Маршрутами, тропами



жүктеу 3.19 Mb.
бет39/61
Дата12.02.2019
өлшемі3.19 Mb.
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   61
Работали мы в тех районах на коренное золото по Мульмугинскому заданию. Сезон разделился на два периода. Первые два месяца выполняли маршруты вдоль новой Эльгинской железной дороги и вдоль БАМа, а также вдоль лесовозных дорог и таёжной дороги Горный-Бомнак. В оставшееся время до конца сезона занимались Гарганским участком в среднем течении речки Гарган, ходили там в маршруты, отбирали металку и документировали траншею.
Геологов было трое – Коля Андреев, я и третий – толковый студент из Владивостока, Лёша Горелов.

В местах этих я уже работал в 1979 году, и с тех пор они заметно изменились.
Зейское водохранилище и его берега сформировались полностью. В свободное время я любил уходить подальше гулять вдоль его берега, где сохраняется почти полное ощущение моря – при свежем ветре довольно большой накат, даже запах есть «морской», но слабый. Только вода серо-буроватая, а не зелёная «морская». Противоположный берег далеко, в четырех-десяти километрах, а когда смотришь вдоль «моря», то и вовсе берегов не видно. Берега то глинисто-болотистые, то каменистые, иногда с небольшими светлыми гранитными скалами – например, у Горного. На этих скалах рядом с поселком в хорошую погоду сидит местная молодежь, культурно попивает водочку, иногда купается.

По «морю» ходят моторки и баркасы, которые ловят рыбу; щуки всё ещё много, а караси там водятся просто гигантские, толщиной сантиметров десять и более. Поставишь такого в ведро вертикально – и хвост торчит наружу. Местные жители называют море «болотом» и, кажется, недолюбливают его – говорят, что с наполнением водохранилища климат ухудшился.
Со станции Улак возле Горного в самом начале «двухтысячных» тянули в Якутию, на Эльгинское месторождение угля возле озера Токо, железную дорогу. Протянули около шестидесяти километров, да и бросили – денег не стало. Строила БСК (Балтийская строительная компания) из Питера; в Горном и по трассе остались её безлюдные поселки при сторожах. Сама дорога пустынна, а рядом идет грунтовая шоссейка, по которой изредка проскакивают машины. Одну такую мы едва обогнали. Чадила она как паровоз, а в кабине сидел мертвецки пьяный водила. Загораживая нам дорогу, ехал он мудрёными зигзагами, и в том числе там, где к обочине подходили высокие скалистые обрывы вниз. Подъезжая каждый раз к краю обрыва, он умудрялся в последнюю секунду каким-то чудом отвернуть в сторону. Удивительно, что и доехал – в Горном мы видели его в таком же состоянии, проезжавшего мимо ошалевшей автоинспекции.

Во время строительства дороги в Горном мобилизовали всех желающих работать, даже школьников привлекали. Деньги платились, и «крутились», и «отмывались» огромные. Водка лилась рекой, дорожных рабочих «обслуживали» местные путаны – этих леди здесь зовут «чупа-чупс». Распространились «любострастные» болезни. Словом, наблюдалось что-то от «лихорадки шальных денег».

После того, как дело рухнуло, местный народ оказался без зарплат, без работы и перспектив и продолжает, но уже тихо, спиваться, а кто имел возможности – поуезжали. Безысходность вызывала даже случаи самоубийства: безобидный дедок-армянин, которого уволили с работы, а хозяйка выставила из квартиры – пошёл и утопился.

И чем кончится эта эпопея? Назовут ли ее еще одной аферой «смутного» времени?

Кстати, когда я писал эти строки, в свои права вступил 2005 год, но строительство на трассе так и не возобновилось*.



*Строительство Эльгинской трассы было продолжено с 2008г
Маршрутили вдоль самой эльгинской «железки», которая на сопках идёт прямо по скальным врезам. Начавшие уже ржаветь рельсы местами трагично висят в воздухе над осыпавшейся насыпью. Ландшафты вокруг тянутся унылые – может быть, это чувство вызывается видом покалеченной тайги вокруг?

Побывали на прииске Востока-1 на ручье Приисковом. Начальник его, довольно молодой, видимо хваткий и умный горный мастер (Роман Ломакин-младший) рассказал, что при промывке в песках находят разные старые вещи. В частности, китайские монеты с квадратной дыркой, которые носили на шнурке на шее, «на счастье».

Погода стояла жаркая, и с водой возникли проблемы – мы набирали её из подозрительных лужиц. Привозили нас на маршруты и забирали грузовиком. Дорога была жутко пыльной, от едкой пыли в кузове мы укрывались тряпками, как могли, и все равно она хрустела на зубах и забивала глаза. Вечером подвозили прямо к столовой, где аккуратная повариха казашка Роза угощала нас вкусным ужином. Особенной популярностью пользовались картофель-пюре и свежая жареная рыба. Закусив, ходили на море купаться.


Вдоль БАМа доходили до реки Мульмуги, реки переходили по большим железнодорожным мостам. Больше всего мне понравилось маршрутить по Бомнакской дороге, идущей по живописным, иногда гористым местам с сосновыми рощами. И геология там интересная, с зонами надвигов, с «троговыми образованиями» и с диафторитовыми изменениями в сланцах и гранитоидах. Местные артельщики из Востока-1 и «Согджоя» разрешали нам посещать для исследований их добычные полигоны, где грунт был выбран до коренных пород.

Столицей Сугджарского золотопромыслового района издавна считается Бомнак, основанный как склад Верхне-Амурской компании в 1889 году. Местные жители в шутку называют его «Бомбеем». Выглядит посёлок старинным и уютным, с его потемневшими бревенчатыми домами, резными наличниками, богатыми цветочными палисадниками и пасущимися небольшими лошадками. Украшением Бомнака является новая школа – деревянная, обшитая щелевкой и крашенная, выглядящая празднично, как игрушка – её построила для жителей посёлка артель Восток-1.
Всего в Бомнаке проживает около шестисот человек, приличную часть из которых составляют осёдло живущие эвенки. Говорят, есть и оленье стадо, которое выпасают где-то за Становиком.
В гражданскую войну до Бомнака добирались вооруженные отряды японцев. Не обошлось без обид местных эвенков; как результат, по северному берегу Зеи развернулись партизанские действия.

На восточной окраине Бомнака в красивой и чистой березовой роще, над обрывом к Зейскому морю стоит в оградке памятник знаменитому проводнику геодезиста Федосеева Улукиткану. Место это занесено в реестр памятников истории и культуры и является культовым. Сюда обязательно заглядывают люди бродячих профессий – топографы, геологи – пропустить стаканчик-другой, чтобы работа лучше ладилась; в праздники на утренники организованно приходят школьники. На памятнике золотом выведены надписи, из которых запоминаются: «Мать даёт жизнь, годы – мудрость» и «С тобой, Улукиткан, топографы и геодезисты закрывали последние белые пятна на карте страны».



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   61


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет