Нефтегазовая промышленность и топливно-энергетический комплекс


Сибирская нефть в дореволюционную пору



жүктеу 3.85 Mb.
бет16/22
Дата29.08.2018
өлшемі3.85 Mb.
түріУчебно-методический комплекс
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22

3.19. Сибирская нефть в дореволюционную пору
Природа одарила Россию минеральными богатствами, не скупясь, щедрой рукой. При этом, однако, не преминула слукавить, упрятав свои сокровища или крайне глубоко в недрах, или забросив подальше от людских глаз в края суровые, труднодоступные, или рассеяв их на необозримых пространствах от южных гор до северных морей. Чтобы подступиться к этим щедрым дарам, русскому человеку приходилось, да и приходится до сих пор, преодолевать препятствия, совершенно неизвестные в практике экономического развития большинства стран мира. И невозможно назвать какое-либо государство, в котором бы геологическим службам проходилось сталкиваться с масш­табами и условиями, подобными российским.

На протяжении четырех столетий, со времени присоединения к России, Сибирь, составляющая больше половины современной площади страны, открывалась разными гранями своих природных богатств. Пер­вые страницы истории хозяйственного освоения Сибири написаны русс­кими землепроходцами, промышлявшими пушного зверя.

Более 50 лет после похода Ермака сибирская "соболиная казна" была одним из главных источников доходов царского двора. В таможен­ной книге Мангазеи за 1636 год зарегистрировано 87210 заготовлен­ных соболей стоимостью около 500 тыс. золотых рублей. С 1630 по 1637 год через мангазейские таможни прошло 477469 соболей, общей стои­мостью в 2 млн. 387 тыс. 345 руб., то есть на сумму, почти в 5 раз пре­вышающую годовой доход русского двора 70-х годов XVII века. Слава "златокипящей" Мангазеи - "страны несметных пушных богатств, где, едва родившись, белки и олени падают из туч и разбегаются по земле", волновала воображение, возбуждала жажду наживы.

Но недолгим оказался век "прочностоящей" Мангазеи. Вскоре после случившегося в 1642 году пожара, уничтожившего храмы, терема, кур­ные избы и амбары, вокруг пепелища бывшего великолепия Мангазеи по­селились "бескормица и беспромыслица". Обитатели ее - служилые и промышленные люди, воеводы и купцы, стрельцы и казаки - пустились в дальние походы, в "земли незнакомые". И никто из них не подозревал, что в недрах, под руинами оставшегося на берегах Тазовской губы мангазейского пожарища, таятся сокровища, способные затмить былую славу скоротечного великолепия Мангазеи.

После присоединения Сибири к русскому государству о выходах в бассейне Оби битумных сланцев - спутников нефти - писал сослан­ный в Тобольск хорватский общественный деятель Юрий Крижанич. За­тем, в 1684 году иркутский воевода Леонтий Кислянский сообщал князю К.Щербатову о "сущей нефти", найденной в окрестностях острога, где "из горы идет жар неведомо отчего и на том месте зимой снег не жи­вет и летом трава не растет". Выходы" каменного масла" по берегам Иртыша обнаружило посольство Ивана Унковского, направленное Петром I в 1722 году в Джунгарию. Образцы сибирского "каменного масла" с берегов Иртыша были доставлены в Петербург, Кто это сделал, установить, пока не удалось. Позже "каменное масло" описал великий русский ученый М.В. Ломоносов, заметивший, что "оно в великом множестве на реке Енисее находится".

В первой четверти XVIII века крупную экспедицию в Сибирь совершил немецкий исследователь Д.Г. Мессершмидт. В ее составе работал пленный шведский капитан Ф.Табберт, который, вернувшись на родину, опублико­вал в 1730 году под фамилией Ф.Иоганна фон Страленберга книгу "Се­верная и восточная часть Европы и Азии". В ней указывалось: "По ре­ке Иртыш, между соленым озером Ялишево и семью Палатями находится битуминозный материал, который загорается, если его подержать на свету. Этот материал залегает в земле не пластами друг на друге, а кривообразно". Далее он утверждал: "Нефть также имеется в Сибири в Уральских горах". Более того, автор свидетельствовал о "земляном дыме" (газе), встречающемся около Томска.

В середине XIX века наличие нефти в Сибири надеялся подтвердить геолог А.Л. Чекановский. После обследования ряда районов Приангарья он писал о "горящей горе" у деревни Тасинской по реке Оке, где куски сланцев были пропитаны асфальтом и имели запах нефти. В 1875 году группа иркутских предпринимателей пыталась искать нефть в Прибай­калье, но не получила положительных результатов.

В начале 1890-х годов, когда русская нефтепромышленность круто восходила к зениту, иркутский горнопромышленник Н.А. Цевловский пред­принял первую попытку бурения на нефть. Скважина, заложенная на бе­регу Байкала, на глубине 77 м обнаружила озокеритовое месторождение, как тогда считалось, надежный показатель вероятности нефтеносности. Геолог И.Д. Черский, посетивший в конце века дельту реки Селенги, пометил на карте места выбросов байкальскими водами озокерита и, хо­тя очевидных выходов нефти не нашел, но возможность присутствия ее в недрах Восточного Прибайкалья не исключал. Эти, по представлениям тех лет, почти абсолютные показатели перспективной нефтеносности, помноженные на авторитет известных ученых, естественно, не могли остаться за пределами внимания деловых людей.

В.А. Обручев, работавший в Прибайкалье по заданию Геологическо­го комитета, отметил, например, выход нефти в урочище Идан на Ангаре в 50-ти километрах от Иркутска. На его авторитетное мнение нередко ссылались и при квалификации нефтегазоносных проявлений в других районах байкальской зоны.

XIX столетие так и не увенчалось успехами в раскрытии тайн си­бирской нефти. Золото своим сияющим призраком быстрого обогащения затмевало невзрачную маслянистую жидкость, поиск месторождений ко­торой даже в заведомо нефтеносных кавказских районах требовал значи­тельных капиталов, риск неудачи был исключительно велик и нередко приводил кавказских нефтепромышленников на грань разорения.

Так, в (1892÷1893) годах сенсационные грозненские нефтяные фонтаны вызвали высокий коммерческий ажиотаж. Под аккомпанемент этой нефтя­ной горячки казачьи власти со ссылкой на научные авторитеты объявили заведомо нефтеносной громадную территорию своих владений. На много­численные и настойчивые предложения о сделке отвечали отказом. Выждав, когда цены вздулись под потолок, сдали участки в аренду. Новоявленные нефтепромышленники организовали бурение, но в итоге выяснилось, что почти рядом расположенное богатейшее фонтанирующее месторождение на­ходится вне всякой связи с дорогими приобретениями на казачьих землях. Надежды, а с ними и нефтяные фирмы, "пробурив" поря­дочные капиталы, лопнули, как радужные мыльные пузыри.

Вышедший в мае 1901 года в Томске номер журнала "Вестник золо­топромышленности и горного дела" сообщал: "В лаборатории Казанского университета только что окончены исследования и анализы образцов нефти из недавно открытого месторождения на берегу озера Байкал в Селегинском округе. Исследуемая нефть содержит до 60% керосина, имеет удельный вес 0,973, а по свойствам приближается к пенсиль­ванской нефти". Известие о байкальской нефти взбудоражило частных предпринимателей. На ее запах потянулись местные дельцы и авантю­ристы из других районов. Они шли по пятам разведочных партий, неред­ко уничтожая геологические обозначения и устанавливая на их месте собственные заявочные столбы. К весне 1902 года "столбопромышленниками" было заявлено около 180 "нефтеносных" площадей. Они покупались и перепродавались по всевозрастающим ценам.

В течение 1901-го и первой половины 1902 года информация о байкальской нефти не сходила со страниц отечественных и зарубежных деловых изданий. Но больше всех в фундаментальном освещении ситуации с байкальской нефтью преуспела французская пресса. Ряд французских изданий перепечатали статью Рязанова "Байкальская нефть", опублико­ванную еще в 1900 году в газете "Сибирская жизнь". В комментарии к ней подчеркивалось, что открытие байкальской нефти вполне согласует­ся с новейшими данными нефтегеологии и служит подтверждением так на­зываемой магматической теории происхождения нефти.

Кроме того, обнаружилось, что французский писатель Жуль Верн еще около четверти века назад в романе "Михаил Отрогов", как бы предвосхищая грандиозную нефтяную будущность Сибири, писал: "Извест­но, что почва Центральной Азии, как губка напитана углеводородными соединениями... Источники нефти бьют тысячами ключей, на поверхности земли. Это - "страна масла".

Перед искушением прибрать к рукам нетронутую сибирскую нефтяную целину и рынки сбыта, как в самой Сибири, так и в сопредельных стра­нах Востока устоять было трудно. После публикации серии статей Рязанова в парижских газетах и положительных комментариев французс­ких специалистов, байкальская нефтяная проблема трансформировалась в злободневный вопрос - кто раньше овладеет сказочными нефтяными богатствами в далекой Сибири.

Агенты Нобелей начали изыскивать собственные подходы к сибирс­кой нефтяной сокровищнице сразу же после сообщения о результатах ана­лизов байкальской нефти в Казанском университете. Авторитет казанс­ких химиков был вне подозрений, на него можно было полагаться с уве­ренностью.

Однако, фирма Нобелей ожидала конкретных результатов разведоч­ного бурения, более надежных гарантий в сравнении с прогностически­ми заверениями Рязанова. Но, по всей видимости, специалисты фирмы недооценили энергию и деловую хватку сибирских предпринимателей. И когда фирма Нобелей начала действовать решительно, намереваясь за­нять монопольное положение у истоков нефтяного дела в Сибири, вдруг обнаружилось, что ключи от нефтяных богатств Прибайкалья уже обрели хозяина.

Что говорить о Сибири, если даже в Поволжье, под боком у обеих столиц империи, поисковые и разведочные работы на широко известных здесь нефтепроявлениях ставились людьми случайными, дилетантами, надеявшимися на уда­чу и везение. Инициатива ученых, неоднократно поднимавших проблему нефтеносности Поволжья, поддержки в правительственных сфе­рах не находила. А усилия, средства и научно-геологическая подго­товка местных помещиков и других искателей счастья в нефтяном биз­несе были несоизмеримы с масштабами задач по организации и произ­водству нефтепоисковых работ, требовавших государственного подхода к их разрешению.

Вплоть до середины 1860-х годов, в лучшем случае дело ограничива­лось описанием и систематизацией выявленных выходов нефти.

Накануне первой мировой войны практическая отечественная нефтегеология делала только первые шаги от своей кавказской колыбели. Пер­воочередные маршруты нефтепоисковых партий; созданных под эгидой Геологического комитета и других научных сообществ, направлялись, прежде всего, в районы, ранее известные обильными поверхностными нефтепроявлениями: в Ферганскую долину, в Эмбенский бассейн, на Кер­ченский полуостров, на восточное побережье Каспия.

Откуда же в действительности взялась "песчинка, перевернув­шая колесницу триумфатора?" Ответ на этот вопрос дает отечественная историография. "Первопричина упадка коренилась... в самом строе нефтяного хозяйства в действиях монополий, которые в сочетании с условиями политического режима приобрели в России особо паразити­ческий, "хищнический характер".

В свое время русские нефтяные фирмы при активной поддержке правительства прочно закрыли внутренний рынок России от импортного, в частности, американского керосина. Представлялось, что в случае затруднительного развития экспортной торговли неисчерпаемые воз­можности внутреннего рынка обретут значение главной составляющей прогрессивного развития русской нефтепромышленности. Действительно, по потреблению керосина на душу населения даже в лучшие годы расцве­та нефтяного дела, Россия не поднималась выше 5-го места в мире и на­ходилась в соседней строке с Японией. Однако, ставка на внутренний рынок не оправдалась. Внутренний рынок оказался неподготовленным для того, чтобы стать буфером, смягчающим удары, наносившиеся кон­курентами по экспортным позициям нефтяного дела.

Одна из причин этого заключалась в том, что длительное время, как отмечал в этой связи Нобель, "мы вывозили продукты обработки сырой нефти - керосин и смазочные масла, оставляя у себя нефтяные отходы - мазут, служащий нам в качестве топлива".

Даже мазут имел весьма ограниченное применение. Железнодорожный и речной транспорт работали преимущественно на угольно-дровяном топ­ливе, морской флот (торговый и военный) - каменном угле. Бытовая статья топливного баланса почти полностью покрывалась дровами.

Русская нефтяная промышленность все больше отставала от стре­мительного темпа зарубежных нефтяных соперников, связавших свою бу­дущность со все более дефицитным бензином.

В то время, как ведущие иностранные нефтяные фирмы переходили на рельсы бензинового производства, в кооперации с автомобильными компаниями развивали сеть сбытовых организаций, русские керосинозаводчики нашли бензину довольно своеобразное применение. Они стали добавлять его в осветительный керосин и в мазут, от чего температура вспышки этих нефтепродуктов понизилась на несколько градусов. В ре­зультате русский керосин, считавшийся прежде самым безопасным, стал взрываться. Ряд зарубежных фирм - традиционных торговых партнеров бакинских нефтезаводчиков - отказались от приобретения взрывоопасно­го "русского света".

Электрический свет, незримо разливавшийся по паутине проводов, затмил своим блеском подслеповатый огонь керосинового фитиля.

Русская нефтяная промышленность вопреки радикальным изменениям в структуре ассортиментных требований нефтяного рынка продолжала движение по рельсам керосинового тупика. Экспорт керосина через Батумский порт сократился за (1908÷1913) годы с 32 млн. до 23 млн. пудов, а за следующий 1914 год - еще более чем вдвое и составил всего 10 млн. пудов. Почти столь же круто падало потребление керосина на внутреннем рынке: с 76 млн. пудов в 1904 году до 57 млн. пудов в 1914 году. Не спасла положение и мазутная альтернатива русского нефтяного дела. Несмотря на некоторый рост производства топливного мазута и смазочных масел, добыча нефти на Бакинских промыслах за период 1904÷1913 годов снизилась с 615 до 390 млн. пудов.

Практическое разрешение проблемы нефтяной будущности Сибири в течение последующих, без малого 50-ти лет находилось, как и прежде, в состоянии глубокой летаргии. На пути к открытию их нефтяных сокровищ еще предстояло прорубиться через дебри гипотез и теорий, прорваться сквозь шквальный огонь критики и цепкую трясину скептицизма и иллюзий, старых и новых предрассудков.

3.20. Золотлй век Тюменского нефтегазового края
Сейчас можно утверждать, что из всех крупнейших нефтедобываю­щих центров земного шара только Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция, почти не имела поверхностных признаков нефтеносности или они были не бесспорны. Может быть, это явилось основной причиной того, что она была открыта только во второй половине 20-го столе­тия.

Эта нефтегазовая территория - почти непрерывная тайга с боло­тами и множеством озер и труднодоступной тундрой. До начала промыш­ленного освоения здесь было известно лишь несколько небольших се­лений. В тридцатые годы в тюменской газете "Советский север" сооб­щалось о проявлениях нефти в районе Юрт Цингалинских, ныне Ханты-Мансийского района.

В 1934 году трест "Востокнефть" организовал геологическую пар­тию для проверки заявок в южной части Тюменской области. Академик И.В. Губкин придал большое значение обнаруженным здесь выходам неф­ти и обосновал необходимость дальнейших тщательных поисков.

С 1939 года начались плановые буровые исследования силами спе­циалистов треста, цель которых - не разведка отдельных площадей, а изучение геологического строения всей территории. Бурение с целью поиска нефти и газа велись только на юге области. На это было много при­чин, главные - доставка оборудования и обеспечения людей жильем и питанием. В условии полного бездорожья и необжитости территории.

Только в сентябре 1953 года из Березовской опорной скважины неожиданно ударил первый фонтан газа. Это была пе5рвая победа.

В 1960 году в Шаимском районе в долине реки Конда дала промыш­ленную нефть (300 тонн/сутки) скважина №6 на Трехозерном месторож­дении. В следующем году получена промышленная нефть на Мегионском месторождении. Вскоре на Усть-Балыкской площади, а севернее - на Тазовской и Губкинской площадях открыли газовые месторождения. Уже к концу 60-х годов сеть месторождений охватила обширную территорию Западной Сибири.

На Омский ГПЗ первый речной танкер ушел в 1964 году с Шаимской нефтью, следом пошли баржи из Мегиона.

В 1965 году вошел в строй нефтепровод Шаим - Тюмень, началась прокладка первого крупного трубопровода Усть - Балык - Омск (УБО). Вот они, первые гигантские шаги "нефтяников" Тюмени!

Год 1966-й. Заполнен нефтью головной участок нефтепровода УБО, разрабатываются Тетерево-Мартымьинское, Западно-Сургутское, Ватинское месторождения, подтверждены колоссальные запасы Урен­гойского газоконденсатного месторождения (открытые в 1965 г.). Даже само название Уренгой переводится на русский язык, как зага­дочный.

Год 1969-й. Начало промышленной эксплуатации Самотлорского месторождения и уже на следующий год добыто 50 млн. т. Сибирской нефти. В Татарии это удалось сделать только, за 20 лет. Тюменские нефтяники 1 млрд. тонн добыли, всего за 10 лет, обогнав к 1979 г. знаменитых производителей нефти: Иран, Ирак, Венесуэлу.

Аналогичными семимильными темпами развивается добыча Тюменско­го газа: 1970 г. - 9,2 млрд. м3, 1975 г. - 34 млрд. м3, 1978 г. - 85 млрд. м3.

Благоприятное геологическое строение пород, представленных песчано-глинистыми толщами, позволило геологам и геофизикам рас­шифровать геологию территории Западной Сибири, а буровикам обеспе­чить хорошее бурение. К 1980 г. были пробурены наиболее перспектив­ные участки и лучшие по добычным возможностям скопления нефти и газа уже введены в эксплуатацию. Прирост добычи каждой тонны дается все труднее. Эффективность поисково-разведочных работ - прирост запа­сов нефти в расчете на метр пробуренных скважин - закономерно сни­жается. Западная Сибирь находится сейчас на новом, более трудном этапе своего нефтегазового развития. Это мировая тенденция. Добыча нефти в США снижается с 1970г., достигнув максимальной отметки 475 млн. тонн. В Венесуэле - снижение с 175 млн. тонн (то же в 1970 г.) до 113 млн. тонн.

С 1980 г. на земном шаре нефти добывается более 3 млрд. тонн в год. Много ли это? Из угля, равного по калорийности такому количеству нефти, можно было бы сложить около 1300 пирамид Хеопса! Пожалуй, много...

Тюменский нефтегазовый комплекс - "жемчужина" мирового масшта­ба и это не преувеличено. Она, вероятно, достигла своей максималь­ной величины и важно ее сохранить и для себя, и для потомков. Путь бесконтрольной эксплуатации комплекса может привести к уничтожению его исключительной ценности.

Тюменская область занимает особое место в структуре отечественной нефтяной промышленности. Начиная с 70-х годов, Тюмень является не только главным нефтяным центром страны, но и источником большой части валютных поступлений государственного бюджета.

И несмотря на то, что с течением времени доля региона в общероссийской нефтедобыче несколько уменьшается, в обозримой перспективе “конкурентов” у Тюмени не появится. Конечно, в запасе у России есть ещё нефть Сахалина, Тимано-Печоры, Восточной Сибири, прикаспийского юга, однако без тюменского сырья всех этих богатств, в лучшем случае, хватит для поддержания внутреннего нефтепотребления, да и то при условии огромных капиталовложений.

Сегодня две трети российской нефти добывается на территории Тюменской области. К настоящему времени только на месторождениях, расположенных в Ханты-Мансийском автономном округе, добыто более 6 млрд. т. нефти, что вдвое превышает все доказанные запасы США. Интенсивная разработка западносибирских месторождений привела к их значительной выработанности. Но и того, что осталось в недрах региона, при существующих темпах отбора должно хватить, по оценкам российских специалистов, ещё более чем на 40 лет. Западные прогнозы более сдержаны (20÷25 лет), так как исходят из существующих сейчас технологических ограничителей. Но, если всё-таки исходить из того, что технический прогресс не будет стоять на месте, можно признать отечественные оценки достаточно обоснованными. Кроме того, в области есть и довольно значительные запасы, сосредоточенные на открытых, но пока неразрабатываемых месторождениях. К их числу относятся:


  • Приобское с геологическими запасами 2,4 млрд. т и извлекаемыми – 0,7 млрд. т. Месторождение является третьим в мире по запасам среди открытых, но неразрабатываемых.

  • Салымская группа месторождений с извлекаемыми запасами нефти (100÷140) млн. т.

  • Уватская группа месторождений с потенциальными извлекаемыми запасами нефти в объёме 1,1 млрд. т ,из которых 0,8 млрд. – это выявленные запасы.

Значительные перспективы связаны с до разведкой и освоением новых нефтеносных площадей в Ханты-Мансийском, Октябрьском и Нефтеюганском районах ХМАО, Пуровском, Тазовском и других районах Ямало-Ненецкого автономного округа. В ближайшей перспективе большой эффект (стабилизация и даже наращивание нефтедобычи) может быть получен за счет восстановления бездействующих скважин и более эффективной эксплуатации уже разрабатываемых, старых месторождений. Только в недрах Самотлора осталось ещё более 1млрд. тонн нефти, залегающей в основном в низкопродуктивных пластах.

Вышеперечисленные факторы дают основание для того, чтобы сделать относительно оптимистический прогноз нефтедобычи в Тюменской области.




3.21. Плюсы и минусы интенсивной добычи

Как шла добыча нефти в конце XX века? Учеными хорошо разра­ботаны модели оптимальной эксплуатации пласта, позволяющие взять максимум нефти из месторождения за весь период его использования. Наша технология и как правило, равномерный отсос, позволяет взять на месторождениях Западной Си­бири всего около трети запасов нефти. При интенсивной добыче эта доля падает как минимум до (27÷28)%.

Были случаи, когда месторождение, по существу, исчерпывалось после добычи всего (9÷10)% нефти, содержащейся в пластах.

Сверхинтенсивная эксплуатация осуществлялась, например, на Самотлоре, где быстро был достигнут максимум в 130 млн. тонн в год, а затем так же круто шло падение добычи. Огромные запасы неф­ти там невозвратно потеряны.

Что касается нефти, то это выражалось в стремлении любой це­ной добыть в Тюменской области 500 млн. тонн в год. Сливки с нефтя­ных месторождений были сняты очень быстро, и уже с конца 80-х го­дов начинается стремительный спад нефтедобычи.

Оказалось, что нечем заменить исчерпанные за считанные годы высокопродуктивные месторождения. Сказалась недостаточность и не­эффективность геологоразведочных работ. В Западной Сибири в последние годы не были открыты круп­ные, высокодебитные нефтяные месторождения. Однако, пришлось вво­дить в разработку большое число мелких, низко дебитных объектов. В стадии снижения добычи находится четыре пятых всех месторождений, а в (1989÷1991) го­дах более чем на 20% снизился объем бурения разведочных скважин, что привело к сокращению прироста разведанных запасов нефти на 27%. Половина разведанных запасов нефти сконцентрирована всего на 46 месторождениях, 30 из них находятся в Тюменской области.

Таблица 29

Запасы месторождений России


Месторождение нефти



Удельный вес за­пасов ко всем за­пасам нефти в России, в%

Извлечено нефти с начала эксплуа­тации, в% к первоначаль­ным запасам месторождения

Тюменская область:







Самотлорское

6,1

59

Федоровское

1,9

45

Мамонтовское

1,0

63

Варьеганское

0,5

59

Южно-Сургутское

0,5

49

Западно-Сургутское

0,4

55

Ватинское

0,3

58

Татария:







Ромашкинское

1,8

83

Ново-Елховское

0,5

69

Самарская область:







Махановское

0,2

85

Башкирия:







Арланское

0,6

72

Туймазинское

0,2

89

Коми:







Усинское

0,5

51

Томская область:







Советское

0.4

55

Мы уже извлекли 41% нефти, содержащейся в недрах страны. В За­падной Сибири выкачали 26,8%. Причем, нефть взята из лучших месторождений, требующих минимальных издержек при добыче. Средний де­бит скважин непрерывно снижается и с 14,1 тонны в сутки в 1986 г. упал до 10,2 в настоящее время. На основных месторождениях нефти осталось не так много. Ниже представлена табл. 29, над которой стоит заду­маться.

В старых районах нефтедобычи показатель средней выработанности месторождений доходит до 75%. Хорошо известно, что в мире су­ществует иной подход. Темпы выработки запасов нефти в России в (3÷5) раз превышают показатели Саудовской Аравии, ОАЭ, Венесуэлы, Ку­вейта. Это означает, что месторождения можно "спокойно" эксплуатировать (30÷50) лет.

В разработку уже вовлечено 77% от общего объема текущих за­пасов нефти, открытых в Тюменской области, который дает две трети всей добычи нефти в стране. В 1980 г. в области добыто больше неф­ти, чем в любой стране мира. Сравните: в Тюменской области - 368,8 млн. тонн, США - 365 млн. тонн. Саудовской Аравии - 322,5 млн. тонн. Хочется напомнить, что по количеству раз­веданных запасов нефти наша страна пока уступает только Саудовской Аравии. А мы все качаем и качаем нефть, не считаясь с потерями. Необходимы строгие законодательные акты, регулирующие отбор нефти из плас­тов.

Только Самотлор дал с начала эксплуатации около 2 млрд. тонн нефти. По нынешним мировым ценам - это не менее 300 млрд. долларов. Или иначе: на каждого жителя нашей страны только нефтяники Самотлора добыли "черного золота" на совершенно реальные 1000 долларов.

В 1990 году при добычи нефти в 551,1 млн. тонн из эксплуатации выбыли мощности, дающие 123,7 млн. тонн. Другими словами, если новых скважин не бурить, то при таком темпе падения скоро не будет добыто ни одной тонны нефти. Но дело еще и в том, что про­цент выбытия нарастает. В 1990 году для компенсации 1 млн. выбывших мощностей требовалось ввести 166 скважин, в 1,3 раза больше, чем в 1980 году. При этом дебит новых скважин снизился с 39,1 тонны в сутки в 1980 г. до 17,6 спустя десять лет. К 1995 году средний дебит скважины стал (11÷12) тонн/сутки. Для добычи 1 млн. тонн нефти требуется пробурить уже (240÷250) скважин. При этом, средняя глубина скважин нарастает; в 1980-м она равнялась 2003 метрам, а через 10 лет - 2340 метрам. Увеличивается обводненность нефти: с 57.4% в 1980 году до 77,5% в 1990 году. Почти на четыре пятых из скважин качается не нефть, а водонефтяная эмульсия. Отделение нефти от воды стоит больших затрат. Нефтедобыча требует все больше и больше денег.

Необходимо внимательно присмотреться к тем объединениям, где растет нефтедобыча, причем не за счет сверх интенсивного использо­вания новых месторождений. Может быть, у этих объединений есть что-то общее, что необходимо перенять?

Добычу нефти в стране можно сравнить с "заготовкой сырья" охотником-браконьером, который убивает крупного зверя, чтобы полу­чить только самые лакомые куски, бросая большую часть туши. Подоб­ное браконьерство распространяется и на попутный газ, 12 млрд. куби­ческих метров которого сжигается в факелах, и на саму нефть, отбор которой из пластов не возрастает, оставаясь на самом низком уровне. и на природную среду - тундру, тайгу, степи, все больше и боль­ше загрязняемых нефтью, гибнущих от несовершенства применяемых тех­нологий. Несмотря на 52 научно-исследовательских и проектных инсти­тута, в которых пребывает несколько тысяч докторов и кандидатов наук технология добычи, транспорта и переработки нефти отстали от мирового уровня. Нет действенных интересов, побуждающих хозяйствен­ных руководителей ставить такие вопросы во главу угла, да еще и с учетом экологии.

После рекордных 625 млн. тонн нефти, добытой в 1988 г., прогноз российских экспертов на 1992 г. казался неправдоподобным - 460 млн. тонн, но действительность оказалась хуже.

Таблица 30

Темпы добычи нефти в СССР и России


Годы

1986

1987

1988

1989

1990

1991

1992

1993

Добыча нефти, млн. т

595

610

625

625

540

518

460

400

Эта оценка не учитывала всей сложности ситуации в нефтедобывающей промышленности России. Если нынешние тенденции сохранятся, то отрасль, 30 лет бывшая для страны скатертью-самобранкой, постигнет горькая участь, впро­чем, уже повторно, как в начале века.

Западная Сибирь - это не только нефтяной край, а целый топливно-энергетический комплекс, в котором ведущая роль принадлежит газовой промышленности.

Доля СССР в 1956 году в мировой добыче газа составляла лишь 5%, на сегоднийший деньзрасла до 40%. Среднегодовой темп добычи газа в четыре раза выше, чем в США. Полагают что страны-члены Организации стран-экспортеров нефти (ОПСК) будут контролировать около 20%, а наша страна - около 30% мировых запасов природного газа.

Выше мы рассмотрели наиболее характерные признаки "болезни" нефтяной промышленности.

Уже сейчас можно утверждать, что и газовая промышленность по­ражена теми же вирусоносителями и без должных выводов в реорганиза­ции хозяйственных структур : болезнь газовой промышленности также может перейти в хроническую форму.

"Наши эксперты считают, что если государства СНГ не найдут выхода из политического кризиса, добыча нефти в бывших советских республиках будет сокращаться на 10 процентов в год. А это деста­билизирует мировой нефтяной рынок и может вызвать на нем новый энергетический кризис", - сказал секретарь Латиноамериканской ор­ганизации по энергетике Г.Санчес.

Таблица 31



Запасы природного газа в мире

Регион

Запасы газа. млрд.м3

Обеспечение запасами газа (лет)

Д

ДОП

О

Д

О

Западное полушарие

I3018

5I3II

64329

18

89

Западная Европа

4246

5223

9469

21

47

Ближний и Средний Восток

18396

29332

47728

151

392

Африка

5906

26253

32159

82

449

Азия—бассейн Тихого океана

4259

10264

14523

59

202

Антарктида

-

3200

3200

-

-

Восточная Европа

31752

630II

94763

63

187

Всего:

77577

188594

266I7I

46

157

В том числе ОЭСР

13472

49275

62747

16

74

Д - Достоверные; ДОП - Дополнительные; О – Общие.
Таким образом, налицо разрыв связей между конструкторами новой техники, ее производителями и нефтедобытчиками. К этому можно добавить, что существует полная нестыковка интересов по всей технологической цепочке, связанной с транспортировкой, пере­работкой и доведением нефтепродуктов до потребителя.

Современный этап развития нефтяной промышленности России характеризуется значительным изменением структуры запасов нефти, снижением объёма их текущего прироста, а также существенным ухудшением качества вновь открываемых месторождений.

Для увеличения нефтеотдачи и реализации возможности продуктивного освоения трудно извлекаемых запасов нефти требуется ускоренное создание, испытание и широкое применение новейших технологий воздействия на пласты.

В ближайшие годы преимущественное применение будут иметь технологии гидродинамических методов воздействия на пласты, направленные на повышение эффективности заводнения – основного метода разработки месторождений в России. Главные работы здесь связаны с освоением комплексных технологий, обеспечивающих постоянный контроль за выработкой запасов нефти в объёме пласта, а также адресное воздействие на коллектор.

Процесс контроля и управления разработкой месторождений основывается на построении геолого-технологических моделей на ЭВМ.

Важное направление в совершенствовании технологий нефтеизвлечения связано с увеличением объёма дренирования пласта путём использования горизонтальных и многозабойных скважин, а также гидроразрыва. Горизонтальные и многозабойные скважины позволят увеличить текущие дебиты скважин в 2 – 10 и более раз, сократить количество необходимых скважин на месторождении.

Особое премущество гидроразрыва пласта может проявляться на начальной стадии разработки месторождений, когда можно внести определённые коррективы в очерёдность бурения скважин и их размещения.

Как и во многих других странах, в России активно ведутся работы по созданию и применению новых технологий воздействия на пласты, среди которых особое значение имеют третичные (тепловые, газовые и химические) методы увеличения нефтеотдачи.

Оценки показывают, что Россия сейчас занимает третье место в мире (после США и Канады) по уровню добычи нефти за счёт применения указанных методов, что составляет около 9 млн т/год. Из них химические методы обеспечивают 75% этого объёма, тепловые – 20% и газовые – 5%.

С течением времени преимущественное развитие начали получать более простые, но и менее “мощные” (по сравнению с химическими) методы, не требующие для своей реализации значительных капиталовложений и дефицитных реагентов. Примером может служить внедряемая в Западной Сибири технология системного воздействия на пласт, обеспечивающая за счёт определённой последовательности обработки скважин увеличения на (2÷5)% нефтеотдачи пласта. Однако, к сожалению, использование данной технологии не может кардинально решить проблему увеличения нефтеотдачи месторождений. Необходимо уже сейчас применять в небольших масштабах или готовить к применению технологии, позволяющие повышать степень нефтеизвлечения не менее чем на (8÷10) пунктов, по сравнению с процессом обычного заводнения. Однако практически это возможно только в условиях существенной заинтересованности нефтедобывающих предприятий в испытании и использовании новых технологий. В связи с этим важно напомнить, что в США в середине 70-х годов в этих целях был принят ряд специальных ценовых и налоговых льгот. Очевидно, что в России необходимо внедрения подобных мероприятий, способных решения вышеизложенных проблем нефтяной и газовой отрасли.



Задачи для самостоятельного решения
Задача 1. Определить максимальную нагрузку на вертикальный сепаратор диаметром 1,6 м по жидкости, если газовый фактор нефти при давлении в сепараторе 0,6 Мпа и температуре 293 К равен G(p) = 100 (объем газа приведен к нормальным условиям), обводненность добываемой продукции В = 0,5

Задача 2. Подобрать горизонтальный газонефтяной сепаратор конструкции ЦКБН, если нагрузка на него по нефти составляет 20 000 м3/сут с рабочим давлением 0,6 Мпа и температуре 20 С. Давление насыщения пластовой нефти 10,2 Мпа, пластовая температура 54 С, газонасыщенность 136,5 м3/т (объем газа приведен к нормальным условиям), плотность дегазированной нефти при 20 С и атмосферном давлении 825,1 кг/м3, относительная (по воздуху) плотность газа однократного разгазирования нефти 1,09, молярные доли- азота 0,0278 и метана 0,3906 в газе однократного разгазирования.

Задача 3. На дожимной насосной станции (ДНС) в сепараторе первой ступени поддерживают давление 0,6 Мпа. Длина сборного коллектора, идущего от «Спутника» до ДНС, L= 10 км и (внутренний) диаметр его D= 0,3 м. Сборный коллектор горизонтален. Объем перекачиваемой нефти G= 3800 т/сут, ее плотность ρ=0,8 т/м3, кинематическая вязкость v=100 мм2/с. Определить необходимый начальный напор Hн или начальное давление pн.

Задача 4. Определить необходимый диаметр горизонтального отстойника для предварительного сброса воды с относительной высотой водяной пушки в нем e=0,46, если максимальная нагрузка на него по жидкости не превысит 6300 т/сек, а обводненность эмульсии в зоне отстоя колеблется от 30 до 45%. Вязкость нефти в условиях эксплуатации отстойника из-за температурных колебаний может изменяться от 3,5 до 4 мПа.с.

Задача 5. В начало сборного коллектора длиной L = 10 км, диаметром D = 0,2 м подают товарную нефть в количестве G = Gт+ Gп = 180 т/ч, вязкостью m= 20 мПа.с и р= 800 кг/м3. Из сборного коллектора нефть отбирают в трех точках соответственно с q1= 20 т/ч, q2= 50 т/ч и q3= 100 т/ч. Расстояние от начала коллектора до точек отбора нефти следующие: l1= 4000 м, l2= 200 м, давление равно 1,6 Мпа. Сборный коллектор проложен горизонтально и местных сопротивлений не имеет.

Контрольные вопросы


  1. Виды углеводородных ресурсов.

  2. Гипотезы происхождения нефти и газа.

  3. Химический состав нефти и газа.

  4. Физические свойства нефти и газа.

  5. Теплотехнические свойства нефтепродуктов и газа.

  6. Способы переработки нефти.

  7. Основные виды нефтепродуктов.

  8. Что такое газогидраты?

  9. Использование нефти в медицине.

  10. Развитие нефтедобывающей промышленности России в XIX-ХХ веках..


Каталог: wp-content -> uploads -> umk2
uploads -> Шжқ «Павлодар қаласының №5 емханасы» кмк байқау кеңесі отырысының №2 хаттамасы павлодар қ. 2015 жылғы 12 қазан Өткізу формасы
umk2 -> Тюменская областная дума тобольско-тюменская епархия
umk2 -> Социальная эффективность управления региональной системой образования
umk2 -> Тюменская область
umk2 -> Разработка и исследование технологических жидкостей для добычи и транспортировки нефти
umk2 -> Практическое занятие 1
umk2 -> 1 Обсадные трубы отечественного производства
umk2 -> Исследование и разработка способов, повышающих нефтеотдачу в низкопроницаемых коллекторах хохряковской группы месторождений


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет