Нельсон Родригес



жүктеу 0.74 Mb.
бет5/5
Дата14.03.2018
өлшемі0.74 Mb.
1   2   3   4   5

ДАЛИЯ.

А как же я?



АРАНДИР (жестко).

Никого! Почитай, что пишут в газете. Что здесь написано. (Арандир берет газету.)

ДАЛИЯ (горько).

Да выброси ты эту газету!

АРАНДИР (кидает газету в сторону).

Они пишут, что я вытолкнул того парня. Как будто я... Его вдова, никак ее не пойму. (Про себя.) Может, я и в самом деле его толкнул? Нечаянно, конечно. Нет, нет. Я уверен в этом, Далия. Я его и пальцем не тронул. (Пытается восстановить сцену по памяти.) С противоположной стороны подошла женщина. Тот парень стоял на тротуаре. Вот здесь. Я подвинулся, чтобы дать ей дорогу. Но его я не трогал. (Внезапно.) Далия, иди за Сельминьей. Она — моя жена. Хочу, чтобы она была рядом!

ДАЛИЯ (очень мягко).

Она не придет

АРАНДИР (еле слышно).

Кто?


ДАЛИЯ.

Сельминья.

АРАНДИР.

Не придет.

ДАЛИЯ (решительно).

Арандир, Сельминья просила тебе передать. Она не придет.

АРАНДИР (хватает свояченицу за руки. В ужасе).

Никогда?


ДАЛИЯ (с сочувствием и страхом).

Арандир.


АРАНДИР (резко, кричит).

Отвечай! (Глухо.) Никогда?

ДАЛИЯ (плачет).

Никогда.


АРАНДИР (отстраняется от свояченицы, повторяет вслух).

Никогда. Значит... Сначала они называют меня убийцей, а потом... (С внезапным гневом.) Я знаю, чего они добиваются, эти идиоты! (Бьет себя ладонью по груди.) Они хотят, чтобы я засомневался в себе. Хотят, чтобы я засомневался в том поцелуе. (Тихо и растерянно, свояченице.) Я всю ночь не мог заснуть, Далия, всю ночь. Лежал и все не мог сомкнуть глаз! Глядел в темноту, пока не рассвело. (С чувством.) Не прекращал думать о том поцелуе. (Резко.) Все спрашивал себя, тысячу раз спрашивал: а что если бы сейчас сюда зашел мужчина. Зашел и... (Выкрикивает.) Нет! Никогда! Я бы никогда не поцеловал другого мужчину в губы. (Арандир ходит взад и вперед, заложив руки за спину. Его голос дрожит от отвращения.) Я бы никогда не поцеловал мужчину, если бы тот не лежал при смерти. Прямо перед моими глазами! Я его поцеловал, потому что... Он был при смерти. Как «они» не поймут, что там человек лежал при смерти?

ДАЛИЯ (очень мягко и печально).

Я пришла, чтобы...

АРАНДИР (не слушает ее).

Главное, что я уверен в себе. (Агрессивно, без паузы.) Так почему Сельминья не пришла?

ДАЛИЯ.

Она тебя не любит!



АРАНДИР (с фанатичной убежденностью).

Она любит меня! Любит! (Страдальчески и наивно.) Между нами любовь. С самого детства. Я был маленьким мальчиком. А она — маленькой девочкой. И уже тогда любила меня. А я — ее. Далия, ты не понимаешь, такое никому не понять. У Сельминьи кроме меня не было ни одного мужчины. Я и только я. И у меня, Бог тому свидетель, никогда... Ни одной женщины. Я всегда любил одну Сельминью.

ДАЛИЯ.

Сельминья не хочет быть твоей женой!



АРАНДИР (не понимает).

Не хочет?

ДАЛИЯ.

Арандир. Сельминья мне сказала... Послушай же, дорогой.



АРАНДИР (глухо).

Она должна.

ДАЛИЯ (резко).

Сельминья сказала, что ты и тот парень были любовниками. Любовниками!

АРАНДИР (как будто в горячке).

Далия, значит ты сделаешь, сделаешь так — скажешь Сельминье... (Горячо.) Все что у меня осталось в жизни... Это тот поцелуй. Впервые... Впервые в своей жизни! В тот момент я по-настоящему чувствовал себя хорошим человеком. (В гневе.) Я чувствовал... даже не знаю! Когда я увидел тебя под душем, я был плохим, понимаешь? Я возжелал тебя. В тот момент я должен был чувствовать себя как брат, случайно увидевший сестру голышом. А я ощутил похоть. Я сразу же вышел, но при этом думал с вожделением о своей свояченице. А на площади Бандейра все было совсем иначе. Доброту — вот что я почувствовал. Как же это прекрасно! Им не понять, как это прекрасно. Прекрасно поцеловать человека перед смертью. (Кричит.) Я об этом не жалею! Не жалею!

ДАЛИЯ.

Сельминья тебя ненавидит!



АРАНДИР (оборачивается к свояченице. Нeтвердо держится на ногах. Проводит рукой по влажным губам. Глухо).

Да, ненавидит. (Другим тоном.) Поэтому она не дала себя поцеловать. Не желала моего поцелуя. Я хотел ее поцеловать, а она отвернулась. Мой поцелуй был ее противен.

ДАЛИЯ.

Зато я его хочу!



АРАНДИР (растерянно).

Ты?


ДАЛИЯ (с вожделением).

Сельминья не хочет тебя целовать, а я хочу.

АРАНДИР (сдержанно).

Ты еще ребенок.


(Далия берет в руки лицо Арандира.)
АРАНДИР.

Далия!


ДАЛИЯ (легко целует его в губы).

Вот и поцеловала.

АРАНДИР (ошеломленно).

Девочка!


ДАЛИЯ (почти беззвучно).

А теперь твоя очередь. Поцелуй меня.

АРАНДИР (с усилием высвобождается).

Я люблю Сельминью!

ДАЛИЯ (в отчаянии).

Я отдаюсь тебе! Ведь Сельминья не пришла, а я — здесь.

АРАНДИР.

Я убью твою сестру. Я ее так люблю, что... (Другим тоном.) Я хотел предложить Сельминье уйти из жизни вместе.

ДАЛИЯ.

Уйти из жизни?



АРАНДИР (в отчаянии).

Я и Сельминья, вместе. Но она не пришла!

ДАЛИЯ (цепляется за свояка, вновь приближает рот к его губам. Отчаянно).

Я готова умереть.

АРАНДИР.

Со мной вместе?

ДАЛИЯ (энергично).

Вместе с тобой! Я и ты! Вместе! Я люблю тебя!

АРАНДИР (испускает вздох).

Умереть.


ДАЛИЯ (энергично).

Я не стану тебя осуждать! Я все прощу и пойму! Я верю в тебя! Я верю только тебе!

АРАНДИР (жарко).

Ах, спасибо! Спасибо!

ДАЛИЯ (мягко, коварно, с легкой ехидцей).

Скажи только. Я не стану тебя осуждать. Я все пойму. Только ответь. Ты ведь любил его?

АРАНДИР (ошеломленно).

Что?


ДАЛИЯ (почти в истерике).

Ты ведь любил того парня. Мне ты можешь довериться. Послушай. Вы же были любовниками, а? Ты и покойник?

АРАНДИР (отстраняется).

Любовниками?

ДАЛИЯ.

Дорогой! Ты можешь мне довериться. Скажи мне. Признайся. Любимый, я ведь не Сельминья. Она тебя не понимает, не принимает. А я пойму. Все! Скажи. Я буду к тебе относиться по-прежнему. Я от тебя не отвернусь. Только скажи.


(Далия пытается обнять свояка. Арандир вырывается силой.)
АРАНДИР (кричит).

Ты такая же, как все остальные. Точно такая же. Ты мне не веришь. Думаешь, что я... Убирайся! (Повышает голос, вопит как псих.) Пошла вон!

(Входит Априджу.)
АПРИДЖУ.

Вон отсюда, Далия!


(Далия в отчаянии выбегает из комнаты. Тесть с зятем остаются лицом к лицу.)
АПРИДЖУ.

Я пришел чтобы...

АРАНДИР (тестю, почти рыдая).

Теперь ты доволен?

АПРИДЖУ.

Я пришел...

АРАНДИР (в гневе).

Ты доволен? Это ты во всем виноват. Скорее всего... Это ты подослал...

АПРИДЖУ.

Кто знает!

АРАНДИР.

Ты подослал того газетчика. Это твоих рук дело. Думаешь, я не в курсе? Сельминья мне рассказала. Все рассказала! Про твои гнусные намеки! Как ты клеветал на меня!

АПРИДЖУ.

Можно мне...

АРАНДИР (не слушая).

Это ты, ты во всем виноват! Ты решил разлучить нас с Сельминьей!

АПРИДЖУ.

Ты закончил?

АРАНДИР (повышает голос).

Ты был против нашего брака!

АПРИДЖУ (резко).

Слушай! Я пришел, потому что мне надо знать! Отвечай! Ты знал того парня?

АРАНДИР (в отчаянии).

Я его тогда впервые увидел.

АПРИДЖУ.

Значит, ты не был с ним знаком?

АРАНДИР.

Клянусь! Клянусь всем святым! Никогда, никогда!

АПРИДЖУ.

Врешь!


АРАНДИР (в отчаянии).

Я его тогда впервые увидел!

АПРИДЖУ.

Ну и циник! (Другим тоном, энергично.) А теперь слушай! Ты давно знал того парня! Ты его знал! Вы были любовниками! А потом ты его убил! Вытолкнул под автобус!

АРАНДИР (резко).

Бог — свидетель!

АПРИДЖУ.

Я тебе не верю. И никто не верит. Ни газеты, ни радио! Ни один человек, никто в этом городе тебе не верит. Никто!

АРАНДИР (глухо).

Никто не верит, зато я верю! Верю. Я себе верю!

АПРИДЖУ.

Ты!


АРАНДИР.

И Сельминья мне верит!

АПРИДЖУ(выходит из себя).

Заткнись! (Другим тоном.) Я бы все тебе простил. И женитьбу твою простил. Я все это время стоял под дверью и все слышал. Я все слышал. Как ты пытался соблазнить мою младшую дочь!

АРАНДИР.

Не было такого!

АПРИДЖУ.

Но даже это я бы тебе простил. Я готов был простить, как ты наблюдал за собственной свояченицей под душем. Ты нарочно хотел увидеть ее голой.

АРАНДИР.

Ложь!


АПРИДЖУ (тяжело дышит).

Я бы все тебе простил. (Повышает голос.) Но только не тот поцелуй! Поцелуй, которым ты одарил того типа. Его я тебе никогда не прощу!

АРАНДИР (про себя).

Сельминья!

АПРИДЖУ (умоляющим голосом).

В последний раз, скажи! Я должен знать! Мне нужна правда! Правда! Вы были любовниками? (Не дожидаясь ответа, в гневе.) Не отвечай. Я все равно не поверю! Никогда, никогда! Или все же... (Почти в слезах.) Никто бы не поверил!

АРАНДИР.

Я иду за женой.

АПРИДЖУ (делает шаг назад, вынимает револьвер. Целится).

Ни с места! Не шевелись!

АРАНДИР (в изумлении).

Ты?


АПРИДЖУ.

Ни за кого другого я бы не отдал свою дочку. Только за тебя!

АРАНДИР (удивленно, почти беззвучно).

Значит поэтому ты меня так ненавидишь... Ты чувствуешь влечение к собственной дочери! Это из-за страсти! Из похоти! Ты просто ревнуешь ее ко мне.

АПРИДЖУ (кричит).

Я ревную тебя к ней! (Глухо.) Не к тебе. Я ревную к Сельминье! Теперь понял? С самого начала. С тех пор как вы вместе, я не называл тебя по имени. Я поклялся не произносить твое имя, пока ты жив. Хочу, чтобы ты это знал, прежде чем умрешь. Я ненавижу тебя, потому что люблю. Почему ты поцеловал того парня в губы? Теперь я смогу назвать тебя по имени. Вернее, твой труп.


(Априджу стреляет. Арандир падает на колени. При этом он хватается за газету, лежащую на кровати. В агонии он раскрывает ее и держит перед собой как щит или знамя. Априджу стреляет в него снова, прямо сквозь газету. На последнем издыхании Арандир разрывает газетный лист. При падении его туловище оказывается завернутым в бумагу. Арандир умирает. )
АПРИДЖУ.

Арандир! (Громче.) Арандир! (В последний раз.) Арандир!


(Прожектор высвечивает труп Арандира. Свет постепенно тускнеет. Сцена погружается в темноту.)


КОНЕЦ


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет