Наследники первой очереди



жүктеу 0.66 Mb.
бет1/4
Дата05.02.2018
өлшемі0.66 Mb.
  1   2   3   4

Ольга Ив isq 555941902 ivolga34@list.ru

НАСЛЕДНИКИ ПЕРВОЙ ОЧЕРЕДИ

Действующие лица:

Митрич – старик 81 год

Лёник – его младший сын (наглый, напористый)47 лет.

Нюра - жена Лёника (приторно ласковая)38 лет.

Матвеевна – домоправительница старика (себе на уме)71 год.

Лёля – дочь старика (резкая)52 года.

Базилик – старший сын старика (безвольный, замухрышка)57 лет.

Действие I

Стандартная городская девятиэтажка. Грязный подъезд. Расписанный народным фольклором лифт. В каждой квартире слышен его скрежет, когда он поднимается на этажи.

ИНТ.

Длинный коридор трехкомнатной квартиры. На арке напротив входной двери висят часы. Чуть левее на стене висит морской барометр - анероид. Пол в коридоре застелен красной ковровой дорожкой. Раздается звонок в дверь. Из глубины коридора появляется старик. высокого роста, крупная голова без шеи сидит на широких плечах. Он одет в спортивный костюм. Старик шаркающей походкой подходит к дверям.



Митрич - (очень громко, он глуховат) Кто там?

(в ответ из-за двери мужской голос отвечает)

Лёник - Свои открывай.

Старик открывает дверь. На пороге стоит мужчина 45-47 лет, очень крупный и полный. Он одет в брюки, у которых пузырями коленки, и желтую сорочку из под которой зеленым цветов просвечивает синяя майка. За его спиной стоит женщина лет сорока. Она маленькая и худенькая. Одета в черную юбку и трикотажную кофту не понятного цвета. Старик отступает два шага назад и впускает гостей.

Лёник перешагивает порог, кидает у стены дорожную сумку.

Лёник - (не оглядываясь, громко повелительным тоном) Что стала лапушка, заходи!

Нюра заходит, ставит многочисленные пакеты возле сумки.

Нюра – (слегка кланяется)Здравствуйте, как ваше здоровье?

Митрич – (почесывается) Вашими молитвами!

Лёник – (потирает руки) Дорога была ужасная. Жара задавила!

Митрич – Какой дорогой ехали?

Лёник – Через Воронеж.

Нюра – К Вам папа спешили.

Лёник – Соскучились! Еле отпуск выпросил.

Митрич – Выпросил, значит выпросил, располагайся, домой как ни как приехал.

Лёник – (разводит руки) Как хорошо дома!

Нюра – (прижимает руки к груди) Как хорошо дома!

Митрич – (машет ладонью) Проходите на кухню, у старухи борщ на плите.

Нюра проходит на кухню. Лёник по-хозяйски оглядывает стены.

Лёник – Смотрю, обустраиваться стал!

 ­

В дальнем конце коридора появляется старуха, останавливается на мгновение и уходит.



Митрич - Настя иди сюда, познакомься, это мой младший сын Лёник со своей половиной приехал. Матвеевна, поздоровайся с моим сыном!

Матвеевна вновь появляется, она подходит к Лёнику.

Матвеевна – (цедит поджав губы) Здравствуйте.

Матвеевна проскальзывает на кухню.



Действие II

На кухне Нюра чиркает отсыревшие спички и пытается зажечь газ под кастрюлей.

Матвеевна – (становится рядом) Не плохо было бы с дороги руки помыть.

Нюра – (смотрит на руки) Не в общественном транспорте ехали.

Матвеевна – (берет салфетку)У нас для этого есть пьезозажигалка.

Нюра не замечает Матвеевну, чиркает еще одной спичкой, спичка загорается, Нюра подносит ее к горелке и поворачивает включатель. Пламя под кастрюлей вспыхивает. Нюра кладет обгоревшую спичку на стол рядом с плитой.

Матвеевна  -  (мнет салфетку) У нас для мусора есть ведро.

Нюра не обращая внимания на слова старухи берет с полки три тарелки и расставляет их на столе, кладет три ложки и режет хлеб.

Матвеевна - У нас для нарезки хлеба есть специальные нож и доска.

Нюра молча продолжает резать хлеб прямо на столе. Окончив нарезать хлеб Нюра складывает его в миску, стряхивает крошки на пол, миску ставит посреди стола и идет к двери.

Нюра - (оглядывается на дверь) Папа, У Вас чеснок есть?

Старик ничего не отвечает. Лёник заслоняя собой весь дверной проем улыбается и демонстрируя доброжелательность отвечает.

Лёник - Лапушка моя, посмотри на балконе, там, в сетке должен быть.

Нюра  - Лёник, а где у отца перец?

Лёник – Там же, лапушка.

Нюра  - Лёник, чего вам на ужин приготовить?

 ­

Лёник - Отдохнем с дороги лапушка и съездим на базар, рыбку купим.



Матвеевна – (отходит к столу) У меня на вечер тесто стоит.

Нюра не замечает Матвеевну. Лёник уходит, а Нюра открывает дверь на балкон и втаскивает в кухню сетку с луком. Из сетки сыплется луковичная шелуха. Матвеевна молча наблюдает поджав губы.

Матвеевна – (теребит салфетку)У нас так не принято, можно было взять пару головок, а не тащить в комнату всю авоську.

Нюра – (резко) У нас это у кого?

Матвеевна - У нас значит здесь.

Нюра - Здесь значит не у вас, а у нас.

Матвеевна – (строго) Возьми веник и подмети за собой.

Нюра – Вот поедим тогда и подмету, а Вы бы не мешались под ногами, идите отдыхайте, я сама буду готовить еду своим мужчинам.

Матвеевна – (недовольно) У меня тесто стоит.

Нюра – (раздраженно) Вы что, не слышали? Мужчины хотят рыбки!

Матвеевна – А как же тесто?

Нюра – (вытаскивает головку чеснока, подумав, кладет на стол еще одну) Никуда оно не денется, запихните в морозильник, а завтра я из него что-нибудь придумаю.

Матвеевна – Это тесто не рассчитано на что-нибудь. Оно под капусту.

Нюра – Лёник любит пирожки с курагой!

Матвеевна – Сергею Дмитриевичу нельзя сладкие пироги.

Нюра – (кладет сетку с лукам и чесноком у холодильника) А Вы знаете, у нас Лёник врач?

Матвеевна – Знаю.

Нюра – Вот он и будет решать, что папе можно, а что нельзя.

Матвеевна молча кладет салфетку, поворачивается и выходит с кухни. В кухню входят Митрич и Лёник.

Лёник – Лапушка, мы пришли кушать, у тебя все готово?

Нюра – Папа садитесь, я так рада видеть Вас.

Лёник – Эх, выпить бы за встречу, да я за рулем! Мы с лапушкой на базар хотим съездить, за рыбкой.

Митрич – И я с вами поеду.

Митрич и Лёник садятся за стол. Митрич встает, шаркающей походкой выходит из кухни и тут же возвращается с бутылкой коньяка в руках. Садится, ставит перед собой бутылку.

Митрич – (тычет пальцем в бутылку) А я Лёник разбаловался! Раз в месяц, как только зарплату получаю, иду и покупаю себе бутылочку дорогого коньяка. Пью по чуть-чуть, сосуды расширяю. Первое средство от гипертонии!

Лёник – Лапушка, подай отцу рюмочку.

Нюра услужливо подает рюмочку. Митрич самодовольно ухмыляется.

Митрич – (барские нотки в голосе) Составишь компанию, невестка? Давай рюмку я тебе накапаю!

Лёник – Лапушка, уважь нашего папу, выпей пять капелек.

Нюра подает еще одну рюмку. Митрич наливает грамм пятьдесят себе и грамм пятнадцать Нюре. Поднимает обе рюмки, сравнивает уровень, отливает из Нюриной рюмки себе в рюмку. Подает Нюре рюмку с каплями коньяка. Ухмыляется. Бережно закрывает бутылку и бережно ставит в сторону. Нюра садится за стол.

Митрич – Ну невестка, за встречу!

Митрич протягивает рюмку, Нюра угодливо улыбается и подставляет свою рюмку. Чокаются. Старик подносит рюмку с коньяком к губам.

Митрич – Да благословит нас Аллах и святая дева Мария!

Нюра жеманится и выпивает коньяк.

Лёник – (похохатывая) Ну ты отец и богохульник!

Митрич - Меня Бог бережет! Я Богу здесь на земле нужен!

Митрич ставит рюмку, берет ложку, зачерпывает борщ и с шумом отхлебывает.

Митрич – (ломает хлеб) Я себе наметил девяносто лет жить. Мне цыганка в молодости нагадала, что я девяносто лет жить буду, а я ей поверил и настроился и вера моя меня не подвела!

Нюра – А мы Вам папа сметанки деревенской привезли!(ставит на стол крынку, садится)

Митрич – (самодовольно поглаживает себя по животу) Восемьдесят один год проскрипел, старый поршень, и еще поскриплю. Все мои враги давно в джегенЕт ушли! А я еще как огурчик!

Лёник – А я тебе, пока я здесь, иголочки повкалываю. Подниму твой жизненный тонус!

Нюра – Мы так счастливы, что Вы у нас есть!

Лёник – А коньячок для здоровья, я своим больным всегда советую.

Нюра – Ах, папа если бы Вы знали как Лёника больные любят!

Митрич – (назидательно, накладывая сметану в свою тарелку) Любовь должна быть ощутимая.

Лёник – За это ты не беспокойся, ощущаю.

Нюра – Больные Лёника любят что несут, несут нам все, что в их хозяйствах есть.

Митрич – (заинтересованно) А купюрами ни как не получается?

Лёник – А что в них проку, все равно на рынок нести! А так, все свежее, все из под коровы, все с грядки.

Митрич чистит зубок чеснока. Нюра предано заглядывает ему в глаза.

 ­

Нюра – (с гордостью) Папа, Лёник всему районному начальству сеансы иглоукалывания проводит, вот такой он у нас умный!



Лёник – Лапушка, ты меня захвалила!

Нюра – Я не хвалю тебя, так оно и есть.

Митрич – (важно) Она правду говорит. У нас в роду дураков нет, и не было.

Нюра – (закатывает глазки) Я так люблю Лёника!

Митрич – На бОзар (ударение на букву О) съездим, я тебе Нюра, за то, что ты такая послушная жена платье куплю.

Лёник – (отрезает большой ломоть хлеба) Ты папа сама доброта, Нюра тебе так благодарна!

Нюра – Папа не надо, я не за платьем сюда приехала, а что бы Вас повидать.

Митрич – (самодовольно) Я недавно в лавке Матвеевне костюм купил, пусть старуха порадуется.

Лёник – (вертит нож в руках) Ты папа ее не сильно балуй. Хватит того, что у нее есть крыша над головой и корма.

Митрич – А мне не жалко!

Лёник – Дело не в том, что жалко – не жалко, а в том чтобы свое место знала.

Митрич – У меня не забалует.

Лёник – Хмурая она, какая то.

Настя – (услужливо подставляет свекру солонку) Похоже, она нам не рада!

Митрич – (солит зубок чеснока) А вам что за обида, ей радоваться не по штату.

Лёник – Просто приятно, когда прислуга приветливая.

Митрич – Мне с Настасьей повезло, чистоплотная, в доме порядок навела, я с одной тряпки не обедняю, а при ней мне спокойнее.

Нюра – (передергивает плечами) Чистоплотных женщин много, это не велика заслуга.

Лёник – Ладно, пусть пока здесь живет, а потом видно будет!

Митрич – Пока двигается, работает, пусть живет.

Лёник – Ты как всегда прав, папа.

Митрич – По хорошему, мне бы женщину помоложе, да по симпатичнее, чтобы не только кастрюлями гремела, но и другом была. Я добрый. Я не обижу!

Нюра – Да где ж такую взять?

Лёник – А у Нюры тетка двоюродная есть.

Митрич – Молодая?

Нюра – (убирает тарелки) Вот только на пенсию вышла.

Митрич – А согласится ко мне переехать?

Лёник – Уговорим.

Митрич – Только вы ей не говорите что мне восемьдесят один. Я старик бодрый, скажите, что мне шестьдесят пять.

Лёник – Сам и скажешь.

Нюра – (ставит на стол чай в чашках) Поедем к нам, на машине!

Лёник – Природу наблюдать из окна будешь.

Митрич – Погостите, отдохните, а там посмотрим.

Нюра – А пока я на хозяйстве буду.

Митрич – Пусть Матвеевна помогает. Она исполнительная, все что скажешь, сделает. За это ей и костюм в лавке купил.

 ­

Лёник – И все таки, не балуй, а то на шею сядет.



Митрич – Я с бабами знаю, как обращаться.

Лёник – Слышала, лапушка, исполнительность это для женщины главное.

Нюра – Так я у тебя лапусик самая исполнительная жена на свете!

Лёник – (похлопывает жену) Знаю, лапушка, знаю. Вот и тебе за это подарочек от папы перепадет.

Нюра – Чай будете?

Лёник – Я не хочу, лапушка.

Митрич – Я тоже не буду. Пошли я вам лоджию покажу.

Мужчины встают и выходят. Следом выходит Нюра. Входит Матвеевна начинает убирать со стола и мыть посуду.



Действие III

Лоджия. Митрич, Лёник и Нюра входят на лоджию.

Митрич – (самодовольно) Ты посмотри, как у меня все стало хорошо!

Нюра – (угодливо всплескивает руками) Ах папа, Вы просто кудесник, красота какая!

Митрич – Кудесник! Все чудеса у нас в кармане. Заплати и у тебя будет красота.

Лёник – Хорошо стало.

Митрич – А ковры на стенках какие, посмотри!

Нюра – (вкрадчиво) Я не могу говорить от восхищения!

Митрич – (садится и похлопывает ладонью рядом с собой, приглашая сесть) У меня тут лежанка – оттоманка, днем лежу, на панораму любуюсь, жизнь свою мысленно перелистываю, какой я молодец, как много всего добился.

Лёник – Да, папа ты жизнь прожил не зря.

Митрич – (поглаживает живот) Почему прожил, я еще жить буду.

Нюра – Лёник имел ввиду, что Вы папа все, что положено мужчине сделали.

Митрич – Дом построил (квартиру заработал), сына вырастил, дерево посадил. И даже не одно. Я этим руками сад посадил!

Лёник – Мы с лапушкой берем с тебя пример.

Митрич – (самодовольно) Берите, не прогадаете!

Лёник – (щупает рамы) И сколько тебе стоило лоджию в комнату превратить?

Митрич – Все дорого, но я могу себе позволить!

Лёник – Три комнаты и лоджия четвертая, зачем тебе так много? Ты же один.

Митрич – А я еще и сантехнику поменял!

Нюра – (подходит к панорамному окну) Ну вот, вечерком душ принимать буду, посмотрю.

Митрич - А что мешает сейчас душ принять?

Лёник – Мы сначала на базар съездим.

Митрич – Скажу Матвеевне пусть вам в маленькой комнате постелит, я там полы и окно поменял.

 ­

Нюра – (льстиво) Не квартира, а игрушка!



Митрич – (встает,берет с подоконника леечку, поливает хиленькие цветочки) Вечером свет включим, посмотрите, как новая люстра искрится.

Лёник – Ты хрустальную люстру купил?

Митрич – Матвеевна люстру выбирала, у нее вкус хороший.

Нюра – За хорошие деньги не мудрено красивую вещь купить!

Митрич – (гордо) Двадцать пять с нулями отдал!

Лёник – (морщится) Я бы на твоем месте не стал так шиковать.

Митрич – (раздраженно) А ты сиди на своем месте, а я решил на старости лет жить как человек.(ставит леечку любуется панорамой).

Лёник – (Нюре) Слышала, а с матерью как человек не жил, оказывается!

Нюра – (также тихо) Интересно заговорил.

Лёник – (тихо) На кой ляд ему эта люстра!

Нюра – (тихо) Денег девать некуда!

Лёник – (тихо) Если некуда девать нам бы отдал!

Митрич – О чем разговор?

Нюра – (угодливо) На Ваш папа ремонт радуемся!

Лёник – Красиво все, слов нет!

Нюра – Какой Вы папа молодец, денег не пожалели и из сарая дворец сделали.

Митрич – Я вот прикинул и решил себе спутниковую антенну поставить, а то Матвеевна свои сериалы смотреть не может. Нашу общую антенну, все время какая то гадина с крыши срывает.

Лёник – Можно и комнатной обойтись.

Митрич – Ты и обходись, а я твердо решил себе ни в чем не отказывать.

Нюра – Конечно, папа, зачем отказывать, если деньги есть.

Митрич – (поглаживает себя по животу) Деньги есть.

Лёник – А жить по человечески можно и без хрустальных люстр.

Нюра – (толкает мужа плечом) Не лезь напролом, рассердишь!

Митрич – (высокомерно) Ты можешь, а я нет.

Нюра – Так у Лёника доходы другие, вот от со своей точки зрения все и меряет. Не слушайте его папа.

Митрич – (подходит, похлопывает по отечески Нюру по плечу) Ох и падкие все же бабы на блестящие безделушки. Матвеевна тоже от удовольствия на люстру жмурится.

Лёник – Так ты для себя или для Матвеевны покупал?

Митрич – (присаживается на оттоманку) Для себя конечно, но и ей любоваться не запрещаю.

Лёник – А идея покупки, чья была?

Нюра – Конечно папина!

Митрич – Моя конечно, Матвеевна старую люстру мыла, да разбила нечаянно.

Лёник – Нечаянно?

Нюра – (всплескивает руками) Куда ж она старая полезла! Подождали бы, я бы приехала да помыла!

Лёник – Нюра и рамы оконные хорошо красит, без помарок!

Митрич – А в этом нет надобности, я не только здесь, я во всех комнатах новые пластиковые окна поставил.

 ­

Лёник – (тихо) Все сбережения вбухал!



Нюра – (тихо) Может осталось еще что нибудь.

Митрич – (встает) Порастратился конечно прилично, но зато живем с Матвеевной как короли.

Нюра – А почему вдруг рамы менять надумали, они у вас папа еще крепкие были?

Митрич – Матвеевна их красить стала, а краску ну такую злую – вонючую купила, что продыха нет. А у меня астма, ну я ей красить запретил, и чтобы впредь такого не было поставил новые рамы.

Лёник – А унитаз Матвеевна тоже невзначай разбила?

Нюра – (дергает Лёника за рукав) Угомонись, денег уже не вернуть, улыбайся.

Лёник – (шепотом) Не могу.(громко) Ладно, лоджия, унитаз, рамы, полы, когда квартиру продавать будем в цену войдет. Но вот люстру такую дорогую ты зря купил.

Митрич – А тебе что, моих денег жалко?

Лёник – (сквозь зубы) Не жалко, но это лишнее.

Нюра – А на базар не опоздаем?

Митрич – Иди, собирайся я тоже иду!

Лёник – Так мы и так собраны.

Нюра – (пожимает плечами) Мне вот только туфли обуть.

Митрич – Так иди и обувай и спускайся к машине, я сейчас тоже спущусь.

Нюра выходит.

Митрич – (сердито) Запомни сын, не тебе решать, я здесь хозяин, свои деньги трачу.

Лёник – Я не решаю, но ты мог бы со мной посоветоваться.

Митрич – Как хочу, и сколько хочу трачу.

Лёник – На базар ехать надо.

Лённик выходит. Входит Матвеевна.

Матвеевна – (заботливо) Сергей, что случилось?

Митрич – (сердито) Люстра им моя не понравилась.

Матвеевна – А может цена люстры?

Митрич – (презрительно) Может и цена.

Матвеевна – (присаживается на оттоманку) Ну что за молодежь, работать как мы не научились, а чужие деньги считать научились.

Митрич – Ты Матвеевна не заговаривайся Лёник у нас труженик, просто ему с местом работы не повезло. Что в деревне возьмешь?

Матвеевна – (встает) Ему перебираться надо.

Митрич – А на какие шиши?

Матвеевна –(с подкусом)На твои!

Митрич – (резко) Я сам знаю, куда мои шиши девать.

Матвеевна – Вот и я о том же.

Митрич – Так я на бОзар поехал.

Матвеевна – (примирительно) А я на кухне не стала дожидаться когда Нюра уберет и сама все помыла.

Митрич – Вот и мой, раз к этому приставлена.

 ­

Митрич выходит. Матвеевна подходит к стене, нежно гладит ковры.



Входит Митрич.

Митрич - Ты мне киселя свари, что то после борща в животе не ловко.

Матвеевна – Я не могу знать, чем тебя накормила твоя невестка.

Митрич – Твоим борщом.

Матвеевна – Раньше тебе от моих борщей плохо не было!

Митрич – Они с собой сметану деревенскую привезли.

Матвеевна – Слава Богу, что не маринованные грибочки.

Митрич – (грубо) Думай, что говоришь!

Матвеевна – Не знаю, что ты подумал, а я о том, что с грибами легко ошибиться.

Митрич – Хорошо, хорошо, я понял.

Матвеевна – (поджимая губы) А я хотела к своим поехать на те дни, что твои гости здесь хозяйничают, если позволишь.

Митрич – Ну поезжай, Нюра сама со всем справится.

Матвеевна – Сегодня неловко как то сразу уходить, да и день заканчивается, я завтра с утра поеду.

Митрич – Хорошо, только кашу с утра свари.

Матвеевна – Сварю, конечно, и постарайся за эти дни не простудится.

Митрич – Постараюсь.

Матвеевна – Острого не ешь, рубашки все постираны, поглажены, висят в шифоньере, меняй каждый день. Если надо будет еще что- нибудь подгладить, то утюг на полке в кладовке.

Митрич – Езжай, не беспокойся.

Матвеевна – Да как же не беспокоится, Я тебе все необходимые таблетки в коробочку в твоей комнате у кровати поставлю.

Митрич – Заботливая ты Матвеевна, это хорошо. Вот уедут гости, пойдем на бОзар я тебе туфли куплю.

Матвеевна – Хорошо, сходим. Ты главное себя береги и не расстраивайся, если разговоры не приятные будут.

Митрич – (ухмыляется) Ну об этом не беспокойся. Я у себя на работе на дверь кабинета надпись повесил «С плохими новостями не входить!»

Матвеевна – (весело) Остроумный ты Сергей!

Митрич – Так ведь и не входят!

Матвеевна – Но у себя дома такую надпись не повесишь, не получится от своих детей такой резолюцией отгородится.

Митрич – Плохо ты меня еще Матвеевна знаешь.

Матвеевна – Главное привычки твои знаю и что тебе можно, а чего нельзя, с меня этого довольно.

Митрич – Сейчас на бОзар съезжу, что купить?

Матвеевна – А это не мне решать, пусть невестка и сын твой решают. Им на хозяйстве две недели быть.

Митрич – Ну ладно, пошел я, а то они там в низу давно заждались.

Матвеевна – Позвонишь мне, как уедут и я вернусь.

Митрич – Хорошо.

Матвеевна – Если что звони раньше.

Митрич – Хорошо.

Матвеев – А лучше звони по вечерам, что бы я не беспокоилась.

 ­

Митрич – Хорошо.



Митрич выходит. Матвеевна подходит к противоположной стене, на которой тоже висит ковер, гладит его рукой.

Матвеевна – Представляю, сколько мне предстоит уборки через две недели! А оставаться здесь нельзя, съедят!



Действие IV

Утро следующего дня. Матвеевна варит на кухне кашу. Входит Митрич.

Матвеевна – (приветливо) Доброе утро Сергей.

Митрич – Доброе, спалось плохо, кошмары снились.

Матвеевна – А не надо было на ночь так наедаться.

Митрич – Лёник разрешил.

Матвеевна – (качает головой) Он врач, возможно знает что говорит.

Митрич – (недовольно кряхтит) Из режима с этими гостями выбился.

Матвеевна – Да, в нашем возрасте режим и диета главное дело.

Митрич – (садится к столу) А ты вот уезжаешь, и кто за моим режимом следить будет?

Матвеевна – У тебя сын врач!

Митрич – (презрительно)Дохтур деревенский.

Матвеевна – Сергей, я мешаться в вашей семье не хочу. У вас свои разговоры, свои дела, которые меня не касаются.

Митрич – А ты не мешаешь, твое дело меня беречь!

Матвеевна – (накладывает кашу) Буду беречь, буду, только потом когда твои уедут.

Митрич – А спалось все же плохо и кошмары снились и тяжесть в животе.

Матвеевна – А я тебе жидкую манную кашу сварила.(ставит стакан молока)

Митрич – (потирает живот) Добро.

Матвеевна – (пододвигает кашу ближе, смахивает невидимые крошки) А на второй завтрак достанешь из холодильника творог и скефир обезжиренный. Жирное не ешь.

Митрич – Ты с собой фрукты возьми, для витаминизации организма.

Матвеевна – (присаживается рядом) Не беспокойся, пожалуйста, я сама себе куплю.

Митрич – (строго) Смотри, обязательно купи, а за кашу спасибо. Угадала, уважила. (встает из-за стола подходит к холодильнику, открывает, смотрит)

Матвеевна – (встает, берет тарелку, моет ставит на полку, протирает стол) Ну все, поехала я (выходит).

Митрич – (закрывает холодильник) Я тебя назад ждать буду.

Митрич выходит, следом выходит Матвеевна. Митрич входит, садится на стул, задумчиво смотрит в окно. Входит Лёник, следом за ним Нюра.

 ­

Лёник – Сейчас Нюра нам завтрак приготовит.



Нюра – Котлеток нажарю, картошечки на сале с чесночком.

Митрич – (морщится) Я уже позавтракал.

Лёник – Что ел?

Митрич – Манную кашу.

Нюра – (чистит картофель) Ну это не еда, на манной каше ноги протянуть можно!

Лёник – (крутит выключатель радио) Мы так не питаемся. Чтобы жить, нужны силы.

Митрич – (упрямо) Мне моих сил хватает!

Нюра – (весело) А будет еще больше!

Митрич – Нет, я завтракать с вами не буду.

Лёник – (отходит от стены) Так завтрак не через пять минут будет.

Нюра – (нарезает картофель, кладет его на сковородку)За это время вся манная каша растворится без остатка.

Лёник – Пожилым людям для полноценной жизнедеятельности белки нужны. Процессы метаболизма не те.

Нюра – (вытирает руки о халат) Вы папа Лёника слушайте, он в Вашей семье и самый грамотный и самый ответственный и самый внимательный.

Митрич – (самодовольно) Мой сын!

Лёник – (присаживается к столу) А я тебе после завтрака иголочки поставлю, пищеварение подкорректирую.

Нюра – (формирует котлеты) А я Вам папа на ужин блинов напеку.

Митрич – Блины тяжелая пища.

Лёник – У лапушки, папа, блины получаются прозрачные легкие как пушинка!

Нюра – (жарит котлеты) Лёник, лапусик, ты меня так захвалил, что мне просто не удобно стало.

Митрич – (назидательно) Вот мы с матерью тоже так жили, душу в душу.

Лёник – Ах, была бы мать жива, все было бы иначе!

Нюра – (изображает печальное лицо) Ах, какая золотая была женщина, ангел!

Митрич – (подхватывает интонацию) Пятьдесят пять лет вместе прожили, слова поперек не сказала.

Нюра – (угодливо) Добрая была женщина!

Лёник – Ничего для себя не просила, все детям и только детям!

Митрич – Да, мы для тебя ничего не жалели, все что у нас было тебе отдали.

Лёник – (недовольно) Ну не так много у вас и было.

Нюра – (переворачивает котлеты, мешает картофель) Я этого не видела, но все равно спасибо.

Митрич – А Лёник тогда еще на Ирке женат был.

Лёник - (морщится) Ну нашел что вспоминать.

Нюра – Папа не надо об этом, когда Лёник ее на улице встречает, ему с сердцем плохо становится.

Митрич – (сердито) Это ее Бог больным ребенком наказал, за ее подлости.

Лёник – (хватается за сердце) Папа пощади!

Нюра – Папа!

 ­

Митрич – (сердито) А что папа, не надо было на гулящей жениться.



Нюра – (ставит тарелки) Лёник очень раскаивается в своей ошибке.

Митрич – Хорошая ты Нюра, жалеешь Лённика, вот если бы он сразу на тебе женился, глядишь и детки у вас были бы. А то…

Нюра – Лёник ни в чем не виноват, он очень нравится женщинам. У нас каждая вторая ему на шею вешается.

Митрич – А со Светкой когда сошелся, о чем думал?

Лёник – Но вы то с мамой не против были!

Митрич – Мы с мамусиком думали, что она богатая и не знали что она сумасшедшая.

Лёник – Папа, пощади!

Нюра – Папа, это плохой разговор. Давайте, если котлеток не хотите, я Вам чаю налью.

Митрич – (резко) Наливай склянку!

Нюра наливает чаю и ставит вазу с конфетами поближе к свекру..

Митрич – (обращается к Лёнику) Ну как тебе Настасья?

Лёник – Да никак.

Митрич – А тебе Нюра, как Матвеевна показалась?

Нюра – (глядя на Лёника) Не поняла я, что она за человек.

Митрич – А меня она пока устраивает.

Нюра – (накладывает Лёнику еду) Возможно она излишне, как бы сказать, хозяйничает всюду.

Лёник – Разбаловал ты ее, это видно сразу.

Митрич – (прихлебывает из чашки) Без прислуги мне никак нельзя.

Нюра – А откуда она взялась?

Митрич – Она двоюродная тетка моей коллеги.

Лёник – А семья у нее есть?

Митрич – Одинокая.

Лёник – Дети есть?

Митрич – Нет, и не было.

Нюра – (накладывает еду себе и садится к столу) А замужем была?

Митрич – Была, вроде.

Лёник – Так что ты о ней знаешь?

Митрич – Что мне положено то и знаю.

Лёник – Кем положено?

Митрич – Я работаю с ее племянницей уже больше чем десять лет.

Лёник – А когда ко мне поедем ее куда?

Митрич – С собой возьмем, в хозяйстве пригодится.

Нюра – А у нас места мало, домик кнопочный, всего четыре комнатки.

Митрич – (задорно) А для меня место найдется?

Нюра – Ах, папа, какой же Вы шутник!

Лёник – Не обижай, отец, мы для тебя самую светлую и теплую комнату подготовили. А если захочешь, мы в нее тебе твою любимую хрустальную люстру повесим.

Нюра – Все будет так, как Вы ходите, папа.

Митрич – А я хочу старуху с собой забрать, вы на работе целыми днями, а кто за мной смотреть будет?

Нюра – Но мы ее не предусмотрели!

Лёник – (тихо) Не возражай, это блажь.

 ­

Нюра – Но как же, чужой человек в доме?



Митрич – Говорите громче!

Лёник - (тихо) Такие условия старухе создадим, сама сбежит. Главное отца к себе перетянуть.

Нюра – (громко) Хорошо, папа, будет так, как Вы скажете!

Митрич – (самодовольно) По-моему всегда было, есть и будет!

Лёник – (Нюре) Надо бы у него один ковер забрать.

Нюра – Конечно, зачем ему столько.

Лёник – А в твою комнату повесим пару твоих ковров, что бы стены совсем теплые были.

Нюра – Хорошо мы багажник с собой взяли.

Митрич – (отхлебывает чай) А как же здесь? Я здесь стены голыми не оставлю.

Лёник – (тихо) Не будем настаивать.

Нюра – Хорошо. Но потом их придется делить.

Лёник – Давай о чем нибудь другом поговорим.

Нюра – А может я и сегодня вам рыбки нажарю или баранинки!

Митрич – Ухи хочу.

Лёник – Лапушка, папа желает ухи.

Нюра – Значит, будет уха.

Лёник - Я сейчас рыбку засолю, а к отъезду подвялим, домой повезем.

Нюра – Ах, лапусик, я так тебя люблю!

Митрич – Какая радость на вас смотреть!

Лёник – (приобнимает Нюру) Лапушка, папа нами доволен.

Митрич – (важно качает головой в знак согласия) Вы мои главные наследники.

Лёник – Так мы тебя папа больше всех любим!

Нюра – Ой Лёник так хорошо иголочки ставит!

Лёник – Вот с рыбкой закончу возиться, я тебе иглы поставлю. Подлечу тебя, ты нас еще много лет порадуешь!

Митрич – (самодовольно) Хорошо, когда в семье свой врач.

Лёник – Я и маму столько лет на иголках продержал, иначе бы она умерла на много лет раньше.

Митрич – Знаю, знаю (обращается к Нюре) А ты Нюра меня береги и уважай, а я уж постараюсь.

Нюра – Ах папа, я с Вас пылинки сдувать готова!

Митрич – Это хорошо, так и делай!

Митрич встает, смахивает крошки с колен на пол и выходит. Лёник делает тоже самое.

Нюра – А чай?

Лёник - Не хочу.

Нюра сваливает посуду в мойку и выходит.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет