Название книги: Игра Эндера



жүктеу 3.54 Mb.
бет23/26
Дата18.02.2019
өлшемі3.54 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26

всеми сразу. Он менял группы, давая ребятам по несколько часов передышки.

Настоящие, большие сражения разыгрывались с перерывом в два-три дня и, как

обещал Мэйзер, стали намного тяжелее. Противник оставил попытки окружить

Эндера и больше никогда не использовал тесные построения, чтобы избежать

цепной реакции. И каждый раз случалось что-нибудь неожиданное и

непонятное. Иногда в распоряжении Эндера оказывался лишь один большой

корабль и восемь истребителей; однажды пришлось пробиваться сквозь сеть

укреплений в поясе астероидов; противники оставляли замаскированные

ловушки, одиночные корабли, взрывавшиеся, когда кто-нибудь подлетал

достаточно близко. Эндер начал терять корабли.

- Ты не имеешь права нести потери! - кричал на него Мэйзер после одного

такого боя. - Когда начнется настоящая война, у тебя не будет такой

роскоши, как неограниченный запас судов! Придется обходиться теми, что ты

привел с собой, и ничего больше. Привыкай выигрывать с минимумом потерь.

- До сих пор я не потерял зря ни одного корабля, - возразил Эндер. - И

как я смогу побеждать, если страх перед потерями свяжет мне руки?

Мэйзер улыбнулся.

- Прекрасно, Эндер. Ты кое-чему научился. Но в реальном сражении

старшие офицеры и, будь они неладны, гражданские кричат и не такое.

Кстати, если бы компьютер знал свое дело, он поймал бы тебя вот здесь и от

эскадры Тома остались бы рожки да ножки.

И они занялись разбором боя. Завтра на занятиях Эндер объяснит

командирам эскадр то, что показал Мэйзер, и в следующий раз они сработают

лучше.


Раньше они думали, что готовы, что сплотились в одну команду. Но

теперь, пройдя через настоящие испытания, они еще больше поверили друг в

друга, упивались боем. Ребята рассказывали Эндеру, что свободные от игры

все равно приходят и наблюдают. Эндер представлял, каково это - сидеть

среди друзей, которые радуются, хохочут, замирают от неожиданности,

хлопают в ладоши. Наверное, это здорово отвлекает, но как бы ему

хотелось... Он не был так одинок, даже когда целыми днями плавал на плоту

по маленькому озеру. Мэйзер Ракхейм стал для Эндера учителем, спутником,

но не другом.

Эндер молчал об этом. Ведь Мэйзер объяснил, что нечего ждать жалости,

что его личные неурядицы никого не волнуют. Впрочем, большую часть времени

они не волновали и самого Эндера. Он сосредоточился на игре, пытаясь

постигнуть все, что только можно. Научиться достойно отвечать жукерам,

даже если они окажутся умнее, чем ожидают на Земле. Он жил прошедшими и

будущими сражениями, видел их во сне и наяву и погонял подчиненных так

нещадно, что время от времени получал отпор.

- Послушай, ты слишком добр к нам, - говорил Алаи. - Я удивлен, что ты

не рычишь на нас всякий раз, когда мы не проявляем полного совершенства

всюду и везде. Если будешь и дальше так баловать, мы, пожалуй, поверим,

что ты нас любишь.

Несколько ребят прыснули в микрофоны. Эндер, конечно, уловил иронию и

ответил долгим молчанием. А когда заговорил, ни слова не сказал в ответ на

жалобу.

- Все сначала. Повторите все сначала, и на этот раз без жалости к себе.



Они повторили маневр, и все получилось, как надо.

Но по мере того, как росло доверие ребят к Эндеру-командиру, рушилась

их дружба, принесенная из Боевой школы. Ребята все больше притирались -

друг к другу, а не к нему, делились тайнами - со своими. Эндер был их

учителем, их командиром, требовательным и таким же далеким, как для него

Мэйзер Ракхейм.

Ну что ж, от этого они только лучше сражались. А Эндера ничто не

отвлекало от работы.

По крайней мере, пока он бодрствовал. Каждый вечер, уплывая в сон, он

все еще додумывал детали игры. Но по ночам ему мерещилось другое, совсем

другое. Часто он видел медленно разлагавшийся труп Великана, но не

плоский, двухмерный, раскрашенный компьютерный труп. Все было настоящим -

даже слабый запах смерти, еще висевший в воздухе. Все изменялось,

искажалось в его снах. В маленьком селении, выросшем под ребрами Великана,

теперь жили жукеры. Они серьезно отдавали ему честь, как гладиаторы,

приветствовавшие Цезаря, прежде чем умереть для его развлечения. В этом

сне он не испытывал ненависти к жукерам и даже не пробовал искать

королеву, которую - Эндер это точно знал - прятали от него.

Он всегда быстро уходил от тела Великана, а когда добирался до игровой

площадки, дети всегда были там, глумливые и хищные, всегда носящие

знакомые личины. Иногда Питера или Бонзо Мадрида, порой Стилсона и

Бернарда. Но чаще, куда чаще у кровожадных чудовищ оказывались лица Алаи и

Шена, Динка и Петры, а несколько раз он встречал среди них Валентину. Во

сне он сталкивал ее в воду и топил. Она билась в его руках, боролась,

чтобы вынырнуть, потом успокаивалась и застывала. Он вытаскивал ее из

озера, бережно укладывал на плот. Валентина лежала там, с окаменевшим

заострившимся лицом. Он кричал и плакал над ней. Повторял снова и снова,

что это была игра, игра, что он только играл!..

Мэйзер Ракхейм тряс его за плечо.

- Ты кричал во сне, - сказал он.

- Извините, - ответил Эндер.

- Ерунда. Тебе опять пора в бой.

Постепенно расписание становилось плотнее. Им приходилось сражаться

дважды в день, и Эндер свел занятия к минимуму. Когда остальные отдыхали,

он крутил до одурения записи прошлых сражений, пытаясь обнаружить промахи,

угадывая, что будет дальше. Часто он был полностью готов к тем новшествам,

которые использовал враг, реже его заставали врасплох.

- Мне кажется, что ты жульничаешь, - заявил он однажды Мэйзеру.

- Да?

- Ты наблюдаешь за моими занятиями. Видишь, над чем мы работаем. И



конечно, готов ко всему, что я могу сделать.

- Большая часть того, что ты видишь, - компьютерная имитация, - ответил

Мэйзер. - А компьютер запрограммирован применяться к твоим приемам только

после того, как они однажды использованы в бою.

- Значит, жульничает компьютер.

- Эндер, тебе нужно выспаться.

Но он не мог спать. Каждую ночь все дольше лежал с открытыми глазами в

ожидании тревожного, неглубокого сна, и часто просыпался. Чтобы думать об

игре или избавиться от сновидений - он и сам не знал. Кто-то словно

управлял его снами, заставляя возвращаться в худшие воспоминания, жить в

них, как в реальности. Ночной мир был настолько четок и осязаем, что дни

теперь казались сном. Он начал бояться, что утратит ясность мысли, что

усталость одолеет его во время игры. Эндер всегда "просыпался" в первую

секунду сражения. "Но если разум ускользнет от меня, разве я замечу?" -

думал он.

А усталость сказывалась. Теперь в каждом сражении он терял один-два

истребителя. Несколько раз врагу удавалось спровоцировать Эндера, найти

его слабые места. Порой бесконечные маневры настолько выматывали Эндера,

что победу приносила не столько стратегия, сколько везение. Мэйзер,

просматривая игру, с презрением говорил:

- Посмотри сюда. Ну зачем ты сделал это?

И Эндер возвращался к ребятам, пытаясь ободрить их, но иногда не мог

скрыть разочарования: они были слабы, они ошибались.

- Порой мы все делаем ошибки, - прошептала ему Петра однажды. Это была

мольба о помощи.

- Мы не должны их делать, - обрезал Эндер.

Если она и получит помощь, так не от него. Он учитель, а друзей пусть

поищет среди остальных.

А потом случилось так, что сражение чуть не закончилось катастрофой.

Петра завела свои войска слишком далеко. Она подставилась и поняла это в

тот момент, когда Эндера не было с ней. За несколько секунд от ее эскадры

осталось только два истребителя. Эндер подключился, понял, что происходит,

отдал приказ, Петра как будто не слышала. Ее истребители бессмысленно

топтались на месте, словно ожидая, когда их тоже собьют.

Эндер сразу осознал, что Петра пошла вразнос, не выдержала давления.

Блестящий командир, она играла чаще, чем кто бы то ни было, и получала

самые тяжелые задания. Но сейчас не было времени беспокоиться о Петре или

терзаться угрызениями совести. Он приказал Безумному Тому принять команду

над истребителями, а сам бросился спасать положение; позиция Петры была

ключевой, и теперь все планы Эндера полетели к чертям. Если бы жукеры не

ошалели от радости и не кинулись сломя голову закреплять полученное

преимущество, Эндер мог бы и проиграть. А так Шену удалось заставить

противника сомкнуть строй и подставиться. Цепная реакция несколько

уравняла шансы. Безумный Том бросил две машины в образовавшийся прорыв,

сея хаос в рядах неприятеля. Оба истребителя были сбиты. Шел тоже потерял

вес свои машины, но за это время Муха Моло зашел жукерам в тыл и положил

конец сражению.

А потом Эндер сидел и слушал, как Петра пытается прорваться к микрофону

и кричит:

- Скажите ему, что мне очень жаль. Я так устала, просто не могла

думать, совсем не могла, скажите Эндеру, мне жаль.

Она пропустила несколько занятий, а вернулась уже другой - утратила

прежнюю остроту и отвагу. То, что делало ее блистательным тактиком, ушло.

Эндер теперь мог использовать ее только на рутинной работе в мелких

операциях. Петра не была дурой. Она понимала, что происходит. Но она знала

также, что у Эндера не оставалось выхода, и прямо ему это сказала.

Итак, Петра сломалась, а она была далеко не самой слабой из командиров

эскадр. Он воспринял это как предупреждение: нельзя наваливать на ребят

непосильную ношу. Теперь, вместо того чтобы использовать человека каждый

раз, когда требовалось его мастерство, Эндер заставлял себя вспоминать,

как часто тот сражался. Они нуждались в отдыхе, а потому Эндер иногда

ходил в бой с командирами, которым доверял куда меньше. Снимая груз с

других, он наваливал его на себя.

Как-то ночью он проснулся от боли. Подушка взмокла от крови, соленый

вкус стоял во рту. Пальцы дрожали. Он понял, что во сне грыз собственный

кулак. А кровь все еще текла.

- Мэйзер, - окликнул он.

Ракхейм проснулся и вызвал врача.

Пока доктор обрабатывал рану, Мэйзер проворчал:

- Мне все равно, что и как ты ешь, Эндер. Самоедство не вызволит тебя

из школы.

- Я спал, - ответил Эндер. - И я не хочу покидать Командную школу.

- Хорошо.

- Другие, те, что не смогли...

- Ты о чем?

- Те, что до меня. Ваши ученики, которые не справились. Что стало с

ними?

- Они просто не справились. Вот и все. Мы не наказывали их, если ты об



этом. Они просто отправлялись домой.

- Как Бонзо?

- Бонзо?

- Он уехал домой?

- Не как Бонзо.

- А как? Что с ними случалось? Ну, когда они ломались?

- Почему это интересует тебя?

Эндер не ответил.

- Никто из них не забирался так далеко. Ты сделал ошибку с Петрой. Но

она оправится. И потом Петра - это Петра, а ты Эндер Виггин.

- Она - часть меня. Она делала меня.

- Ты не сорвешься, Эндер. По крайней мере, в ближайшее время. Ты

побывал в кое-каких переделках, но выпутался. Ты не знаешь пределов своей

выносливости, но, если уже достиг их, значит, ты куда слабее, чем мне

показалось сначала.

- Они умерли?

- Кто?

- Те, кто не сумел.



- Нет, не умерли. Боже мой, малыш, это же только игра, не больше.

- Думаю, Бонзо умер. Мне это приснилось прошлой ночью. Я вспоминал, как

он выглядел, когда я размозжил ему лицо головой. Наверное, вогнал носовой

хрящ прямо в мозг. У него кровь шла из глаз. Он умер на месте.

- Это же только сон.

- Мэйзер, я не хочу, чтобы мне снилось такое. Я боюсь спать. Я все

время думаю о том, чего не хочу вспоминать. Снова и снова прокручиваю всю

жизнь, как запись. Кто-то хочет, чтобы я вгляделся в самые ужасные моменты

моей жизни.

- Мы не можем накачать тебя лекарствами, если ты на это надеешься.

Жаль, что тебе снятся плохие сны. Может быть, оставлять на ночь свет?

- Да не смейтесь надо мной! - крикнул Эндер. - Я боюсь, что схожу с

ума.

Доктор закончил перевязку, и Мэйзер отпустил его.



- Ты действительно этого боишься? - спросил Мэйзер.

Эндер подумал и усомнился.

- Во сне, - сказал он, - никогда не знаешь, ты ли это.

- Странные сны, Эндер, это предохранительный клапан. Впервые в жизни ты

работаешь с полной отдачей. Ну, и тело ищет пути компенсации, вот и все.

Ты теперь большой мальчик. Пора перестать бояться ночи.

- Хорошо, - проговорил Эндер и решил больше никогда не рассказывать

Мэйзеру о своих снах.

Дни шли, и каждый день он сражался. Эндер втянулся в рутину

саморазрушения. Появились боли в желудке. Доктор посадил его на диету, но

вскоре он вовсе потерял аппетит.

- Ешь, - говорил Мэйзер, и Эндер автоматически подносил ложку ко рту.

Но если не принуждали, он не ел.

Еще двое командиров эскадр сломались, как раньше Петра, поэтому

остальным приходилось работать еще больше. Теперь у противника всегда было

трехкратное или четырехкратное превосходство. Жукеры изменили тактику;

когда дело оборачивалось худо для них, они быстро отступали,

перегруппировывались, затягивали бой, надеясь выехать на численном

превосходстве. Сражения тянулись все дольше и дольше. Иногда проходили

часы, прежде чем ребятам удавалось распылить последний корабль противника.

Эндер начал подменять усталых и задерганных командиров свежими и

отдохнувшими прямо в ходе сражения.

- Знаешь, - сказал ему однажды Боб, перехватывая команду над

оставшимися четырьмя истребителями Горячего Супчика, - эта игра уже не

доставляет мне прежнего удовольствия.

В один прекрасный день, когда Эндер муштровал командиров, комната вдруг

потемнела, и он очнулся на полу. Лицо было в крови: он ударился о

подлокотник и панели управления.

Его перенесли на кровать, и три дня он сильно болел. Ему виделись сны,

но даже во сне он понимал: это все не настоящее. То мерещилось, что он

видит Валентину или Питера. Порой это были его друзья из Боевой школы,

порой - жукеры-вивисекторы. Однажды он увидел, как наяву, что полковник

Графф склонился над ним и шепчет утешения, как заботливый отец. Но когда

Эндер проснулся, рядом был только враг, Мэйзер Ракхейм.

- Я не сплю, - сказал Эндер.

- Вижу, - ответил Мэйзер. - Долго же ты спал. Кстати, у тебя сегодня

бой.

Эндер встал, и сражался, и победил. Но второго сражения в тот день не



было, и ему разрешили лечь пораньше. Когда он раздевался, руки тряслись.

Ночью ему почудились чьи-то осторожные прикосновения. Бережные, нежные.

Он словно бы слышал голоса:

- Ты не был добр к нему.

- Меня об этом никто не просил.

- Как долго он продержится? Он гибнет.

- Достаточно долго. Скоро конец.

- Неужели?

- Еще несколько дней, и он сможет отдохнуть.

- Несколько дней, а он уже не держится на ногах.

- Не страшно. Сегодня он сражался лучше, чем вчера.

Призрачные голоса, похоже, принадлежали полковнику Граффу и Мэйзеру

Ракхейму. Но сон есть сон, могут померещиться самые дикие вещи. Эндер

окончательно уверился, что спит, когда услышал:

- Не могу этого вынести, не могу смотреть на то, что делается с ним.

А второй голос ответил:

- Я знаю. Я тоже люблю его.

А потом ему пригрезились Валентина и Алаи, которые похоронили его. Он

стал холмом, высох изнутри, и жукеры построили в нем городок, как раньше

это случилось с Великаном.

Сны. Только сны. Только в снах его любили и жалели.

Он проснулся, и снова сражался, и победил. И опять сон, и опять

видения. Пробуждение, победа, сон... Границы между явью и сном стерлись. И

это его не беспокоило.

А потом наступил его последний день в Командной школе, хотя Эндер об

этом не подозревал. Когда он проснулся, Мэйзера Ракхейма не было в

комнате. Он принял душ, оделся, сел на койку и стал ждать, когда Мэйзер

вернется и откроет дверь. Но Мэйзер не появлялся. Эндер подошел к двери и

толкнул ее ладонью. Дверь отворилась.

Неужели Мэйзер случайно выпустил его на свободу этим утром? Никто не

заставлял есть, заниматься или спать. Свобода. Но вот беда, он не знал:

как ею распорядиться? Может, найти командиров эскадр, встретиться с ними,

лицом к лицу, но где они живут? Не иначе как километрах в двадцати...

Поэтому, поблуждав немного по тоннелям, Эндер отправился в столовую и

позавтракал. Рядом сидело несколько морских пехотинцев, отпускавших

сальные шутки, половины которых Эндер просто не понял. Потом он пошел к

расчетчику, работать. Просто не мог больше ничего придумать.

Мэйзер ждал его. Эндер медленно вошел в комнату. Понурый и усталый, он

слегка шаркал ногами при ходьбе.

- Ты проснулся, Эндер? - спросил Мэйзер.

В комнате было много посторонних. Эндер не знал, кто они такие, но не

дал себе труда спросить. Стоит ли спрашивать? Все равно не скажут... Он

сел в кресло, пробежал рукой по панели, подхватил обруч с наушниками...

- Эндер Виггин, - сказал Мэйзер. - Пожалуйста, обернитесь. Сегодняшняя

игра требует объяснений.

Эндер повернулся. Оглядел людей, столпившихся сзади. Многих он видел

впервые. Некоторые были в штатском. Эндер заметил Андерсона и удивился:

что он здесь делает? Кто же руководит Боевой школой? Взгляд выхватил

Граффа, и Эндер сразу вспомнил озерцо в лесу под Гринсборо. И захотел

домой. "Увези меня домой! - мысленно попросил он Граффа. - Во сне ты

говорил, что любишь меня. Увези меня!"

Но Графф только кивнул ему; это было не обещание, а приветствие.

Андерсон и вовсе прикидывался, что его не узнал.

- Пожалуйста, слушай внимательно, Эндер. Сегодня твой последний экзамен

в Командной школе. Наблюдатели должны оценить твою подготовку. Если они

мешают тебе, мы можем показать им сражение на другом экране.

- Они могут остаться.

"Последний экзамен. После него я, наверное, смогу отдохнуть".

- Чтобы испытание было честным, не повторяло пройденного и содержало

нечто оригинальное, в игру введен новый элемент. Сражение развернется

вокруг планеты. Это подстегнет врага и заставит тебя импровизировать.

Пожалуйста, сосредоточься на игре.

Эндер подозвал Мэйзера поближе и спросил:

- Я первый, кто забрался так далеко?

- Победишь - будешь первым. Это все, что я волен сказать.

- А я волен слушать.

- Можешь дерзить сколько угодно, завтра. А сейчас, пожалуйста, займись

делом. Давай не будем портить картину. Как ты думаешь разобраться с

планетой?

- Нужно послать кого-то на обратную сторону, чтобы не действовать

вслепую.

- Правильно.

- И сила тяжести будет влиять на двигатели: легче лететь вниз, чем

вверх.


- Да.

- Сработает ли Маленький Доктор против планеты?

Мэйзер нахмурился.

- Даже жукеры во время нашествий не трогали гражданское население. Не

знаю, разумно ли будет использовать стратегию, которая может повлечь за

собой, скажем так, ответную реакцию.

- Единственное новшество - это планета?

- Ты помнишь хоть один бой, где бы я использовал против тебя только

один новый трюк? Будь уверен, Эндер, я тебя сегодня не пожалею. Нельзя

подсовывать флоту второсортный товар. Уж я постараюсь, Эндер, это не

поддавки. Держи в голове все, что знаешь о себе и жукерах. Может, что и

получится.

Мэйзер вышел.

Эндер проговорил в микрофон:

- Вы здесь?

- Все, - отозвался Боб. - Немножко поздновато для утренних занятий, не

так ли?

Значит, им не сказали. Эндер с минуту тешил себя идеей намекнуть



ребятам, насколько важен для него этот бой, а потом решил не забивать им

головы лишней информацией.

- Извините, ребята. Я проспал.

Они рассмеялись. Не поверили ему.

Эндер заставил их повторить парочку сложных маневров, чтобы разогреть

перед сражением. Потребовалось больше времени, чем обычно, чтобы обрести

ясность мышления, сосредоточиться на командовании. Так, реакция хорошая,

руки не дрожат, мозги работают. "Или мне кажется, что они работают?"

Корабли исчезли. Куб потемнел. Эндер ждал, когда появится позиция. "Что

случится после того, как я сдам экзамен? Другая школа? Еще год (или

больше?) изматывающих тренировок, год в полной изоляции, в роли

марионетки, неспособной распоряжаться собственной жизнью". Он с трудом

припомнил свой возраст. Одиннадцать. Сколько лет прошло с тех пор, как ему

исполнилось одиннадцать? Сколько дней? Он уже находился в Командной школе,

но каким был последний день рождения? Он не помнил. Наверное, просто не

заметил, пропустил. Как и все, кроме, пожалуй, Валентины.

Он ждал начала игры. Вот бы проиграть эту партию, провести ее плохо и

бездарно, чтобы его отстранили от подготовки. И отправили домой, как

Бонзо. "Бонзо уехал в Картахену. А мне нужно предписание отбыть в

Гринсборо. Победа означает продолжение. Поражение - путь домой".

"Нет, так нельзя, - сказал он сам себе. - Я нужен им, и, если проиграю,

мне некуда будет возвращаться".

Но он не верил в это, точнее, заставлял себя верить, а в глубине души

сомневался в своей необходимости. Нервозность Мэйзера - еще один трюк. Еще

один способ помешать ему отдохнуть. Ничего не делать... долго-долго...

Посреди экрана возник вражеский строй, и усталость Эндера сменилась

отчаянием.

Соотношение сил - тысяча к одному. Куб просто светился зеленым, столько

было вражеских кораблей. Они держались группами, но не стояли на месте -

постоянно двигались, меняли позицию, носились через весь экран, вроде бы

бесцельно. Эндер не мог найти щель для атаки: только что свободный путь

тут же оказывался закрытым, а рядом появлялся другой; строй, казавшийся

уязвимым, неуловимо менялся, и к нему уже невозможно было подойти. Планета

висела в нижнем углу экрана, и, судя по всему, за ней, вне пределов

видимости, затаилось еще столько же кораблей противника.

Его собственный флот состоял из двадцати кораблей-маток. При каждом

корабле - четыре истребителя. Он знал эту модель: машины медлительны,

старомодны, и радиус действия их Маленького Доктора вполовину меньше, чем

у поздних вариантов. Восемьдесят истребителей против пяти, а может быть, и

всех десяти тысяч вражеских кораблей.

Эндер слышал в наушниках тяжелое дыхание ребят, а еще он слышал, как в

комнате, за его спиной, кто-то из наблюдателей тихо и длинно выругался.

Было приятно знать, что хоть один из взрослых заметил, что это нечестный

экзамен. Впрочем, какая разница? Честность не входит в условия игры - это

ясно. Они не дали ему ни малейшего шанса. "Я прошел через все это, а они,

оказывается, даже и не думали выпускать меня".

Он вспомнил, как злобная компания Бонзо обступила его, угрожая. Тогда

ему удалось пристыдить Бонзо, заставить сражаться один на один. Здесь это

не сработает. И он не сможет удивить врага, как бывало со старшими


Каталог: file
file -> Симон маркиш
file -> Падение Трои Пьеса в 5-ти действиях
file -> 2. в греческом языке существует три слова для обозначения понятия «слово» «эпос», «логос» и
file -> Қазақстан Республикасы Қорғаныс министрінің 2016 жылғы 22 қаңтардағы №35 бұйрығымен бекітілген тиісті деңгейдегі білім беру бағдарламаларын іске асыратын Қазақстан
file -> График предоставления респондентами первичных статистических данных по общегосударственным статистическим наблюдениям в июне 2013 года
file -> 66 баспасөз релизі қаржы нарығындағы ахуал туралы


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет