Нельсон Родригес



жүктеу 0.74 Mb.
бет2/5
Дата14.03.2018
өлшемі0.74 Mb.
1   2   3   4   5

АРАНДИР.

Он мне не родственник.

АМАДУ.

Давай по порядку. Вы значит не родственники. Может, друзья?



АРАНДИР.

Нет.


АМАДУ.

Значит, просто знакомые?

АРАНДИР.

И не знакомые.

КУНЬЯ (кричит).

И не знакомые?!

АМАДУ.

Значит, ты никогда... Слушай внимательно. Ты никогда в своей жизни не видел погибшего?



АРАНДИР.

Клянусь! Клянусь чем хотите! Даю вам слово!

АМАДУ.

Да брось ты.



АРАНДИР (в отчаянии).

Сеньор комиссар, мне очень нужно позвонить домой!

КУНЬЯ (преувеличенно).

Именно поэтому полиция должна действовать со всей строгостью. А теперь перейдем к делу.

АМАДУ.

Погоди, Кунья! Если у тебя не было ничего общего с этим типом...



АРАНДИР.

Я его первый раз в жизни видел.

АМАДУ.

Тогда обьясни... Какого черта тебе... Ты ведь женат уже год. Так?



АРАНДИР.

Почти.


АМАДУ.

Медовый месяц, можно сказать, еще не кончился! Так какого черта тебе понадобилось в свой медовый месяц... изменять жене? Целовать какого-то мужика!

АРАНДИР (в изумлении).

Так вы считаете...

АМАДУ (возбуждаясь).

Да еще и у всех на виду! Сотни людей! В пять часов пополудни! На площади Бандейра! Перед всем народом! Устроить такое шоу! Перед всем городом! Весь город смотрел на твое представление!

КУНЬЯ (кричит).

А кольцо ты не терял, ты его выбросил, свое обручальное кольцо!

АМАДУ (в ярости).

Слушай, а если бы переехали одного из нас? Если бы автобус раздавил меня! (Заходится в диком хохоте.) Или комиссара, например! Ну скажи, ты бы сделал то же самое? Поцеловал бы комиссара или меня, да?

(Грязно смеются.)
АРАНДИР (с дрожью в голосе).

Да поймите, он же умирал! Умирал у меня перед глазами! А я смотрел, как он умирает!


1.4
(В квартире Сельминьи. На сцене Сельминья и Далия.)
СЕЛЬМИНЬЯ.

Что скажешь насчет папы?

ДАЛИЯ.

Он очень изменился.



СЕЛЬМИНЬЯ.

Стал совсем другим человеком!

ДАЛИЯ.

Это со дня смерти мамы, с тех пор он очень изменился.



СЕЛЬМИНЬЯ (безнадежно).

Это со дня моей свадьбы. Из-за моей свадьбы. Все из-за нее. С тех пор он стал другим.

ДАЛИЯ.

Может быть.



СЕЛЬМИНЬЯ.

Более того. Иногда мне кажется... что мое замужество подейстовало на папу больше, чем смерть мамы. Он перестал нас навещать, даже не звонит. Только я звоню. И еще... Он избегает Арандира.

ДАЛИЯ.

Он терпеть не может Арандира.



СЕЛЬМИНЬЯ (горячится).

Повезло нам сегодня, ничего не скажешь! Знаешь, Арандир сказал мне сегодня: «Пойду в ломбард, а заодно загляну к твоему отцу. У него же там знакомые. Так что мы пойдем туда вместе, а потом я приглашу его к нам поужинать.» А вместо этого... Папа никогда не будет хорошо относиться к нему! Никогда!

ДАЛИЯ.

А еще папа все время следит за мной .



СЕЛЬМИНЬЯ.

Ну почему, почему Арандир ему так не по душе?

ДАЛИЯ (раздумчиво).

Может, ревнует?

СЕЛЬМИНЬЯ (поворачивается к ней, растерянно).

Меня?


ДАЛИЯ.

Тебя.


СЕЛЬМИНЬЯ (медленно повторяет сама себе, с растущим страхом в голосе).

Меня ... ревнует... меня?

ДАЛИЯ.

Это же и слепому видно!



СЕЛЬМИНЬЯ (с напускным возмущением).

Скажешь тоже! Ревнует! (Другим тоном.) Ты это серьезно?

ДАЛИЯ.

Серьезно! Серьезнее некуда!



СЕЛЬМИНЬЯ (поворачивается лицом к публике, спиной к сестре. Мечтательно).

Он меня... ревнует...


(Далия подходит к ней сзади и говорит сестре через плечо, та по-прежнему стоит к ней спиной.)
ДАЛИЯ.

А кого же еще? Твоя свадьба была для него как будто мамины похороны. На папе совсем лица не было, вылитый покойник. Он будто умер в той церкви, пока держал тебя за руку .

СЕЛЬМИНЬЯ (умоляюще, почти беззвучно).

Не говори так!

ДАЛИЯ (распаляясь).

А потом он умер еще раз.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Когда?


ДАЛИЯ.

В тот день, когда я переехала к вам. Вы только что вернулись из медового месяца. Помню, папа сам привез меня сюда, на тебе был домашний халат...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Синий?


ДАЛИЯ.

Нет, другой, подарок от бабушки. Папа привез меня сюда. Он не хотел входить. Но я настояла. И он вошел. Вошел и увидел тебя, сидящую на коленях Арандира. Видела б ты, как скривилось его лицо! Ужас!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Не помню.

ДАЛИЯ.

А я помню. Его лицо все пылало от ненависти. Он сразу же ушел и ...



СЕЛЬМИНЬЯ.

Ты все это выдумала! Тебе показалось! (С внезапной нежностью.) Зато ты теперь рядом со мной и...

ДАЛИЯ.

Сельминья, я завтра от вас съезжаю!



СЕЛЬМИНЬЯ.

Что!


ДАЛИЯ.

Я здесь больше не останусь.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Но... Почему?

ДАЛИЯ (натянуто).

Смотри, Арандир вернулся!


(Входит Арандир. У него усталый и измученный вид. Сельминья кидается ему на шею.)
СЕЛЬМИНЬЯ (нежно и страстно, вперемешку со страхом).

Я тебя заждалась, любимый!

АРАНДИР.

Это из-за полиции, ты же знаешь.

СЕЛЬМИНЬЯ (гладит лицо Арандира, с любовью).

Какой ты бледный. (Вынимает платок из кармана мужа и вытирает пот с его лица.)

АРАНДИР.

Пить хочу, умираю!

СЕЛЬМИНЬЯ (сестре).

Воды!


АРАНДИР.

В полиции бандиты какие-то сидят... Далия, ангелочек, не принесешь водички, а?

СЕЛЬМИНЬЯ (сестре).

Только холодной.

АРАНДИР (свояченице).

Да, холодной водички.

ДАЛИЯ.

Ты весь в поту.



СЕЛЬМИНЬЯ.

Налей фильтрованной воды и смешай ее с ледяной, из холодильника.


(Далия выходит.)
СЕЛЬМИНЬЯ.

Снимай пиджак.

АРАНДИР (снимает пиджак).

Ну и жара.

СЕЛЬМИНЬЯ.

И галстук.

АРАНДИР (снимает галстук).

Два часа они меня мурыжили.


(Входит Далия со стаканом воды.)
ДАЛИЯ.

Совсем холодная.


(Арандир берет стакан и держит его обеими руками.)
АРАНДИР (перед тем как выпить).

Чудная водичка! (Опорожняет стакан одним глотком и передает его Далии.) Ты просто ангел.

ДАЛИЯ.

Хочешь еще?



СЕЛЬМИНЬЯ (одновременно с сестрой).

Не называй Далию ангелом, она хочет уехать.

АРАНДИР.

От нас?


ДАЛИЯ (твердо, но по-дружески).

Да, завтра.

АРАНДИР (растерянно).

Как? Уезжаешь? Навсегда?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Говорит, что переедет к бабушке... негодяйка!

АРАНДИР (с болью).

Далия, ты и в самом деле хочешь...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Секунду. Накрыть на стол, любимый?

АРАНДИР.

Нет аппетита.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Может все-таки немного перекусишь?

АРАНДИР.

Не надо. Попозже. Потом поем. (Возбужденно продолжает.) Ты точно решила?

ДАЛИЯ.

Да.


АРАНДИР.

Но почему, Далия? Так вдруг и без всякого повода? С ума можно сойти, я возвращаюсь из полиции и первое, что узнаю... что ты уезжаешь? В этом участке... (Встает и шагает по комнате.)

СЕЛЬМИНЬЯ.

Дорогой, ты устал.

АРАНДИР.

Сначала в полиции, а теперь здесь... Я чувствую себя таким покинутым. Ужасное чувство. Мне захотелось вдруг кричать: Сельминья! Далия! (В отчаянии, подавленно.) Кричать! (Другим тоном.) Прихожу домой и вдруг узнаю, что ты уезжаешь...

ДАЛИЯ (быстро).

Зачем я тебе?

АРАНДИР (переводя взгляд с жены на свояченицу) .

Значит нужна.

ДАЛИЯ (пытаясь быть естественной).

Тебе нужна только Сельминья.

АРАНДИР (обнимает жену. Энергично, сдавленным голосом).

Говори! Что бы ни случилось. Ты меня не бросишь? Никогда? Никогда не бросишь?

СЕЛЬМИНЬЯ (в испуге).

Любимый мой! Конечно же. Никогда... Или ты...

ДАЛИЯ.

Так тот парень умер у тебя на глазах?



АРАНДИР (напряженно).

Кто?


ДАЛИЯ (с усилием).

Совсем молодой был, да?

АРАНДИР.

А, тот несчастный случай... Ангелочек, это же не интересно. (Фальшиво улыбается.) Поговорим о чем-нибудь другом. Ты уезжаешь завтра? Завтра, да! Замечательно! Чудно! Я помогу тебе собраться. (Другим тоном.) Только давайте не будем больше о том случае!

ДАЛИЯ.

Свои чемоданы я сама соберу.



АРАНДИР (бессвязно).

Да, тот парень умер у меня на глазах . Примерно моего возраста, может чуть старше или младше. Он стоял на краю тротуара, Сельминья ... Ждал , когда на светофоре зажжется зеленый. (Повторяет.) На тротуаре. И вдруг, даже не знаю, как это случилось, он потерял равновесие. И упал головой вперед, а тут... Подъехал на большой скорости автобус. Налетел прямо на него и швырнул в воздух, вот как отсюда — туда.

ДАЛИЯ.

Он кричал?



АРАНДИР.

Кто, тот парень?

СЕЛЬМИНЬЯ (пытаясь его успокоить).

Дорогой...

АРАНДИР.

Когда попадаешь под машину, тебе не до крика. Или, может, кричал? Нет, точно не кричал.

ДАЛИЯ.

А он был красивый?



АРАНДИР (не отвечая).

Попал под автобус. И сразу же умер. Минуту еще продержался, наверное. Или меньше. Всего одну минуту.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Ты же не выносишь вида крови.

АРАНДИР.

Я подбежал, оказался первым рядом с ним. Я наклонился над ним, приподнял ему голову... Вокруг сотни людей... Я держал в руках его голову, а потом...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Ты взял и поцеловал его.

АРАНДИР (оборачивается в ярости. Агрессивно).

Ты значит уже в курсе! (В отчаянии.) Все уже знают!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Папа мне все рассказал.

АРАНДИР (возбужденно).

Твой отец! Ну конечно! Он стоял рядом и все видел. (В отчаянии.) Твой отец рассказал тебе, что я... (Другим тоном.) Перед тем как он умер... Парень был еще жив. (Бессвязно.) Как странно, в полиции только об этом и расспрашивали!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Дорогой, все хорошо. Успокойся, отдохни.

АРАНДИР (не слушая ее).

Знаешь, Далия, полиция тоже так считает. Они все так считают. Я так и не смог их переубедить, Далия. Думают, что я знал того парня. Они записали мое имя и адрес. Дважды допрашивали. И пообещали вызвать еще.

ДАЛИЯ.

А ты знал его?



АРАНДИР.

Далия, ты...

ДАЛИЯ.

Никогда не встречал?



АРАНДИР (тычет в свояченицу пальцем).

Полицейские говорили то же самое. Не встречал ли я его? Знаю ли по имени? Все долбили своими вопросами. А ведь на самом деле. Тот парень умирал. Прямо на асфальте. У него хватило лишь сил попросить об одном поцелуе. Он отдавал концы и просил его поцеловать. Тот газетчик в полиции говорил, что был час пик. Весь город собрался вокруг меня и смотрел... Смотрел, как я...

ВТОРОЙ АКТ
2.1
(В квартире Сельминьи. Сельминья в домашнем халате, надетом сверху на ночную сорочку, стоит спиной к публике. Судя по виду, она занята домашним хозяйством. Далия входит с маленьким чемоданом в руке. Видно, что она приготовилась съехать.)
ДАЛИЯ.

Я готова.

СЕЛЬМИНЬЯ (удивленно).

Уже едешь?

ДАЛИЯ (ставит чемодан на пол).

Какой номер у такси-сервиса?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Послушай, Далия!

ДАЛИЯ (про себя).

28-31... как там дальше, Сельминья? 43?

СЕЛЬМИНЬЯ (рассерженно).

Прекрати!

ДАЛИЯ (топает ножкой по-детски наигранно).

Черт, ну какой же там номер?

СЕЛЬМИНЬЯ (тянет ее за руку).

Послушай. Арандир попросил меня, Далия...

ДАЛИЯ.

Как всегда!



СЕЛЬМИНЬЯ.

Перед тем как выйти, он меня попросил и я ему пообещала...

ДАЛИЯ.

Пообещала она!



СЕЛЬМИНЬЯ.

Арандир просил меня поговорить с тобой еще раз, Далия. Он просил передать... В общем, если он вернется и тебя не окажется дома — между вами все кончено.

ДАЛИЯ (начинает).

Вызови...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Далия! Он перестанет с тобой здороваться.

ДАЛИЯ.

Вызови такси.



СЕЛЬМИНЬЯ

Упрямая дура!

ДАЛИЯ.

Давай, вызови мне такси! (Другим тоном.) Сельминья, я ведь предупредила, что ухожу, — меня бабушка ждет!



СЕЛЬМИНЬЯ (взрывается).

Ну и убирайся и...


(Входит Донья Матильда с газетой в руке.)
ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Можно?


СЕЛЬМИНЬЯ.

Конечно. Входите, донья Матильда.

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (заходит в комнату, здороваясь).

Здрасьте-здрасьте.

ДАЛИЯ (наигранно естественно).

Я как раз выходила.

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (указывая на газету).

Вы уже читали?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Результаты конкурса «Мисс Бразилия»?

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Значит не читали?

СЕЛЬМИНЬЯ (беспокойно, с проснувшимся интересом).

Я сегодня в газету не заглядывала.

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (сияя от возможности сообщить новость первой).

Здесь фотография вашего мужа, донья Сельминья!

СЕЛЬМИНЬЯ (хватает газету).

Где?


ДАЛИЯ

Арандира?

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (ее вот-вот хватит удар от удовольствия).

На первой странице!

СЕЛЬМИНЬЯ (с болью).

Да, это он.

ДАЛИЯ (глядя сестре через плечо, удивленно).

В «Вечерней почте».

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (воодушевленно).

А какой заголовок!

СЕЛЬМИНЬЯ (медленно, в ужасе).

«Поцелуй смерти»! (Другим тоном.) Фотография погибшего! А рядом — Арандира в полицейском участке.

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (плотоядно).

Там такое написано!

ДАЛИЯ.

Дай я прочту!



СЕЛЬМИНЬЯ.

Далия, успокойся.

ДАЛИЯ.

Тогда читай вслух сама!


(Сельминья начинает читать про себя.)
ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (с тем же воодушевлением, Далии).

На улице стоит газетчик.

ДАЛИЯ.

Газетчик!



ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Да, с фотографом! Берет у всех интервью. Слышите, донья Сельминья?

СЕЛЬМИНЬЯ (углублена в чтение).

Одну минуту!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (снова к Далии).

Хотят знать, счастливый ли брак у доньи Сельминьи и сеньора Арандира. Я на это и сказала: Уж счастливее и не сыскать...

СЕЛЬМИНЬЯ (взрываясь).

Нет! Нет!

ДАЛИЯ.

Ну, что там?



СЕЛЬМИНЬЯ (в растерянности).

Здесь написано, что... Ты только послушай, что они пишут. Где это место? А, здесь! Какая ложь!

ДАЛИЯ (энергично).

Дай посмотреть!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Я еще не закончила! (Донье Матильде.) Меня... просто трясет, донья Матильда! Да как они смеют, эти газетчики! (Далии.) Они пишут, что Арандир поцеловал того парня в губы.

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Чего ожидать от бульварной газетенки!

СЕЛЬМИНЬЯ (вне себя).

На, держи! (Передает Далии газету.) Не буду больше читать! Какая мерзость! Мерзость!


(Далия начинает читать газету.)
ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

А может что-то в этом есть?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Чтобы мой муж, донья Матильда! Прямо в губы! Да они даже не были знакомы! Это был совсем незнакомый мужчина, донья Матильда!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (ехидно).

Незнакомый, значит?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Незнакомый!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (сладко).

Вы так уверены?

СЕЛЬМИНЬЯ.

А Вы сомневаетесь, донья Матильда?

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Ну что Вы! Я вам верю, что за вопрос. И все же странно, донья Сельминья. Знаете, лицо того парня на фотографии в газете мне показалось знакомым. (Быстро и живо.) Разве он не бывал здесь?

СЕЛЬМИНЬЯ.

В моей квартире?

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

У вас в квартире! Здесь!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Значит, по-вашему я лгу, донья Матильда?

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Упаси Боже! Вы меня не так поняли. Я совсем не это имела в виду. Совсем не это! Но вот в той статье упоминалось... Вы статью прочли полностью?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Полностью!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

А вот в конце вы обратили внимание на то место...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Я все прочла!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

А все-таки, то место вы, кажется, пропустили.

СЕЛЬМИНЬЯ (дрожит от гнева).

И какое же это место, донья Матильда?

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Хотите, я прочту вам вслух?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Сделайте одолжение, донья Матильда!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Сейчас я вам прочту. (Берет из рук Далии газету.)

ДАЛИЯ.

Эй, сейчас мой черед!



ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (медоточиво).

Я быстро.

ДАЛИЯ (резко).

Донья Матильда!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА.

Всего на минутку!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Не были они знакомы! Не были!

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (настойчиво).

Вот оно, это место. По моему, вы его пропустили.

ДАЛИЯ.

Арандир пойдет в редакцию и как следует отдубасит этого газетчика!



СЕЛЬМИНЬЯ (возбужденно).

Не надо читать. Пожалуйста, донья Матильда, я не хочу этого слышать.

ДОНЬЯ МАТИЛЬДА (беспощадно, резко и отчетливо).

Вот что тут написано: (Повышает голос.) «Они явно целовались не впервые!» (С торжеством.) «Они отлично знали друг друга!»

СЕЛЬМИНЬЯ (в растерянности).

Не впервые? Знали друг друга?


2.2
(В фирме Арандира. Он только что пришел на работу. Его окружили коллеги.)
ВЕРНЕК (скалясь).

Сеньор Арандир! А, сеньор Арандир!

СОДРЕ.

Не хотите ничего нам сказать?



АРАНДИР (с беспокойством).

А что?


ВЕРНЕК.

Сами стали вдовцом, а молчите, не хотите поделиться с нами своим горем.

АРАНДИР.

Вы спятили?

ПИМЕНТЕЛЬ (хлопает его по плечу).

Даже на поминки не пригласили!

АРАНДИР (растерянно и неестественно).

Что за шутки!

ВЕРНЕК.

Какие шутки, дорогой? Факты, и только факты.



СОДРЕ.

Овдовел, бедняга!

ВЕРНЕК (берет Арандира за руку и пожимает).

Мои искренние соболезнования!

АРАНДИР.

Это не смешно! Такими вещами не шутят! (Смотрит на лица коллег.) Прекратите сейчас же, мне это совсем не нравится! Хватит, Вернек! Что за глупые шутки!

ВЕРНЕК (перебивает с грубым злорадством).

Дружище, здесь же черным по белому написано, что ты овдовел. Прямо в заголовке! (Машет газетой.) Заглавными буквами!

АРАНДИР (в ярости).

Ты прекратишь наконец?

ВЕРНЕК (ликуя).

Сам читай! Читай! Поцелуй смерти! Так написано! В газете! Прямо в заголовке: «Поцелуй смерти».

АРАНДИР.

Что это за газета?

ВЕРНЕК.

Держи!


АРАНДИР (хватает газету, читает в ступоре).

Поцелуй смерти!

ВЕРНЕК (выкладывая последний козырь).

А вот и твоя фоткa! Твоя и того типа!

ПИМЕНТЕЛЬ (тихо).

Чего орешь-то?

ВЕРНЕК (с ликованием).

Так что ты теперь вдовец! (Отталкивает грубо коллегу.) А ты заткнись, Пиментель!

АРАНДИР (с ужасом читает репортаж. Глухо, про себя).

Ложь, все ложь!

ВЕРНЕК (тыча на него пальцем).

Полюбуйтесь, вдовец парня, которого переехали! Или же вдова! Он поцеловал того типа прямо в губы! А затем тот умер. Так что ты, получается овдовел, а?

АРАНДИР (про себя, не слушая).

Нет! Нет! (Читает дальше, невольно восклицая.)

ВЕРНЕК (остальным, уверенно).

А ведь он был здесь, мертвец-то. Был!

АРАНДИР (оторвавшись от газеты).

Кто был?


ВЕРНЕК.

Хотел тебя видеть!

АРАНДИР (протестует, вне себя от ярости).

Вранье! Я не знал этого парня!

ВЕРНЕК (смеется).

Не знал, значит, притворщик! (Другим тоном.) Хочешь, докажу? (Кричит.) Донья Юдит! Донья Юдит! (Арандиру.) Сейчас увидишь!

АРАНДИР.

Не знал я его! Не знал! Никогда его...


(Входит Донья Юдит. Классический тип секретарши, включая очки.)
ВЕРНЕК.

А вот и нет! А вот и нет!

АРАНДИР (остальным).

Не знал, слышите!

ВЕРНЕК (продолжает кричать).

Если я уж что-то говорю, значит так оно и есть! (Секретарше.) А, донья Юдит!

ДОНЬЯ ЮДИТ (робко).

Вы меня звали?

ВЕРНЕК.

Подойдите сюда, донья Юдит. Смелее.



АРАНДИР.

Донья Юдит, это правда, что...

ВЕРНЕК (Арандиру).

Минуту, донья Юдит сейчас сама рассеет все сомнения.

АРАНДИР (жалобно).

Донья Юдит...

ПИМЕНТЕЛЬ.

Не все сразу!

ВЕРНЕК.

Донья Юдит, вспомните, что Вы мне тогда сказали. В тот момент, когда Вы посмотрели на газету, разве Вы не сказали... Не сказали... что видели здесь того убитого? Ну давайте же, донья Юдит, отвечайте!



ДОНЬЯ ЮДИТ (робко и встревоженно).

Я тогда сказала...

ПИМЕНТЕЛЬ.

Не бойтесь, говорите!

ДОНЬЯ ЮДИТ.

В самом деле, судя по фотке, он похож на...

ВЕРНЕК.

Продолжайте, донья Юдит! Похож на...



ДОНЬЯ ЮДИТ (будто на горячих углях).

Он похож на одного молодого человека, заходившего на той неделе.

ВЕРНЕК.

И с кем он хотел повидаться, донья Юдит? С кем?



ДОНЬЯ ЮДИТ (опустив глаза).

С сеньором Арандиром!

АРАНДИР (сбит с толку).

Он хотел со мной повидаться? Со мной?

ДОНЬЯ ЮДИТ (избегает его взгляда).

Вас тогда не было на месте!

АРАНДИР (в отчаянии, остальным).

Но это же неправда! Чистая ложь! Я того парня в жизни не видел! Ни разу! Клянусь! Ну, послушайте, донья Юдит!

ДОНЬЯ ЮДИТ.

Извините! (Слегка испуганная, выходит маленькими шажками.)

ВЕРНЕК (с издевкой).

Вдовец!


АРАНДИР.

Не смейте так говорить! Я женатый человек, я не позволю!

ВЕРНЕК.

А как же свидетели? Они же видели здесь того парня! Видели!



АРАНДИР (вне себя).

Заткнись!

ВЕРНЕК.

Ты кто здесь такой, чтоб затыкать меня?



ПИМЕНТЕЛЬ.

Ну хватит, перестаньте! (Пытается удержать Вернека.)

АРАНДИР.

Или ты заткнешься, или я...

ВЕРНЕК (Пиментелю).

А ну убери руки! (Арандиру.) Или что ты?

АРАНДИР.

Или я набью тебе морду!


(Их пытаются разнять. Вернек вырывается.)
ВЕРНЕК.

Ну давай, бей! (Пиментелю.) А ты не лезь! (Арандиру.) Ну, попробуй набить мне морду!

АРАНДИР.

Отцепись!

ВЕРНЕК (кричит).

Ну давай, ударь меня, или я тебя ударю!


2.3
(В квартире Сельминьи. Сельминья говорит по телефону, в это время входит Априджу.)
СЕЛЬМИНЬЯ (в стрессе).

Пап, секундочку не подождешь?

АПРИДЖУ.

Ладно!


СЕЛЬМИНЬЯ.

Я как раз звоню Арандиру. Он сейчас подойдет.

АПРИДЖУ.

Что-то случилось, доченька?

СЕЛЬМИНЬЯ (в отчаянии).

Сегодня все утро звонят какие-то психи. (Другим тоном.) Алло! Алло! Арандир? Это я. Плохо слышно. Да? Ты читал? Что? Не читал? Дорогой, говори помедленнее. Ничего не слышно. Идешь домой? Жду, папа тоже только что пришел. Возьми такси. Целую! (Сельминья кладет трубку и подходит к отцу, у нее измученное выражение лица.)

АПРИДЖУ.

Сельминья.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Господи, папа! Придется отложить трубку в сторону.

АПРИДЖУ.

Из-за этих психов?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Из-за них. В жизни мне не говорили столько гадостей. В основном, звонят мужчины. Но и женщины тоже. (Голосом маленькой девочки.) Звонят, только чтобы оскорбить... И знаешь, скорее всего... Папа, скорее всего это наши соседи. Точно — соседи.

АПРИДЖУ.

Ну и черт с ними!

СЕЛЬМИНЬЯ (страдальчески).

Ты купил сегодняшнюю газету?

АПРИДЖУ.

Да. (Вынимает газету из кармана.)

СЕЛЬМИНЬЯ.

И читал?


АПРИДЖУ.

Да.


СЕЛЬМИНЬЯ (плачет).

Знаешь, папа...

АПРИДЖУ.

Не плачь, доченька!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Да как же не плакать? Я плачу от ярости. И Далия тоже. (Другим тоном.) Далия, кстати, передумала уезжать. Она остается.

АПРИДЖУ.

С чего это вдруг?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Из-за этой газетенки. Прочла ее и решила вдруг остаться.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет