Майкл Иннес Пещера Белария



жүктеу 56.86 Kb.
Дата21.02.2019
өлшемі56.86 Kb.

Майкл Иннес
Пещера Белария
– В этом году, – сказал Викарий, – праздник, кажется, был более опустошительным, чем обычно. Там было все – от пышного представления, посвященного истории Ширклиффа, до благотворительной распродажи подержанных вещей. Первое на месяц отвлекло школьников от учебы, а вторая заставила мою жену осуществить возмутительнейший набег на мои скудные сбережения и одежду. Вам праздники не внушают отвращения?

Эпплби кивнул.

– Определенно. Я рассматриваю их как одно из тех бедствий, которые хуже смерти.

Викарий серьезно обдумал эти слова.

– Простительное преувеличение, – объявил он через некоторое время. – Вы знаете, что пользовавшаяся такой популярностью карусель – сейчас ее уже разбирают, – как оказалось, работала в пользу частного лица? Невероятно – совершенно невероятно. Вы согласны, Профессор?

Профессор осторожно посмотрел по сторонам.

Должен сказать, у меня довольно определенные взгляды на события такого рода. Но относительно вчерашнего праздника на моих устах печать молчания. Ваши жители оказали моей жене честь, попросив ее открыть его.

– И вы пошли с ней?

– Должен признаться, что я сбежал. – Тон Профессора был извиняющимся. – День был прекрасный, и я ускользнул из нашей гостиницы и пошел побродить. Уже некоторое время мне хотелось посмотреть вашу прославленную пещеру на другой стороне холма.

– Пещеру Белария? – поинтересовался Викарий. – Вы увидели ее?

– Да, – Профессор запнулся. – И – вы знаете? – я видел и самого Белария.

– Вы имеете в виду, что взяли с собой «Цимбелина» и перечитали там последние акты?

Профессор помотал головой.

– Нет, – медленно ответил он. – Я имею в виду не это. Я имею в виду, что со мной произошло приключение… и довольно странное. Возможно, вам будет интересно выслушать эту историю. Она иллюстрирует любопытную механику сознания.

– Эпплби и я полны внимания. – Викарий улыбнулся. – А о том, действительно ли сознание является механизмом, мы можем поговорить позже.

– Сама по себе эта пещера, как вы знаете, не слишком волнует, – начал Профессор. – Она начинается как простая расселина в скале, потом становится сводчатым залом не очень больших размеров, а затем снова сужается до расщелины, по которой, согнувшись, можно пройти еще пятьдесят футов. Если шекспировский изгнанный лорд действительно приводил в нее двух юношей, теснота пещеры могла сделать их довольно сварливой парой.

Несмотря на это, я честно исследовал это помещение. Пещеры всегда пленяют. Если вы суеверны, то можете поверить, что они населены призраками ваших отдаленных предков, которые когда-то населяли их. Если вы ученый, то знаете, что эти призраки живут в вашей собственной голове; они спят там, и особые обстоятельства могут в любое время побудить их проснуться и начать разгуливать. Войдите в пещеру, и вам придется как следует постараться, чтобы не потерять уверенности, что вы одни. Вы согласны?

Викарий кивнул.

– Определенно. Так было и в этом случае?

– Не сразу. Когда я исследовал место, мое сознание вело себя совершенно рациональным образом. Мне было интересно, как пещеру стали связывать с «Цимбелином», и я вспомнил, что читал о доисторических останках, найденных в этой местности – что-то в этом роде. Затем, выйдя из пещеры, я сел на валун на солнце. Это приятное место, широкая, поросшая травой площадку на склоне холма прямо перед пещерой. Я размышлял о том, что здесь, возможно, и находится источник ассоциаций с пьесой Шекспира, поскольку это место производит действие, подобное эффекту театральных подмостков. Солнечный свет был восхитителен, я чувствовал лень и расслабленность. У меня определенно не было чувства чего-то необычного или паранормального, что могло бы произойти.

– Тем не менее, что-то случилось? – Эпплби посмотрел на Профессора с некоторым интересом.

– Несомненно. Я был совсем один. Возможно, я закрыл глаза на несколько секунд. Когда я открыл их, обнаружилось, что у меня есть товарищ. У входа в пещеру стоял человек каменного века.

– Человек каменного века? – Викарий внезапно вскочил.

– Или, если угодно, Беларий Шекспира. Его обычно изображают в виде бородатой фигуры, одетой в шкуры, и этот человек выглядел примерно так же. Он нес что-то на спине – это могла быть антилопа или олень, также традиционные для Белария, – и, быстро оглядевшись вокруг, исчез в пещере. Я был крайне заинтересован. Это был поразительный пример способности сознания создавать рельефные проекции мысленных образов.

– Создавать что? – Викарий был потрясен. – Вы думаете, мой дорогой друг, что видели галлюцинацию? И вы не были слишком встревожены?

– Встревожен? – Профессор улыбнулся с видом полного спокойствия. – Мой дорогой, нет. Если бы я видел себя самого, я бы имел некоторый повод для беспокойства. Галлюцинации типа Doppelgänger1 – довольно плохой симптом. Но рельефные проекции такого рода, хотя и весьма интересны, самая безобидная вещь в мире.

Эпплби задумчиво смотрел в пол.

– И это было все? – прозаично спросил он.

–Ну, нет – на самом деле, не все. Некоторое время я сидел неподвижно, глядя на вход в пещеру, считая пульс, оценивая расстояние, на котором, казалось, находилась от меня галлюцинация, и все в таком роде. Сообщения о происшествиях такого рода, сделанные опытным ученым, как вы можете себе представить, необычны и могут иметь большое значение. Затем мне пришло в голову, что у меня есть лучший путь – снова войти в пещеру и убедиться, что она действительно совершенно пуста. Я только что достиг входа в нее, как оттуда появилась новая фигура.

– Господи, помилуй! – Викарий выглядел еще более взволнованным. – Еще одна галлюцинация сразу после первой? Не стоит ли вам действительно проконсультироваться…

– Ничего подобного. Эта вторая фигура была из плоти и крови – это я узнал, когда он врезался прямо в меня. И он был, что довольно странно, священником в партикулярном платье – довольно изможденный, чисто выбритый человек в поношенном фланелевом костюме, какой носят духовные лица. Он вежливо извинился и начал спускаться с холма. Я окликнул его, но он не остановился. Я был огорчен, поскольку мне в голову пришла крайне интересная возможность.

– Возможность? – Эпплби взглянул на него со внезапным почтением.

– Этот человек определенно был взволнован. Я заметил это. Со мной случилось то, что я описал. Возможно, имела место небольшая групповая галлюцинация – образование общей рельефной проекции, общей для нас обоих и связанной с чем-то вроде телепатического общения между нами.

– Вы имеете в виду… – Викарий не сразу понял мысль Профессора – …что священник также мог вообразить, что видел Белария?

– Именно. И, не будучи ученым, он расстроился из-за этого.

– Как и я расстроился бы, – тихо рассмеялся Викарий. – А вы затем действительно снова изучили пещеру?

– Самым тщательным образом. И она, конечно, была пуста. Там было несколько щелей, в которые можно спрятать собаку или кошку, но определенно не было укрытия для человека. Мы, таким образом, можем считать установленным, что Беларий не существовал в физическом измерении. Вы согласны?

Викарий, казалось, сомневался, а затем, видимо, решил, что лучшим ответом будет юмористический.

– Я соглашусь, – сказал он, – если Эпплби согласится. Эпплби… – он вдруг умолк. – Дорогие мои – где Эпплби?

– Возможно, он почувствовал себя плохо. Но нет – странно! Мне кажется, я слышу, как он говорит по телефону.

– Беларий, – говорил Эпплби пятью минутами позже, – бежал из тюрьмы через болота вчера рано утром. В Ширклиффе он бродил вокруг места праздника, проник в палатку с костюмами для представления и предстал перед людьми как древний бритт. Это дало ему передышку, так как многие разгуливали в исторических костюмах. Он использовал возможность пройти в одном из них, что вызвало меньше замечаний, чем где-то в другом месте, и смог улизнуть со старой одеждой Викария с распродажи подержанных вещей. С ней в узле он поднялся на холм, увидел пещеру и проскользнул в нее, чтобы изменить внешность. Сделав это, он засунул одежду каменного века в щель, вышел, испугался, встретив Профессора, и улизнул так быстро, как только мог.

Викарий торжественно тряхнул головой.

– Какой скучной может быть истина.

Эпплби, глядя на болото за окном, кивнул.



– Несомненно. Нет ничего забавного в преследовании бедного малого, сбежавшего из тюрьмы. Но было бы очаровательно своими глазами увидеть рельефную проекцию.
Перевод П.Моисеева


1 Doppelgänger – двойник (нем.)






Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет