйвера (Laver 1994) ларингализация описывается как дополнительная артикуляция, которая накладывается на основную, надгортанную артикуляцию звукового сегмента или последовательности сегментов и состоит в образовании дополнительной преграды для прохождения воздуха через голосовую щель. Эта преграда реализуется в виде потенциально различного по полноте и интенсивности смыкания голосовой щели, которое может сопровождаться сжатием гортани в целом. Согласно Лэйверу, ларингализация представляет собой градуальное явление, экстремальным проявлением которого является полная глоттальная смычка (glottal stop), что, однако, редко достигается в реализации. В качестве транскрипционного символа для обозначения ларингализованных звуков предлагается использовать знак подстрочной тильды.

Ларингализация может охватывать как отдельные звуки, так и звуковые цепочки разной длины. Ее реализация на вокальных звуках приводит к автоматической замене нейтральной фонации на скрипучий голос. Это является поводом для более узкой, чем у Лэйвера трактовки термина "ларингализация", соотносимой фонетически с таким состоянием гортани, которое типично для скрипучей фонации. Подобное понимание можно найти в работах П.Ладефогеда, который отмечает, что ларингализация – это синонимичное обозначение скрипучего голоса (Ladefoged 1982: 282)1.Это же мнение разделяют, по-видимому, и авторы руководства МФА, где выделен класс скрипуче-огласованных звуков (creaky voiced), а термин "ларингализация" не используется совсем (Handbook 1999).

Обратимся теперь к термину "глоттализация". Он употребляется чаще в описаниях конкретных языков, чем в общефонетических работах, причем, как и термин "ларингализация", в широком и узком понимании. В узком смысле под глоттализацией понимается процесс, в результате которого артикуляция звукового сегмента сопровождается дополнительной глоттальной смычкой, не предусмотренной целевой артикуляцией этого сегмента2. Отмечается, что глоттальная смычка может быть по-разному таймирована относительно выдержки основной артикуляции. Из сказанного можно заключить, что глоттализация в узком смысле соответствует экстремальной форме ларингализации при широком понимании последней. Лэйвер считает нецелесообразным введение особого термина для одной из форм градуального явления, тем более что полное смыкание голосовой щели в реальном произнесении часто заменяется более слабыми формами ларингализации в виде скрипучей фонации. Кроме того, Лэйвер, ссылаясь на инструментальные исследования ряда языков, отмечает, что глоттальная смычка может сопровождаться сжатием гортани в целом, что приводит к небольшому подъему гортани и ее смыканию в области ложных голосовых связок и надгортанника. В связи с этим термин "ларингализация", по его мнению, более адекватно отражает фонетическую суть явления по сравнению с термином "глоттализация".

Принимая аргументацию Лэйвера, нельзя в то же время не заметить, что при широком понимании глоттализации внимание фокусируется просто на тенденции к смыканию глоттиса, которое может реализоваться в разной степени и в разной форме. Это удобно, поскольку смыкание голосовой щели является более легко наблюдаемым и опознаваемым артикуляционным жестом по сравнению со сжатием гортани и другими ларингальными сужениями. Этим, по-видимому, объясняется то, что в зарубежной фонетической литературе в случаях, когда речь идет об общей номинации рассматриваемого фонетического явления, зачастую выбирается именно термин "глоттализация", без уточнения деталей физиологического наполнения. Такой выбор терминологии характерен для работ (Kohler 1994) и(Dilley, Shattuck-Hufnagel 1995), которые будут рассмотрены ниже.

В русскоязычной фонетической литературе для экстремальной реализации интересующего нас явления используется термин "гортанная смычка", который первоначально был введен для обозначения гортанного согласного в языках, где этот звук имеет фонемный статус. В частности, в (ЛЭС 1990: 479) дается следующее определение: "Гортанные (ларингальные) – согласные, образующиеся при смычке или сближении голосовых связок". Также этот термин употребляется в фонетической литературе и в качестве названия определенного немелодического компонента тонов в тональных языках.

Имеет место не совсем полное соответствие между западной (основанной на латинских названиях речевых органов) и русской системами терминов: larynx – гортань;glottis – голосовая щель. Термин "глоттис" и производные от него, в том числе глоттальная смычка, в русской фонетической литературе практически не встречаются.

Англ. Glottal stop не имеет точного аналога в русской традиции, так как термин "гортанная смычка" не строго соответствует артикуляции, при которой голосовые связки смыкаются полностью, то есть голосовая щель плотно закрыта, но сжатия гортани не происходит и никакие другие расположенные в гортани структуры, в частности, ложные голосовые связки (ventricular folds) в образовании констрикции не участвуют. С другой стороны, гортанной смычке, предполагающей, как подсказывает само название, сужение, или сжатие, гортани в целом как компонент артикуляции, должен соответствовать термин "laryngeal stop", который, по-видимому, практически не используется в современной западной фонетике.

В связи с такого рода неточностями нам кажется целесообразным позаимствовать у зарубежных авторов термин "глоттальная смычка", который может использоваться как равнозначный привычному термину "гортанная смычка", с единственной оговоркой – возможным различием в целевом состоянии гортани, если считается, что этим различием можно пренебречь. Другими словами, гортанная смычка есть глоттальная смычка, артикуляция которой может сопровождаться дополнительным сжатием гортани. Для обозначения способа артикулирования, соответствующего гортанной смычке, в русских фонетических работах употребляется заимствованный, но давно освоенный термин "ларингализация" (вместо возможного "*гортанизация", образуемого от русского корня). Аналогично, коль скоро допустимо использование термина "глоттальная смычка", правомерно было бы по примеру западных фонетистов называть тенденцию к образованию смычки голосовой щели глоттализацией. Данный процесс может обозначаться с помощью терминов "глоттализация" или "ларингализация", в зависимости от целевого состояния гортани. Прототипическими перцептивными коррелятами глоттализации/ларингализации являются: полная глоттальная (гортанная) смычка, скрип и скрипучая фонация. С артикуляционной точки зрения, коррелятами перечисленных фонетических сущностей выступают однородные состояния голосовой щели и, в целом, гортани, различающиеся степенью сведения и напряженности голосовых связок и, возможно, степенью сжатия самой гортани.



Завершая обсуждение терминологических проблем, следует подчеркнуть, что дискуссионные основания для дифференциации терминов "глоттализация" и "ларингализация", заключающиеся в целевом состоянии гортани, в действительности, имеют место. К сожалению, получение экспериментальных данных, которые могли бы способствовать разрешению данного дискуссионного вопроса, осложняется рядом факторов, описанных в следующем разделе. В настоящей работе тонкие артикуляционные моменты не являются актуальными, поэтому мы пренебрегаем потенциальными различиями между глоттальной смычкой (и глоттализацией) с одной стороны и гортанной смычкой (и ларингализацией) – с другой, понимая под данными терминами разные степени выраженности одного и того же шкалярного феномена. Однако, при анализе работ других авторов, мы, в основном, старались придерживаться их терминологии, поэтому в тексте возможны отклонения от принятой нами системы терминов.

Методы артикуляционно-акустического анализа работы гортани. Специальные исследования, посвященные непосредственному изучению функционирования гортани в речепроизводстве, проводятся редко, поскольку их реализация существенно осложняется наличием ряда препятствующих факторов. В первую очередь, важную роль играют чисто физиологические трудности: ясно, что любой инородный предмет, помещенный в речевой аппарат испытуемого, в той или иной мере создает неестественные условия для речеобразования. С другой стороны, имеют место технологические сложности: создание (как проектирование, так и материализация) таких устройств, которые по своим техническим характеристикам позволяют наблюдать фонационный процесс, весьма трудоемко и требует больших материальных вложений. Соответственно, и производимое оборудование стоит очень дорого. Впрочем, исследования такого рода существуют и, безусловно, являются значительным подспорьем для фонетистов в обновлении и модификации теории голосообразования. Следует упомянуть, на наш взгляд, наиболее известные на данный момент методы исследования физиологических свойств ларингальных структур, описанные в работе (Hirose 1997).

  • Оптоволоконное наблюдение и измерение движения голосовых связок

Пришедший на смену жесткому телеэндоскопу (rigid tele-endoscope) гибкий фиброскоп (flexible fiberscope) позволяет наблюдать процесс речеобразования в условиях, достаточно приближенных к естественным. Его основными элементами являются жесткий кончик, вмещающий объективную линзу и два пучка оптоволокна, служащих, соответственно, проводником света и проводником изображения. Принципиальные требования к устройству фиброскопа: внешний диаметр, достаточно маленький для прохождения через ноздрю; способность получения изображения с разрешением, позволяющим анализировать глоттальные жесты; оснащенность источником света достаточной яркости.

  • Высокоскоростная цифровая киносъемка вибраций голосовых связок

Данный способ гарантирует высокое разрешение изображения колеблющихся голосовых связок. Однако, недостаток этой системы заключается в ее массивности, высокой стоимости, а также больших временных затратах, связанных с обработкой каждого отдельного кадра из полученного фильма.

  • Ларингальная электромиография

Эта техника заключается в получении графической информации об изменении электрической активности мышечных волокон, сопровождающей сокращение ларингальных мышц и следующие за ним эффекты, в частности, нарастание напряжения.

  • Фотоглоттография (просвечивание (transillumination) глоттиса)

Данный метод состоит в фиксации изменений площади глоттиса с помощью измерения количества света, проходящего через него.

  • Электроглоттография (ларингография)

Эта техника позволяет регистрировать глоттальные колебательные движения посредством измерения электрического сопротивления в гортанной области (across the neck).

Следует отметить, что даже с помощью вышеописанных методов возможно получить лишь приближенные данные о функционировании гортани и голосовых связок и некоторые физиологические детали пока не удается прояснить.

Более быстрыми темпами развивается акустическое моделирование голосового источника. Его главное преимущество в заведомом элиминировании возможных артефактов, имеющих место при непосредственном изучении работы гортани, и построении моделей, основанных на физических свойствах речевого тракта как системы резонаторов, преобразующих глоттальную волну в конечный речевой сигнал. Основной принцип данного метода заключается в достижении акустических результатов, идентичных или в достаточной степени приближенных к выходной функции реального голосового источника, полученной из речевого сигнала с помощью обратной фильтрации. Это достигается за счет выбора определенного набора контролируемых параметров, с помощью которых фиксируется характерное для того или иного типа фонации состояние голосового источника. На данный момент создано значительное число моделей, отличающихся, главным образом, составом и количеством параметров, учитываемых при их построении. Кроме того, как отмечают Casaide и Gobl (Casaide и Gobl 1997), различия заключаются в объекте моделирования (реальная глоттальная волна или ее производная) и в выборе математических функций, используемых для моделирования голосовых колебаний. В частности, в наиболее известной модели (Fant, Liljencrants, Lin 1985) глоттальная волна определяется четырьмя параметрами:


  • масштабный коэффициент

  • показатель скорости роста амплитуды

  • показатель длительности "открытой" фазы (временного интервала от открытия глоттиса до максимального значения воздушного потока)

  • показатель резкости закрытия глоттиса, то есть того, как голосовые связки сводятся вместе: мгновенно или путем постепенного смыкания по длине и толщине.

Поскольку все составляющие параметрических моделей имеют сложное физико-математическое описание, в рамках нашей работы они не будут рассматриваться. Исключение составляют полученные в результате исследования (Casaide, Gobl 1997) характеристики акустического коррелята скрипучей фонации, приведенные в разделе "Акустические характеристики глоттальной смычки и ее заменителей".

Приходится признать, что, в силу упомянутых выше факторов, возможности изучения физиологических свойств гортани как источника звука очень ограничены и главным методом исследования для большинства фонетистов до сих пор является интроспекция. Однако, как известно, с помощью данного вида наблюдений в принципе невозможно получить абсолютно объективные данные.



Артикуляционный механизм образования глоттализации. Как уже было отмечено выше, мы рассматриваем глоттализацию/ларингализацию как градуальное явление. Соответственно, говоря об артикуляторной стороне этого процесса, мы остановимся на "экстремальной" форме глоттализации, то есть на полной глоттальной смычке, и, по мере возможности, затронем и непредельные случаи реализации в форме скрипучей фонации.

С артикуляторной точки зрения глоттальная смычка представляет собой такое состояние гортани, при котором голосовые связки полностью сведены и напряжены. Рисунки 1 и 2 демонстрируют различные состояния и возможности работы голосовой щели. На рис. 3 представлено схематичное изображение глоттиса, взятое из (Casaide, Gobl 1997: 444). На рис. 4 изображена смычка голосовых связок и их разведение. За достижение целевого состояния, характерного для глоттальной смычки, отвечают в первом приближении два параметра: сомкнутость голосовых отростков черпаловидных хрящей и напряженность мышц голосовых связок. Согласно данным исследования (Hirose 1997), функционирование тех или иных гортанных структур строго подчинено действию определенных внутренних ларингальных мышц. В частности, первый приведенный параметр контролируется активизацией аддуктивных мышц. За последний параметр отвечает голосовая мышца, увеличивая своим сокращением эффективную массу и жесткость голосовых связок. В то краткое время, когда связки сомкнуты, подсвязочное давление существенно возрастает, и при раскрытии смычки воздушный поток "разбрасывает" связки, производя своего рода взрыв. Если же связочные мышцы недостаточно напряжены, то сопротивление сомкнутых голосовых связок нарастающему воздушному давлению будет не-



Рис. 1. Фонетически значимые состояния голосовой щели [Ladefoged 1982]



Рис. 2.

(А) глоттальная смычка

(Б) открытый (глухой) глоттис

(В) шепот

(Г) нейтральная фонация

[Laver 1994]



Рис. 3. Схематическое представление поперечного разреза гортани


Рис. 4. Вид гортани, полученный с помощью жесткого телеэндоскопа. Слева – сильно сомкнутая голосовая щель, справа – максимально разведенная (Изображение взято из [Hirose 1997]

достаточным для полного перекрывания воздушного потока. В результате, так как связки сомкнуты, но воздух все же не удерживается и прорывает преграду, возникают нерегулярные колебания голосовых связок. Нерегулярность колебаний в этом случае имеет аэродинамическую природу, поскольку нарушается свойственный нормальной фонации баланс между подсвязочным давлением и параметрами связок – напряженностью и массой (ср. Кодзасов, Кривнова 1977). Акустический коррелят данного способа голосообразования состоит в нерегулярных по амплитуде, а также длительности и форме периодов голосовых колебаниях.

Следует заметить, что голосовые связки только при схематичном рассмотрении можно считать плоскими, на самом деле у них есть определенная толщина, которая регулируется, как уже было отмечено, особым мышечным механизмом и при образовании глоттального сужения в некоторой степени увеличивается. Данное свойство голосовых связок необходимо учитывать, так как причина одного из типов нерегулярности колебаний состоит в том, что края связок могут колебаться рассогласованно. В первом приближении, при обычной фонации голосовые связки колеблются синхронно всей своей толщей, тогда как в условиях, типичных для неполной глоттализации, может осуществляться попеременное сведение то нижних, то верхних их краев3. Как результат этого в некоторых случаях возможно функционирование фонационного механизма, при котором активно работают два отдельных источника звука; впрочем, на данный момент фонетика не располагает достаточными данными, объясняющими использование именно такого колебательного механизма. Вероятнее всего, это происходит чисто автоматически и не может контролироваться говорящим.

В заключение добавим, что по данным ряда исследований, в частности, (Hirose 1997), при образовании глоттальной смычки нередко наблюдается супраглоттальная ларингальная констрикция, которая может быть выражена в разной степени. В целом же, механизм образования глоттальной смычки полностью аналогичен образованию взрывных/смычных ротовых согласных, имеющих фазу выдержки и фазу взрывного отступа. Это хорошо соотносится с тем фактом, что глоттальная смычка как элемент первичной артикуляции звука формирует в некоторых языках полноценную согласную фонему.

Акустические характеристики глоттальной смычки и ее заменителей. Гомогенная природа глоттальной смычки и шумных смычных согласных ротового образования прослеживается и с акустической точки зрения. Как и любой взрывной, предельная реализация глоттализации имеет акустический коррелят фазы выдержки и фазы взрывного отступа. Длительность глоттальной смычки может существенно различаться в разных контекстах, однако в среднем, за исключением маргинальных случаев, она примерно равна по длительности фазе выдержки взрывного ротового образования и составляет около 0,05 – 0,1 сек. Еще одним параметром является сила взрыва при раскрытии глоттальной смычки. Ее величина может варьироваться от ярко выраженного и сильного взрыва до практически полного отсутствия такового. Приводимые ниже иллюстрации (рис. 5), взятые из работы (Кривнова 2002), наиболее полно отражают существующее разнообразие акустических форм глоттализации, свойственное реальной речи (в данном случае русской).

Одним из важнейших акустических свойств глоттальной смычки является отсутствие ее влияния на качество (тембральные характеристики) соседних гласных, поскольку создание определенного качества происходит в ротовой полости и зависит, главным образом, от формы резонатора, определяемой положением основных артикуляционных органов – языка и губ. Формантная картина соседних гласных при прочих равных условиях остается без изменения независимо от наличия/отсутствия глоттальной смычки. Степень влияния смычных ротового образования на смежные участки предшествующего и последующего гласных значительнее более высокая. Рассмотрим сочетания "гласный – глоттальная смычка – гласный". С эмпирической точки зрения, удалив4 смычку из контекста между гласными и аккуратно "склеив" оставшиеся части, получим новый речевой отрезок, в котором стык гласных воспринимается на слух как обычное зияние, а формантное движение выглядит как свойственный зияниям формантный комплекс. Справедливо, принимая в расчет сказанное выше, допустить, что глоттализация в принципе не препятствует осуществлению коартикуляции в надгортанной части речевого аппарата, т.е. "прозрачна" для этого процесса. В целом, данное предположение не противоречит общему представлению о звукообразовании. В частности, на спектрограммах, по нашим наблюдениям, заметны результаты подобной сквозной коартикуляции: влияние одного гласного на другой, понижение/повышение формант, плавные переходы формант одного гласного в форманты другого (см. рис. 6).

Особого внимания заслуживают акустические свойства неполной реализации глоттальной смычки. Этот случай существенно отличается от "чистой" глоттальной смычки очень заметным влиянием на фонационное качество звуков, в первую очередь, гласных; при этом их тембральные характеристики сохраняются. Поскольку для продуцирования гласного требуется регулярная работа голосовой щели, а в случае глоттализации голосовые связки колеблются нерегулярно, в таких, весьма отличных от нейтральной фонации, условиях гласный приобретает перцептивные свойства сдавленности, напряженности, испорченности, скрипучести. С акустической точки зрения, нерегулярности проявляются следующим образом.


  • В ситуации, когда гласный в абсолютном начале слова глоттализован, имеют место нерегулярные колебания с низкой частотой и интенсивностью, резко сменяющиеся на нормальные вокальные периоды.

  • В случае так называемой дифлофонии, которая, в основном, появляется в конце слова или интонационной фразы (final creak) и является, по-видимому, акустическим коррелятом описанного выше способа фонации с "двумя источниками звука", происходит как бы наложение двух глоттальных волн с разными периодами или



(А) (Е)



(Б) (Ж)



(В) (З)



(Г) (И)



(Д) (К)

Рис. 5. Примеры глоттализованных фрагментов



(А) сильный глоттальный взрыв в начале гласного ИФ после
дыхательной паузы;

(Б) скрипучая фонация на приступе начального гласного ИФ после выдоха;

(В) слабый глоттальный взрыв в начале сонорного ИФ после выдоха;

(Г) классический скрип на стыке ИФ;

(Д) скрип, глоттальная смычка и глоттальный взрыв на стыке ИФ;

(Е) глоттальная смычка и скрипучая фонация на стыке ИФ после шумного согласного;

(Ж) выраженная скрипучая фонация на стыке ИФ;

(З) слабая скрипучая фонация с дифлофонией на стыке ФС без смыслового усиления;

(И) глоттальная смычка и скрипучая фонация на стыке ФС внутри ИФ (в усилительной функции);

(К) неглоттализованный локальный разрыв на стыке ФС (с сипом в паузе). Длительность фрагментов 200мс. ИФ – интонационная фраза, ФС – фонетическое слово





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет