Маремшаова Ирина Исмаиловна



бет15/20
Дата13.09.2017
өлшемі5 Mb.
түріДиссертация
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

В 1917-1919 гг. большую роль в установлении Советской власти и урегулировании разнообразных проблем сыграли ревкомы. В 1919г создается Кавказский ревком, переименованный постановлением Политбюро ЦК РКП(б) от 31 декабря 1919г в Бюро по восстановлению Советской власти на Северном Кавказе. Советское правительство оказывало большую финансовую помощь Бюро. Оно отпустило в распоряжение Г.К. Орджоникидзе 33 млн. рублей. Кабардино-Балкарский ревком возглавил Б. Калмыков (председатель), Н. Катханов, Х. Акиев, З. Мидов, Х. Карашаев (2 мая 1920 г. он был переименован в Нальчикский).

При решении вопроса об органах Советской власти на местах учитывался ряд обстоятельств: во-первых, после временного падения Советской власти все существовавшие в крае Советы были ликвидированы, а для организации новых необходимо было время. Во-вторых, военно-политическая обстановка весной 1920 г. была чрезвычайно напряженной. Хотя главные контрреволюционные силы были разгромлены, в горных районах продолжали действовать остатки контрреволюционных банд, которым помогали местные жители. В-третьих в Азербайджане, Армении, и что особенно важно, в Грузии у власти удерживались мусависты, меньшевики и дашники, которые не прекращали подрывную деятельность. В-четвертых, парторганизации были малочисленны и были не в состоянии серьезно влиять на общественное мнение. В отдельных аулах партячеек не было вообще. "Состав ячеек - в большинстве своем красно-зеленые, называющие себя скорее большевиками, нежели "коммунистами". 80 % комячеек имеют в своем составе мулл - гласит "Резолюция 1-ого совещания секретарей коммунистических и комсомольских ячеек Кабардинской автономной области от 17 июня 1922 г.", - Чегемская ячейка имеет в своем составе 4 мулл из общего количества 8 мулл в данном селении… Как общее правило, в сельсоветах засилье мулл и кулаков. Председатели сельисполкомов в большинстве беспартийные. Партийных 10-12 %". В-пятых, мусульманское духовенство всячески пыталось противодействовать осуществлению социалистических преобразований. Новой власти следовало учесть религиозные чувства народа, но поскольку этого сделано не было, возникли острые противоречия.

Первоначальная недооценка степени распространения ислама приводила к парадоксальным с сегодняшней точки зрения явлениям. "Здесь все члены комячейки ходят в мечеть, - говорится в одном из архивных документов, - держат "уразу" (пост) и исполняют религиозные обряды. Особенно это нужно сказать про стариков. Молодежь не столь религиозна и это раздражает стариков. Открытое выступление молодых против религиозных традиций (Чегем I) вызывает бойкот стариков. Среди женщин никакой работы нигде не велось, и на вопрос, заданный на совещании, мулла, он же секретарь комячейки, заявил, что он Коммунист и как мулла готов открыто вести борьбу за самое широкое раскрепощение женщин открыто, на основе Корана".

До тех пор, пока новой властью не было понято явное несоответствие интересов "мусульманских коммунистов" с их собственными, пока на отправление религиозных обрядов не было наложено строгое табу, конфессиональный фактор оставался в состоянии относительного покоя. Однако начавшиеся гонения на представителей мусульманского духовенства, невозможность соблюдать религиозные каноны ислама ввели этот фактор в действие, вызвав недовольство большинства. Чуждое традиционному этническому сознанию карачаево-балкарцев отрицание божественных сил, несмотря на отсутствие у названного народа религиозного фанатизма, привело людей в замешательство. А резкая смена отношения к религии, которой требовала новая власть, активизировала адаптационные процессы этнического сознания. Отрицание религии рушило многосложное знание народной жизни, систему межличностных и межгрупповых отношений, правила внутриэтнического поведения, расширяя пределы их вариативности и вызывая кризис сознания. Этнические константы, включающие локализацию источника зла и добра и представление о способе действия, при котором добро побеждает зло, начинают колебаться. Происходит смена содержания парадигм и возникает модификация этнической традиции. Для этноса, как и для каждого отдельно взятого его представителя, этот процесс многоступенчат и болезнен, поскольку включает многочисленные личные трагедии. По данным информаторов, представители низших сословий, вошедшие во властные структуры пользовались своими полномочиями в личных целях. Так, используя свое положение, некоторые молодые люди добивались руки приглянувшейся девушки, женившись на ней против ее воли и против воли ее родителей. Оттаева Комуйсат рассказывала, что ее отдали замуж только потому, что жених был большевиком (кстати принимавший участие в раскулачивании ее семьи). Этот молодой человек не имел никаких шансов жениться на ней раньше, т.к. был родом из низшего сословия, однако страх перед Советской властью подтолкнул родителей к согласию на этот брак. В другой семье родители симпатизировавшие новой власти стали оказывать давление на дочь, требуя чтобы она ушла от мужа из-за того, что он был богат. Она же (Биттирова Хани) уходить не хотела и от отчаяния бросилась в реку. Погибнув, она оставила сиротой 5-месячного ребенка.



Были случаи, когда из-за созвучия фамилии с каким-либо религиозным атрибутом целому роду приходилось ее менять. Так произошло с родом Камбуруна Эфендиева. Будучи выходцев из Дагестана он распространял ислам в Безенгийском ущелье, его потомки также были служителями ислама. В период установления Советской власти сельским эфенди был его внук Исмаил Эфендиев. Большевик Ахмат Мусукаев посоветовал ему сменить фамилию, дабы избежать репрессий. Так, в балкарском обществе родилась новая фамилия Хусаиновых. Впоследствии А. Мусукаев как сочувствующий княжеским и мусульманским элементам был объявлен врагом народа, а колхозы Эльбрусского и Хуламо-Безенгийского районов, носившие его имя были переименованы по рекомендации обкома КПСС в августе 1940 г..

Отправление же религиозных обрядов совершалось тайком, молитвы произносились за закрытыми дверями и зашторенными окнами. Особенно трудно было скрыть соблюдение поста (уразы). Большевики устраивали провокации с целью выявить верующих. Так в школе с. Шики коммунист Токай Хуламханов собрал девочек и раздал им конфеты, чтобы они съели их во время поста. Естественно, что удержаться от такого лакомства могли лишь истинно верующие мусульманки. Одна из девочек, чтобы не поддаться искушению выпрыгнула в окно и убежала. И подобных примеров можно привести большое множество, но все они свидетельствуют о том, что карачаево-балкарское общество переживало тяжелый период воздействия извне на всю систему этнического мировоззрения, повлекшее за собой постоянную смену общественного настроения. В работах М.Т. Узнародова, В.И. Иванова, П.Ч. Чернопицкого, М.И. Овчинниковой, В.Е. Щетнева и др. констатируется наличие колебаний в настроениях крестьянства на Северном Кавказе в 1920-30 гг., но степень этих колебаний, их глубина, направленность, дифференцированность в зависимости от социального состава, сословной принадлежности, исторических условий до сих пор не были предметом специального изучения в пределах карачаево-балкарской этнической общности. В очерках по истории северокавказских парторганизаций, общественные настроения сельского населения рассматриваются схематично: до X съезда РКП(б) - недовольство продразверсткой, после введения НЭПа - успокоение в среде крестьянства. Между тем, общественным настроениям сельского населения края в указанный период свойственна гамма оттенков, ряд подъемов и спадов. Они представляли собой ту социально-психологическую почву, на которой вырабатывалась и конкретизировалась общепартийная политическая линия. В литературе подчеркивается, что настроения масс являются "не только предпосылкой социалистических преобразований, но и мощной побудительной силой этих преобразований". Однако этот подход несколько однобок, поскольку общественные настроения определялись, главным образом, государственной политикой. Недостаточность изученности общественных настроений - в известной степени следствие методов, которые применялись для анализа политического положения, а также невозможности публикации материалов, идущих в разрез с генеральной линией компартии. Первичные документы, непосредственно отразившие настроения сельского населения (спец. телеграммы, письма и записки с мест в областные, краевые партийные и Советские органы, в ЦК РКП(б) и Советскому правительству, отчеты о поездках в округа и отделы) почти не сохранились. Но на их основе составлялись отчеты окружкома, обкома, обзоры состояния партийной и советской работы, опосредованно фиксировавшие настроения в аулах. Эти источники сохранились лучше и могут стать основой изучения изменений в этническом сознании народа, будучи дополнены такими источниками первичного характера, как письма в Политбюро, ЦК РКП(б), отчеты и выступления на партконференциях, советских и хозяйственных активах, широких беспартийных конференциях и собраниях, отразивших траекторию изменения взглядов и настроений масс. Выявление разнообразных источников при всей неполноте позволяет провести их сопоставление, проверку, отбор с точки зрения достоверности и насыщенности информацией, раскрывающей динамику эволюционных изменений в этническом сознании.

Выявленный комплекс документов, естественно, неполон. В связи с этим встает вопрос: можно ли на основании неполных данных сделать достоверные выводы о динамике настроений? На наш взгляд возможно, потому что отсутствие отдельных документов представляет собой как бы случайные ошибки в выборке (неизбежные в выборочном методе), а значит применение экстраполяции не повлечет за собой увеличение ошибок. Существенным корректором выступает полевой материал.



Настроения крестьянства в карачаево-балкарском обществе в период перехода к НЭПу отражали две важные стороны объективного развития: начавшуюся ломку мелкобуржуазного мировоззрения крестьянства и изменение политического положения в крае. Однако эти объективные моменты вызвали разную реакцию в различных социальных слоях деревни и осложнялись коллизиями вокруг земельного вопроса. Зажиточные крестьяне и духовенство, чтобы сохранить остатки старого родового землепользования, боролись против землеустройства, уничтожали межевые знаки, организовывали покушения на активных проводников земельной политики Советской власти. "Отношение бедняцко-середняцкой части населения к землеустройству, - говорится в объяснительной записке к годовому отчету областного земельного управления за 1928-29 гг. - доброжелательное, цели и задачи для них ясны и понятны. Зажиточная часть населения землеустройством недовольна, ведет агитацию против землеустройства…, землеустройство проходит при поддержке упомянутых слоев населения при сопротивлении, доходящем до отдельных враждебных выступлений со стороны кулацкой верхушки. В особенности больших размеров вражеская агитация зажиточных слоев достигает при проведении внутрихозяйственного землеустройства и землеустройства колхозов". Однако в данном документе не совсем объективно дана оценка середняка. По материалам полевых исследований революционную ломку земельных отношений, национализацию земли, уравнительный передел, строительство коммун и артелей середняк в северокавказском ауле понимал как посягательство на его вековые привилегии. Аналогичным было отношение к землеустройству и у казачьего населения края. Сходное отношение к землеустройству наблюдается практически у всех северокавказских народов несмотря на поразительную пестроту в аграрном отношении. Неравенство в земельной обеспеченности существовало между горскими народами, между сельскими обществами в горах и на плоскости. Проведение аграрных преобразований на Северном Кавказе, и в Карачае и Балкарии в частности, было связано с целым рядом трудностей, обусловленных сложностью и запутанностью здесь земельных отношений, о чем было сказано выше. Тем не менее было решено поручить С.М. Кирову организовать комиссию из знатоков земельного вопроса "для удовлетворения горцев землей", а также направить в различные районы специальные экспедиции для изучения состояния земельных отношений. Результатом проведения одной из подобных экспедиций в Балкарии было постановление бюро обкома ВКП(б), в котором говориться: "1. Считать нецелесообразным проведение в Балкарии урезки земли отдельным социальным группам, обязав Балкарский окрком немедленно приостановить поведение этого мероприятия сосредоточив особенное внимание на подготовку бедняцко-середняцких масс к проведению землеустройства. 2. В отдельных случаях, когда кулацкие хозяйства, особенно принимавшие участие в выступлении против Советской власти явно впоследствии распродажи скота не могут освоить своих земельных участков, считать возможным урезку их земельных владений с санкции обкома в каждом отдельном случае". В свете интересующей нас проблемы, данный документ весьма информативен. Во-первых, в нем дано понять, что урезка земли в Балкарии встретила сопротивление в разных социальных слоях, а не только в высших. Во-вторых, документ указывает на активную агитационную работу, которая должна проводиться среди населения, что в конечном итоге ведет к переориентации в отдельных жизненно важных для этноса вопросах. И, в-третьих, оговорка о распродаже скота, подтверждает выдвинутый нами ранее тезис о том, что скот для карачаевца и балкарца составлял незыблемую ценность и собственность, посягательство на которую вызывало реакцию отторжения новой власти.

До социалистических преобразований в регионе почти 20 % всех земель было в руках князей, а из общинных земель 50 % было сосредоточено в руках кулаков, 35 % пользовались середняки, 17 % имела беднота.

Динамика поголовья скота представлена в следующей таблице. Из нее четко видно, что скот, составляющий главное богатство Карачая и Балкарии сдал свои позиции почти по всем положениям,93 что также вызывало всеобщее недовольство.

Таблица 6



Годы

Лошади

Крупный рогатый скот

Мелкий скот

Всего скота в переводе на крупный

% изменения к 1916 г.

 

 

Всего

В том числе коров

 

 

 

1916

9799

42440

24637

25223

77462

100

1927

10622

45091

26111

21129

76842

99,2

1928

9032

64515

31858

22420

95967

123,9

1929

9004

54504

28039

25063

88571

114,3

1930

8955

39290

20222

13420

61665

79,6

1931

9921

33894

19189

9327

53142

68,6

В июле 1927 года на заседании КБОК ВКП(б) было вынесено постановление "в двухнедельный срок окончательно оформить балкарские скотоводческие колхозы и распределить между ними конфискованный у балкарских помещиков скот".

Вместе с тем регулярно заслушивались вопросы о ходе конфискации имущества кулацких хозяйств. В 1931г еще отмечалось, что работа "по выявлению кулачества полностью не закончена", а карательным органам вменялось в обязанность "вести самую беспощадную борьбу с проддезертирами, их укрывателями, саботажными исполкомами".

"Остатки мелкособственнической психологии крестьян, - пишет Г.Р. Лепер, - уже вступивших в колхоз часто служат тормозом рациональной организации жизни и труда. Еще живут тенденции считать общественный скот "своим" и относиться к общественному инвентарю как к чему-то чужому, "казенному". Эти тенденции сильнее зажиточных, середняков и почти отсутствуют у бедняков. Автор констатирует случаи пережитков и классовой борьбы в колхозе: плохое отношение к беднякам со стороны лиц с кулацкой психологией (нередко у кулаков, сумевших пролезть в колхоз). Это борьба нашла выражение в злых песнях, распеваемых единоличниками". Социальный состав членов колхозов Кабардино-Балкарии на январь 1932г выглядел следующим образом:

Таблица 7



Годы

В % к общему числу колхозов

 

Батраки

Бедняки

Середняки

Рабочие и служащие

на 1/X - 1928

1,3

82,2

16,5

-

на 1/X - 1929

1,6

77,1

21,3

-

на 1/X - 1930

6,3

45,7

43,9

4,1

на 1/XII - 1931

5,4

39,0

51,5

4,1

Интерес представляет также динамика роста коллективизации, т.к. она демонстрирует процесс изменения отношения крестьянства Балкарии и Карачая к новой власти, появление новых форм мышления и поведения, а также результаты тех адаптационных механизмов, которые пришли в действие с момента вмешательства в карачаево-балкарскую среду российских политических сил.

Таблица 8



Годы

Число колхозов

В них хозяйств

% коллективизированных хозяйств

Среднее число хозяйств на 1 колхоз

на 1/X - 1928

101

1,640

4,1

16,4

на 1/X - 1929

102

4,295

10,8

42,8

на 1/X - 1930

142

7,706

19,9

54,0

на 1/ I - 1931

211

14,786

38,0

70,0

на 1/X - 1931

132

35,304

90,4

270,0

на 1/XII - 1931

131

37,573

93,2

287,0

Без Балкарии - животноводческого района - коллективизировано 96,7 % трудового населения КБАО. Таким образом можно выдвинуть тезис о том, что коллективизация в горах Балкарии и Карачая проходила тяжелее, чем на плоскости. Не последнюю роль в этом играла прочность традиционного этнического сознания карачаево-балкарцев, перестройка которого требовала многочисленных усилий как со стороны государства, так и со стороны самого этноса. Этот тезис подтверждается архивными сведениями об исключении из колхозов "кулацких и социально чуждых элементов с 1 апреля по 1 декабря 1931 г..

Данные таблицы красноречиво говорят о том, что сопротивление в балкарских аулах было более сильным и устойчивым, особенно если учесть, что речь идет о 1931 годе. Среди зажиточных слоев населения большой отклик находила проповедь правых о том, что с колхозами дело не выйдет, что обогащение отдельных семей не представляет опасности для социализма. Активизация этой идеи связывалась с приездом в КБАО Бухарина и была близка по духу многим представителям балкарского народа.

Таблица 9


Округа

Исключено кулаков

Лишенцев и чуждых элементов

Балкарский

164

-

Баксанский

38

17

Мало-Кабардинский

22

21

Нагорный

48

43

Нальчикский

24

27

Прималкинский

36

12

Урванский

14

86

Область

378

206

Параллельно с проведением землеустройства и коллективизации на селе проводились мероприятия по переселению крестьян. Решением I съезда Советов Кабардино-Балкарии, в течении семи лет (до конца 1929 г.) должны были быть заселены все дополнительные земельные наделы и образованы новые поселения. В Балкарии таким путем были образованы с.с. Лашкута, Былым, Ташлы-Тала, Бабугент и др..Несмотря на принцип добровольности, который лежал в основе переселенческой политики, здесь все же не обходилось без перегибов и поспешных действий властей. То есть и эти мероприятия имели принудительный характер, на что имелось официальное разрешение ЦИК области, и не учитывали национальные особенности народа. Покинуть насиженное место, связанное множеством нитей с фамильными реликвиями, переступить через ту святость, которая заключена в могилах предках - все это означало пренебрежение родовым началом, которым определялся инстинкт самосохранения карачаево-балкарского этноса и предполагало формирование новой модели общества.

Совокупность всех мероприятий Советской власти, проводимых без учета национальных особенностей этноса, вопреки вековым традиционным устоям, вызывали целую гамму негативных реакций - от "тихого" скрытого недовольства до открытых контрреволюционных выступлений, в связи с чем всем секретарям окркомов ВКП(б) были разосланы директивы под грифом "Совершенно секретно". В них говорилось что "в данной конкретной обстановке важнейшая задача парторганизации заключается в том, чтобы в ответ на бандитские выступления широко развернуть работу по боевому сплочению батрачества, бедноты и середняков…". В селах, где имели место кулацкие выступления, рекомендовалось провести собрание бедноты, женщин, молодежи, где добиться решения о резком осуждении этих выступлений. Эти решения появлялись, но продиктованы они были большей частью страхом, нежели искреннем неодобрением. Подтверждается это и той материальной поддержкой, которую оказывали сельские жители скрывающимся в горах контрреволюционным группировкам.

Самыми крупными выступлениями против Советской власти в Балкарии были события 1930г. в Баксанском и Чегемском ущельях. В открытом вооруженном выступлении приняло участие около 800 человек. Главными лозунгами восставших были: "Долой колхозы!", "Долой коммунистов!", "За свободный народ и религию". Повстанческая организация во главе с Ако Гемуевым, Чулкаем Жаникаевым, Юсуфом Геляхстановым организововала контрреволюционные ячейки в обществах Верхнего и Нижнего Чегема, Актопрака, Яникоя, Верхнего и Нижнего Баксана, в с.с. Былым, Верхний Хулам. Руководители организации имели связи с аналогичными образованиями в Карачае и в Кабарде. О готовящемся восстании знали и в соседних ущельях. Жители с. Безенги, чтобы поддержать чегемцев собрали и отправили им десяток лошадей.

По делу об организации открытого вооруженного выступления проходило 70 человек и несмотря на различную степень участия каждого, на различное социальное происхождение все они были осуждены, а их семьи подверглись репрессиям. Особой предвзятостью отличалось отношение к бывшим таубиям и узденям. Так, Ако Гемуеву вменялось в вину то, что он скрыл свое дворянское происхождение, а в 1927 г. он, занимая пост председателя Балкарского окрисполкома, выразил солидарность с балкарскими крестьянами, недовольными преждевременными и непродуманными действиями Советской власти. Обвинения в саботаже скрывающимся в горах бандам и распространении антисоветских слухов не имели под собой почвы, а действия Гемуева по данным полевых исследований имели совершенно иную подоплеку. Будучи приверженцем революции, он активно выступал за переустройство балкарской деревни. За свои большевистские идеи в 1915 году он был на 2 года выслан таубиями, а дом и его отца и трех братьев были сожжены. Такая же участь постигла в 1918 году революционеров Солтана-Хамида Калабекова и Чулукая Жаникаева. За революционную агитацию Ако Гемуева и Чулукая Жаникаева преследовала и царская администрация. В результате они в течение года скрывались за перевалом в Грузии. Чтобы выманить их оттуда белогвардейцы решили арестовать их сестер. Но друживший с одним из белогвардейских старшин Исхак Мизиев, узнав о предстоящем аресте, спрятал женщин у себя и держал до возвращения братьев. Эти примеры из жизни "заговорщиков" А. Гемуева и Ч. Жаникаева наводят на мысль, во-первых, о фальсификации фактов по делу о восстании в Чегеме, во-вторых, о том, что большевистские взгляды бывших активистов трансформировались под давлением необоснованных и ущемляющих достоинство и жизненные принципы народа действий Советской власти. Если сами большевики испытывали разочарование и не поддерживали большую часть проводимых мероприятий, то что можно было ожидать от простого малограмотного большинства? Не удивительно, что только в одном из фондов центрального государственного архива КБР за период с 1927 по 1931 год находится более 50 дел по обвинению в контрреволюционной деятельности, не включая антисоветскую агитацию. По обвинению в последней имеется 194 дела за этот же период. Далеко не все обвиняемые, проходящие по этим и другим делам были действительно виновны. Обвинительные приговоры зачастую строились по доносам и наветам, в основе которых лежала иногда зависть, иногда бытовые распри, а порой какие-либо старые счеты. В результате репрессивных мер со стороны властных структур, в аулах появилась атмосфера недоверия и подозрительности не характерная для традиционного карачаево-балкарского общества, где типичными чертами были гласность и открытость.

За довольно короткий период общественно-политические настроения в карачаево-балкарской несколько раз меняли свою направленность, переходя от антисоветских к советским. Наблюдаемые колебания были значительно глубже, чем в центре страны и характерны практически для всего северокавказского региона.

В борьбе против мероприятий Советской власти активно использовались остатки патриархально-родовых отношений. С помощью родственных связей в советские органы попадали люди, стремящиеся сорвать работу партии, ведущие антисередняцкую политику, неправильно облагая середняков налогами, исключая их из колхозов и артелей, сводя на нет зарождавшуюся у них политическую активность. Тем не менее количество коммунистов-балкарцев в областной парторганизации постепенно росло, что свидетельствует о признании нового образа жизни, а значит и о изменениях в этническом сознании.

Таблица 10

Рост числа балкарцев в Кабардино-Балкарской Облпарторганизации



Годы

Количество

%

1923

74

9,3

1924

102

8

1925

261

14,5

1926

236

19,4

1927

295

17

1928

291

17,3

1929

312

15,6

1930

489

22,3

на 1 / 07 1931

711

22,0

на 1 / 1 1932

687

17,8

Социальный состав парторганизации по Балкарскому округу выглядел следующим образом: по происхождению - рабочих 243 чел. или 36,7 %; крестьян 397 чел. или 61,6 %, служащих 5 чел. или 0,7 %. По роду занятий - рабочих 0, батраков и сельхозрабочих 232 чел. или 35,9 %, крестьян - колхозников 370 чел. или 57,4 %, крестьян - единоличников 0, служащих 43 чел. или 6,7 %.

Увеличение числа сторонников Советской власти было связано с ее объективными успехами в отдельных экономических и культурных аспектах. В связи с увеличением капиталовложений росло число переоборудованных и вновь построенных промышленных предприятий. Рост промышленной продукции обгонял рост сельхозпродукции. В абсолютном выражении это соотношение характеризуется следующими цифрами.

Таблица 11


1927 / 28

1928 / 29

1929 / 30

Продукция с/х

Продукция промышленности

Продукция с/х

Продукция промышленности

Продукция с/х

Продукция промышленности

21498

2394

21920

5725

20264

7540

На 1 октября 1925 г. в Кабардино-Балкарской автономной области действовало 1 предприятие пищевкусовой промышленности с числом рабочих 27 чел. Ими было выработано продукции с 1 июля по 1 октября на 86170 червонных рублей из своего сырья.

По данным статистического управления Северного Кавказа цены на сельхоз продукты в Нальчикском округе были ниже и стабильнее, чем во многих других округах края по многим показателям. Этот фактор, также влиял на стабилизацию общественных настроений.



Таблица 12

Продукт

Нальчик

Владикавказ

Грозный

 

Коопные

Частные базарные

Лавочные

Коопные

Частные базарные

Лавочные

Коопные

Частные базарные

Лавочные

1. Хлеб пшеничный I сорт, фунт

-

0,08

-

0,06

0,07

0,07

0,07

-

0,08

2. Кукуруза в зерне пуд

-

0,95

-

-

0,9

0,07

-

0,9

1,0

3. Картофель пуд

-

1,30

-

0,40

0,55

0,70

-

0,9

1,00

4. Лук репчатый

-

1,33

-

-

2,20

2,40

1,20

1,20

1,50

5. Баранина свежая фунт

-

0,25

-

-

0,25

0,28

0,28

-

0,30

6. Масло сливочное свежее, 1 сорт

-

0,65

-

0,75

0,70

0,70

-

0,74

0,80

7. Яйца, десяток

-

0,25

-

-

0,24

-

-

0,25

0,25

8. Корова дойная

-

95

-

-

80

-

-

105

-

9. Лошадь крестьянская

-

225

-

-

185

-

-

150

-

10. Овца

-

11

-

-

15

-

-

-

-

Данные, приведенные в таблице, позволяют сделать вывод о том, что 1925 г. в Нальчикском округе еще полностью отсутствовали кооперативные сельхозпродукты и продовольственные лавки. Нальчик был единственным в крае городом, где лавочная торговля была не развита. Вместе с тем цены на кооперативные сельхозпродукты в других городах были ниже частных, что демонстрировало экономическую выгоду кооперирования.

Вторым чрезвычайно важным обстоятельством, способствовавшим возрастанию симпатий к Советской власти было начавшееся культурное строительство, и особенно ликвидация безграмотности. По свидетельству очевидцев организация школ воспринималась благосклонно, а обучение грамоте всех (вне зависимости от социального происхождения) воспринималось и оценивалось едва ли не главной положительной чертой Советской власти. Однако внимание к обучению всегда имело место в карачаево-балкарской среде. Так, первая школа в с. Джегута (Карачай) была построена в 1900 году. Первым учеником в которой был Каркмазов Дагир. В школе было 4 отделения, а обучалось в ней 60-80 человек. Учитель был один Хазыр Халилов из с. Теберда. В школе обучались только мальчики. В распорядке дня школы первая половина дня предполагала обучение на русском языке, после обеда - на арабском. Сельское правление обеспечивало учеников школьными принадлежностями. В Хурзуке в 1907 г. была построена школа для девочек, но просуществовала она не долго, т.к. сельские муллы были этим не довольны. Грамотность мужчин была "распространена широко, так как есть свидетельства о том, что община следит за обучением мальчиков". Кроме школ, обучение проходило и в медресе (сохтала). Ученики практически жили в них, обедая дома. Иногда приходилось ходить в соседнее село. Выпускники медресе выходили аульными и квартальными эфенди.

Таблица 13

Итоги культурного строительства в Балкарии на 1932 год



 

Количество

Комплектуется

Стоимость

Групп

Учащихся

Из них женщин

Имеется школ

53

-

-

186

4883

-

Построено школ с 1925 по 1931

9

19

203390

-

-

-

Строится

6

9

108060

-

-

-

План школьного строительства на 1932 г.

-

27

326700

-

-

-

Запроектировано вложений на 1932 г. на строительство школ, д/с, клубов

-

-

616980

-

-

-

Имеется изб-читален

8

-

-

-

-

-

Имеется клуб горянок

1

-

-

-

-

-

Охвачено ликпунктами и школами для малограмотных

-

-

-

-

5564

2538

Командировано в учебные заведения вне области

-

-

-

-

139

-

Врачебные участки

7

-

-

-

-

-

Число врачей

14

-

-

-

-

-

Кружков и курсов партпросвещения.

30

-

-

-

-

-

По отдельным областям уровень грамотности существенно различался. В зависимости от степени культурной отсталости той или иной северокавказской области грамотность колебалась от 2 % до 25 %. На 1926 год на каждые 1000 человек мужского населения среди карачаевцев грамотных было 171 чел., среди балкарцев - 89. На каждую тысячу женского населения грамотных среди карачаевок было 37 чел., среди балкарок - 32. Эти цифры показывают, что грамотность горцев Карачая и Балкарии была очень низка. Те же, кто обучался при царском режиме были выходцами из, главным образом, княжеских и дворянских родов. За 1928-29 уч. год в Карачае обучено 1368 человек, в Кабарде 3230 человек. В 1929/30 учебном году показатели возросли. В Карачае обучено 4800 человек, в Кабарде 11000 человек. Несмотря на то, что процент безграмотных женщин был значительно выше мужского показателя, увеличение числа обучаемых происходило, главным образом, за счет мужчин. "В работе горянок мало содействуют мужчины, а порой они даже прямо и тормозят эту работу. Приходится наблюдать, как в аулах даже члены партии не пускают своих жен, сестер и дочерей на делегатские собрания и в ликпункты. Отговорками придумывают болезнь, уверяют, что имеется нежелание горянок ходить в ликпункты, на самом деле муж или отец просто их туда не пускают". Однако большинство информаторов утверждает, что призывы к обучению грамоте были восприняты если не с удовольствием, то очень благосклонно и отказы от учебы были скорее исключением, чем правилом. Только в тех случаях, если для учебы необходимо было уезжать в город, покинув дом и оставив родителей без помощи, родные резко возражали. Уже к 1920г происходит перелом в сознании в пользу положительного решения этого вопроса. Подтверждением этого служат данные о количестве женщин и девочек, обучающихся в области и за ее пределами на 1 января 1932 года.

Таблица 14



В школах I ступени и переростков

В ликпунктах и школах малграмотных

В техникумах

На Рабфаках

На курсах по подготовке в ВУЗы

В ФЗУ

В институтах

В ЛУГ

Итого

17504

19560

165

82

12

25

22

157

37527

Серьезную ломку этнического сознания в отношении женского вопроса предполагал ленинский тезис о том, что "для полного освобождения женщины и для действительного ее равенства с мужчиной нужно, чтобы было общественное хозяйство и чтобы женщина участвовала в общем производительном труде. Тогда женщина будет занимать такое же положение, как и мужчина". Данный постулат в корне противоречил традиционным взглядам карачаево-балкарцев о месте женщины в обществе. И здесь предстояла поэтапная многоплановая агитационная работа. Если карачаевская и балкарская женщина имела определенную свободу и права в семье, то за ее пределами поведение женщины четко регламентировалось. Низложение этих незыблемых канонов встретило сопротивление не только мужской, но и женской половины общества, т.к. предполагала совмещение семантических полей в социокультурной модели карачаево-балкарского общества. Традиционное разграничение жизненного пространства обуславливало авторитет женщины, нарушение границ неизменно влекло осуждение со стороны общественности. Однако Советская власть подталкивала женщин именно к этому позорному, с точки зрения традиционного сознания, шагу. Непрекращающаяся работа по переосмыслению традиционных норм, происходящая под постоянным нажимом извне, привела в конечном итоге к изменениям в образе жизни женщины. Так, еще в 1926 г. кустарно-ремесленную работу в крае выполняли в основном женщины, занимающиеся обработкой шерсти и выработкой шерстяных тканей (т.е. тем же, чем они занимались и столетие назад), но для повышения квалификации кустарей в области уже была создана специальная учебно-показательная мастерская: трикотажная и бурочно-валяльная. В балкарских селениях Нижний Черек, Нижняя Балкария, Безенги работали учебные трикотажные кружки, а в число скооперированных кустарей-балкарок в 1929 г. входило 92 человека. Но уже в 1930 г. этот показатель резко снизился и составил 21 человек. На наш взгляд это связано, в первую очередь, с очередным всплеском негатива в настроениях местных жителей. Вместе с тем в этот период наблюдается приток женщин на строившиеся в области промышленные предприятия. В 1931г число женщин в промышленной индустрии составляло 19,5 %.

Еще более нетипичным для традиционного образа жизни женщины стало ее участие в решении общественных вопросов. Первые попытки объединения женщин с целью подключить их к политической жизни страны были предприняты весной 1921 г., но не дали желаемых результатов. В партийных документах того времени и в научных публикациях советского периода по данному вопросу это объяснялось тем, что подготовительная работа на местах велась неудовлетворительно, т.к. не было должного опыта в этом деле. На наш взгляд причина лежит гораздо глубже и связана со стойкой патриархальностью сознания. Если формы производства, сложившиеся в прединдустриальной надомной промышленности, создали условия материального и ментального характера для работы женщин в колхозах, на заводах и фабриках области, то для женского участия в политической жизни не было ни предпосылок, ни условий. Для работы в данном направлении в июле 1922 года был создан Женотдел Кабардино-Балкарского обкома партии, а в ноябре того же года им был подготовлен первый областной съезд женщин. Из 100 делегаток 20 представляли балкарский народ. Это был первый смотр женских сил и солидарности и первое проявление новых черт в традиционном этническом сознании балкарок. Решимость отстаивать свое равноправие с мужчинами была лейтмотивом съезда. Однако еще раз подчеркнем, что на этом этапе подобная категоричность была свойственна лишь единицам и может рассматриваться только как первое проявление образования интер индивидуальных свойств для обеспечения собственной актуализации.

Большое значение для работы среди женщин-горянок имело постановление Пленума ЦК РКП(б) "об очередных задачах партии в работе среди женщин Востока" (январь 1925 г.). В феврале 1925 г. Президиум ВЦИК СССР принял обращение к народам национальных окраин "О правах трудящихся женщин Советского Востока и необходимости борьбы со всеми видами их закрепощения в области экономической и семейно-бытовой". В соответствии с постановлением Президиума ВЦИК при Кабардино-Балкарском облисполкоме организуется комиссия по улучшению труда и быта горянок и нацменок, которая должна была оказывать правовую помощь женщинам, заниматься организацией детских садов, женских консультаций, распределять кредиты, рассматривать вопросы землеустройства с учетом интересов вдов и многодетных женщин. Столь активное вмешательство и воздействие ускорили процесс адаптации к новым условиям жизни и уже на следующем съезде горянок в апреле 1930г в нем приняло участие 300 горянок.

Несмотря на явную прогрессивность многочисленных мероприятий, проводимых Советской властью по внедрению системы образования и вовлечения женщин в общественную жизнь, большая часть населения не могла сразу воспринять смысл и назначение детских яслей, садов, школ; выражала недоверие врачебным и санитарно-консультативным учреждениям, прибегая к помощи знахарей.

Психологический дискомфорт, глубокий внутренний когнитивный диссонанс присущ всему периоду установления Советской власти в регионе, поскольку он связан с разрушением системы взаимосвязанных представлений, регулирующих поведение этноса. Изменение жизнедеятельности привело к изменению этнического сознания и менталитета, к модификации системы мироощущения и миропонимания этноса, но при этом сохранились некие фундаментальные основы, стержень культурных ценностей, не позволивший разрушить этнокультурную целостность народа.

 




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет