М. Орбини. Историография народа славянского. 1722 год Исторический клуб



жүктеу 5.72 Mb.
бет25/40
Дата03.04.2019
өлшемі5.72 Mb.
түріКнига
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   40
Первоначально император не хотел делать этого, но затем по настоянию своей жены, склонной ко всякого рода злодействам, изменил свое решение. Он осадил также крепость Бобовац (Bobouaz), в которой укрывалась Елизавета, единственная дочь бана Стефана, которая в ту пору была еще девой, а позднее стала женой венгерского императора Лайоша и матерью Марии, жены императора Сигизмунда. После многодневной осады упомянутой крепости Стефан, не сумев ничего добиться, оставил эту затею и принялся опустошать все земли Боснии до пределов Дувно (Oolmna, ouer Оиmпо). Разбив там лагерь, он послал часть войска на поиски добычи вдоль рек Цетина и Крка (Oacherca, о Oacherea) в сторону Хорватии, а сам с остальным войском повернул в сторону Хумского княжества. Захватив крепости Имотска (Imota) и Нови (Noui), он оставил в них сильные гарнизоны. В это время многие магнаты Боснии и Хума приходили к нему и становились его подданными, а многие ушли с ним в Рашку, в частности, племянники бана Стефана Богиша (Boghissa) и Владислав (Vuladislau) Николичи, сыновья сестры упомянутого бана Катарины (Catalena). Последние были потомками князя Андрея Хумского, о котором упоминалось ранее и будет упомянуто в дальнейшем, и, следовательно, приходились родственниками императору Стефану. Упомянутое решение они приняли в уверенности, что непременно получат от него Хумское княжество, которое было их наследным и законным владением, однако, в конце концов, они просчитались, поскольку были людьми никчемными.

Когда император пребывал в Боснии, Синьория Венеции и рагузинцы отправили к нему торжественное посольство, чтобы путем переговоров уладить разногласия между ним и баном Стефаном. Это посольство, однако, не смогло ничего добиться, поскольку император хотел, чтобы бан выдал свою дочь Елизавету за его сына короля Уроша, дав за ней в приданое Хумское княжество, как принадлежащее этому императору по линии Немани и его братьев, которые были некогда правителями Хума и от которых упомянутый император вел свой род. Бан, имея на нее лучшие виды (как позднее и оказалось), наотрез отказался отдать ему не только Хумское княжество, но и одну свою дочь без последнего. Если бы он согласился отдать, хотя бы одну свою дочь, был бы заключен мир, однако мира не последовало, и оба упомянутых государя непрестанно враждовали. Решив вернуться в Рашку, император Стефан, проходя через Хум, прибыл в Бишче (Bisze), обширное поле между Благаем и Мостаром, где его встретили послы из Рагузы, прибывшие просить его пожаловать в их город, который желал угостить и оказать почетный прием. Поначалу он какое-то время уклонялся от приглашения, но затем вынес его на свой совет, и все его ближайшие советники, а особенно которский нобиль Никола Бучич, его протовестиар и друг рагузинцев, посоветовали ему без опаски ехать, полностью доверяя упомянутому городу, приемом которого он останется весьма доволен. Тогда, отпустив войско, он со своей женой императрицей и тремя сотнями свиты, большую часть которой составляли магнаты, и знать его королевства, через территорию Конавли прибыл в Старую Рагузу, откуда, сев на посланные за ним рагузинцами галеры под командованием Юния Соркочевича (Sorgo) и Ивана Менчетича (Menze), прибыл в Рагузу. Там он был принят с великим почетом и размещен во дворце ректора. Императрица и другие сопровождавшие его лица также были размещены в удобных палатах и гостиницах. Проведя там три дня в турнирах, балах и празднествах, он вместе с императрицей, магнатами и прочей знатью был щедро одарен подношениями в виде драгоценных одежд из шелка и паволоки. Затем на упомянутых галерах он был отвезен в свой город Котор, где ему также был оказан почетный прием. После этого из Котора через Зету он вернулся в Рашку. Приезд его в Рагузу состоялся в тысяча триста пятидесятом году.


В следующем году он отправил упомянутого Николу Бучича, своего протовестиара, во Францию просить руки дочери тамошнего короля для своего сына Уроша. Француз ответил, что охотно согласился бы на это, если бы Стефан и его сын придерживались римского обряда. При этом посол Бучич, муж выдающейся доблести, украшенный всеми добродетелями, вызвал во время этого посольства такое расположение у французского короля, что получил от него в дар лилию, чтобы поместить ее в свой герб. Посему с тех пор род Бучичей имеет герб в виде лилии, расположенной над поперечной полосой, а прежде у них была тыква с пирогом (Anguria сопипа fogazza). Когда Бучич вернулся домой и изложил своему государю содержание своих переговоров с Французом, Стефан посмеялся над ответом французского короля и послал просить руки Елены, дочери влашского государя, которую сразу же получил. После этого он обратился к завоеванию земель Романии. О его доблестных походах и славных победах, одержанных в упомянутых и многих других краях, вкратце упоминает Лаоник Халкокондил (11): «В городе Скопье находился престол Стефана Неманича. Выступив оттуда в сопровождении доблестных и закаленных в войнах мужей, он с сильным войском напал на земли близ Костура и всеми ими овладел. Затем, поведя войско на Македонию, он покорил ее целиком, кроме Салоников, и достиг Савы. Доблестно сражаясь у Дуная, он захватил всю тамошнюю область. Поставив управлять своими владениями в Европе мужей, известных ему своей преданностью, он сделался весьма могуществен. Нападал он и на греков, чтобы разорять их владения: совершив набег со своей конницей на земли по соседству с Константинополем, он полностью их опустошил. Греки были этим весьма напуганы и опасались окончательной гибели, видя огромную опасность, которой подвергалась их империя из-за нерадивости и неспособности императора Андроника Старшего, погрязшего в беспутстве. Не имея сил для прямого противостояния на поле боя, все свои надежды на спасение они возложили на защиту стен своих городов.
Направившись затем в Этолию, он прибавил к своим владениям город Янину (¬oannia, ouero Ioannina), который прежде именовался Кассиопа.
Македонию, граница которой проходила по реке Вардар (Assio), он дал в управление Жарко (Zarco), добродетельному мужу, который занимал при нем первое место. Ту часть своих земель, что простирается от Феры (Fепi) до реки Вардар (Assio), он дал Богдану, справедливому и закаленному в войнах мужу. Земли от Феры до Дуная он пожаловал братьям Королю (Chrale) и Углеше (Ynghlesa): Король был его кравчим, а Углеша ¬ старшим конюшим (Arcimariscalco). Область по Дунаю он дал в управление Вуку (Bulco), сыну Бранко (Pranco). Трикалу (Tricca) и Костур (Castorea) получил жупан Никола. Этолия была отдана Прелюбу. Охрид с областью под названием Прилеп (Prilisbea) он дал в управление знатному мужу Младену (Pladica). Итак, все перечисленные мужи были поставлены королем Стефаном управлять европейскими областями. После его смерти все они удержали за собой области, полученные ими в управление». Так рассказывает об императоре Стефане Неманиче Лаоник. Он (как пишут упоминавшие о нем авторы) был лучшим воином своего времени и выдающимся полководцем. С детских лет его обуревала жажда славы, а дух его стремился к высшим и достославным свершениям.
Находясь на реке Деволе (Diavolopota) в Романии, он заболел лихорадкой, от которой не помогло ни одно из испробованных им средств. Посему в 1354 году в возрасте 45 лет он переселился в лучший мир. Его останки с великими погребальными почестями были увезены из того места и доставлены в монастырь Святого Архангела близ Приштины, который был возведен по его повелению. Правил он как король и как император в совокупности двадцать пять лет. Некоторые утверждают, что он скончался в Неродимле. Первыми его советниками были кесарь Грегур (Gregorio), кесарь Войия (Voihna), Брайко, Радослав (Raosau) и Бранко Расисаличи (Branco Rassisaglich), Фома и его брат Войислав Войновичи, Милош и его брат Радослав Леденичи, князь Братко (Bratcho), челник Обрад, челник Вукашин и его брат Углеша, Бранко Младенович и воевода Мирко. Упомянутые мужи почти постоянно находились при упомянутом императоре, у котopoгo, как было сказано, от его жены был единственный сын по имени Урош. Наследовав трон своего отца, он также повелел именовать себя императором, и ни один из государей и правителей его империи не выразил своего несогласия, поскольку он был весьма пригож и от его правления ожидали только добра. Едва достигнув двадцатилетнего возраста, он, тем не менее, вначале показал большую рассудительность в своих поступках, однако позднее проявил свою неспособность и из-за своей ограниченности потерял власть, о чем будет вскоре рассказано.
В то время несколько магнатов Рашки по причине смерти императора Стефана стали домогаться более высокого положения, чем они занимали. В их числе были деспот Вукашин и его брат Углеша, хумские дворяне, а также князь Войислав Войнович. Каждый из них был поставлен управлять одним из основных уделов. Посему многие из преданных императору мужей советовали ему заключить в темницу деспота Вукашина, князя Войислава и некоторых других, проявлявших во всех своих поступках высокомерие и спесь, а уделы, которыми они управляли, передать бедным дворянам, испытывавших к нему любовь и преданность. При этом они с полным основанием доказывали ему, что, если он не сделает это сейчас, пока вышеупомянутые мужи, ни о чем не подозревая, без опаски появляются при дворе, то потом, когда он подтвердит их власть и они обретут могущество, он сможет сделать это лишь ценой огромных усилий, подвергая себя большой опасности. Урош не только не прислушался к этим советам, но, разгласив их, насторожил упомянутых мужей, которые окружили себя надежной охраной и стали редко появляться при дворе. Те же, кто давал Урошу добрые советы, видя себя разоблаченными, решили впредь от этого воздерживаться, чтобы не навлечь на себя немилость и гнев магнатов, поскольку он, не ограничившись содеянным, возвел обвиняемых в еще большее достоинство. Так, присоединив многие области к владениям деспота Вукашина, он удостоил его титула короля. Воспользовавшись этим, Вукашин принялся преследовать многих вельмож в упомянутых владениях, делая вид, что исполняет волю императора, который стремится укрепить свою власть в империи.
Возвысил он и князя Войислава Войновича: отвергнув свою первую жену, дочь влашского воеводы Влайко, он женился на одной из его дочерей.
[Его первая жена], глубоко оскорбленная в своих чувствах, чтобы не [усиливать свои страдания] лицезрением [счастливой] соперницы, поспешила оставить его двор и удалиться домой к своему отцу. По упомянутым причинам в империи Уроша царил великий беспорядок: всякий знатный муж стремился занять более высокое положение, всеми способами избегая подчинения себе равным. К таковым относился, в первую очередь, князь Лазарь, присвоивший себе все земли на границе с Венгрией, которые, как было сказано, именовались «землей короля Стефана». Наряду с ним и Никола Алтоманович захватил земли, которыми управлял его дядя Войислав (Voisauo), скончавшийся незадолго до этого. Чтобы обезопасить свою власть [от посягательств], он заточил в темницу жену упомянутого князя Войислава с двумя ее сыновьями, своими двоюродными братьями, которых позднее приказал отравить. По их стопам пошли и сыновья Балши Страцимир (Strascimir), Джурадж (Giorgi) и Балша (Balsa), небогатые зетские дворяне, которые захватили обе Зеты. Кесарь Воиня (Yoihna) со своим зятем Углешей овладели всеми землями на границах с Романией.
Делали они это якобы по воле императора, однако на самом деле преследовали собственные цели, так что менее чем через десять лет вся Рашка оказалась поделенной между четырьмя вышеупомянутыми магнатами, и при живом императоре все подчинялись им и признавали своими повелителями. Король Вукашин имел престол в Приштине и владел всеми близлежащими землями. Его брат Углеша ¬ всей Романией вплоть до Салоников, Верии (Laueria) и других городов. Балшичи ¬ Верхней и Нижней Зетами вплоть до Албании, а также [землями] от пределов Боснии и Срема вплоть до Котора. Лазарь со своим зятем Вуком Бранковичем ¬ «землей короля Стефана» и всем Подунавьем.
О жизни упомянутых четырех магнатов и о конце, который их ожидал, будет рассказано в дальнейшем.

После смерти короля Уроша Слепого осталось два его сына: одним из них был (как было сказано) Стефан Душан, который позднее стал именоваться императором, а вторым ¬ Синиша. горячо его любивший брат Стефан, видя, что жена хочет отравить его, дал ему во владение, когда тот был еще совсем юн, город Янину в Романии со всеми землями вплоть до Арты, а также многими другими крепостями и городами в той округе, наказав беречь свою жизнь и особенно опасаться козней императрицы. Так вот, тот, видя, что каждый из магнатов захватывает земли его брата, собрал небольшое войско из греков и албанцев и, поведя его в Зету, осадил крепость Скадар. Однако из этой затеи ничего не вышло: крепость эта была неприступна по своему природному положению и защищалась опытными воинами, да и никто из магнатов Зеты и Рашки, видя его слабость и незначительность, не пожелал к нему присоединиться. Посему он вернулся восвояси и вскоре [после этого] скончался, оставив после себя двух сыновей и дочь.


Имена сыновей были Дука и Стефан, а дочери ¬ Ангелина. Дука, достигнув возраста, в котором можно управляться с оружием, во всех своих походах показал себя доблестным воином и, еще в большей степени, честным мужем. Хлапен (Clapeno), могущественный магнат из Греции, выдал за него свою дочь, однако, видя, что тот пользуется всеобщей любовью, стал подумывать о том, как избавиться от него. Он опасался, что [Дука], став государем Рашки (во что все верили), лишит его всех владений. Дука, узнав об этом, перестал доверять своему тестю, стараясь не попасть к нему в руки. Однако Хлапен (который был мужем хитрым) сумел обмануть его, использовав [для этой цели] несколько местных епископов и монахов. Передав через них клятву, что не причинит ему никакого вреда, Хлапен заманил его в Костур, где, вопреки данной клятве, приказал схватить его и, ослепив, отослать в ту область Влахии, лежащую против Мореи и Эвбеи, где жил его брат Стефан. Последний, возмужав и став прекрасным юношей, взял в жены дочь Франциска, правителя Мистры (Messara) и многих других городов и селений, расположенных в пределах Романии за Эвбеей на побережье. Их сестра Ангелина выросла красавицей и вышла замуж за Фому, сына Прелюба (Prilup), деспота и правителя Янины и других соседних областей. Тот из ревности и по причине своего злого нрава обходился с ней дурно. Некогда в одной из войн он захватил Иниго д'Авалоса (Inico di Oaulo) и воспитал его при своем дворе, где последний и сошелся с Ангелиной, женой Фомы. Чтобы устранить все препятствия для удовлетворения своей страсти, Иниго, не без помощи со стороны самой Ангелины, убил Фому. Видя это, сын Фомы обратился [за помощью] к Турку. С его помощью он схватил Иниго и ослепил его. Однако, поскольку упомянутый сын не был еще способен к управлению, Ангелина по совету своих придворных вышла замуж за Исайю (Issai) из Навплии (Napoli di Romania), который в то время был правителем Кефаллонии. Управляя своими и жениными землями с большой рассудительностью, он сумел удержать свою власть и при своей жизни ни разу не подвергался нападению со стороны турок, поскольку непрестанно посылал им подарки. Жалкий же император, при своей жизни позволивший магнатам захватить всю империю, некоторое время жил у короля Вукашина, давшего ему небольшую область «на кормление». Пожив у него, он отправился затем к князю Лазарю, однако, получив и у него неласковый прием, опять вернулся к королю Вукашину. Наконец, видя, что с ним обращаются, как прежде, он решил искать убежища в Рагузе. Король Вукашин, предупрежденный об этом одним из слуг, нанес ему железной булавой удар по голове, от которого тот упал замертво. Завернув его тело в ковер, [Вукашин] похоронил его в селении Шареник (Scairenik) скоплянской нахии (Stato di Scopie).
Жизнь этого государя может служить примером превратности судьбы: притворившись благосклонной, она вознесла его, юного, здорового и честного, на такую высоту, наделив, без малейшего усилия с его стороны, таким величием, что редкие государи могли поспорить с ним в богатстве, силе и чести; но затем, внезапно отбросив свою личину, низвергла его так низко, что без всякого чужеземного вмешательства, он, как нищий, был вынужден едва ли не просить Бога ради на пропитание и одежду у своих подданных.
Пока он был жив, рагузинцы ежегодно посылали ему двести дукатов, держа слово, данное его предкам, когда те были живы, и на эти [средства] он и жил.
Мать его Елена после смерти мужа жила в большой досаде. Не желая видеть магнатов своего королевства, она жила среди монахов, уподобившись монахине, постоянно пребывая в скорби. Магнаты, видя, что исполнение их дел затягивается (поскольку в тех делах она была полномочна), пришли в великое негодование. Это и послужило главной причиной падения и уничтожения власти ее сына. Сострадая его лишениям и мучениям, она скончалась на грани отчаяния, влача монашескую жизнь в одном селении, три года спустя после смерти императора Уроша, своего сына. Произошло это в 1371 году.


И так, завершив рассказ о пресечении власти рода Неманичей в Рашке, перейдем теперь к повествованию о четырех магнатах, которые еще при жизни Уроша, последнего короля и императора из упомянутого рода, захватили власть в Рашке. Начнем мы с короля Вукашина и его брата Углеши. Родом они были из Ливно (Hlieuno), и отца их звали Мрнява (Margnaua). Поначалу отец их был бедным дворянином, но затем вместе со своими сыновьями был возвеличен императором Стефаном, который, прибыв однажды поздно вечером под Благай, не пожелал входить в крепость и был любезно принят им в своем доме. Император, видя его отменные манеры, призвал его вместе с женой, тремя сыновьями и двумя дочерями к своему двору. Имена сыновей были Вукашин, Углеша и Гойко. Вышеупомянутые братья, то есть Вукашин и Углеша, превосходили всех остальных вельмож в военном искусстве, и особенно Углеша, который вел войну с городом Салоники. В результате упомянутый город вынужден был платить ему дань, и, если бы смерть не упредила его, он сделался бы его полным господином. Непрестанно воевал он и с турками, бывшими у пределов его владений, и всякий раз, вступая с ними в схватку, одерживал победу. По этой причине турки утратили всю свою былую военную мощь и доблесть. Успехи упомянутых братьев вызвали недовольство у князя Лазаря и жупана Николы Алтомановича, первых после них вельмож Рашки. Посему, сговорившись между собой осадить их и укротить их неумеренную гордыню, они отправились к императору Урошу и стали всеми силами склонять его против них. В конце концов, им удалось уговорить его заключить с ними союз против упомянутых братьев, пообещав, что все отнятое у них перейдет к императору Урошу, которому они постараются вернуть отцовское королевство. Итак, собрав сильную рать, они пошли на короля Вукашина и Углешу. Те же, снарядив свою рать, встретили неприятеля на Косовом поле (Cossouopoglie ). В начале сражения князь Лазарь со своим войском отступил и бежал. Никола Алтоманович, вступив в бой, был разбит, его войско было перебито, а сам он едва сумел спастись бегством. Император Урош с горсткой своих придворных попал в плен, остальные же [придворные] были перебиты, и в их числе протовестиар императора Стефана Душана Никола Буча (Bucchia), павший славной смертью, защищая своего господина. После него остался сын Петр, от которого ведут свой род нобили рода Бучичей, живущие ныне в Рагузе, и три дочери, одна из которых по имени Бьоча (Biocia) вышла замуж за Марина Гучетича, другая ¬ за одного из Гундуличей, а третья за Луку Бунича. Однако вернемся к нашему повествованию. Император Урош после своего поражения и пленения был уведен королем Вукашиным в Рашку, где и окончил свои дни описанным выше образом. В упомянутой войне не принял участие род Балшичей, поскольку Джурадж Балша (Balsi) был зятем короля Вукашина. Пока указанные правители сражались между собой, Балша устраивал свои дела, захватывая земли, граничившие с его владениями. Другую свою дочь по имени Рушна (Rusna) король Вукашин выдал за Матвея, сына константинопольского императора Иоанна Кантакузина. Тот, ведя войну со своим зятем Иоанном Палеологом и желая упрочить императорскую власть и свое собственное положение, послал просить в жены своему сыну упомянутую Рушну, на что ее отец Вукашин дал немедленное согласие, отписав ей в приданое все земли, которыми владел в Албании. У помянутый император вел войну с Палеологом на протяжении двадцати лет, и это послужило причиной того, что и венецианцы начали величайшую воину с генуэзцами. Генуэзцы держали сторону Кантакузина, а венецианцы Палеолога. [Во время этой войны] случилось так, что удача отвернулась от венецианцев, и они по причине гибели одного из своих военачальников потерпели поражение от генуэзцев, однако это не принесло радости Кантакузину, потерявшему [в этом сражении] своего сына Матвея. Последний оставил после себя сына по имени Георгий и двух дочерей, одна из которых по имени Елена стала императрицей Трапезунда, а другая по имени Ирина вышла замуж за деспота Сербии Джураджа. Таким образом, Ирина, как считает Иоганн Леунклавий, приходилась внучкой королю Вукашину. Тот вместе со своим братом Углешей решил захватить владения князя Лазаря и Николы Алтомановича и полностью устранить их, чтобы они не препятствовали им в осуществлении задуманных ими планов. Однако на тот момент они не смог ли ничего предпринять, поскольку граничившие с ними турки, воспользовавшись упомянутой войной, совершили разорительный набег на их земли и нанесли им большой ущерб. Посему они решили сначала отомстить туркам, а затем со всеми силами напасть на жупана Николу и князя Лазаря. Собрав двадцатитысячное войско, они дошли в поисках турок вплоть до Фракии, большая часть которой была теми захвачена. Не встретив турок, они разграбили и сожгли их владения и повернули назад в Рашку, не соблюдая по пути никакого военного порядка. Укрывшиеся в горах турки, внимательно следившие за их перемещениями, видя это, отобрали три тысячи своих самых смелых воинов и, приблизившись к хвосту арьергарда неприятельского войска, где находилось войско Углеши, яростно атаковали их и разбили. Лаоник [Халкокондил] пишет, что Сулейман 1, третий [правитель османов], напал ночью на войско короля Вукашина и его брата Углеши, которые в ту пору с другой частью войска находились неподалеку. Посему те со своими силами немедленно ринулись на помощь своим, которые во весь опор бежали при виде турок, не держа строй, как требовал [воинский] долг, и вновь натыкались на неприятеля. Турки, издали завидев идущего неприятеля, поджидали его, соединившись вместе. В завязавшемся отчаянном бою в войске рашан сделалась немалая путаница, так как они не держали никакого строя и не знали, как и с кем им надлежит сражаться. Турки, пользуясь этим обстоятельством, стали усиливать свой натиск и, в конце концов, разбили и их, обратив в бегство. Король Вукашин и Углеша всеми силами пытались удержать своих от бегства, но, видя свое бессилие, и они, спасая собственную жизнь, бросились бежать. Преследуемые турками, они достигли реки Гебр, ныне Марица. Чтобы не попасть в руки неприятеля, они вместе с конями бросились в реку. То же самое сделали и многие другие знатные мужи, и большая часть их вместе с Углешей и его братом Гойко, который командовал войском, утонула в упомянутой реке.
Король Вукашин переплыл реку и, томимый нестерпимой жаждой, как был, не сходя с коня, стал пить из одного источника, забыв про осторожность.
Там его паж, Никола Хрсоевич (Harsoeuich), соблазнившись свисавшей у него с шеи цепью, убил его близ селения Караманли, где состоялось сражение рашан с турками, неподалеку от крепости Черномен во Фракии. Затем его тело было перенесено в церковь Святого Димитрия в Сушице, что в Рашке. Тела Углеши и Гойко найдены не были. Остальные вельможи, избежавшие смерти, попали в плен и были уведены в неволю. Случилось это 26 сентября 1371 года. Таков был конец короля Вукашина.
На протяжении всей своей жизни он был большим другом рагузинцев, за исключением того, что в 1369 году рассердился на них из-за императора Уроша, полагая, что рагузинцы подговорили его поднять против него оружие. Посему он собрал большое войско, чтобы пойти и наказать рагузинцев. Последние испробовали все пути и средства, чтобы смягчить его гнев, однако он упорствовал в своем намерении, пока к нему не прибыл рагузинский посол Влахо Вук Бобальевич (Biagio di V olzo Bobali), который провел при его дворе более месяца, дожидаясь приема. Однако, в конце концов, используя свою известную рассудительность, он сумел добиться того, что король Вукашин, сраженный его выдающимися качествами, сказал в присутствии некоторых своих вельмож, что не следует причинять вреда стране, рождающей таких мужей, украшенных всеми достоинствами и добродетелями. Сделав все, о чем его просил упомянутый Бобальевич, он отпустил его, одарив его конем благороднейшей породы, двумя парами соколов и двумя парами борзых. Все эти подарки он передал, согласно обычаю рагузинских послов, своей Синьории, которая подарила соколов и коня одному знатному немцу, прибывшему из Святой земли.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   40


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет