Национал-большевизм в политике кпг в 1923-1925гг



жүктеу 107.79 Kb.
Дата01.09.2018
өлшемі107.79 Kb.

powerpluswatermarkobject310818


Национал-большевизм в политике КПГ в 1923-1925гг.
Ключевые слова: национал-большевизм, Рапалльский договор, Коминтерн.
Европа: актуальные проблемы этнокультуры. Материалы ІІІ международ. Научно-теоретич. Конф. 28 апреля 2010 г. С. 188-192.

Г.А. Космач

БГПУ (Минск)
Национал-большевизм представляет собой концепцию об особой, всемирно-исторической роли угнетенной или революционной нации в процессе борьбы за построение национального социализма, ценности которого противопоставлялись либерализму, капитализму и западной цивилизации в целом. Выделялись две основные разновидности национал-большевизма: леворадикальный (под флагом марксизма) и праворадикальный (под знаменем «революционного консерватизма», неоконсерватизма). К. Зонтхаймер называет их коммунистическим и буржуазным национал-большевизмом [1, S. 161-163]. Национал-большевики абсолютизировали национальный фактор, выступали за проведение социальной революции и создание общества «национального социализма» ради национального величия. Правые национал-большевики в Германии призывали соединить некоторые революционные и консервативные идеи (в том числе большевизм и пруссачество), установить «диктатуру труда» в виде власти рабочих и военных, провести национализацию основных средств производства, ввести плановую систему хозяйства, автаркию, создать сильное милитаристское государство, которым управляют фюрер и партийная элита.

Национал-большевики отвергали христианство, общечеловеческие ценности. Во внешнеполитической области они подчеркивали необходимость образования германо-русского блока против «прогнившего» Запада, создания автономного «социалистического» экономического и культурного пространства Россия – Германия [2].

Национал-большевизм возник в Германии после поражения Ноябрьской революции в правом лагере, среди «фёлькише», в Немецкой национальной народной партии (НННП), в военных кругах. Теоретическую базу немецкого правого национал-большевизма составили труды М. Ван ден Брука, О. Шпенглера, Э. Юнгера и др. Леворадикальными идеологами и практиками национал-большевизма выступили Г. Лауфенберг и Ф. Вольфгайм. В 1919 г. они призвали защищать немецкую «революционную нацию» в борьбе против Антанты и вступили в контакты с правыми радикалами. Вместе с Советской Россией и «национальной» Красной Армией они рассчитывали одержать победу над Западом. Национал-большевистские идеи распространялись и в КПГ.

Национал-большевики внесли свою лепту в подготовку и заключение Рапалльского договора. К. Радек в 1921-1922 гг. посещал Берлин и встречался с Г. фон Сектом, П. фон Хассе, О. фон Нидермайером, Фишером, Лит-Томсеном и другими руководителями рейхсвера, а также с некоторыми националистами. На встречах речь шла о военном и политическом сотрудничестве двух государств. К. Радек, Г. фон Сект и директор отдела Восточной Европы германского МИД «красный барон» А. фон Мальцан сыграли видную роль в формировании Рапалльского курса в отношениях между Россией и Германией [3, S. 43]. Основы Рапалльского договора были заложены в ходе переговоров в Берлине между Радеком, Мальцаном и Сектом в начале 1922 г. [4, S. 235]. Накануне заключения договора К. Радек был в Берлине и во время встречи с Э. Трёльчем говорил о необходимости объединения усилий КПГ и «правых большевиков» (националистов) в борьбе против капиталистического Запада. Такой эксперимент был уже проведен, по мнению Радека, в Красной Армии, в которой сражались вместе большевики и русские офицеры-националисты. Э. Трёльч пишет, что Радек нашел понимание в этом вопросе у некоторых деятелей НННП [5, S. 269-270].

Сект высоко оценил заключение Рапалльского договора, усилившего позиции Германии в мире. Он подчеркивал, что только в крепком союзе с Россией Германия имеет перспективу опять стать великой державой. 19 февраля 1922 г. Радек и Сект встречались в доме К. фон Шляйхера, одного из руководителей рейхсвера. Это способствовало расширению военного сотрудничества двух стран.

Во время рурского кризиса в первой половине 1923 г. наблюдался наиболее значительный подъем немецкого национал-большевизма. Оккупация Рура войсками Франции и Бельгии и угроза со стороны Польши на восточных границах поставили германию в очень трудное положение. В этих условиях СССР оказал давление на Польшу и поддержал политику «пассивного сопротивления» оккупантам, которую проводил кабинет В. Куно.

Группа Брандлера-Тальгаймера, которая в КПГ симпатизировала национал-большевикам, с помощью К. Радекса и представителя Исполкома Коминтерна в Берлине Е.С. Варги развернула активную деятельность по организации отпора Антанте в Руре, привлекая для этого и националистические силы Германии. В начале 1923 г. Тальгаймер в журнале «Коммунистический Интернационал» заявил, что Германия стала колонией Антанты, поэтому немецкая буржуазия играет «объективно революционную роль», а поражение Франции в Руре является «коммунистической целью». 29 января 1923 г. Е.С. Варга в письме Н.И. Бухарину отмечал, что единый рабочий фронт в Руре направлен против Франции [6, л. 14], хотя официально КПГ выступала против кабинета Куно под лозунгом «Бейте Пуанкаре в Руре и Куно на Шпрее». В коммунистической прессе Германии появились статьи с призывом использовать национальную идею в революционных целях и привлечь правых национал-большевиков на сторону КПГ. Тальгаймер в апреле 1923 г. в журнале «Ди Интернационале» утверждал, что немецкий пролетариат завершит дело Бисмарка по национальному объединению Германии и присоединит Австрию к своему отечеству.

До конца мая 1923 г. СССР через Коминтерн сдерживал левых в КПГ, стремившихся поднять рабочих в Руре на вооруженные выступления. Протоколы заседаний ИККИ в начале 1923 г. говорят о том, что Радек активно проводил свою линию в КПГ и Коминтерне. Например, 10 февраля 1923 г. он выступил докладчиком сразу по двум вопросам: «Внутренне положение КПГ» и «Оккупация Рура». В своих докладах Радек критиковал левый уклон в КПГ, ставил перед коммунистами задачу дать отпор прежде всего Франции и укреплять советско-германские отношения [7, л. 18]. 26 мая 1923 г. состоялась встреча Радека со статс-секретарем МИД Германии Мальцаном, который после разговора с эмиссаром Москвы направил меморандум президенту и кабинету. Мальцан отмечал: «Он [Радек] заверил меня, что русские симпатии, исходя из собственных интересов в борьбе вокруг Рура, находятся на стороне немецкого правительства…В последние восемь дней он всеми силами воздействовал на вождей коммунистической партии, чтобы показать им глупость теперешних выступлений против германского правительства. Мы, наверное, увидим, что через несколько дней коммунистические путчи в Руре пойдут на убыль»[8, S. 181].

А. Маслов и Р. Фишер оставили свидетельства того, что внутри Коминтерна шли горячие споры о тактике коммунистов в Руре. Политбюро ЦК РКП(б) высказалось за создание блока Германия – СССР против Запада, и в этом духе Москва направляла инструкции для КПГ. Маслов писал, что Радек в 1923 г. вдохновлял в рабочем движении Германии «правый уклон и националистическую ориентацию» [9, S. 455-456].

Ярким примером деятельности К. Радекса стала его так называемая речь о Шлягетере в Исполкоме Коминтерна 20 июня 1923 г. и последовавшая за ней острая дискуссия в немецкой прессе и политических кругах. Поводом к речи Радекса в ИККИ явились арест и расстрел французскими властями фрейкоровца, обер-лейтенанта в отставке А.-Л. Шлягетера, в связи с чем по Германии прокатилась волна национально-патриотических выступлений. Шлягетер был активным участником акций по саботажу французской политики в Руре. 9 мая 1923 г. его арестовали и приговорили к расстрелу, Круп фон Болен получил 15 лет тюрьмы и штраф в 100 млн. марок, многие чиновники были высланы из Рура. 26 мая Шлягетер был расстрелян. Два месяца немцы проводили акции протеста против Франции. Нацисты поспешили объявить Шлягетера членом НСДАП и нажить себе политический капитал на имени «национального героя».

В такой обстановке руководство Коминтерна и РКП(б) пошли на организацию политической акции с целью привлечь немецких национал-большевиков и националистов на свою сторону. Опираясь на Г. Зиновьева и К. Цеткин, К. Радек 20 июня 1923 г. произнес знаменитую речь на расширенном заседании ИККИ. 26 июня она была опубликована в «Роте Фане». Радек назвал Шлягетера «мучеником немецкого национализма» и честным человеком, хотя тот в свое время боролся против большевиков в Прибалтике. Оратор поставил перед немецкими националистами альтернативный вопрос: «С кем они будут бороться: вместе с русскими рабочими и крестьянами, чтобы сбросить ярмо капитала Антанты, или вместе с Антантой, чтобы поработить немецкий и русский народы?» [10, л. 25]. Докладчик сам ответил на этот риторический вопрос, сказав, что только освободив рабочий класс, как Гнайзенау и Шарнхорст в начале XIX в. освободили крестьян, можно вести борьбу против Запада. Для этого в Германии важно создать единый фронт трудящихся, всех работающих, «превратить дело народа в дело нации и дело нации в дело народа». Компартия Германии, по словам Радека, должна была четко заявить националистическим мелкобуржуазным массам, что коммунисты не допустят порабощения немецкого народа. В связи с этим назрела необходимость, отмечал докладчик, установить союз с такими националистами, как Шлягетер, и тогда он станет «путником в лучшее будущее, а не путником в никуда». Речь Радека была встречена «всеобщими аплодисментами» [10, л. 26].

21 июня 1923 г. в «Инпрекор» (№ 103) Радек подчеркнул, что в настоящий момент национал-большевики могут спасти Германию только в союзе с КПГ и Россией и что поддержка угнетенной немецкой нации является «революционным актом». В других своих статьях Радек отмечал, что новая политика КПГ в национальном вопросе сможет привлечь к ней «средние и мелкобуржуазные слои», часть отсталых рабочих, «националистическую мелкую буржуазию, сотни Шлягетеров». Эта политика КПГ должна стать не тактикой, а классовой стратегией компартии, подчеркивал Радек. 5 – 6 августа 1923 г. ЦК КПГ поставил задачу превратить национальные настроения масс в революционную энергию [10, л. 27].

Радек в первой половине 1923 г., часто бывая в Берлине, фактически сосредоточил в своих руках руководство по координации действий национал-большевиков в Германии. Он занимал апартаменты в советском полпредстве и имел постоянную связь с лидерами КПГ и редакцией «Роте Фане». Он встречался с некоторыми националистами и помогал создавать «черный рейхсвер» в Германии.

Ревентлов, Вулле, Николаи, Гётч, Мальцан и другие лидеры «фёлькише» и националистов в основном одобрили речь Радека. 30 июня 1923 г. в «Райхсварт» Ревентлов указывал, что он убеждал всех в необходимости военного союза с Россией еще в 1920 г. Теперь же он выступает за сотрудничество «фёлькише» с КПГ и Коминтерном. 2 августа 1923 г. в «Роте Фане» появилась статья Ревентлова, в которой он обосновал полезность временного блока «фёлькише» и коммунистов. «С рабочими, и только с рабочими, нам обеспечена победа», – писал он. Ревентлов одобрил военные связи двух стран и заявил, что совместная боевая операция РККА и рейхсвера против Польши «повторится в той или иной форме» [10, л. 28]. Лидер коммунистов П. Фрёлих поддержал мнение Ревентлова. 2 сентября в «Роте Фане» Ревентлов вновь подчеркнул важность союза немецких националистов и Советской России.

18 августа в «Райхсварт» была напечатана статья, посвященная анализу национал-большевизма с точки зрения «фёлькише». Были отмечены общие моменты в политике КПГ и «фёлькише»: национальная ориентация, стремление к созданию сильной армии, предоставление рабочим равных гражданских прав и их союз с «фёлькише» в борьбе за полную независимость Германии, антипарламентаризм и признание принципа фюрерства, борьба против капитализма и богатых. «Фёлькише» выразили готовность сотрудничать с «честными коммунистами».

М. ван ден Брук также выступил с оценкой нового курса Коминтерна. Он справедливо указывал, что после краха надежд на мировую пролетарскую революцию Москва перешла к новой тактике борьбы за свои цели. Он осудил интернационализм и классовый подход, присущие марксизму, призвал осторожно относиться к политике КПГ, но одобрил стремление «фёлькише» опереться на Россию в борьбе против Запада.

В это время по всей Германии состоялись совместные акции «фёлькише» и КПГ против политики Запада и правительства страны. КПГ стремилась с помощью националистов создать рабоче-крестьянское правительство, мобилизовать рабочий класс и дать «отпор мечом» Западу в Руре. В начале августа 1923 г. в Штутгарте выступил один из лидеров КПГ Г. Реммеле. Он ратовал за образование рабоче-крестьянского кабинета, конституирование «трудящейся нации» в Германии и за вооруженную борьбу против Антанты. Оратор осудил пацифизм и Лигу наций, как «акционерное общество капиталистических хищников по ограблению мира». «Фёлькише» и часть нацистов прерывали его речь бурными аплодисментами [11, л. 16]. Подобное происходило в Берлине, Йене и других местах.

Только в августе 1923 г. в германской прессе появилось более 300 материалов о политике национал-большевиков. Из правого лагеря нацистская «Фёлькишер Беобахтер» решительно осудила национал-большевизм и призвала уничтожить «еврейский большевизм» в любой форме. СДПГ и демократы забили тревогу по поводу реальной опастности для Веймарской республики со стороны КПГ, Коминтерна и «фёлькише». П. Леви писал, что их блок откроет путь для установления фашистской диктатуры в Германии.

В августе 1923 г. к власти пришло правительство Г. Штреземана, которое отказалось от конфронтации с Западом. Коминтерн и КПГ осенью 1923 г. не смогли осуществить «немецкий Красный Октябрь». Революционное движение в стране, а вместе с ним и национал-большевистская волна пошли на спад.

В 1924 – 1925 гг. не наблюдалось активных выступлений национал-большевиков. Вместе с тем, следует отметить, что их идеи оказали существенное влияние на ход советско-германского военного сотрудничества, поскольку среди военных национал-большевизм находил определенный отклик. Современная историческая литература привела много документальных данных о значительной роли СССР в возрождении военного потенциала Германии, особенно в 1923 – 1932 гг. [12].

В 1925 г. наиболее ярко проявились национал-большевистские тенденции в политике коммунистов Германии. В противовес прозападному курсу правящих кругов в период подготовки и подписания Локарнских соглашений Коммунистическая партия Германии проводила активную национал-большевистскую политику, особенно в германском парламенте. Кульминацией этой политики левого национал-большевизма стало выступление К. Цеткин в рейхстаге 27 ноября 1925 г. В начале своей речи она подчеркнула, что основные идеи новой политической тактики КПГ согласованы с Москвой. К. Цеткин заявила, что Локарно является промежуточным итогом борьбы между французским и английским империализмом за гегемонию в Европе. Временно, по мнению К. Цеткин, победила Англия, которая добилась нового укрепления версальской системы международных отношений в Европе в свою пользу. Эта позиция К. Цеткин (и КПГ) получила горячее одобрение в рейхстаге со стороны правых сил – фёлькише, нацистов и националистов. Особенно горячо приветствовали в парламенте практически все фракции рейхстага заявление К. Цеткин о том, что версальские границы Германии несправедливы и должны быть пересмотрены.

Фракция КПГ потребовала вернуть Германии Эльзас и Лотарингию, Верхнюю Силезию и другие немецкие земли. Эта установка КПГ получила полное одобрение фёлькише и националистов. К. Цеткин подчеркнула, что ревизия восточных границ Германии зависит не только от Англии и Франции, но и от позиции Советской России. СССР выступает против Локарно и, следовательно, может способствовать улучшению международного положения Германии и обострению ее борьбы против Запада в целом. В связи с этим К. Цеткин предложила усилить выступления против английского империализма, особенно в странах Востока. Полное единодушие в парламенте нашло обличение коммунистами колониальной политики Великобритании, внешнеполитической курс которой, по мнению К. Цеткин, нередко приводил к острым международным конфликтам или к мировой войне.

Аплодисментами правых сил в рейхстаге были одобрены практически все основные положения речи К. Цеткин. Бурю оваций националистов встретили слова К. Цеткин: «Я не знаю во всей истории человечества более беспощадной, лживой и брутальной системы власти, чем английская колониальная империя» [13, S. 4636]. К.Цеткин отметила миролюбивую политику СССР, его поддержку автономной немецкой республики на Волге и рапалльского курса в отношениях между Германией и Советским Союзом. Она критиковала прозападную ориентацию СДПГ и подчеркнула, что в ходе борьбы против Запада не исключено «при определенных обстоятельствах взаимодействие между рейхсвером и Красной армией» [13, S. 4637]. В конце своей речи К. Цеткин пришла к заключению, что «будущее Германии основано на тесной общности ее интересов с Советским Союзом в экономической, политической и, если будет необходимо, в военной сферах сотрудничества» [13, S. 4638]. Лидеры немецких фёлькише (Грефе и Ревентлов) в рейхстаге в целом поддержали национал-большевистский курс КПГ.

Национал-большевизм стал заметным компонентом в политике КПГ и советско-германских отношениях в 1923-1925 гг. Он оказывал влияние на характер и масштабы военного, экономического, политического и культурного сотрудничества между СССР и Германией в период рапалльского курса.


Источники и литература:



  1. Sontheimer K. Antidemokratisches Denken in der Weimarer Republik. – München, 1962.

  2. См. Агурский М. Идеология национал-большивизма – Париж, 1980.

  3. Walsdorf M. Westorientierung und Ostpolitik. – Bremen, 1971.

  4. Reichswehr und Republik. – Frankfurt a.M., 1970.

  5. Troeltsch E. Spektator-Briefe. – Tübingen, 1924.

  6. РГАСПИ. – Ф. 504. Оп. I. Д. 154.

  7. РГАСПИ. – Ф. 495. Оп. I. Д. 78.

  8. Dupeux L. National-Bolschewismus in Deutschland, 1919-1933. – München, 1985.

  9. Fischer R., Maslow A. Abtrünnig wider Willen: Aus Briefen und Manuskripten des Exils. – München, 1990.

  10. РГАСПИ. – Ф. 504. Оп. I. Д. 157.

  11. РГАСПИ. – Ф. 504. Оп. I. Д. 158.

  12. См. Дьяков Ю.Л., Бушуева Т.С. Фашистский меч ковался в СССР. – М., 1992.

  13. Verhandlungen des Reichstags. – Berlin, 1926. Bd. 388.


Каталог: bitstream -> doc
doc -> Середин а. А. Международное олимпийское движение и олимпийские игры
doc -> Ннп вместе с националистами вела активную антикоммунистическую агитацию и пропаганду
doc -> Статья посвящается памяти академика нан украины Владимира Михайловича Ажажи
doc -> А. Ф. Вялікі Вераснеўская кампанія 1939 г у асвятленні савецкай прэсы
doc -> Матеріали ІІІ міжвузівської наукової студентської конференції «україна в другій світовій війні»
doc -> «Спадщина Г. С. Сковороди: минуле та сучасне» (до 295-річчя від дня народження Г. С. Сковороди) : зб матеріалів конференції (5-7 грудня 2017). Харків : хнуре, 2017. 200 с
doc -> Применение термографии для контроля


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет