Материалдары



жүктеу 3.35 Mb.
бет2/20
Дата12.09.2017
өлшемі3.35 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Основная цель проектазаключалась в оказании адресной помощи больным детям и поддержке их родителей с помощью современных коммуникативных технологий и организации проективной деятельности студентов. Ребята работали с ассоциацией родителей детей-инвалидов (АРДИ). В своей работе ребята использовали метод сказкотерапии. Так, например, 8 июня 2015 года Сектор Молодежных Инициатив (СМИ) Казахстанской Коммуникативной Ассоциации (КазКА) провели большое мероприятие для детей-инвалидов ассоциации АРДИ в программе Андерсеновских чтений в Мире и Дня защиты детей. Совместно с детьми-инвалидами была поставлена сказка Андерсена «Гадкий утенок». По известным причинам, для детей название сказки было изменено на «Прекрасный лебедь». Сценарий мероприятия изначально был разработан в рамках Международного Дня детской книги. Организаторы проекта связывались с Королевским Посольством Дании и провели постановку в общей программе Андерсеновских чтений в Мире и приурочили мероприятие к Дню защиты Детей.

Результаты этого тщательного разработанного и реализованного проекта подтвердили правильность и востребованность проекта «Больничные клоуны теперь в Казахстане».

Инициатива волонтеров СМИ КазКА нашла живой отклик среди активных молодых казахстанцев. Их опыт применяют на практике активисты не только в Алматы. Волонтерам СМИ КазКА приятно осознавать, что их проект получил такое продолжение и развитие.

Проект «Молодой Спортивный Казахстан в лицах» стартовал в июне 2013 года и осуществлялся также Сектором молодежных инициатив КазКА. Молодые спортсмены Казахстана с энтузиазмом отреагировали на создание этого проекта и возлагают надежды на его продвижение с целью привлечения внимания широкой общественности к развитию спорта в Казахстане ,пропаганде здорового образа жизни и дальнейшего возвышения имиджа нашей страны в период подготовки и проведения Универсиады 2017 года.

Цели проекта:

Пропаганда здорового образа жизни среди молодежи Казахстана, знакомство их с реальными людьми , молодыми спортсменами, студентами, участниками и призерами различных спортивных соревнований и просто молодыми позитивными людьми, для которых спорт это не просто красивые слова виртуальных мотиваторов , а важная часть их жизни.

Проект осуществляется в социальной сети ВКонтакте, в нем принимают участие более 1300 человек, в их числе не только спортсмены, но и журналисты и молодежь Казахстана, заинтересованная в ведении здорового образа жизни. В копилке проекта более 300 анкет молодых спортсменов Казахстана, как начинающих свой путь к вершинам спортивного мастерства, так и профессиональные спортсмены, которые уже сейчас являются гордостью нашей страны.

Знаменательно, что в проекте приняли участие спортсмены-представители около 40 видов спорта.

Особое внимание организаторами проекта уделяется спортивной журналистике и освещению значимых спортивных событий Казахстана. Для этого накануне Дня журналистики в Казахстане был проведен опрос среди участников «Спортивные журналисты глазами спортсменов». Совместно со спортивными сайтами и пабликами наполнялась рубрика " Значимые спортивные события в стране,регионе,мире".

Главная коммуникативная направленность нашего проекта заключается в системной работе по исследованию особенностей работы с лидерами мнений в молодежной среде Казахстана.

Нас интересуют конкретные вопросы прикладных коммуникаций:


  • Какие основные социально-психологические аспекты работы с лидерами мнений мы выделим и рассмотрим в ходе реализации проекта?

  • Как работать с лидерами мнения в Казахстане, конкретные технологии и методы, апробированные в ходе нашего проекта?

  • Как соотносятся известные методики организации работы с лидерами мнений такие как KLOUT (США), измеряющий влиятельность онлайн, или приемы и техники так называемого «маркетинга влияния» с опытом проектной работы команды «Молодого спортивного Казахстана в лицах»?

  • Какие основные приемы противодействия негативным технологиям в интернете можно выделить на основе опыта реализации проекта «Молодой спортивный Казахстан в лицах»?

В настоящее КазКА активно работает над проектами: «Алматы – культурная столица»(2015 - 2016 гг.)и «Алматы: моя история в истории города (2016-2017 гг.)

В связи с уже реализованными и запланированными инициативами видится перспективной для развития процесса геобрендинга и реализации Программы развития Алматы 2020 продолжение темы Алматы – культурная столица специально разработанной программой «Алматы: моя история в истории города.

В рамках этих проектов реализуются проекты «Моя история в истории города» - Алмаатинские истории, Карта культовых мест г.Алматы, исследование «Геобрендинг: путь от продвижения территорий к национальному бренду. Опыт Казахстана»

Цели:

Говоря о Программе развития города Алматы,  поддержанной активными алмаатинцами и реализуемой  в режиме реального времени, уместно определить Программу  2020 как программу ребрендинга  нашего города с сохранением ценностей и устремленностью в будущее.  При  такой постановке вопроса очевидно, что очаги культуры Алматы, имеющие историческое значение для горожан и связанные с памятными событиями,  являются ценностью и составной частью бренд-кода,  выражающего то, что воплощает город Алматы сейчас, то, каким он был в прошлом и каким он  будет в 2020 году. Мечтая о будущем, отдадим дань прошлому!



Тема сохранения культурного наследия города и его интеграции в Программу развития Алматы 2020 была продолжена Казахстанской коммуникативной ассоциацией организацией тематической площадки «Алматы в потоке времени», посвященной 1000-летию города на фестивале ТойКазан (4-го сентября 2016г.). Там же впервые была представлена карта Культовых мест г. Алматы(автор Б.А. Ахатова) и план дальнейших мероприятий продолжения и развития темы в 2017-2018 годах. Тема сохранения истории города, представленная через Карту культовых мест г. Алматы, важна еще и с точки зрения встраивания сегодняшних событий в исторический контекст города. Чтобы сохранить преемственность, последовательность, с одной стороны, и с другой стороны, принять алматинцами и казахстанцами изменения в облике города, появление новых мест, строений, сооружений, которые с течением времени тоже станут культовыми.

  • Возвращение библиотеки им. С.Бегалина статуса самостоятельного юридического статуса – мониторинг ситуации, инициирование Общественных слушаний на Общественном совете г. Алматы

  • Организация тематической площадки «Алматы в потоке времени», посвященной 1000-летию города на фестивале ТойКазан (4-го сентября 2016г.).Презентация Карты культовых мест г.АлматыТам же.

  • Проект «Моя история в истории города». В рамках этого проекта:

  • Круглый стол ««Д.А. Кунаев: история жизни и деятельности великого человека», посвященный 105-летию Д.А. Кунаева (совместно с Фондом Д.А.Кунаева и Музеем Д.А. Кунаева) – 12 января 2017 г.

  • Алматинские истории: Алма-Ата литературная - «Звездная песнь на устах поколений» (Литературные чтения поэмы Е.Турсунова и К. Жанабаева «Звездная песнь Серебристой волчицы», посвященные памяти выдающихся ученых Е.А.Турсунова и А.С. Аманжолова – 15 марта 2017 г.



Свитич Л.Г.

д.филол.н., профессор

Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
ОСОБЕННОСТИ НОВОГО ЖУРНАЛИЗМА

В УСЛОВИЯХ МЕДИАТРАНСФОРМАЦИИ
В России, в Казахстане и в других странах постсоветского пространства в конце прошлого века произошли кардинальные изменения в политической и экономической системе, государственном устройстве и, как следствие, в медиасистеме. Прежнее деление стран по идеологическим признакам (социализм, капитализм, страны третьего мира), как справедливо пишет в своей книге «Столкновение цивилизаций» американский исследователь С. Хантингтон [1], сменяется различиями по цивилизационным признакам. Он выделяет две противоположные по ментальности цивилизации восточную и западную (с двумя подтипами европейской – старый свет и американской – новый свет). Между ними, существует синтезная цивилизация российская или славянская. Хантингтон прозорливо писал еще три десятилетия назад, что идеологические конфликты сменятся цивилизационными, что мы и наблюдаем последние годы во всем мире.

Во всяких синергетических процессах, когда страны переживают период неравновесности, хаоса социальных и информационных систем [1], как это было в России в период перестройки в 1990-е годы и в других странах, которые прежде имели аналогичную мировоззренческую систему (страны народной демократии и бывшие республики Советского союза), – в такие переходные периоды, которые синергетики называют бифуркационными, система выстраивается под воздействием сильного аттрактора, то есть доминирующей социальной силы, которая быстрее других овладевает ключевыми, ядровыми компонентами системы либо в силу скорости, либо потому, что была энергичнее использовала эффективные способы воздействия. И поэтому вся система начинает подчиняться этому сильному актору, который диктует системе свои правила поведения. Это связано с тем, что при выборе пути в условиях неравновесности информационный сигнал очень быстро (по резонансному принципу) распространяется по всей системе, которая в состоянии неустойчивости готова принять любую сильную и впечатляюще высказанную идею, потому что ждет перемен [2]. Таким образом, политтехнологи организовывали все цветные революции.

Так получилось, что в России и в других странах с аналогичной судьбой самым сильным актором оказалась либеральная идея кардинальных перемен по типу западной цивилизации, в частности, ее американской модификации. Поэтому произошел резкий слом политического и государственного устройства, системы ценностей, социального, экономического, технологического, образовательного и культурного контекста. Естественно, что это немедленно повлекло за собой изменения в медиасистеме, в концепциях, моделях, содержании и даже жанрово-стилистических особенностях СМИ, которые коммерциализировались, стали сервильными на западный манер, приняли дуальную систему ценностей, где нет важного и не важного, ценного для общества и губящего его, хорошего и дурного, где свобода слова часто выливалась во вседозволенность, а стремление к сенсационности – к пропаганде моделей поведения, которые отрицались в отечественной традиционной культуре (супружеские измены, внебрачные отношения, ранний секс, демонстрация однополых отношений, неуважение родителей, агрессия, пропаганда потребительской психологии, сомнительных способов обогащения и т.п.) [2].

Это привело к катастрофическим изменениям, например, в семейной сфере. Если в 1960-х годах в Советском союзе распадался всего один брак из десяти, то к 2002 году в результате пропаганды беспорядочных сексуальных отношений разрушалось 8 брачных союзов из 10. Сейчас в России ситуация исправляется, потому что правительство предпринимает активные усилия по изменению ситуации в области семьи и демографической политики: за последние годы увеличилась на 6 лет продолжительность жизни, существенно снизилось количество разводов, абортов, улучшилась динамика в сфере детского и материнского здоровья. Но некоторые негативные изменения, к сожалению, оказались невозвратимыми.

Естественно, что в условиях трансформации политической и социокультурной системы сильно изменилась структура СМИ и само понятие журналистской профессии. Изменения коснулись и ценностных, сущностных основ, и самого характера профессии [12].

В России журналистика зародилась и всегда существовала как словесное творчество, была тесно связана с публицистикой и миссией служения обществу. В отечественной традиции журналист не только «сообщатель» новостей, но и их «осмысливатель», выразитель общественной (своей) точки зрения на динамичную реальность. Поэтому журналист был аналитиком, высказывал свои аргументированные оценки, пользовался богатыми ресурсами русского языка. В американской традиции, которая стала доминирующей в России, журнализм понимался всегда как новостная служба, как безоценочный, нейтральный рипотинг. При этом массмедиа являют собой микс журналистских, пропагандистках ПР-текстов, развлекательного контента и рекламы, то есть медиаконтента, который продается. Некритично приняв эту медиапарадигму в конце прошлого века, российские СМИ стали реализовать эту модель. Из печати практически ушли публицистические жанры, резко сократились количество аналитических публикаций, зато значительную часть объема изданий стали занимать рекламные тексты. Однако, российская аудитория относится к цивилизационному типу с иной ментальностью и в массе своей не приняла такой отстраненной чисто информационной манеры журнализма. Газеты стали постепенно возвращаться к традиционному для России стилю журналистики, особенно, как показывают наши исследования, на уровне малых газет, которые ближе всего к аудитории и в которых сохранились и публицистика, и коммуникативные жанры [1].

Вместе с тем надо признать, что многие изменения, которые произошли в 1990-е годы, были благотворны для России и других стран постсоветского пространства. Прежде всего, это демократические перемены, активизация гражданских структур, это прорывы в области медиатехнологий, в том числе широкое развитие конвергентной журналистики информационной эпохи [1].

Выделим несколько самых существенных особенностей этого нового глобального журнализма, существующего в условиях трансформации социально-культурных и технологических характеристик конвергентной онлайн-среды. Эти процессы часто амбивалентны, выражают и положительные, и негативные тенденции [1].

– Новый журнализм становится глобальным, не имеющим пространственных и временных границ, а журналист превращается в международного коммуникатора, подобного трансперсональному медиатору.

– Журнализм становится универсальным, полифункциональным, способным выполнять любые роли и способствовать реализации разнообразных потребностей и интересов аудитории – от информационных и просветительских до развлекательных и рекламных. В то же время журнализм все более специализируется, диверсифицируется в связи с дифференциацией аудитории.

– Журнализм стандартизируется, шаблонизируется, подчиняясь массовому стереотипизированному информационному продукту, циркулирующему в глобальных сетях. В то же время в нем заложена потенциальная возможность становиться все более креативной, творческой деятельностью, поскольку возможности для проявления творчества в условиях глобального сетевого общения поистине безграничны.

– Журнализм все более становится виртуальным или виртуализирующимся, то есть переходящим от закрепленных, отпечатанных форм к виртуальным теле-, аудио-, сетевым фантомным формам представления информации.

– Журнализм подчинен всем закономерностям нерасчлененного информационного потока: органично вплетен в рекламную, научную, деловую, политическую, художественную, личную и другую информацию, циркулирующую в глобальных сетях; становится все более синтезным, объединяющим разные способы представления информации (текст, графика, цвет, динамическое изображение, звук и т. п.).

– Журнализм приобрел свойство супероперативности, или симультанности, когда сообщение и восприятие сообщения могут совпадать во времени.

– Журнализм становится конвергентным, то есть представляющим контент на разных информационных платформах.

– Журнализм становится мобильным, перенося информацию на мобильные носители.

– Необыкновенно расширяются границы и возможности получения журналистом информации по сетям для осмысления, обобщения и передачи аудитории.

– В этой связи журнализм все больше становится информационно вторичным, поскольку интернет-источники все чаще вытесняют непосредственное знакомство с объектом, наблюдение ситуации собственными глазами, общение с участниками на месте события.

– Журнализм становится «надомной» работой с компьютером, не обязательно связанной с постоянным присутствием в редакции, то есть работой в более свободном режиме.

– Усиливаются коммуникативные свойства журнализма, поскольку есть возможность использовать самые различные формы информационной медиации в режиме оперативного интерактивного сетевого общения.

– Журнализм информационного века может проявлять свободу и независимость в выражении мнений и позиций, особенно если это касается сетевых медиа, хотя порой испытывает сильное давление коммерческих, политических, информационных структур.

– Усиливаются его возможности манипулирования общественным мнением, укрепления информационной власти и давления на аудиторию при помощи информационных технологий. В то же время свобода выбора информации дает возможность аудитории противостоять информационному диктату.

– Медиажурнализм становится саморегулируемым, ибо по каналам обратной связи может немедленно получать рекламации на свои публикации и постоянно корректировать их в зависимости от реакции информационных потребителей.

– Информация как продукт журнализма все больше приобретает свойства товара или услуги наряду с другими видами услуг, предоставляемых сетями, то есть журнализм становится сервильным.

– Особой чертой журнализма в системе мегаинформации становится его разностильность, разнохарактерность, разноплановость.

– Глобальный журнализм все более приобретает черты массовой культуры, хотя одновременно может поставлять информацию и взаимодействовать со специальными, в том числе элитарными группами.

– Журнализм становится все более толерантным, терпимым к любым мнениям, циркулирующим в системе мегаинформации, вынужден разделять позиции дуализма и в ценностных, аксиологических вопросах, ибо испытывает влияние разнополюсной ценностной разновариантности своей аудитории. Однако в то же время у журнализма есть возможности содействовать высоким просветительским идеалам, быть «полпредом» высоких гуманистических ценностей, адресоваться к духовной сфере людей.

– Журнализм становится фактором, содействующим интеграции народов, интенсификации культурных и личных связей, консолидации и интеграции людей и в этом смысле важным фактором формирования цивилизации, хотя может быть использован и в узконациональных целях.

– Наряду со все большей технологической профессионализацией журнализм, как особая профессия, отчасти «депрофессионализируется», потому что все чаще любые интернет-пользователи выступают в роли коммуникаторов и «сообщателей» информации, подобной журналистской. Можно условно широкую медиацию в глобальных сетях назвать «интернет-медиацией».

– Журнализм превращается в общедоступную, открытую более чем когда-либо в прошлом, профессию. Журнализм рискует потерять свое былое значение в связи с нашествием непрофессионалов, в связи с необъятностью поля пользователей глобальных сетей. Но, с другой стороны, именно из-за этой необъятности информационных ресурсов и субъектов информационной деятельности профессия журналиста, возможно, приобретет еще больший вес, ибо всегда нужны навигаторы, координаторы, лоцманы в море информации. Журналисты будут играть (и уже играют) роль компаса, путеводителя, медиатора, отбирающего, анализирующего и компонующего самые важные, актуальные сообщения в безграничном поле глобальной информации.

О широком распространении конвергенции в печатных СМИ даже локального уровня, говорит опрос журналистов средних и малых городов России, проведенный в 2014 году на факультете журналистики МГУ [1], в ходе которого опрошены редакторы и журналисты 66 редакций 26 субъектов федерации всех 8 округов Российской федерации. Оказалось, что только 13 % таких редакций выпускали исключительно печатное издание, остальные выкладывали свои издания в интернет, либо выпускали интернет-версию, либо другим образом присутствовали в онлайн-пространстве. 11% делали контент для радио, 8% для радио и даже в 4 % случаев – для мобильных медианосителей. Сейчас этот процент, конечно, выше.

Журналисты газет средних и малых городов России отметили, что новые технологические условия кардинально (32% ответов) и отчасти (56%) изменили характер журналистского труда [1] (см. табл.1)



Таблица 1.

Влияние новых технологий на характер журналистского труда


Позитивные эффекты

%

Стало легче найти необходимую информацию в Интернете и проверить ее

69

Оперативнее стал процесс работы и передачи информации

61

Оптимизировался ритм работы

48

Новые технологии заставляют постоянно учиться

45

Усилилась интерактивность в общении с аудиторией по социальным сетям, при помощи электронной почты, форумов и т.п.

44

Улучшились в целом технологические возможности процесса выпуска газеты

44

Информацию можно передавать по каналам связи, журналист менее «привязан» к редакции, так как процесс производства может быть «надомным»

40

Работа журналиста стала еще более публичной и обсуждаемой, получает позитивные или нелицеприятные оценки

31

Увеличились возможности для связи с экспертами и специалистами в разных областях по сетям Интернета

26

Процесс создания текстов стал более творческим

17


Негативные эффекты




Очень высок ритм работы, необходимо укладываться в более сжатые сроки, чем прежде, увеличилась «потогенность» профессии

27

Реже стали работать с традиционными письмами читателей

27

Информация становится все более вторичной

18

Процесс создания текстов стал менее творческим

14

Журналист все реже бывает сам является наблюдателем событий или общается непосредственно с их участниками при сборе информации для публикации

12

Новые технологии смещают фокус внимания с содержания журналистских публикаций на форму ее производства

8

Исследование показало, что в связи с технологизацией, конвергентными медиапроцессами работа журналиста локальной прессы меняется кардинально: повышается оперативность, увеличивается интенсивность труда, интерактивность связей с аудиторией, возможности взаимодействия с населением, общественным мнением при помощи социальных сетей и другими способами, меняется характер работы журналистов с источниками информации при использовании возможностей интернета.

Однако наряду с позитивными эффектами, проявляется и отрицательные: чрезмерно высок ритм работы, множится «клонированная», вторичная информация, сокращаются возможности творческой реализации журналистов. В условиях технологизации, интенсификации и универсализации труда журналиста при сокращении штатов и хроническом недостатке времени возникают негативные психологические явления: повышенная напряженность, стрессогонность, что требует внимания со стороны менеджмента редакций и учредителей, а также изучения этой проблемы медиапсихологами. Безусловно, остро стоит проблема увеличения штатов редакций и повышения их квалификации, потому что только четвертая часть сотрудников этих газет имеет журналистское образование.

Поэтому уже в вузе и, конечно, в редакции следует воспитывать и тренировать остро востребованные сегодня динамические адаптационные качества журналиста и журналистcкой профессии [1].

– Способность работать в условиях конвергентной редакции для разных медиаплатформ одновременно, в условиях жесткой организации труда и дефицита времени.

– Способность работать в команде, взаимодействовать с коллегами и техническими службами, иметь корпоративное чувство сопричастности к результатам коллективной работы.

– Способность эффективно работать в условиях конкурентной медиасреды.

– Способность работать в условиях гиперпроизводительности, в скоростном режиме тайминга, беспрерывного временного цикла.

– Способность к четкой личной самоорганизации в условиях точного хронометража редакционной работы, дефицита времени и сложности работы в новых условиях цифровой медиасреды.

– Способность адаптироваться к языку электронных СМИ, быстро осваивать новые цифровые технологии, мультимедийные способы получения информации для продуктивной и оперативной работы над медиаконтентом.

– Способность использовать инновационные технологии работы, в том числе в общении с окружающей медиасредой (краудсорсинга, облачных технологий, баз данных и т.п.).

– Способность коммуницировать с аудиторией в социальных сетях.

– Способность привлекать внимание аудитории качественным, креативным, выразительным, ориентированным на потребности и интересы аудитории контентом.

– Способность при необходимости оценивать и использовать форматные особенности СМИ для продвижения медиапродукта.

– Способность справляться с постоянными изменениями, быть готовым к неопределенности и нелинейности в условиях профессиональной деятельности, гибкость мышления.

– Способность соблюдать баланс между работой на результат и сохранением творческой индивидуальности.

– Стрессоустойчивость, умение работать в нестандартных условиях без ущерба для психики и здоровья, помехоустойчивость.

– Стремление к постоянному развитию, самосовершенствованию, саморефлексии, умение оперативно и точно оценивать изменения в профессиональных условиях, способность к транспрофессиональной коммуникации.

Таким образом, журналистская профессия характеризуется сегодня универсализмом, транспрофессионализмом и полифункциональностью: отраслевой, тематический, жанрово-стилевой, знаковый, инструментальный, технологический, деятельностной.

Но при всей важности этих динамичных суперактуальных сегодня характеристик журналистской профессии, вызванных современными условиями производства медиаконтента, базовой для нее остается выполнение социальной миссии, служение общественному благу, способность удовлетворять коммуникативно-информационные потребности общества и интересы своей аудитории, содействовать развитию константных ценностных ориентаций.


Каталог: 2017 -> KazNU-MTIJ-2017
2017 -> Бағдарламасы өтетін күні: 16 тамыз 2017 жыл Өтетін орны: Шымкент қаласы
2017 -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігінің
2017 -> Ақпараттық хат құрметті әріптестер!
2017 -> Мемлекеттік мекеме
2017 -> Бағдарламасы бойынша соңғы жылда млрд. 750,9 млн теңге бөлініп, 111 нысанда күрделі және ағымдағы жөндеу жұмыстары жүргізілді
KazNU-MTIJ-2017 -> Бағдарламасы алматы, Қазақстан, 017 жыл, сәуір программа II международной научно-практической конференции
KazNU-MTIJ-2017 -> Бағдарламасы алматы, Қазақстан, 017 жыл, сәуір программа II международной научно-практической конференции


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет