М. Орбини. Историография народа славянского. 1722 год Исторический клуб



жүктеу 5.72 Mb.
бет8/40
Дата03.04.2019
өлшемі5.72 Mb.
түріКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   40
И если то тут, то там, едва ли не вопреки намерению автора о них встречаются кое-какие упоминания у историков, при надлежавших к враждебному лагерю и стремившихся возвеличить деяния собственных народов, то, видя малочисленность этих упоминаний (а ведь большая часть историй, написанных язычниками, и была не чем иным, как самовосхвалением), ты ни на минуту не усомнишься, что они обошли молчанием врага, привычного сражаться с мечом в руках, а не на бумаге. Было и еще одно обстоятельство, которое затмило славу и в немалой степени способствовало подрыву господства славян ¬ раздоры и междоусобицы. Если бы не это обстоятельство, то славяне, как пишут Петр Крусбер и Карл Вагрийский, без сомнения овладели бы не только побережьем Балтийского моря, но и всей Германией и Франкией. Посему, если у какого-либо автора упоминается о том, что некий король или император одержал победу над славянами, не следует думать и понимать под этим то, что он победил всех славян Балтийского моря, разделенных на множество могучих народов, управляемых разными государями, а всего лишь часть из них. Поскольку никогда не бывало, чтобы славяне выступали единым фронтом, ни один король или император не мог сражаться со всеми ними вместе. А если бы они не были столь разобщены, то мог ли бы противостоять не только одному франкскому королю или императору, а целому их союзу. Поняв это, соседние государи всеми силами стремились ослабить их с помощью них самих: не бывало ни разу, чтобы какой-либо король или император, воевавший со славянами, не имел на своей стороне немалое число самих же славян. Последние воевали на стороне различных государей и сражались со своими соплеменниками подобно тому, как это издавна делали и делают по сей день швейцарцы, или грифоны. Желающим убедиться в этом следует прочесть Гельмольда Пресвитера, Саксона Грамматика, Альберта Кранца и Аймоина Монаха. Мне же будет достаточно привести в качестве примера ран, весьма могучий среди славян народ. Их господство пало лишь тогда, когда одни славяне пошли на других. Ране были самым могущественным и, по словам Гельмольда, самым авторитетным народом у славян. Они жили на берегах Венедского моря и посреди его вод, имели собственного царя и весьма знаменитый храм, в связи с чем претендовали на первенство среди всех славянских народов. В упомянутом море они владели также островом Ран длиной семь немецких миль и такой же шириной с очень плодородной почвой, который и по сей день служит житницей для зундцев (Sedunesi), как Сицилия для римлян. Стольный град ран по имени Аркона, от которого ныне не осталось и развалин, стоял, по мнению некоторых, на высоком мысу упомянутого острова и был окружен с востока и юга морем и такими высокими стенами, что только пущенная из лука стрела могла достичь их вершин. С западной же стороны город защищал большой и мощный бастион. Саксон Грамматик, впрочем, помещает Аркону на другой остров под названием Витора, отстоящий от Рана на ширину реки, и пишет, что город этот был разрушен готским королем Харальдом и датским королем Хеммингом.
Абрахам Ортелий считает, что на том месте, где стояла Аркона, в древности находился славянский город Винета, который, как пишет Гельмольд, был самым крупным из городов в Европе и самым знаменитым торгом разных народов. Его населяли славяне, которые, принимая в нем представителей других народов, не дозволяли им во время своего пребывания жить по христианскому обряду. Посему до времени его разрушения всегда пребывали в язычестве. Однако не было людей более честных и гостеприимных и радушных, чем те славяне, что жили в Винете. Гельмольд помещает этот город в другом месте, а именно между устьем Одера и городом Камень, где и поныне видны его развалины. Причиной его падения послужило не что иное, как междоусобицы: датский король, воодушевленный ими, пожелал разграбить столь богатый город и, снарядив большой флот, напал на него, захватил, разграбил и сровнял с землей. Итак, славяне, жившие на острове Ран, держали на нем большой флот, с помощью которого совершали набеги на побережье, нанося большой ущерб, в особенности датским королям, с которыми они часто воевали. Видукинд Голландский (111) пишет, что в 809 году от Рождества Христова ране, снарядив флот из 830 судов, напали на Датское королевство и на Восточную Фризию, где, помимо прочих бед, которые они причинили, захватили и сожгли города Альденбург и Ниссен, вернувшись на свою родину Ран с огромной добычей. Это послужило причиной того, что Карл Великий примерно в 810 году пошел на них войной и, одолев в двух жестоких и кровопролитных сражениях, подвел их под ярмо Христа. Поскольку, как пишет Видукинд, Карл смог одолеть их благодаря скорее их разобщенности, чем доблести франков, он повелел им принять христианство по римскому обряду и вместе с саксами, которых он незадолго до этого обратил в христианскую веру, платя подать, особо чтить храм Святого Вита, который в те времена пользовался у упомянутых народов наибольшим почетом. Ране платили дань, пока был жив Карл, однако после его смерти отказались и от уплаты подати, и от христианской веры.
Они устроили в своем городе Арконе храм и установили там кумир Святовита, или, как его называет Кранц, Цвантовика (Zuantovich), то есть святого Вита. Мужчины и женщины каждый год платили храму подать, составлявшую динарий с души. Когда же соседи спрашивали их о подати, то отвечали, что довольны и Витом, который у них дома, и его податью. Так, вновь впав в язычество, они поклонялись упомянутому идолу Святовита.
Сделан он был из дерева и был ростом с великана. Имел он четыре головы, как некогда Янус у разных народов, чтобы входящие в храм с каждой из сторон могли лицезреть идола. Был он без бороды с коротко подстриженными со всех сторон волосами, что, как пишет Саксон Грамматик, видимо, изображало характерную для тамошних славян прическу. Одежда на нем спускалась до ступней. В правой руке он держал железный рог, который жрецом, единственным из этого народа, носившем бороду, наполнялся вином с соблюдением множества обрядов и оставлялся до следующего дня.
В зависимости от того, оставался ли уровень вина неизменным или убавлялся, жрецы судили о предстоящем годе: предрекали неурожаи в случае убавления и изобилие в случае, если уровень не изменялся. Левая рука упиралась в бедро, недалеко от него виднелись узда и седло его коня, а также огромный и богато украшенный меч. Помещен был упомянутый кумир внутри часовни о четырех арках, расположенной внутри большого храма, но стоящей отдельно, так, чтобы со всех сторон имелось некоторое расстояние до каждой опоры упомянутого храма. С каждой из своих сторон она была завешана изящно украшенными и роскошными пурпурными тканями. Никто не имел права входить в упомянутую часовню, кроме одного особого жреца, да и то не всегда, когда ему заблагорассудится, а только накануне праздника. Жрец, входя в часовню для уборки, не смел дышать внутри занавесей.
Когда ему было нужно вдохнуть воздуха, он бежал к двери и высовывал голову наружу, дабы смертное дыхание не коснулось божества. Нарушение этого запрета почиталось величайшей виной. Этому идолу приносили в дар третью часть трофеев и всякой добычи. Он имел также триста особых коней и триста воинов, которые ходили за него на войну, причем весь их заработок передавался жрецу и хранился затем в сокровищнице, откуда изъять его не дозволялось ни под каким предлогом. Саксон Грамматик пишет, что этот идол почитался не только у славян. Дары ему подносили также иноземцы и соседние короли, среди которых датский король Свен (Samo), пославший ему в дар искусно сработанную золотую чашу. За что был вознагражден, приняв вскоре после этого жалкую и жестокую смерть, и Святовит ничем ему не помог. Был у идола также очень крупный белый конь, у которого запрещалось выщипывать волосы из хвоста и гривы, а также садиться на него верхом и украшать, за исключением самого жреца.
Они были убеждены, что Святовит скачет на нем истреблять своих врагов всякий раз, когда пожелает. В качестве доказательства этого они говорили, что, оставив упомянутого коня вечером в его привычном стойле чистого, ухоженного и привязанного, много раз обнаруживали на следующее утро всего в поту и грязи, как если бы он за ночь проделал немалый путь. По поступи этого коня они предрекали успех или поражение в воинах, которые начинали. Делали они это следующим образом. В землю перед храмом втыкали шесть шестов парами, одна пара перед другой на равном расстоянии друг от друга. К каждой паре привязывалась перекладина на таком расстоянии от земли, чтобы конь мог спокойно без прыжка перешагнуть ее.
В день, назначенный для этого зрелища, жрец после длительных и торжественных молитв церемонно брал коня под уздцы и подводил к трем перекладинам. Если все три перекладины конь размеренно перешагивал с правой ноги, ни разу не сбившись на левую, они были уверены в победе, в противном случае ¬ в поражении. Каждый год после сбора доходов они жертвовали этому идолу множество животных, а иногда жрец, схватив одного из христиан, приносил его в жертву, приговаривая, что этой кровью боги будут весьма довольны. После этого устраивался торжественный пир перед дверями храма, куда приносилась лепешка, выпеченная на закваске из муста. Она была круглой формы и такого размера, что за ней мог спрятаться человек. Туда направлялся жрец, прятался и укрывался за ней, вопрошая громким голосом, видно ли его. Если все отвечали, что не видно, жрец обращался к идолу с молитвой о том, чтобы в следующем году его было видно еще меньше. В таких заблуждениях пребывали ране на протяжении почти трехсот пятидесяти лет. Как пишут Видукинд Голландский (111) и Петр Крусбер (VI), за это время они вели неисчислимое число войн со многими народами, неся разорение не только прибрежным городам и местностям, но и, проникнув во внутренние части Германии, доставляя немало хлопот королям и императорам того времени. Однако Господь, чьи помыслы от нас скрыты, не пожелал, чтобы такой воинственный народ и далее пребывал в язычестве, и подвиг датского короля Вальдемара пойти на них войной. Снарядив против них весьма большой флот, Вальдемар, однако, понимал, что одному ему с ними не справиться, и поэтому взял себе в союзники поморских государей Казимира и Богуслава (Buggeslauo), а также князя славян бодричей Прибислава. Выступив в поход, он в 1167 году победил этот свирепый народ и, накинув петлю на шею кумира Святовита, повелел своим солдатам свалить его наземь на глазах у славян, разрубить на куски и сжечь. Он разрушил и храм со всем его культом, забрав казну, и издал указ всем оставить идолопоклонство и обратиться к культу истинного Бога. И в этом им постоянно помогал, возведя за свой счет на Ране двенадцать церквей. Несмотря на это, ранское суеверие в Святовита продолжало жить и продержалось длительное время у чехов, пока чешский князь Вацлав Блаженный не передал им для всеобщего поклонения мощи святого Вита, полученные им от императора Оттона. Однако и это не помогло ему полностью уничтожить у чехов память о Святовите. И поныне чехи не имеют более торжественного и частого приветствия, чем приветствия под именем Вита. Принимая гостей или друзей из далеких стран, они приговаривают: «Витей, Витей», радуясь тому, что они добрались целы и невредимы, как если бы это произошло по милости Святовита. Этот суеверный культ пытался уничтожить знатный муж Янимар, брат Тетислава. Он правил ранами в то время, когда они были побеждены. Едва получив наставление в католической вере, он отважно и решительно принял святое крещение, повелев всем своим подданным вместе с ним обратиться к новой жизни через священную купель. И впоследствии не уставал укреплять их с помощью своей проповеди в вере Христовой, так что казался вторым апостолом Павлом, призванным Христом. Исполняя апостольскую службу и действия то с помощью увещеваний, то с помощью угроз, он обращал к вере этот грубый народ, превосходивший по своей свирепости зверей и проявивший наибольшее упорство при обращении среди всех славян Балтийского моря.
В разные времена правили ими государи, перечисленные ниже.
ПЕРЕЧЕНЬ СЛАВЯНСКИХ ГОСУДАРЕЙ,
ПРАВИВШИХ В ДРЕВНОСТИ НА ОСТРОВЕ РАН

Витислав, стал государем на Ране в 938 году от Рождества Христова и оставил после своей смерти двух сыновей: Тетислава и Яромира, из которых Яромир стал королем Дании, принял христианское учение и основал епископство зундское (Sundense), хельденнаменское (Eldenamense) и роскильдское (Kaschildense).


Крив, был государем Рана во времена императора Конрада II, отца Генриха III. Он имел двух сыновей Любомира (Lubeniro), или Любимира (Gliubimiro), и Крута (Critone). От этого Любомира получил свое имя город Любек.
Крут, во времена императора Генриха IV одержал победу в сражении над государем верлов Готшалком и взял в плен его сыновей Генриха и Бугуя.
Святополк, сын датского короля Янимара, который (как было сказано) из ранских государей стал датским королем. Наследовал отцу во власти над ранами, в 1217 году.
Витислав, брат Святополка. Унаследовал ранский престол после того, как его брат скончался, не оставив наследника. Имел трех сыновей: Витислава III, Яромана II и Борислава.
Борислав, после смерти своего отца правил Раном. Примерно в 1250 году от Рождества Господня. Умер, не оставив наследника.
Барним, третий сын Янимара I. После смерти всех своих братьев и племянников унаследовал власть над Раном, и после своей смерти оставил двух сыновей Ивана и Дебислава, основателя Кампского монастыря (Monasterio di Саmр), в 1260 году.
Яромар II, сын Витислава I. Долrое время жил как частное лицо. После пресечения Bcero cBoero рода примерно в 1300 rоду от Рождества Господня наследовал власть над Раном. После своей смерти оставил двух сыновей Яромара III и Витислава III, который распространил христианскую веру до Ливонии.
Витислав III, тот самый, что (как было сказано) распространил христианскую релиrию вплоть до Ливонии. Унаследовал от отца власть над Раном. Имел трех сыновей: Яромара IV, Витислава III, который был убит зундцами (Sudenesi) и Самбора, а также дочь Анну, ставшую женой штетинского герцога Богуслава.
Яромар IV. После смерти своих братьев, не оставивших наследников, единолично правил Раном. Поскольку после его смерти не осталось наследников мужского рода, Вратислав, герцог Штеттина и Поморья, сын сестры Витислава Анны и Яромара IV, по праву родства унаследовал власть над Раном. По этой причине и поныне поморские государи титулуются государями Рана.
Остров Ран служил подобием рассадника идолопоклонства среди славян Балтийского моря. Однако идолы у них не были схожи, а различались и по форме и по своему культу. Помимо бесчисленного числа идолов, стоявших в полях и в частных домах, имелись идолы, стоявшие в храмах и имевшие человеческое подобие. К таким идолам относился, например, Подага (Podaga), который, как пишет Гельмольд (1,84), был божеством плунских славян. Другие стояли в священных рощах, как Пров (Prove), божество альденбуржцев, и не имели никакой выраженной формы и подобия. Полабы и лабы (Laboni) поклонялись Тевтону (Tevtone), почитая его за Меркурия, и приносили ему человеческие жертвы. Поклонялись они также и некой богине, которую на своем языке называли Живой (Siva). Она имела подобие отважной девушки, державшей в правой руке лук и стрелу, связанные вместе большим венцом. Это символизировало, что тот, кто сможет умело и отважно действовать упомянутым оружием, будет увенчан богиней Живой. Она почиталась за Юнону. Идолу Радигаста, или Радигоста, поклонялись бодричи в городе Ретре. Он имел подобие доблестного воина, державшего в руке большой меч, а рядом с ним стоял муж, одетый иноземцем. Этим они хотели выразить то, что тому славянину, который не примет в своем доме гостя, или иноземца, следует отрубить голову, или же (как считают другие), что этим дозволялось славянам добывать с помощью меча пропитание не только себе, но и гостям. Прочие идолы имели две, три и четыре головы. Несмотря на это, славяне исповедовали единого и Всемогущего бога на небесах, которому подчинялись все остальные. Он правил на небесах, а другие, произошедшие от его крови, исполняли возложенные на них обязанности, причем более совершенными из них считались те, кто стоял ближе к этому богу богов. Упомянутым богам они приносили множество различных жертв животными, а иногда и людьми, посвящали им храмы и алтари со жрецами, которым оказывали почет и уважением наравне с самими государями. В их честь они учреждали празднества и устраивали общие пиры, на которые пускалась по кругу чаша, полная вина, и пирующие провозглашали над ней некие проклятия и ругательства под именем богов, то есть бога доброго и бога злого. Они полагали, что счастье даруется добрым богом, а злосчастье злым, и поэтому на своем языке именовали его, как пишет Гельмольд, Дьявол, или Чернобог, то есть «черный бог», и Белбог, «белый бог». Были у них и некоторые добрые законы, и достойные обычаи.
Например, они весьма заботились о том, чтобы молодежь повиновалась старшим. Среди них не было ни нуждающихся, ни нищих, поскольку, если кто-то ослабевал по причине болезни или старости, то передавался на попечение наследников, дабы последние с наибольшим тщанием заботились о нем и кормили. По словам Гельмольда и Иоганна Тигуринуса («О древних пирах» (1)), они отличались исключительным гостеприимством: ни одному чужестранцу, оказавшемуся в их стране, не приходилось заботиться о поиске ночлега ¬ его сразу же принимали и наперебой приглашали погостить. Все, что доставлял этому народу труд в полях, рыбная ловля и охота, расходовалось на прием гостей и на подарки, при этом самым сильным и могущественным почитался тот, кто проявлял при этом наибольшую щедрость, если не сказать расточительность. Зачастую это служило причиной их морских набегов. Этот грех считался у них простительным и искупался гостеприимством, которое они любым способом обязаны были оказывать, так как их законы гласили, что все награбленное ночью должно быть наутро поделено между гостями. Если же находился кто-то (что случалось крайне редко), кто отказывал чужестранцу в гостеприимстве, то закон дозволял каждому сжечь его дом со всем его имением. Весь мир восставал против него, обвиняя в подлости и малодушии, и отказывался принимать того, кто отказал в куске хлеба и ночлеге чужестранцу.
Божиться у них строго запрещено, они считали, что это равносильно принесению ложной клятвы по причине мстительного гнева богов. Тех, кто совершал какое-либо вопиющее преступление, они предавали распятию, утверждая, что крест не должен иметь другого назначения, кроме орудия для наказания преступников, и не желали слушать проповедь о Кресте.
Многим святым мужам и христианским государям пришлось немало потрудиться, чтобы обратить их в Христову веру, поскольку в Мекленбурге (Magnopoli), Бранденбурге, на Ране, в Поморье и Ливонии было немало государей, пытавшихся уничтожить христианскую веру, и даже они были вынуждаемы принять ее, тем не менее, зачастую вновь обращались к идолопоклонству. Император Генрих 1 прилагал немало усилий по обращению в веру соседних народов, потом его сын Оттон 1 вынудил многих из них платить подать и принять веру, и весьма многие приняли крещение, особенно в Бранденбургской марке и Мекленбурге. И под покровительством трех Оттонов наполнились те края церквями, священнослужителями и монашествующими. Однако более свирепые поморские жители не приняли христианскую веру. Юлинцы (Giuliensi) в Поморье запретили иноземцам проповедовать у себя новую религию. По этой причине они оказались одними из последних, кто был обращен в христианство, хотя и жители материка не отличались постоянством в вере. Когда на Востоке правил Оттон V, польский герцог Болеслав, признав себя вассалом империи, сделал своими данниками всех славян вплоть до Одера и крестил их, дабы свет Евангелия воссиял и в тех восточных краях. Биллуг (Bilug), или Биллунг (Bilung), первый христианский государь у славян, скончался в 980 году. Его сын делал вид, что исповедует христианскую веру, однако втайне ее преследовал. При упомянутом Биллуге, правившем во времена Оттона I в поморской Славии от реки Вислы, или Вистулы, до кимбров. В тех краях процветали: столица его владений Винета, Ретра, Юлин (Gioclino), Старград Вольгаст, Димин, Куцин, Малхов и Хижин. После смерти Биллуга его сыновья поделили его владения между собой. При них саксонский герцог Бернард поднял восстание нобилей против императора Генриха и так дурно обращался со славянами, что практически вынудил их вновь обратиться к идолопоклонству. Так же вел себя и маркиз Бранденбурга ¬ его жестокость по отношению к этим новообращенным христианам вынудила их взяться для защиты своей свободы за оружие и, отвергнув христианскую веру, обратить свою жестокость на христиан, предавая огню церкви и избивая священнослужителей. Так славяне, жившие между Эльбой и Одером, будучи на протяжении семидесяти лет христианами, вновь обратились к идолопоклонству, что мало заботило саксонского герцога, довольствовавшегося уплатой ими податей, да и не по силам ему было, как пишет Петрус Ортопеус, воевать со столь могущественным народом. Свой вклад в эту смуту внес и Генрих Птицелов. Государями славян были потомки Мстивоя, его сыновья Aнaдpaг, Гнеус и Удо, дурной муж, убитый за свою свирепость. Его сын Готшалк превзошел в свирепости своего отца, но затем раскаялся, оставил злодеяния и, вернувшись после пребывания при дворе датского короля на родину, всеми силами старался вернуть ее в лоно христианской веры. Зачастую лично увещевая народ вернуться к церкви, он смог вернуть в ее лоно почти треть тех, кто впал в язычество при потомках Мстивоя, однако, в конце концов, был убит своими соплеменниками, оставив после себя сына Генриха. Славяне вернулись к язычеству, избив тех, кто хранили верность вере. Произошла эта всеобщая смута в 1066 году на 8-м году правления императора Генриха IV. Славяне, опасаясь мести со стороны сыновей Готшалка за убийство их отца, избрали своим государем Kpyтa, свирепого врага христиан, который, будучи правителем бодричей, с большим трудом смог противостоять великому герцогу Саксонии, чтобы не стать христианином: славяне из-за ненависти к податям ненавидели и христианство. Благоволили к славянам Генрих IV и его сын Генрих V, предпринимавшие враждебные действия против саксов, втянутых в религиозные споры. Однако Болеслав с польскими государями, следовавшими за ним, вынудил соседних поморских славян принять христианство, посему восточные славяне прежде западных сделались христианами. Kpyт Старый был с помощью своей жены Славины, когда был пьян, убит сыном Готшалка Генрихом. Последний, взяв в жены упомянутую Славину, вернул себе отчий престол. Славяне, видя, что их государь стремится обратить их в христианство, восстали против него, однако Генрих с помощью великого герцога Саксонии сделал их данниками, не требуя от них смены религии, поскольку знал силу их ненависти к христианской вере. Затем, как было сказано, он в жестокой битве одержал победу над ранами и сделал их своими данниками вместе с ваграми, полабами, бодричами, хижанами, черезпенянами, поморянами и всеми славянами вплоть до Польши. За это он был прозван королем славян, но из скромности не принял этого титула. Он скончался в 1126 году, и за сыновей Генриха стал править датский король Кнут.
Когда Генрих правил землями по ту сторону Пены, государь Восточной Славонии Вартислав, разрешив проповедовать святому Оттону, епископу бамбергскому, принял христианскую веру со всеми своими вельможами и городами, и свет Евангелия сиял там вплоть до времени саксонского герцога Генриха Льва. Последний, отправившись посетить могилу Господа нашего в Иерусалим, взял себе в спутники славянского государя Прибислава.
Славяне в прошлом владели также и всей Пруссией и назывались пруссами. В незапамятные времена они пришли в те края, гонимые нуждой и злосчастьем своей страны, расположенной ближе к северу на востоке значительно выше истоков реки Танаис, называемой современными писателями Таной. Итак, как пишет Джамбулари (IV), спасаясь ото льдов и снегов, они пришли в эти края, и, найдя их незаселенными, поскольку (как явствует из исторических сочинений) готы покинули их, немало обрадовались и осели там. Они, однако, не перешли Вислу, где жили немцы, но расселились от реки Хрона (Crono), которую некоторые ныне называют Прегель (Pergulo), расположенной на востоке Пруссии, до Вислы, или Вистулы, отделяющей Сарматию от Германии. И хотя они и заняли всю эту страну ДАИНОИ примерно тысяча двести пятьдесят миль и шириной сто сорок, они не стали возделывать ее, а оставили под пастбища. Поступили они так, вероятно, по тои причине, что не хотели воевать за нее с другими народами, если бы те узнали о ее величине, либо потому, что не были привычны к земледелию, утоляя голод только мясом, преимущественно сырым, а жажду молоком, либо в чистом виде, либо с примесью конской крови, как принято ныне у татар. Не возводили они и домов из камня, а жили в пещерах и дуплах деревьев, защищая своих детей и себя самих от холода и дождя их корой. Насколько можно узнать из исторических сочинений, они были известны более своей дикостью, чем воинственностью. В течение многих столетий у них не было ни какого-либо поклонения, ни религии. В конце концов, они впали в такое безумие, что стали считать своими богами зверей, змей и деревья (как пишет папа Пий II), следуя в этом заблуждении примеру остальных славян. У них был дуб, разделенный на три части, где они держали своих богов: в одной части находился идол Перун (Petvno), или, как пишут другие, Перкун (Percvnno), что означает «молния». В его честь они постоянно, днем и ночью, поддерживали огонь из дубовых дров. Если по недосмотру служителей огонь угасал, то виновного предавали смертной казни. С другой стороны находился идол Потримпс (Patrimpo). Его культ состоял в содержании живого змея, которого умилостивляли молоком. С третьей стороны располагался идол Патолс (Patelo), в честь которого хранили человеческий череп. Были у них и другие божества, которым они поклонялись и оказывали божественные почести, однако все жертвоприношения им совершали в дубовых рощах. Всему, чем они владели, они приписывали божество-покровителя.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   40


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет