Нельсон Родригес



жүктеу 0.74 Mb.
бет4/5
Дата14.03.2018
өлшемі0.74 Mb.
1   2   3   4   5

У меня всего лишь один вопрос. Один маленький вопрос.

СЕЛЬМИНЬЯ (переводит взгляд с одного на другого).

Да?


КУНЬЯ (быстро, с неожиданной агрессией).

Где ваш муж? (Пауза.)

СЕЛЬМИНЬЯ (судорожно).

Не знаю.


АМАДУ (настойчиво).

Знаете, донья Сельминья.

КУНЬЯ (с угрозой).

Черт побери! (Другим тоном.) Девочка, я ведь обращаюсь к тебе как родной отец. Как отец. А ты!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Клянусь!


КУНЬЯ (оборачивается к Амаду, хватает его за руки).

О, если бы не дочка! Если бы не она, да я бы сейчас! (Отпускает репортера, обращается вновь к Сельминье.) Девочка, подумай как следует, прежде чем отвечать!

СЕЛЬМИНЬЯ (в истерике).

Да не знаю я, где сейчас мой муж!

КУНЬЯ.

Перед тобой стоит полицейский. И ты скажешь ему правду! Правду! (Другим тоном, мягко.) Полиции надо говорить только правду.



СЕЛЬМИНЬЯ.

Сеньор комиссар, мой муж ушел из дома.

КУНЬЯ (в ярости).

Сбежал!


СЕЛЬМИНЬЯ.

Как сбежал?

КУНЬЯ.

Ваш муж сбежал, понимаете? Сбежал от полиции!



АМАДУ.

Сами посудите, донья Сельминья... Побег от полиции — это же равносильно признанию! Он признался!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Но в конце концов он — мой муж!

КУНЬЯ (хватаясь за голову).

Нет, ну что за дура!

СЕЛЬМИНЬЯ (вскакивает с места, в волнении).

Вы не правы!

КУНЬЯ (орет).

Да смылся он!

АМАДУ (комиссару).

Спокойно, Кунья. (Сельминье.) Секунду. (Кунье.) Да успокойся ты!

СЕЛЬМИНЬЯ.

Зачем ему убегать, если он ни в чем не виноват? Он даже не знал покойника!

КУНЬЯ (быстро и агрессивно).

Уверены? Я вас спрашиваю: уверены? (Повышая голос.) Вы уверены?

СЕЛЬМИНЬЯ (неуверенно).

Да, уверена!

КУНЬЯ (торжественно предъявляет свой главный козырь).

Амаду, пригласи сюда нашу почетную гостью. (Сельминье.) Как говорится: хорошо смеется тот...

АМАДУ (жестом приглашает в комнату).

Можете войти! Давайте, давайте.

КУНЬЯ (обращается к заходящей молодой женщине).

Подойдите поближе. Перед вами вдова того парня. Которого переехали. Вдова. Некоего... Ну которого целовал ваш муж. Некий...!

АМАДУ.

А теперь повторите перед ней то, что вы нам сообщили. (Указывает на Сельминью, не представляя ее.) Вам знаком некий Арандир?



ВДОВА.

Знаком. Да.

АМАДУ (Сельминье).

Она его знает! (Вдове.) И откуда же вы его знаете?

ВДОВА.

Он приходил к нам.



АМАДУ.

Он приходил к ним домой. Отлично. (Сельминье.) Причем довольно часто! (Вдове.) А теперь расскажите. То, что вы сказали нам .

КУНЬЯ (Сельминье).

Слушайте внимательно.

ВДОВА.

Ну... Однажды он пришел к нам домой. Пришел к нам и они вместе... (Останавливается в панике, переводя взгляд с репортера на комиссара, а затем на Сельминью.)



АМАДУ.

Они вместе... Дальше!

ВДОВА (с трудом, на одним дыхании).

Они вместе купались.

СЕЛЬМИНЬЯ (ошеломленно).

Мой муж?


АМАДУ (выпроваживает вдову наружу).

Большое спасибо, мадам. Мы вас больше не задерживаем.

СЕЛЬМИНЬЯ (кидается следом).

Погодите. Послушайте!

КУНЬЯ (загораживает ей дорогу).

Нет уж, дорогая. Вопросы здесь задаем мы. А вы не вмешивайтесь.

АМАДУ (выпендриваясь).

Ну как вам улика, донья Сельминья? Они вместе купались. Лично мне этого достаточно. Понятно, чем они там дальше занимались.

СЕЛЬМИНЬЯ (медленно, в ужасе).

Вы хотите сказать, что мой муж...

АМАДУ (громко).

Именно!


КУНЬЯ (еще громче).

Ваш муж, кто же еще! Ваш муж! И никто другой!


(Сельминья глядит то на одного, то на другого. Она побледнела от ужаса.)
АМАДУ (тяжело дыша).

Хотите, чтоб я сказал прямым текстом?

СЕЛЬМИНЬЯ (близка к истерике).

Да. Пожалуйста. Говорите!

АМАДУ.

Ладно. Я скажу.



КУНЬЯ (в бешенстве).

Ну говори же, говори. Хватит уже вокруг да около!

АМАДУ.

Полиция установила, что у вашего мужа... Ваш муж состоял в интимных отношениях с жертвой.



СЕЛЬМИНЬЯ (в ужасе).

В интимных отношениях?

АМАДУ.

У них была половая связь, ясно! Противоестественная для мужчин половая связь. Подожди, Кунья. Вдова жертвы уже давно подозревала. Она же их застукала при купании. А когда прочитала про поцелуй перед смертью, то сразу все поняла. Вдовушка. (Злорадно.) Она даже на похороны не пошла!



КУНЬЯ (грязно).

Девочка, да про твоего муженька с одного только вида каждый скажет, что он не мужик.

СЕЛЬМИНЬЯ (поворачивается к нему с внезапным приступом бешенства).

Он меня обрюхатил!

АМАДУ.

Кто?


СЕЛЬМИНЬЯ (в бешенстве).

И мой муж — настоящий мужчина. Я от него беременна! (Оборачиваясь попеременно к репортеру и комиссару.) И вот еще что. Теперь слушайте вы меня! Мой муж пошел в ломбард. Слышите. Пошел закладывать драгоценности.

КУНЬЯ.

Ну и что?



АМАДУ (комиссару).

Дай ей договорить.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Да, я все скажу. Он заложил драгоценности, и знаете почему? Он хотел, чтобы я избавилась от ребенка. От ребенка! Мой муж считает, что ребенок испортит нам медовый месяц. Станет препятствием! У меня...у меня плоский живот. Беременность может его испортить. А он хочет ребенка попозже, а не сейчас. Поэтому ему понадобились срочно деньги... на аборт.

АМАДУ.

Ну и что?



СЕЛЬМИНЬЯ (в отчаянии от их непонимания и иронии).

Вы и в самом деле не понимаете? Я столько женщин знаю, мужья спят с ними один-два раза в неделю, а то и в две. А мой муж — каждый день. Каждый день! (Орет.) Мой муж — настоящий мужчина. Мужик! (Рыдает в истерике. Кунья хватает ее за руки и крепко держит.)

КУНЬЯ (с грязным смешком).

Никогда не слышала про бисексуалов? Есть и такие, что любят и так и эдак. И трахать, и задницу подставлять.

СЕЛЬМИНЬЯ (вздрагивая).

Что?


КУНЬЯ (издеваясь).

И так и эдак. И трахать, и задницу подставлять.

СЕЛЬМИНЬЯ (вырывается, от гнева у нее дрожит голос).

Ах вы свиньи! Свиньи! (Показывая пальцем на комиссара.) А ты еще смеешь называть себя отцом! Твоей дочке скоро замуж, а ты... Молись, чтобы ее жених хоть вполовину оказался таким же мужиком, как мой муж!

КУНЬЯ (кидается на Сельминью).

Ах ты... Сейчас я тебе покажу!

АМАДУ (вмешивается).

Спокойствие, только спокойствие. (Сельминье, злобно) Давай раздевайся. Снимай одежду! Догола!


3.2
(Дом Сельминьи. Входит Априджу. Далия кидается ему навстречу.)
ДАЛИЯ.

Ах, папа!

АПРИДЖУ (с усилием).

Где твоя сестра?

ДАЛИЯ (всхлипывает).

Ее арестовали!

АПРИДЖУ.

Что?


ДАЛИЯ (почти в истерике).

Арестовали!

АПРИДЖУ.

Говоришь, арестовали? (В ярости.) А ну прекрати истерику! (Другим тоном.) Рассказывай!

ДАЛИЯ.

Сюда пришла полиция!



АПРИДЖУ (повторяет).

Прекрати истерику! Значит, полиция...

ДАЛИЯ.

Они пришли сюда и задавали вопросы... Сначала спросили, где Арандир. (Делает глубокий вдох.) Говорю: Арандир не здесь. Тогда они забрали Сельминью!



АПРИДЖУ (хватает дочь за плечи, энергично).

Куда они ее потащили?

ДАЛИЯ (реагирует как маленькая испуганная девочка. Кричит).

Не знаю, папа, не знаю я!

АПРИДЖУ (снова впадает в ярость).

Вот кретинка! Ну хватит рыдать! (Без перехода переключает свой гнев на зятя.) А что мой зятек? Где он шляется?

ДАЛИЯ.

Папа, когда полиция пришла...



АПРИДЖУ (в ярости).

Ну и дела!

ДАЛИЯ.

Арандир спрятался у меня в комнате!



АПРИДЖУ.

Спрятался, говоришь?

ДАЛИЯ.

Да, и оставался там пока... (Бессвязно и энергично.) А ты что — хотел, чтобы они арестовали Арандира?



АПРИДЖУ (в гневе).

Значит мою дочь арестовывать можно, а зятя — ни-ни?

ДАЛИЯ (запуталась).

Папа, речь ведь не об этом!

АПРИДЖУ (угрожает, сам не осознавая кому).

Да я тебя! Ты у меня!

ДАЛИЯ (хватает отца за руку).

Послушай-же, папа!

АПРИДЖУ (орет).

И где же этот мудак, мой дражайший зять?

ДАЛИЯ (отшатывается, как от богохульства).

Что?


АПРИДЖУ (еще громче).

Мой зять — последний мудак!

ДАЛИЯ (оскорбленно).

Арандир никакой не мудак!

АПРИДЖУ (задыхаясь).

Ах ты!


ДАЛИЯ.

Нет, папа! Не называй его так!

АПРИДЖУ (самоуверенно).

Мудак и есть. Как хочу, так и называю! Имею полное право! Только мудак... прячется и подставляет вместо себя жену. Сам смылся, и позволил жене за себя отдуваться! И все почему? Да потому что этот урод...

ДАЛИЯ (почти беззвучно).

Нет, папа, нет!

АПРИДЖУ.

Этот урод. Перед моими глазами. Хотя бы ко мне мог проявить уважение. Прямо перед моими глазами. Перед всем городом. Весь город видел! (Со злорадством.) Взял и поцеловал того парня прямо в губы! А теперь из-за него... арестовали Сельминью!

ДАЛИЯ.

Папа, ты ничего не понял!



АПРИДЖУ (быстро жестикулируя).

Ну и зятек же у меня!

ДАЛИЯ (обнимает отца, в отчаянии).

Папа, Арандир нам все объяснил.

АПРИДЖУ (агрессивно перебивает).

Вранье!


ДАЛИЯ.

Я ведь его знаю! Арандир, он... если он пошел на такое... то только потому... Это из-за жалости! Из любви к ближнему. У Арандира такое доброе сердце, папа!

АПРИДЖУ (как будто выплевывает).

Он унизил мою дочку.

ДАЛИЯ.

А тот молодой человек перед смертью... Арандир не мог ему отказать. Умирая, тот парень попросил его о поцелуе. А потом умер.



АПРИДЖУ (хватает дочь за плечи. Мрачно улыбается).

Поцеловать перед смертью, да?

ДАЛИЯ.

Он умолял об этом.



АПРИДЖУ (энергично).

А теперь послушай ты меня.

ДАЛИЯ.

Папа, я...



АПРИДЖУ (резко).

Заткнись! (Другим тоном, убежденно.) Я был тогда вместе со своим зятем. Когда он наклонился к умирающему, я стоял рядом. Буквально в двух шагах. Я слышал и видел все, что случилось. (Тихо, подчеркивая каждое слово.) Никто его не просил ни о каком поцелуе. (Энергично.) Тот парень был уже мертв!

ДАЛИЯ (беззвучно, в ужасе).

Мертв?


АПРИДЖУ.

Мертв! Все что, рассказывал тебе мой зятек... все вранье! Тот парень ни слова не сказал. Он лежал мертвый. С широко раскрытыми глазами. Мертвый.

ДАЛИЯ (все еще беззвучно).

Я не верю.

АПРИДЖУ (уверенно).

Мой зятек наврал тебе и Сельминье с три короба

ДАЛИЯ (лицом к лицу с отцом).

Арандир никогда не врет!

АПРИДЖУ.

Он поцеловал того парня, потому что сам этого хотел. Они знали друг друга. (Хватает дочь за руки и притягивает к себе.) Они были любовниками! (Пауза.)

ДАЛИЯ (шепчет).

Нет! Нет!

АПРИДЖУ (с торжеством).

Любовниками!

ДАЛИЯ (внезапно вырывается из его рук. Агрессивно).

Папа, а ведь я раскрыла твою тайну!

АПРИДЖУ (в панике).

Какую тайну? (Хватает дочь за запястье.)

ДАЛИЯ.

Я все знаю!



АПРИДЖУ (в замешательстве).

Нет у меня никаких тайн! (Кривится.) И я не позволю! Слышишь? Не позволю...!

ДАЛИЯ (жестко и медленно).

Так сказать или нет?

АПРИДЖУ (кричит).

Заткнись! (Другим тоном. Почти беззвучно.) Ну говори. Выкладывай. Если знаешь, выкладывай. (Глухо.) Так что у меня за тайна?

ДАЛИЯ (медленно и злобно).

Ты любишь Сельминью не по-отцовски.

АПРИДЖУ (испуганно).

А как?


ДАЛИЯ (твердо).

Ты любишь ее как... Другой любовью. Как мужчина любит женщину.

АПРИДЖУ (реагирует на утверждение дочери совершенно неожиданным образом. Радуется без всякого на то повода. Начинает хохотать).

Как мужчина любит женщину? Это и есть моя тайна? (Повторяет, приводя дочь в страх и недоумение.) Значит, вот что у меня за тайна!

ДАЛИЯ (у нее прерывается голос. С детским энергичным отчаянием).

Поэтому ты и ненавидишь Арандира!

АПРИДЖУ (радостно).

А я уже думал... (Широко улыбаясь.) Но кто знает? Может ты и... (С напускной серьезностью.) А ведь и впрямь. Когда дочь выходит замуж, ее отец чувствует себя брошенным. Так и есть. Растишь дочь, воспитываешь, и вдруг приходит какой-то негодяй и... (Его голос приобретает нотку озорства.) В каком-то смысле Сельминья и в самом деле мне изменила! (Весело смеется, без видимого основания.) Вот здорово! Отлично!


(Сцена заканчивается смехом отца и всхлипываниями дочери.)

3.3
(Комната Амаду Рибейру. Амаду без пиджака, с рубашкой навыпуск, держит в руке бутылку пива, время от времени отхлебывая из нее. Репортер, мягко выражаясь, подшофе.)


АМАДУ.

Кто там? Кто? Со мной поговорить? Пусть заходит. Заходите!


(Входит Априджу.)
АМАДУ (неуверенно).

С кем имею...

АПРИДЖУ (формально).

Я являюсь тестем...

АМАДУ.

Тесть, точно. Я вас узнал. У меня, слава Богу, отличная память на лица.



АПРИДЖУ (с серьезной вежливостью).

Добрый вечер.


(Амаду делает круговое движение, обводя руками комнату.)
АМАДУ.

Извиняюсь за беспорядок. Как в хлеву.

АПРИДЖУ.

Ничего страшного.

АПРИДЖУ.

Как мне все надоело. Представьте себе, моя уборщица, эта жирная негритянка... (Тихо и грязно.) Кто-то ее снова обрюхатил. Как всегда, решила сама вытравить плод. Рициновым маслом. (Со скрытой злобой.) Так часто делают. (Другим тоном.) Только на этот раз что-то пошло не так. Прободение. Между жизнью и смертью. Скорее всего окочурится. (Виновато прокашливается.) Только не подумайте, что это я ей заделал головастика. Я тут ни при чем! (Другим тоном, смущенно.) Давайте-ка перейдем к делу. Чем обязан?

АПРИДЖУ.

Господин Амаду, я только хотел...

АМАДУ.

Вы насчет поцелуя смерти?



АПРИДЖУ (неуверенно).

В некотором роде.

АМАДУ.

Позвольте-ка, дружочек. Минуточку. Вы пришли дать мне взятку?



АПРИДЖУ (растерянно).

Как вы...!

АМАДУ.

Значит пришли дать мне взятку. Минуточку. Разумеется. Вы пришли дать мне взятку. Только ничего не выйдет. Ни-че-го. Я чист, как младенец, ясно? Меня не подкупишь!



АПРИДЖУ.

Вы меня не поняли.

АМАДУ.

Меня на мякине не проведешь!



АПРИДЖУ (измученно).

Я только хотел... Поймите. Просто поговорить. Поговорить с вами о...

АМАДУ.

Слушай, дружок! Давай-ка по порядку. Мне эти разговоры уже вот где сидят. Чтоб ты знал: меня деньгами не подкупишь.



АПРИДЖУ (резко).

Да я не для этого здесь, поймите!

АМАДУ.

Так. Вы здесь из-за вашего зятя и дочери. Однозначно! Слушай! Единственное, чем меня можно купить... Купить меня можно лишь женщиной! (Добавляет резко и быстро.) И чтоб худенькая была!



АПРИДЖУ.

Сеньор Амаду.

АМАДУ (в эротическом упоении).

Худенькие! Худышечки! (Поправляется.) Я не про вашу дочку, не подумайте! (Пошло, с пьяной любезностью.) Дочка ваша — такая худышечка! (Другим тоном.) Сейчас я вам такое расскажу. Значит, была у меня одна дамочка, не знаю, что с ней сталось. (Вновь в экзальтации.) Тело — как у вашей дочки, пальчики оближешь. Совсем без животика. (Пошло смеется.) А что она выделывала в постели! (Смеется.) Чуть на стенку не лезла, совсем как ящерка. Худющая!

АПРИДЖУ (еле сдерживая гнев).

Послушайте меня в конце концов!

АМАДУ.

Запамятовал, как вас там?



АПРИДЖУ.

Априджу.


АМАДУ.

Так вот, Априджу, все кончено! Опоздали!

АПРИДЖУ.

Да я еще ничего не сказал. Я просто хочу...

АМАДУ.

Хотите сказать, что все это ложь. Просто большое недоразумение, или что-то в этом роде. Плевать. Ничего не изменишь. Газета уже в печати. В типографии. С заголовком на первой странице, размером с трамвай. «Поцелуй смерти — это убийство!» Убийство!



АПРИДЖУ (испуганно).

Убийство?

АМАДУ.

Убийство! И я это докажу! Или не знаю, докажу или нет, мне пофиг. Главное — заголовок, большими буквами: УБИЙСТВО!



АПРИДЖУ.

Не понимаю...

АМАДУ (с буйной самоуверенностью).

Априджу, меня не купишь. Ты. Давай, подкупи меня! Попробуй дать мне взятку! Ну попробуй! (Заливается радостным смехом.) Я — неподкупен... (Другим тоном.) Вот как я написал... Только посмотри. Какая шикарная формулировка. Я ведь раньше писал, что твой зять случайно подтолкнул того парня. (Радостно.) Так вот, он его не толкал. В этом все дело! Не толкал он его! (Медленно произносит.) Твой зять того парня вытолкнул. Он вытолкнул своего любовника прямо под колеса автобуса. Это убийство. Что скажешь? (Восторженно.) Априджу. С этой пидорской историей газетка наша разойдется как горячие пирожки. Сегодня, прямо сейчас из печатных станков выходят триста тысяч экземпляров. Это убийство, однозначно!

АПРИДЖУ.

Вы в этом уверены?

АМАДУ.

А вы что — сомневаетесь?



АПРИДЖУ (еще резче).

Вы абсолютно уверены?

АМАДУ (грязно).

Опять двадцать пять. Да откуда мне знать! Уверен — не уверен... Я знаю одно — газетка наша сегодня разойдется на ура.

АПРИДЖУ (явно чувствует отвращение от такой низости).

Я пошел.


АМАДУ (пошло).

Погодь. Слушай. Знаешь что. По-серьезному. Я бы на твоем месте. Как отец. Будь у меня дочка, и замужем за таким типом. Понимаешь? Честно! Я б его пристрелил!

АПРИДЖУ.

Хотите еще больше увеличить тираж?

АМАДУ (с пьяной серьезностью).

Я серьезно. Шутки в сторону. Смотри. Тебе за это ничего не будет. Никто тебя не осудит, ни один судья. (Доверительно.) Послушай, Априджу. Этот Арандир ведь... он ведь не годится твоей дочке в мужья. Она такая худенькая и совсем... Совсем без животика. В ней есть такая истерическая изюминка. Донья Сельминья... (Настойчиво.) Он же ее и трахнуть не сумеет.

АПРИДЖУ (кипит от гнева).

Мерзкий пьянчуга!


(Априджу внезапно выходит из комнаты. Амаду, шатаясь, с бутылкой в руке, бредет вслед за ним.)
АМАДУ.

Ах ты! А ну иди сюда! (Видя, что Априджу выходит из комнаты.) Ты дерьмовый... (Глухо смеется.) Сам ты пьянчуга. Провинциал и пьяница. (Внезапно начинает пижонски кричать.) А я весь город держу за глотку. Все только и говорят, что о «поцелуе смерти»! Я требую к себе почтения! Почтения! Да я имел вас всех! Всех! (Громкая отрыжка прерывает возгласы Амаду).


3.4
(Квартира Сельминьи. Входит Далия. Сельминья сидя читает газету; заметив Далию, встает с места. В ее словах и движениях чувствуется психологическая травма — последствие перенесенного допроса.)
СЕЛЬМИНЬЯ (напряженно).

Кто звонил?

ДАЛИЯ (с трудом).

Арандир.

СЕЛЬМИНЬЯ (яростно).

Наконец соизволил!

ДАЛИЯ (хочет успокоить сестру).

Сельминья, не кричи так.

СЕЛЬМИНЬЯ (начинает ходить взад и вперед по комнате, обезумев от страха и бешенства).

Я его всю ночь прождала, потом целый день, пока он не надумал позвонить!

ДАЛИЯ (тоже переходит в крик).

Так телефон был выключен!

СЕЛЬМИНЬЯ (берет себя в руки).

Ну, говори!

ДАЛИЯ.

Значит так. Арандир позвонил.



СЕЛЬМИНЬЯ (не выдерживает).

Арандир!


ДАЛИЯ.

Да послушай же. Он взял номер в гостинице.

СЕЛЬМИНЬЯ (автоматически повторяет в каком-то страхе).

В гостинице.

ДАЛИЯ (с трудом).

Он просил передать...

СЕЛЬМИНЬЯ (внезапно).

В какой гостинице?

ДАЛИЯ.

Он будет тебя там ждать. Он сказал...



СЕЛЬМИНЬЯ.

Где?


ДАЛИЯ.

Вот адрес. Я его записала. Он в …


(По поведению Сельминьи понемногу становится ясно, что она не хочет идти к мужу.)
СЕЛЬМИНЬЯ (про себя, глухо).

Он хочет, чтобы я пошла в ту гостиницу...

ДАЛИЯ.

Арандир просит. Он умоляет тебя сразу же пойти к нему. Прямо сейчас. Не медля. Вот адрес. Он спрятался в гостинице. На улице...



СЕЛЬМИНЬЯ (перебивает ее).

Далия. Конечно, я... Но ведь все...! Все уверены...! Все знают...! Знают! Что они были любовниками!

ДАЛИЯ (презрительно).

Кто это — все?

СЕЛЬМИНЬЯ (одержима этой мыслью).

Любовниками!

ДАЛИЯ.

Арандир просил тебе передать, что его гостиница... Гостиница совсем рядом, на площади Сан-Франциско. Смотри. Он нарочно выбрал, слышишь, Сельминья? Сельминья, слушай. Он нарочно выбрал гостиницу попроще, чтобы поменьше привлекать внимания. Иди же, Сельминья, иди к нему.



СЕЛЬМИНЬЯ.

Иду.


ДАЛИЯ (с усилием).

Возьми такси.


(Сельминья не двигается с места.)
СЕЛЬМИНЬЯ (внезапно выходит из себя).

А вдруг полиция следит за мной?

ДАЛИЯ (раздражаясь).

Арандир ждет тебя!

СЕЛЬМИНЬЯ (со злобой).

И что?


ДАЛИЯ.

Он твой муж!

СЕЛЬМИНЬЯ (кричит).

А вдруг меня арестуют? (Неожиданно ударяется в слезы.) Ты хочешь, чтобы меня арестовали? (В отчаянии.) И сделали со мной то же самое еще раз?

ДАЛИЯ (смягчившись).

Сельминья!

СЕЛЬМИНЬЯ (сквозь зубы).

Я и представить себе не могла... Мне пришлось раздеться! Я стояла нагишом перед теми двумя ублюдками!

ДАЛИЯ.

Только Арандиру об этом не говори.



СЕЛЬМИНЬЯ.

А тот мерзкий тип, сукин сын, еще сказал что прижгет мне грудь сигаретой! (Всхлипывает.) Нагишом! Совсем голая!


(Далия энергично хватает сестру за руки.)
ДАЛИЯ.

Так ты идешь?

СЕЛЬМИНЬЯ (тяжело дыша, почти без сознания).

Иду. (Не понимает, что говорит.) Конечно, иду. Сказала, что пойду, значит пойду. Только... (Другим тоном.) А вдруг он захочет меня поцеловать?

ДАЛИЯ (не понимая).

Сельминья!

СЕЛЬМИНЬЯ (в страхе).

Он меня поцелует, а я... (Бессвязно продолжает.) Когда вдова того парня мне сказала прямо в лицо, что они вместе купались...

ДАЛИЯ (энергично).

Да они даже не были знакомы!

СЕЛЬМИНЬЯ (не слушая, следует своему внутреннему голосу).

Мне даже жить не хочется. Как может мужчина возжелать другого мужчину... (Энергично, сестре.) Понимаешь, Далия? Понимаешь меня? Теперь, стоит какому-нибудь мужику взглянуть на моего мужа, у меня сразу же возникнут сомнения, Далия! (С внезапным раздражением.) Кроме того, Арандир с самого начала был не таким, как все. Каким-то...особенным. Я об этом никому не говорила. Стыдилась. (Повышает голос.) Но ты-то знаешь, что я была у Арандира первой. Это так... До самой женитьбы он был девственником, как и я, Далия!

ДАЛИЯ.

Ты у него единственная!



СЕЛЬМИНЬЯ (взрывается).

Если я пойду к нему, я знаю... Он захочет меня поцеловать. А меня тошнит от одной мысли... (Цепенеет от омерзения.) Что у него на губах — слюна другого мужчины...

3.5
(Обычная гостиничная комната, в которой Арандир нашел себе убежище. Газеты на полу. Далия только что вошла. Арандир держит ее за руки. )
АРАНДИР (в страхе).

А Сельминья не пришла?

ДАЛИЯ (не знает, как сообщить ему).

Арандир...

АРАНДИР (выходит из себя).

И не придет?

ДАЛИЯ (в растерянности, видя его отчаяние).

Мне кажется...

АРАНДИР (резко).

Моя жена не придет ко мне? Не хочет прийти? Отвечай! (Другим тоном.) Посмотри на меня! (Умоляющим голосом, между отчаянием и надеждой.) Так придет? Скажи? Или не придет?

ДАЛИЯ (в страхе).

Подожди.


АРАНДИР (резко).

Далия, мне нужна моя жена. Она нужна мне. Газеты называют меня убийцей! Убийцей, Далия! (С искаженным лицом, жалобно.) Ты веришь, что я убийца?

ДАЛИЯ.

Арандир, я верю лишь тебе!



АРАНДИР.

Мне нужна Сельминья! Далия, пойди и скажи Сельминье... Попроси ее. Приведи ее ко мне. У меня больше никого нет. Я совсем один.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет