Малиновский д. С. Апитоксинотерапия нижний новгород


Кардио-ангиотропное действие



жүктеу 5.72 Mb.
бет17/26
Дата21.04.2019
өлшемі5.72 Mb.
түріМонография
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   26

10.6. Кардио-ангиотропное действие

Механизм нарушений функций сердечно-сосудистой системы под влиянием пчелиного яда имеет сложную природу. Давно известно, что внутривенное введение яда экспериментальным животным вызывает снижение артериального давления. Артемов Н.М. и Зевеке А.В. (1967) показали, что одним из факторов, обуславливающих снижение артериального давления, является высвобождение эндогенного гистамина. Гистаминлибераторные функции могут выполнять: МСД-пептид, мелиттин, а также фосфолипаза А2 посредством образования лизолецитина (Habermann, 1972).

Антигистаминные средства (димедрол) снижают влияние пчелиного яда на кровообращение (Мирон, 1964). Корневой Н.В. (1977) было установлено, что гипотензивный эффект значительно углубляется после денервации синокаротидной рефлексогенной зоны и ослабляется после ваготомии. Это свидетельствует о том, что рефлексогенные зоны сердца и каротидного синуса принимают участие в формировании гипотензивной реакции.

Опыты на изолированном в гуморальном отношении каротидном синусе подтвердили участие хеморецепторов синокаротидной зоны в развитии вегетативных реакций при внутривенных введениях пчелиного яда. Введение яда в перфузат (10-5 – 10-4 г/мл) вызывало рефлекторное возбуждение дыхания и повышение артериального давления, одновременно наблюдалось усиление афферентной импульсации синусного нерва (Орлов, Корнева, 1968; Rothenbacher, Benton, 1972).

Нарушения сердечного ритма, возникающие после введения яда в систему кровообращения, носят рефлекторный характер и устраняются ваготомией (Корнева, 1964; Орлов и др., 1970). Однако по мере развития отравления наблюдаются более серьезные нарушения деятельности сердца, которые обусловлены влиянием яда как на центральные регуляторные механизмы, так и на внутрисердечную нервную систему (Крылов, 1973, 1995). Интересно, что в нетоксических дозах пчелиный яд устраняет аритмии, вызванные электрическим раздражением сердца или введением строфантина (Крылов, Ошевенский, 1984). Пчелиный яд при внутривенном введении в дозах 0,1 – 0,4 мг/кг полностью или частично предупреждал или устранял акомитиновые, строфантиновые или адреналиновые аритмии. В опытах с внутривенным введением аконитина было установлено, что этот аритмик в дозе 0,1 мг/кг вызывает у белых крыс тяжелые аритмии смешанного типа, проявляющиеся в исчезновении зубца Р, неравномерности интервалов между желудочковыми комплексами, появлении единичных и групповых экстрасистол, фибрилляции желудочков и остановке сердца.

Внутривенное введение пчелиного яда или препарата «Солапивен» в дозе 0,3 мг/кг на фоне развившихся аконитиновых аритмий приводит у 70% животных к восстановлению правильного синусового ритма. Этот эффект может быть полным или частичным, что выражается в появлении синусового ритма, прерывающегося бигеминией или тригеминией. Предварительное введение «Солапивена» в тех же дозах задерживает появление нарушений сердцебиений, но не предупреждает их полностью (Крылов, 1995).

При моделировании строфантиновой аритмии было показано, что в контрольных опытах строфантин, вводимый кошкам внутривенно дробно в суммарной дозе 0,08 – 0,1 мг/кг, вызывал нарушение сердечного ритма, которое выражалось в виде политопной экстрасистолии с пароксизмами желудочковой тахисистолии. Указанные аритмии были стойкими и продолжались 1,0 – 1,5 часа. Введение на этом фоне «Солапивена» в дозе 0,2 мг/кг приводит к кратковременному восстановлению нормального ритма работы сердца, который через 2 – 3 мин вновь переходит в политопный. Повторные введения препарата в тех же дозах также вызывают преходящее восстановление синусного ритма.

На адреналиновой модели аритмий, которая, в отличие от вышеописанных имитирует перевозбуждение симпатического отдела вегетативной нервной системы, в опытах на кошках было установлено, что пчелиный яд предупреждает нарушения деятельности сердца. Внутривенное введение адреналина в дозе 20 – 50 мкг/кг вызывает через 5 – 15 с появление желудочковой экстрасистолии, продолжающейся 3 – 5 мин. Предварительное введение яда в дозе 0,2 мг/кг у 50% животных полностью предупреждает аритмии, уменьшает их продолжительность и увеличивает скрытый период возникновения в остальных случаях. Аналогичный эффект оказывает новокаинамид (5 мг/кг) и этацизин (1 мг/кг). Однако антиаритмическое действие пчелиного яда отличается тем, что он не вызывает снижения биоэлектрической активности сердца, оцениваемой по ЭКГ (Крылов, Млявый, 2002).

В экспериментах с электрическим раздражением сердца возникала фибрилляция желудочков длительностью 25 – 30 с, приводящая к резкому падению артериального давления, которое восстанавливалось до исходного уровня сразу после выхода сердца из фибрилляции и появления первых эффективных сокращений сердца. Введение пчелиного яда в дозе 0,2 мг/кг за 1 – 2 мин до раздражения резко уменьшало длительность фибрилляции, а в 4 опытах из 10 полностью предотвращало ее появление. При этом падения АД не наступало. Новокаинамид и этмозин оказывали аналогичное дейстие (Крылов, 1995).

В опытах с изучением нейрогенных аритмий было установлено, что при раздражении ретикулярной формации среднего мозга, структур промежуточного мозга и моторной зоны коры больших полушарий кошек прямоугольными импульсами возникали нарушения ритма по типу желудочковой экстрасистолии различной длительности, в зависимости от раздражаемой структуры мозга. Введение пчелиного яда и «Солапивена» в дозах 0,1 – 0,4 мг/кг за 3 – 5 мин до нанесения раздражения не блокировало нейрогенные аритмии при стимуляции указанных структур головного мозга, однако их длительность в 40% опытов существенно уменьшалась. Аналогичный эффект наблюдался после введения этмозина в дозе 3 мг/кг.

Влияние пчелиного яда на нейрогенные аритмии было неоднозначным. В указанных 40% опытов введение яда приводило к уменьшению длительности нарушений ритма сердца в среднем в 2 раза. Так, если у контрольных животных длительность аритмий составляла при раздражении ретикулярной формации среднего мозга 528 с, а при стимуляции таламуса 283 с, то на фоне действия яда длительность аритмий уменьшалась соответственно до 245 с и 154 с. В остальных опытах длительность нейрогенных аритмий после введения яда оставалась без изменений или даже увеличивалась (Крылов, Млявый, 2002).

В основе антиаритмического действия ряда лекарственных средств лежит их способность удлинять рефрактерный период сердца. В связи с этим было исследовано влияние пчелиного яда на рефрактерность сердца в сравнении с этацизином. В результате исследований было установлено, что пчелиный яд в первую минуту после введения укорачивает рефрактерный период, а затем несколько увеличивает его, но этот эффект выражен в меньшей степени, чем у этацизина (Крылов, 1995).

Для пчелиного яда характерна способность значительно увеличивать (до 400%) интенсивность мозгового кровотока. Опыты, проведенные на кошках с помощью метода реоэнцефалографии, показали, что при внутривенном поступлении пчелиного яда на фоне гипотензивной реакции резко возрастает амплитуда реоэнцефалограмм (Орлов и др., 1978). Расширение сосудов мозга может быть связано с действием эндогенных вазодилататоров (например, гистамина), высвобождающихся в организме под влиянием яда. Нельзя исключить и прямого вазодилататорного действия самого яда. При внутривенном введении пчелиный яд способен увеличивать объемную скорость коронарного кровотока. Этот эффект не снимается ваготомией и атропинизацией, но уменьшается в условиях блокады β-адренорецепторов, а также резерпинизации и эпинефрэктомии.

Внутривенное введение пчелиного яда приводит к увеличению коронарного кровотока, что позволяет говорить о влиянии яда на коронарное кровообращение опосредовано через активацию экстракардиальных систем, превышающую прямой констрикторный эффект яда на сосуды сердца. Была выявлена роль парасимпатической иннервации сердца в реализации вышеописанных эффектов пчелиного яда, поскольку им отводится важная роль в коронарной вазодилатации. Опыты показали, что перерезка блуждающих нервов перед инъекцией яда существенно не повлияла на реакцию увеличения коронарного кровотока, не повлияло на этот эффект яда и предварительное введение атропина (Крылов, Млявый, 2002).

Роль симпатической регуляции коронарного кровотока при действии пчелиного яда была проанализирована как с использованием блокаторов β-адренергических рецепторов, так и с истощением катехоламинов из депо. В первой части этой серии опытов животным перед введением яда вводился обзидан в дозе 0,5 – 0,75 мг/кг, который существенно уменьшал коронарный кровоток, не изменяя САД, но увеличивая пульсовое давление. Введение на этом фоне пчелиного яда в эффективных дозах приводило к значительно меньшему увеличению коронарного кровотока.

В условиях целостного организма пчелиный яд вызывает увеличение объемной скорости коронарного кровотока, в то время как на изолированном сердце под влиянием яда происходит уменьшение объема оттекающего от сердца перфузата. Опыты с применением дигидроэрготоксина показали, что возникающее под действием яда затруднение оттока перфузата из сосудов изолированного сердца не опосредовано через α-адренорецепторы, а обусловлено прямым миотропным действием яда. Частичное восстановление оттока перфузата папаверином свидетельствует в пользу этого утверждения.

Однако в условиях целостного организма развитие органных сосудосуживающих реакций коронарных сосудов на введение пчелиного яда перекрывается действием других, более мощных факторов экстра- и интракардиального происхождения – нервных и гуморальных влияний.

Как показали опыты на ваготомированных животных, а также эксперименты с предварительным введением атропина, холинергические влияния через систему блуждающего нерва, которые могут оказывать коронарорасширяющее действие, не играют видимой роли в проявлении антиангиальных свойств пчелиного яда. В противоположность этому большую роль в проявлении коронарорасширяющего эффекта имеют симпатические влияния. По мнению многих исследователей, эти влияния (нервные и гуморальные) выполняют основную функцию экстракардиальной регуляции коронарного кровообращения.

Известно, что и нервные и гуморальные симпатические влияния на тонус коронарных сосудов опосредуются через адренорецепторы сердца. При этом основную роль в вазодилататорных реакциях венечных сосудов играют α-рецепторы. При этом важно подчеркнуть, что β-рецепторы расположены преимущественно в мелких коронарных артериях, которых в миокарде подавляющее большинство по сравнению с крупными артериями. В составе пчелиного яда имеется достаточно много компонентов, имеющих потенциальную способность воздействия на рецепторы гладкомышечных клеток коронарных сосудов – апамин, МСД-пептид, гистамин и др. Однако проведенные эксперименты дают основание полагать, что указанный эффект яда на коронарное кровообращение развивается за счет адаптивных реакций, приводящих к изменению нейрогуморальной регуляции коронарных сосудов. Известно, что при внутривенном введении пчелиного яда животным резко увеличивается выброс в кровь катехоламинов, гистамина и других эндогенных физиологически активных веществ.

Введение резерпина за 4 – 5 часов до начала эксперимента существенно уменьшало коронарорасширяющий эффект пчелиного яда. Еще более четко это было прослежено в экспериментах, где наряду с резерпинизацией у животных была проведена сюрреналэктомия. В этих условиях пчелиный яд оказывал еще меньшее влияние на коронарный кровоток. Из указанных экспериментов можно заключить, что истощение депо катехоламинов, так же, как и блокада бета-адренорецепторов сердца, существенно влияет на реализацию рассмотренного эффекта пчелиного яда. Отсюда логично заключить, что одним из основных механизмов в реализации увеличения коронарного кровотока при внутривенном введении пчелиного яда является активация симпато-адреналовой системы (Крылов, 1995).



10.7. Гемотропное действие яда

Пчелиный яд оказывает выраженное влияние на систему крови. При действии на организм целого пчелиного яда резко изменяются показатели морфологического состава крови. При поражении пчелиным ядом гемоглобин имеет тенденцию к постепенному снижению от 9,6 г% до 8,0 г% через 72 часа после затравки. Количество эритроцитов после некоторого подъёма в первый день опыта падает, начиная с 48 часов. В процессе действия пчелиного яда отмечалось понижение осмотической резистентности эритроцитов. Наблюдалось снижение устойчивости эритроцитов кроликов от воздействия 0,6 - 0,7% концентрации хлористого натрия, а через 24 часа резистентность приближалась к исходной величине. Эти небольшие изменения резистентности эритроцитов кролика объясняются, по-видимому, меньшей чувствительностью мембран эритроцитов к пчелиному яду (Пигулевский, 1975).

На мазках крови, соответствующих первому дню исследования, наблюдалось изменение формы эритроцитов (звездчатой и формы тутовой ягоды). Зазубренность эритроцитов была значительной в первый день опыта, на второй этого явления уже не наблюдалось (Бажутина,1976; Шапиро, 1976). Явления искажения формы эритроцитов в ответ на введение в организм пчелиного яда наблюдал Хаберман (Haberman, 1972) и объяснял этот феномен изменением проницаемости их мембран.

Изучая влияние подкожных инъекций пчелиного яда на белых мышах, Т.В. Калинина (1962) установила, что заметное увеличение количества рети-

кулоцитов наблюдается только через 5 часов после введения яда. Рядом других исследователей было показано, что количество ретикулоцитов значительно возрастает уже через 15 минут, достигая максимума на 3 сутки (Шапиро, 1976).

Пчелиный яд способен вызывать прямой гемолиз, т.е. действовать на суспензию эритроцитов, отмытых от плазмы крови. Этот эффект настолько специфичен, что может быть использован для биологической стандартизации пчелиного яда и его препаратов (Киреева и др., 1965; Черепнова, 1965; Киреева, Романова, 1977; Хомутов и др., 1989).

Изучение механизма гемолитического действия пчелиного яда показало, что прямой гемолиз обусловлен присутствием мелиттина. Последний вызывает появление теней эритроцитов, нарушая проницаемость эритроцитарной мембраны. В результате из эритроцитов в окружающую среду начинают поступать ионы калия, а затем гемоглобин (Habermann, 1972).

Прямое гемолитическое действие мелиттина во многом объясняется его выраженными поверхностно-активными свойствами, обусловленными неодинаковым распределением гидрофильных и гидрофобных аминокислотных остатков по длине молекулы. При этом действие мелиттина не аналогично действию известных детергентов, например лизолецитина или дигитомина. Так, лизолецитин растворяет клеточные мембраны, тогда как мелиттин нарушает их проницаемость. Использование в качестве модели липидных шариков также показало, что мелиттин высвобождает из них меченые ионы или глюкозу (Miller, 1969). Исследования на искусственных мембранах выявили, что наиболее активен мелиттин на границе липид-вода. Ранее подобные результаты были получены для целого пчелиного яда (Артемов, 1969).

Изучение мембраноактивных свойств пчелиного яда и мелиттина показало, что они влияют на активность мембрано-связанных ферментов. Под действием пчелиного яда снижается каталазная активность эритроцитов, максимум которой отмечается через 30 мин после введения яда. Следует отметить, что снижение активности каталазы в ранние сроки после введения яда коррелирует со снижением гемолитической активности эритроцитов (Асафова и др., 1975; Киреева и др., 1976; Сергеева, Конькова, 1976).

Сравнение действия целого яда и мелиттина на активность АТФ-азы эритроцитов показало, что первый в большей степени, чем второй, ингибирует фермент (Киреева, Барабанова, 1976). Этот эффект, по-видимому, обусловлен совместным действием мелиттина и фосфолипазы А2, присутствующих в целом яде. Известно, что фосфолипаза А2 вызывает гидролиз фосфолипидов (лецитина), содержащихся как в липопротеиновой молекуле АТФ-азы, так и в структурных фосфолипидах эритроцитарной мембраны (Дворцова, Гладилов, 1980).

Комбинированное действие мелиттина и фосфолипазы А2 на клеточные мембраны представляет собой пример высокой специализации. Мелиттин «вскрывает» поверхностные белково-липидные слои клеточных мембран, делая фосфолипиды доступными для фосфолипазы А2. Образующиеся в результате гидролиза биологически активные компоненты – лизолецитин и освобождающиеся из лямбда-положения жирные кислоты – также играют важную роль в интегральной картине отравления. Синергизм в действии мелиттина и фосфолипазы отмечен не только для эритроцитов, но и для тромбоцитов, тучных клеток и изолированных клеточных структур лизосом. Интересно, что предварительная обработка эритроцитов нейроаминидазой резко усиливает литическое действие фосфолипаы А. Видимо, мелиттин, взаимодействуя с нейраминовыми кислотами внешней поверхности мембраны эритроцитов, модифицирует их, обнажая фосфолипидные структуры для воздействия фосфолипазой А (Marsh, Whaler, 1980). Хотя фосфолипаза А2 сама по себе сравнительно малотоксична, но под ее влиянием возникают серьезные нарушения метаболизма (Дворцова и др., 1983; Киреева, 1985).

Определенный интерес представляют нарушения в системе свертывания крови, наступающие под влиянием пчелиного яда. Известно, что внутривенное введение пчелиного яда вызывает увеличение общего объема свертывания крови (Омаров, 1966, 1972). Омаров М.М. показал, что мелиттин и фосфолипаза, как и целый яд, вызывают увеличение общего времени свертывания крови. Внутривенное введение яда или мелиттина повышает фибринолитическую активность крови. Этот факт может быть обусловлен действием биологически активных соединений, высвобождающихся из тучных клеток (Омаров, 1972).

Изучение влияния целого яда, мелиттина и фосфолипазы А2 на различные этапы свертывания крови показало, что под действием этих веществ значительно увеличивается время рекальцификации плазмы, снижается активность факторов V, VII. VIII, IX, X. Это указывает на нарушение первой фазы свертывания крови – образование активного тромбопластина (Омаров, 1982).

Помимо инактивирующего действия на плазменный и тканевой тромбопластин пчелиный яд, мелиттин и фосфолипаза снижают протромбиновую активность. Вместе с тем активность уже образовавшегося тромбина не изменяется. Заключительная фаза свертывания крови – превращение фибриногена в фибрин – также не изменяется при воздействии яда и его фракций. Осаждение пчелиным ядом фибриногена зависит от активности мелиттина, в то время как фосфолипаза А2 в этом отношении менее активна. Изменения в свертывании крови возникают не только при непосредственном воздействии яда, но и рефлекторным путем (Корнева и др., 1985, 1986, 1987).



10.8. Иммунотропные свойства пчелиного яда

Иммунная система человеческого организма так же жизненно необходима, как пищеварительная, нервная, сердечно-сосудистая и т.д. Это основная система, защищающая организм, как от внешних опасностей, так и от угрозы внутренних повреждений его целостности, чужеродности. К иммунной системе относятся клетки нескольких типов – лейкоциты, лимфоциты и др., образующиеся в костном мозге, селезенке и других органах. В процессе своего развития клетки разносятся в разные ткани организма, где и осуществляют иммунологический надзор, т.е. распознают и уничтожают любой чужеродный агент, несущий опасность для организма. При этом клетки системы могут или непосредственно поглощать чужеродный материал (фагоцитоз), или выбрасывать вещества (антитела), связывающие и нейтрализующие этот материал (антигены). Распознавание «не своего» происходит благодаря наличию в чужеродном материале специфических участков молекулы детерминант. Соответственно, чем больше молекула, тем более целый микроорганизм, тем больше они имеют антигенных детерминант, тем сильнее и быстрее пройдет реакция узнавания и уничтожения (первичный иммунный ответ).

В дальнейшем память об этих детерминантах остается в некоторых клетках системы – лимфоцитах, и при новой (повторной) встрече с такими «не своими» лимфоциты способны быстро воспроизводить дочерние клетки с нужными антителами. Ясно, что повторная встреча протекает гораздо быстрее и эффективнее, чем первая (вторичный иммунный ответ). Совокупность перечисленных реакций обычно объединяют понятием иммунитет, который защищает организм от проникновения и разрушительного действия токсинов или микроорганизмов, различных антигенов, аллергенов.

В некоторых случаях повторное попадание в организм антигена вызывает очень бурную реакцию связывания с антителами, которая затрагивает весь организм и приводит к разрушительному эффекту (организм не справляется с такой реакцией адекватно), клиническому заболеванию, аллергии (анафилаксии). В всязи с особенностями действия таких антигенов их называют аллергенами.

Из вышеизложенного следует, что пчелиный яд, имеющий компонентами ряд разновеликих цепей белков и полипептидов, является типичным аллергеном (антигеном). Разумеется, разные компоненты обладают разной аллергентной (антигенной) активностью. Считается, что наибольшее количество антигенных детерминант несет фосфолипаза и гиалуронидаза яда. По некоторым данным, мелиттин несет 1/9 часть аллергентной активности цельного яда, а апамин имеет всего одну антигенную детерминанту, что делает его удобным объектом, инструментом в иммунологических исследования (Гущин и др., 1990).

При попадании в организм человека пчелиного яда развиваются типичные иммунологические реакции, первичный и вторичный ответы с соответствующей выработкой антител на компоненты яда. Харакетризуя антитела вообще, следует указать, что они представляют собой белки, называемые иммуноглобулинами. Организм способен производить тысячи видов антител различной специфичности, в соответствии со «спецификой» чужеродного материала.

Сегодня иммуноглобулины объдинены в 5 классов, в зависимости от молекулярной массы и общих свойств : IgM, IgG, IgA, IgE, IgD. Считается, что IgG основной класс антител (около 75% всех иммуноглобулинов), именно он осуществляет вторичный иммунный ответ. Из других классов отметим IgE, так как полагают, что это основной участник аллергических реакций организма. В частности, установлено, что связав аллерген, IgE одновременно взаимодействует с лейкоцитами, тучными клетками, увеличивая проницаемость их мембран. В результате происходит выброс из клеток гистамина, серотонина, гепарина и других физиологически активных веществ, приводящий к аллергической реакции всего организма – анафилаксии.

В связи с изложенным, следует ожидать, что основную роль в реагировании на пчелиный яд будут играть иммуноглобулины IgG и IgE. Действительно, было установлено, что в ответ на курсовое введение как цельного яда, так и его фракций, в сыворотке крови человека нарастает титр антител того и другого класса. При этом увеличение количества IgE-антител обычно предшествует нарастанию количества IgG-антител. С течением времени титр IgE-антител, специфичных к пчелиному яду, убывал, тогда как количество IgG-антител удерживалось на максимально высоких значениях около года (Шкендеров, Иванов, 1985).

Для объснения сверхчувствительности к пчелиному яду одних людей и устойчивости других важное значение имеет исследование содержания указанных антител к яду в крови аллергиков и пчеловодов, мало восприимчивых к нему. Ряд авторов (Шкендеров, Иванов, 1985) указывают, что у пчеловодов уровень содержания IgG и IgE был выше, чем у местных жителей, не занимающихся пчеловодством. При этом установлено, что чем выше уровень IgG, тем легче пчеловоды переносят ужаления. В то же время, сыворотка крови аллергиков на пчелиный яд содержит существенно меньше антител IgG, чем у нормальных людей (7,6 и 59 ед/мл соответственно).

Уровень антител класса IgG у пчеловодов был наиболее высоким осенью, в конце пчеловодного сезона. Пчелоужаления в это время у них вызывали самые слабые изменения кожи. Делается вывод, что для поддержания иммунитета к пчелиному яду необходимо его систематическое поступление в организм (Урбанек, 1983). Именно на этом основано современное лечение аллергии к пчелиному яду: в организм вводятся медленно нарастающие дозы пчелиного яда. Показано, что при таком лечении можно снизить содержание антител IgE в крови и одновременно повысить титр антител IgG. В дальнейшем пролеченные таким образом больные переносят пчелиные ужаления без аллергических проявлений.

Указанный метод лечения аллергиков в настоящее время широко разрабатывается. Изучается возможность использования не только цельного яда, но и отдельных его компонентов и приготовленных из них готовых лекарственных форм аллергенов. Кроме того, оказалось, что и диагностировать аллергиков также эффективно, если используются отдельные аллергены пчелиного яда. Более того, таким путем делая пробы с введением аллергенов пчелиного яда можно диагностировать аллергиков к широкому спектру аллергенов, а не только к пчелиному яду, т.е. повышенная чувствительность человека к ужалению пчелами – это естественная модель наиболее остро и тяжело протекающих аллергических реакций, возникающих на введение чужеродного материала в организм. При этом не обязательно определять уровень антител в крови, достаточно оценить уровень физиологически активных веществ, высвобожденных из тучных клеток, лейкоцитов и др. (Гущин и др., 1984, 1985; Титова и др., Крылов, Млявый, 2002).

Выявленное увеличение содержания в организме под влиянием пчелиного яда антител, в том числе и чисто защитных (IgG), приводит к идее стимулирования ядом общего иммунитета человека. Известно, что по формированию и степени выраженности антителообразования судят о состоянии иммунной системы организма. В настоящее время поиск эффективных иммуностимуляторов является чрезвычайно важной задачей иммунологов. В связи с этим возникает вопрос – может ли пчелиный яд защитить организм от инфекций или других токсинов? (Крылов, 1995).

Еще в 1931 г. Физалис показала, что иммунитет, выработанный у мышей и морских свинок путем многократного введения пчелиного яда, предохраняет их от смертельной дозы яда гадюки (перекрестный иммунитет). Было установлено, что при определенной дозировке (до 10 ужалений) у больных пчелиный яд стимулировал выработку агглютининов (один из видов антител) и увеличивал фагоцитарную активность лейкоцитов.

В дальнейших исследованиях, при моделировании инфекций или инъекций чужеродного материала, было установлено, что иммунотропные свойства пчелиного яда зависят от вводимой дозы. При иммунизации животных протеем (условно патогенный микроорганизм) установили, что пчелиный яд в дозе 0,35 мг/кг тормозил фагоцитарную активность лейкоцитов к протею, так же как и выработку специфических антител к нему. На модели первичного иммунного ответа на введение эритроцитов барана мышам, показано, что пчелиный яд в дозах 2 – 5 мг/кг проявлял иммунодепрессивный эффект, уменьшая количество антителообразующих клеток (АОК) к чужеродным эритроцитам и снижая титр антител. Вместе с тем, малые дозы яда (0,1 мг/кг), наоборот, стимулировали антителообразование, увеличивая количество АОК на 20% (Романова, Голубева, 1990).

Из анализа литературных данных следует, что угнетение иммунного ответа при введении пчелиного яда животным происходит, если используются высокие дозы (0,5 – 5,0 мг/кг) яда. Между тем, при апитерапии пчелоужалениями соответствующая инструкция МЗ СССР 1959 года рекомендует максимальное задействование в процедуре не более 20 пчел. Учитывая, что ядовитый резервуар одной пчелы содержит 0,1 – 0,2 мг сухого вещества, можно рассчитать, что суммарная терапевтическая доза для человека составит не более 0,05 мг/кг (Крылов, 1995).

В связи с изложенным были изучены иммунотропные свойства малых доз пчелиного яда, сопоставимых с рекомендуемыми терапевтическими. В первой серии опытов на клеточном уровне на апробированной системе выделенных иммунокомпетентных клеток (лимфоциты) крови практически здоровых людей (доноры), оценивалась по тесту с трипановым синим физиологическая и цитотоксическая концентрация яда. Показано, что минимальная концентрация, обладающая цитотоксическим действием, составляет 15 мкг/мл. Физиологическая концентрация, не влияющая на жизнеспособность лимфоцитов человека при непосредственном контакте, но обладающая иммунотропным действием, оказалась 6 – 10 мкг/мл (Крылов, 1995). Применение этих концентраций на модельной системе комплемента сыворотки морской свинки приводило к повышению комплементарной активности.

Далее в экспериментах на крысах оценивали фагоцитарную активность нейтрофилов периферической крови. Пчелиный яд уже в концентрации 0,02 мкг/мл при введении в исследуемую пробу приводил к тенденции повышения фагоцитарной активности, а при использовании концентрации 0,2 мкг/мл существенно повышал фагоцитоз нейтрофилов (Лебедев, Понякина, 1990).

С другой стороны, минимальные концентрации яда (0,02 – 0,2 мкг/мл) уменьшают способность Т-клеток к розеткообразованию с эритроцитами барана. При этом наблюдались не только количественные, но и качественные изменения классической реакции, уменьшалось число эритроцитов, составляющих розетку (Ляпон, 1980).

С целью оценки иммунореактивности клеток исследовали также реакцию торможения миграции лейкоцитов (РТМЛ). Указанная реакция основана на феномене подавления миграции фактором, который выделяют сенсибилизированные лимфоциты при взаимодействии со специфическим антигеном (фактор, ингибирующий миграцию лейкоцитов, МИФ). Данный фактор не является видоспецифичным. Постановка опытов с ядом осуществлялась следующим образом: гепаринизированную кровь инкубировали с ядом в стеклянных капиллярах в течение 18 часов при 37°С после предварительного центрифугирования. За это время лейкоциты мигрируют, образуя вертикальную зону помутнения (зону миграции), которую вычисляли, измеряя в условных единицах под микроскопом. Было установлено, что применение минимальных концентраций яда приводило к существенному снижению скорости миграции лейкоцитов.

Из приведенного материала видно, что стимуляция иммунной системы обеспечивается постепенным поступлением в организм пчелиного яда в малых дозах. Более эффективны в этом плане отдельные компоненты яда, которые можно легко дозировать в соответствии с их аллергенной активностью. Введение высокомолекулярной фракции яда приводит к увеличению в два раза числа гемолизинсинтезирующих клеток, а мелиттин в дозе 20 мкг/мл оказался эффективен при лечении воспалений при инфицировании палочкой Коха (Шкендеров, Иванов, 1985). Авторы ссылаются также на канадских исследователей, установивших, что мелиттин эффективно стимулирует иммунный ответ в отношении ряда других антигенов.

Обсуждая вопрос о возможности стимулирования защитных сил организма пчелиным ядом, следует указать, что кроме иммунных специфических реакций в ответ на внедрение «не своего» в нем активируются неспецифические защитные механизмы. Они защищают организм от чужеродного материала как непосредственно, так и оказывая влияние на формирование специфического иммунного ответа. В связи с этим интересно отметить представления Артемова Н.М. (1969) об отсутствии специфического иммунитета на пчелиный яд и мелиттин, есть только сложные процессы адаптации и повышение резистентности организма к пчелиному яду, что и наблюдается у пчеловодов. Хотя с современных позиций это предположение и устарело, однако его можно принять с позиций неспецифического иммунитета.

Пчелиный яд при введении в организм человека или животного вызывает активацию неспецифических защитных механизмов: фагоцитарную активность лейкоцитов, увеличение естественных антител белков типа лизоцима, пропердина и др. Введение крысам пчелиного яда в дозе 2 мг/кг после первоначального снижения, к 7-м суткам увеличивало содержание в крови таких факторов неспецифической защиты, как комплемент, лизоцим, бактерицидная активность сыворотки крови (Романова, Голубева, 1990). При лечении пчелиным ядом больных туберкулезом в крови повышалось содержание титра пропердина.

Развитие специфических и неспецифических защитных реакций в организме взаимосвязано и зависит от степени чужеродности попавшего в организм материала. Соответственно, в одних случаях в большей степени проявляются реакции неспецифической защиты, в других специфического иммунного ответа. Пчелиный яд в этом плане, в силу своей гетерогенности, вполне может вызвать разнонаправленные ответы организма. Это доказывают эксперименты, в которых изучалось влияние яда на динамику одновременно текущих в организме крыс иммунных процессов: регуляцию численности кожного стафилококка и инактивацию инфицированного в глаза патогенного золотистого стафилококка.

Крысам в течение 8 суток внутрибрюшинно вводился пчелиный яд в дозе 0,2 мг/кг, после чего производилось моделирование инфекционного конъюктивита. При этом оказалось, что на 6 – 8 день опытов в коже уменьшалась численность постоянно присутствующего здесь эпителиального стафилококка. В противоположность этому, течение инфекционного конъюктивита у животных, которым профилактически вводился пчелиный яд, было более выражено и длилось дольше, чем у контрольных животных, которым яд не вводился (Крылов, Млявый, 2002).

Угнетение пчелиным ядом специфических иммунных реакций против инфекции золотистого стафилококка объяняется применением высоких доз яда. Основные механизмы угнетения иммунного ответа в этих случаях развиваются в результате активации пчелиным ядом гипофизарно-надпочечниковой системы с соответствующим выбросом в кровь стресс-агентов: катехоламинов, кортикостероидов. Известно, что при повышении в организме таких стресс-агентов иммунный специфический ответ угнетается. Поэтому при лечении людей кортикостероидами всегда оговаривается опасность инфекций и рекомендуется одновременное назначение антибиотиков. Полагают, что одним из механизмов такого торможения может быть блокирование катехоламинами соответствующих рецепторов антитело-антиген. Кортикостероиды как противовоспалительные агенты тормозят развитие иммунных реакций на многих этапах: размножение лимфоцитов, их активация, передвижение к очагу инфекции и т.д. Следует полагать, что применение малых доз яда, оказывающее иммуностимулирующее действие не приводит к вышеописанной стресс-реакции.

Наоборот, именно с позиций развития стрессовой реакции у животных следует объяснять эффект уменьшения численности эпителиального стафилококка в коже крыс, которым вводился пчелиный яд. Кожный стафилококк – постоянно присутствующий микроорганизм, на который организм-хозяин в силу длительного сосуществования выработал оптимальную защиту в виде регулирования его численности неспецифическими факторами: присутствующими в коже лейкоцитами, выделяемыми ими веществами неспецифической защиты, такими как лизоцим и др. Как было показано выше, именно на 6 – 8 день после введения пчелиного яда количество таких веществ в организме животных возраствет. Кроме того, такое возрастание может быть запущено именно стрессовой реакцией, так как известно, что при таких реакциях резко активизируется лейкопоэз с увеличением в крови и тканях лейкоцитов с их фагоцитирующей активностью (Горизонтов, 1980).

Из обзора данных об иммунологических свойствах пчелиного яда становится понятно, почему он противопоказан при инфекционных заболеваниях. Во всяком случае, при апитерапии, так же как и при гормонотерапии следует учитывать опасность инфекционных осложнений и рекомендовать в таких случаях антибиотики. Вместе с тем, нельзя не отметить, что в малых дозах, обычно используемых при апитоксинотерапии, пчелиный яд может проявлять иммуностимулирующие свойства.

Механизмы иммуностимуляции пчелиным ядом, видимо, разнообразны. Один из них может быть связан с фосфолипазой А яда (ФЛ2). Известно, что синтез антител в лимфоците может быть опосредован через активацию ФЛ2 митогеном. В дальнейшем ФЛ2 мембраны лимфоцита вступает в реакции с арахидиновой кислотой, образуя целый спектр веществ (протагландины, тромбоксаны, медленно реагирующие вещества и т.д.). В свою очередь, простагландины активируют циклические нуклеотиды ядра с последующей активацией синтеза РНК и белков-антител. Несомненно, экзогенная фосфолипаза из яда может непосредственно участвовать в указанных процессах (Крылов, 1995).



Каталог: books -> met files
books -> 5 зертханалық жұмыс Физикалық интерфейс. Желілік адаптерлер. Сабақтың мақсаты
met files -> Конфликты в тропической африке
met files -> Очерки теории и истории науки международного права
met files -> История и методология
met files -> Председатель методической комиссии биологического факультета ннгу, д п. н
met files -> В. А. Берендеев История политических учений Запада Учебно-методическое пособие
met files -> Е. В. Крылова С. В. Копылова анатомия человека спланхнология
met files -> Н. И. Лобачевского маркетинг в физической культуре и спорте учебно-методическое пособие
met files -> Тем индия накануне английского завоевания
met files -> А. К. Балдин Актуальные проблемы муниципального права России


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   26


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет