Ноябрны (къасым айны) экиси: хасаука уруш эмда сюргюн


Декабрь 2007 – Февраль 2008 г



жүктеу 0.94 Mb.
бет5/6
Дата07.05.2019
өлшемі0.94 Mb.
1   2   3   4   5   6

Декабрь 2007 – Февраль 2008 г.

 

            



 

 

См.: -А.Х.Шеуджен, Г.А.Галкин, Н.Е.Алешин, А.А.Кушу, Б.Е. Шеуджен. Земля Адыгов, Майкоп, 1996 г., с. 74-75 . (1.4.3. Бзиюкская битва:…).



Современный биограф У.Дж. Алиева Абаева Ф.В., в книге «Умар Алиев» (Просветительская, педагогическая и общественная деятельность), изданной в Майкопе в 1995 году, рецензенты адыгейцы доктора и кандидаты наук Бузарова К.И., Шоров И.А, Смыр Г.В. , пишет: «Он был разносторонне развитым человеком: знал восточную историю, восточную словесность; изучал арабскую, турецкую и персидскую филологию; владел глубокими этнографическими познаниями; в совершенстве владел: русским, арабским, турецким, персидским, испанским, немецким, английским, татарским, башкирским, монгольским, бурятским, казахским, калмыцким, черкесским, кабардинским, абхазским, грузинским, азербайджанским, аварским, кумыкским; выступал на даргинском, лезгинском, лакском, осетинском, чеченском, ингушском, абазинском, ногайском, киргизском, узбекском, таджикском, туркменском, чувашском, алтайском языках». Поразительна широта его интересов,  при феноменальных языковых способностях (читал, писал, выступал более чем на 35 языках), а докторская диссертация его посвящена экономике США.  Та же Ф.Ф. Абаева констатировала: «В 1930-32 гг. Умар Алиев возглавляет Президиум и Научный Совет всесоюзного Центрального Комитета Нового Алфавита при Президиуме ЦИК СССР, где под его председательством были приняты алфавиты 90 народностей и этнических групп. См.: - Абаева Ф.В. (Умар Алиев (Просветительская, педагогическая и общественная деятельность).-  Майкоп: 1995 – С. 43, 31.  Можно  смело утверждать, что по уровню и энциклопедичности образования, несмотря на молодость, на всем Северном Кавказе в то время равного Умару Джашуевичу Алиеву человека среди национальных элит не было. Так что об Умаре Алиеве  пристало говорить не только как о карачаевце №1, но следует говорить как о северокавказце №1.  (Л.Т.)  

Следовало бы знать также, что именно Умар Алиев в 1918 году, как один из руководителей адыгейского представительства обратился во ВЦИК, чтобы положить конец беззаконию по истреблению адыгейских аулов, проводимому на волне красного террора  бесконтрольными частями Таманской армии («Железный поток»), командир которой Матвеев, человек антигорских убеждений, сам руководил массовыми убийствами адыгейского населения  вокруг Майкопа, чтобы «никаких горцев на Кубани не осталось». У. Алиев фактически  предотвратил дальнейшее истребление горцев. После разбирательства Матвеев за эту акцию был расстрелян в штабе главкома Сорокина. См.: -А.Х.Шеуджен, Г.А.Галкин, Н.Е.Алешин, А.А.Кушу, Б.Е. Шеуджен. Земля Адыгов, Майкоп, 1996 г., с. 273. Следует также указать, что именно Умару Алиеву, как заместителю Сталина в указанной комиссии по национальным вопросам по Северному Кавказу, которому было поручено  лично В.И.Лениным составить записку с предложениями по государственному устройству горцев и их положению, принадлежит приоритет создания автономий Северного Кавказа. Его обширные знания и харизматичность личности использовалась в те годы большевиками сполна -  с 1918 по 1929 гг. он  делегировался для разрешения сложных межнациональных вопросов то в Карачай, то в Адыгею, то в Дагестан, то в Татарстан, то в Башкортостан, то в Абхазию, то в Баку, то в Москву, то в Ростов…  А в родной Карачаево-Черкесии ему по существу и не дали работать…



Из пяти горских обществ, которые после 1917 года большевики назвали Балкарией, на самом деле в четырех – в Холамском, Бызыннгыевском, Чегемском, Баксанском – его жители никогда не называли и не называют себя «малкъарлы»  (балкарец), поскольку Малкъар (Балкария) – это топоним ( Уллу Малкъар, Верхняя Балкария и т.д.), а жители себя именовали «тау къарачайлыла», «тар къарачайлыла» до революции, после революции - таулула (горные карачаевцы, теснинные карачаевцы,  горцы). Именно так оно и было. Наконец, видимо, наступила пора всем нашим собратьям, именующимся по прихоти большевиков балкарцами, вернуть свое исконное национальное название – карачаевцы. Тогда и нам, карачаевцам по эту сторону, будет основание весомо ставить вопрос об уважении к нашим братьям по ту сторону Карачая. Черкесам, которые у нас, также, памятуя, что они беглые кабардинцы, следует также наименоваться кабардинцами.  Думается, совершенно нормально и паритетно  будет звучать, здесь в КЧР – Карачаево-Кабардинская Республика, там в КБР – Кабардино-Карачаевская Республика. Очень удачная форма для взаимного уважения всех к друг другу. (?!?) Тогда можно поговорить и о пресловутом паритете?!

Смотрите об этом: Павел Полян. «Не по своей воле… История и география принудительных миграций в СССР», ОГИ-Мемориал, Москва, 2001 г., с. 124-125. «…Завершив операцию с чеченцами и ингушами, Берия и его свита не торопились покинуть Кавказ. Нет, не случайно кабардинец З.Д. Кумехов (1-й секретарь Кабардино-Балкарского обкома) 25 февраля 1944 года ездил в Грозный, где встречался с Берией, И.Серовым, Б.Кобуловым. Следующими на очереди была Кабардино-Балкария, вернее ее горная южная половина – Приэльбрусье, где проживали балкарцы. В вину этому народу Берия не нашел ничего лучшего как вменить неспособность защитить Эльбрус и намерение объединить Балкарию с Карачаем. После освобождения Эльбрус на некоторое время был даже переименован в Иалбузи (груз.) 2 марта Берия в (в сопровождении Б.Кобулова и С. Мамулова) и сам пожаловал в Нальчик, съездил к Эльбрусу. Он «сообщил» З.Д. Кумехову о намерении выселить балкарцев, а их земли передать Грузии, чтобы та могла иметь оборонительный рубеж на северных склонах Большого Кавказа; Кабарде же это было «компенсировано» землями Карачая и Черкесии. Освободившиеся от балкарцев  указано было заселить «колхозниками из малоземельных районов Кабардинской АССР», то есть кабардинцами…»    Кто и сколько  яда  преподнес центру, чтобы состоялось выселение карачаевцев и балкарцев, «умный» историк П.Полян, чтобы обезопасить себя от подобного же набега на себя со стороны кабардинских «ученых» типа Гонова, роняет ироничные фразы: «Нет, не случайно кабардинец З.Д.Кумехов… ездил в Грозный…», «сообщил» (после того, что уже было решено с Кумеховым в Грозном? – реплика моя.- Л.Н-М.О.) и «заселить кабардинцами»…  Интересно провести историческую параллель: Иван Грозный, использовав в качестве  подручного своего шурина-кабардинца, брата Марии,  стольника  царя, и его руками верша казни и массовые оргии, потом его самого посадил на кол. То же самое осуществил с Кумеховым  Берия. Использовав его против балкарцев, тут же добился его снятия с должности 1-го секретаря Кабардинского Обкома, имея на руках исчерпывающую информацию о нём и его деятельности в период немецко-фашистской оккупации.  О роли  Кумехова и кабардинской элиты в выселении балкарского народа сегодня свидетельствуют подлинные документы того времени, так что М.А. Дудов не случайно подчеркнул, что у него имеются доказательства этому: «…Таким образом репрессивные акции против балкарского народа на государственном уровне в лице И.В.Сталина и Б.Э. Калмыкова обрели свой оформленный характер уже в январе 1922 года. Это был первый (калмыковский) этап уничтожения балкарского народа. Второй этап этой трагедии начался в 1939 году с приходом к власти очередного секретаря обкома - Зубера Кумехова, который не только продолжил откровенно преступную «калмыковскую» политику по отношению к балкарскому народу, но и «усовершенствовал» ее. Из Черекского района Балкарии выделяются с. Ташлы-Тала и пос. Фанерного завода с прилегающими 20 тыс. га сенокосных и пастбищных угодий. Из Урванского района Кабарды также выделяются несколько населенных пунктов и, как в случае с Нагорным округом, образуется смешанный Лескенский район с многократным превышением кабардинского населения над балкарским, соответственно административная власть в районе, преимущественно составленном из балкарских земель, принадлежит кабардинцам. Балкария лишается значительной части административной границы с Осетией. Осенью 1942 года, убегая  от наступающих немцев, Кумехов, будучи не только секретарем обкома, но и членом Военного Совета 37-й армии, совместно с ее представителями из карательной 11-й стрелковой дивизии НКВД, инициировал в Черекском ущелье преступление, породнившее балкарцев с белорусской Катынью и чеченским Хайбахом, квалифицируемое международным правом, как геноцид по этническому признаку. Именно он, находившийся в штабе отступающей 37-й армии, в райцентре Черекского района, и стал одним из организаторов полного уничтожения балкарских сел Сауту, Глашево и В.Чегет, сопровождавшегося варварским истреблением свыше 700 человек мирного населения на 98,5% состоящего из стариков, женщин и детей. Об участии Кумехова свидетельствует и тот факт, что в этих зверствах принимали участие и т.н. местные «партизанские отряды», преобразованные в «истребительные» батальоны, которые прямо подчинялись местному обкому ВКП(б). И надо отметить, что столь откровенное масштабное преступление совершалось только ради оправдания перед Сталиным сдачи республики и Нальчика немцам, а также оголение основной линии южной обороны - Кавказского хребта. В его доносах в Москву это объяснялось  как следствие «всеобщего бандитизма балкарского населения»... Истинному положению дел проливают свет некоторые документы того времени из архива  Кабардин-Балкарского Обкома ВКП (б): из выписки Комиссии Партийного Контроля при ЦК ВКП (б) № ЦК КПК 323/1 24 августа 1944 года. О т. Кумехове Заурбеке Докшуковиче  (член ВКП (б) с мая 1932 г. п.б.  № 0303384 – «…тесть Кумехова – Шагиров К.М. – до оккупации работал председателем колхоза с. Лескен II. Активно помогал немцам, был председателем комиссии по ликвидации колхозов, выдавал немцам преданных советской власти граждан. Установлен и такой факт: Кумехов З.Д. имел хорошую верховую лошадь во время эвакуации почему-то лошадь не забрал с собой, а сдал в колхоз Лескен II. Когда немцы заняли село, тесть Кумехова – Шагиров К.М., передал лошадь немецкому бургомистру. Сын Шагирова - Шагиров Нашхо, до оккупации работал секретарем партийной организации колхоза Лескен II, не эвакуировался, помогал немцам, коменданту доносил на коммунистов и др. лиц, настроенных против оккупации… Родной брат Кумехова – Кумехов С.Д.,  в прошлом мулла, до оккупации работал председателем сельского совета, был зачислен в партизанский отряд, имел винтовку. В отряде не был и не эвакуировался. С приходом немцев сдал винтовку немецкому коменданту, установил близкое отношение с ним, бывал у него… при немцах у него в квартире висел портрет Гитлера. Второй родной брат Кумехова – Кумехов Д.Д., член ВКП (б) с 1938 года, был также зачислен в партизанский отряд, имел винтовку. В отряд не пошел и не эвакуировался. С приходом немцев винтовку сдал коменданту, был в хороших отношениях с комендантом и начальником полиции. Активно помогал немцам…Приведенные материалы о близких родственниках Кумехова З.Д. подтверждаются материалами НКВД и показаниями граждан с. Лескен II… подпись Шкирятов» (архив К. Б. ОК КПСС ф.1, оп. 3, д. 6, л.л. 115-120). Вот, что сказано о периоде руководства Кумехова  в заключительном слове на Пленуме обкома КПСС, проходившем  6-7 сентября 1944 год секретаря Кабардинского ОК ВКП(б) (после тотального репрессивного выселения балкарцев, осуществленного с подачи именно этого Кумехова, республика была преобразована и переименована в Кабардинскую): «Товарищам ясен тот факт, что в период руководства Кумехова творился в республике ряд безобразных явлений. И правильно один из ораторов отметил, что калмыковщина продолжалась и в последующие годы при руководстве Кумехова, только в несколько другой форме. Метод очковтирательства со стороны бывшего руководства имел довольно широкие размеры. Изжитие честных работников из республики и насаждение на руководящие посты людей из не внушающих политического доверия, проводился с целью окружить себя верными людьми. Т.е., проводились те же самые вредные традиций, что и при Калмыкове, только в более завуалированной скрытой форме… Вопрос с деньгами. То, что государство отпустило для оказания единовременной помощи трудящимся, пострадавшим от немецкой оккупации.. Власть допустила грубейшее извращение политики нашей партии…Начиная с Кумехова, весь состав бюро обкома партии, дальше идут ниже рангом – все наркомы, секретари райкомов, в общем весь актив, по существу подкупили, сделали так, чтобы из этих товарищей никто не мог сказать, что вы много забрали денег. Правда, активу дали меньше, по одной - две тысячи, зато Кумехов и Ахохов набрались наглости, хапнули по 16 тыс. руб. …» (архив К-Б ОК КПСС, ф. 1, оп. 3, д. 5, л. 165,166).  Из выступления  заместителя Председателя Кабпотребсоюза т. Сохрокова на заседании Пленума Кабардинского ОК ВКП(б) 6-7 сентября 1944 года – «В дни Великой Отечественной войны, когда все внимание, все духовные силы нашего государства, от мало до велика мобилизовывают  себя на скорую и окончательную победу над врагом, чем занимались эти люди? Они устраивали банкеты в колхозах. На трех машинах руководство республики во главе с Кумеховым приезжали в Нартан, там быстро собирали гусей, кур, уток, водку, в этих банкетах принимали участие немецкие приспешники. Ни одного честного человека не было на этих банкетах и, что характерно, почти все руководящие работники принимали участие в них. По всем правилам национальных   обычаев   приглашали баянистов, девушек, сам Кумехов исполнял кафу, лезгинку и т.д…» (К-Б ОК КПСС.ф. 1, оп. 3, д. 5, л. 153). Из отчетного доклада Первого секретаря Кабардинского обкома ВКП (б) за период с марта 1940 по декабрь 1946 годы, на XVIII Кабардинской областной партийной конференции 26-28 декабря 1946 года: «…Областной Комитет партии, а следовательно и областная партийная организация не справилась со своими задачами… но не только скот, не только материальные ценности, а самый ценный капитал нашей страны – люди остались у врага. Больше того, 72% областной партийной организации не эвакуировались. При этом на оккупированной земле остались не только рядовые коммунисты, но и часть руководящих работников, явно не желая эвакуироваться…  В составе (северокавказского) национального «легиона» общей численностью до 600 человек, состоящего из трех эскадронов, один эскадрон был укомплектован кабардинцами. Известно также, что в кабардинских районах был организован сбор подарков Гитлеру и немецкому командованию. В качестве подарков передан лучший племенной жеребец в золоченой сбруе и с дорогим седлом с серебряной отделкой… При отступлении немцев с территории Кабарды с ними добровольно ушло, по далеко не полным данным, 1679 человек…» Из выступления Министра внутренних дел КАССР т. Горшкова: – «Благодаря политической близорукости бывшего состава бюро Областного Комитета партии во главе с Кумеховым и Ахоховым, важнейшие указания Сталина не были выполнены. Они, а вместе с ними и другие с позволения сказать, активисты вместо того, чтобы организовать сопротивление немцам, создавать партизанские отряды, - поддались панике, проявили трусость, граничащую с изменой, и позорно спасая свои шкуры, бежали с территории республики, бросив на произвол судьбы дело руководства республики. Значительная часть членов и кандидатов партии остались на оккупированной территории и работала в пользу немцев, а в таких районах, как в Лескенском, Урванском и Зольском и секретари райкомов ВКП(б)…, которые стали на путь прямого предательства и измены. В тылу остались и работали на немцев: бывший депутат Верховного Совета СССР, член ВКП(б) – Санов Махчуб; прокурор Кубинского района – Тхакумачев, член ВКП (б), награжденный орденом Ленина – Каров Мусса, член Верховного Суда Кабардинской АССР Табухов Мухажир…»  (архив К-Б ОК КПСС ф. 1, оп. 5, д. 2, л.л. 120-125). Из выступления заведующего лекторской группой ОК ВКП (б) т. Цавкилова, на XVIII Кабардинской Областной партконференции 26-28 декабря 1946 года, - «…В самом деле, нельзя ведь забывать, что на протяжении 20 лет Калмыковская банда насаждала в Кабарде идеологию буржуазного национализма… Извлекло ли руководство Кумехова и Ахохова соответствующие выводы из этих фактов. Нет не извлекло… Отсюда – и выселение балкарцев, отсюда и бандитизм, и сбрасывание немцами парашютистов над территорией Кабарды, и факты предательства многих кабардинцев, и устраивание праздника «курман» в честь немцев и многое другое. Ведь это же факт, что из всех оккупированных национальных районов Кавказа марионеточное «правительство» немцами удалось сформировать только в Кабарде. О чем это говорит?» (архив ОК КПСС, ф.1, оп. 5, д. 2, л.л. 191, 192). (Выделено нами). Эти документы свидетельствуют об истинных мотивах, подтолкнувших руководство республики на очередной донос с целью оклеветать балкарский народ, пытаясь спасти свою шкуру и переложить всю ответственность за творившиеся безобразия в руководстве республикой на плечи многострадального балкарского народа. В 1944 году репрессивная деятельность государственного режима по отношению к балкарскому народу достигает своего апогея – народ лишается своей государственности и территории, подвергается тотальному насильственному переселению в республики Средней Азии и Казахстана. Официальным основанием постановки вопроса о выселении балкарского народа является клеветнический донос в адрес Л.П.Берия, подписанный руководством КБАССР в лице Кумехова, Бзиава и Филатова с просьбой выселить балкарский народ за якобы имевший место массовый бандитизм. Вопрос с выселением балкарского народа окончательно был решен в феврале 1944 года в г. Орджоникидзе (ныне г. Владикавказ) во время встречи Л.Берия с первым секретарем Кабардино-Балкарского обкома ВКП (б) Кумеховым. Единственный балкарец, сопровождавший Кумехова в этой поездке, молодой инструктор обкома ВКП (б) К.Уянаев на прием к Л.Берия допущен не был. А высшее должностное лицо на тот период из числа балкарцев – Председатель Президиума Верховного Совета КБ АССР 30-летний И.Л.Ульбашев заблаговременно был отправлен в командировку в г. Москву. Таким образом встать на защиту интересов балкарского народа фактически было некому».  ( Извлечение из официального документа: См.:- Аналитическая записка  Председателю Правительства РФ Зубкову «Совета Старейщин балкарского народа КБР»).  Для  полноты текста приведем здесь версию самого Кумехова: «Расправившись ранее с карачаевцами и калмыками, а теперь с чеченцами и ингушами, Берия со своим сопровождением 24 февраля 1944 года прибыл на станцию Орджоникидзе. Настал черед балкарцев.  На следующий день к Берии были вызваны все первые секретари обкомов ВКП(б) и председатели совнаркомов автономных республик Северного Кавказа, в том числе первый секретарь Кабардино-Балкарского обкома партии З.Д. Кумехов.  «25 февраля в 9.00 Кобулов провел меня в вагон-салон (наподобие пульмана), - пишет Кумехов, - В салоне находились Берия, Серов, Бзиава и Филатов. Берия встретил меня крайне недружелюбно и разразился площадной бранью и нецензурными ругательствами в адрес Кабардино-Балкарии, которая, по его словам, не удержала район Эльбруса и сдала его немцам. После того, как был исчерпан весь возможный запас ругательских слов, он сообщил, что население Кабардино-Балкарии подлежит выселению».   После краткого доклада Кумехова о политическом положении в республике Берия снова повторил: «...в наказание за то, что Кабардино-Балкария охвачена бандитизмом, принято решение о выселении».  Но в этом, однако, не исчерпалась зловещая миссия Берии, получившего от Сталина еще и другое задание. В частности, об этом Кумехов пишет следующее: «2 марта 1944 года в г Нальчик специальным поездом приехал Берия в сопровождении Кобулова и Мамулова... Я, Бзиава и Филатов встретили их на вокзале. С вокзала все направились к Приэльбрусью, заехав по пути на Баксангэс и в Тырнауз. Когда доехали до подножия Эльбруса, Берия заявил Кумехову о том, что «есть предложение передать район Эльбруса Грузии». Это было для Кумехова неожиданным, и он спросил, чем вызвана необходимость передачи. На что последовал ответ: «Территория освобождается от балкарцев, и Кабарда ее не освоит. Грузия же должна иметь оборонительные линии на северных склонах Кавказского хребта, ибо во время оккупации этот район Кабарда уступила немцам». Упрек Кумехов отвел: «...в случае необходимости и РСФСР в состоянии защитить этот район», - но вряд ли собеседник его собирался слушать. 
Вернувшись в Нальчик, Берия опять затронул вопрос об изменении границ, обещал взамен Приэльбрусья включить в состав Кабардинской республики (Балкария подлежала исключению из названия) города Кавказсквх Минеральных Вод (Кисловодск, Ессентуки, Пятигорск, Железноводск) и Черкесию. Секретарь обкома не уступал. Тогда Кобулов бросил реплику: «Вы пожалеете». Возражение Кумехова Берии закончилось его отстранением с работы. 14 марта 1944 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) Берия, отчитавшись о своей проделанной работе на Северном Кавказе, потребовал сиять Кумехова с должности первого секретаря Кабардино-Балкарского обкома партии. В тот же день, в 20 часов, Кумехову в Нальчик позвонил Г. Маленков и сообщил, что тот освобожден от должности первого секретаря».  ( Цитата из книги «А.Ю. Коркмазов «Этнополитические процессы на Северном Кавказе», Ставрополь, из-во СГУ, 1994 г., с. 84, 85, со ссылкой на:  Ибрагимбейли Х.-М. Плоды произвола//Литературная газета. -1989. -17 мая.   Этот поздний комментарий Кумехова о том, как он героически отстаивал интересы республики  в разговоре с Берия, вызывает по меньшей мере недоумение: не только возражать, но и выражать свою точку зрения  он не мог в ситуации с имеющимся у НКВД материалом на него и на его родственников. Более того, обращает на себя внимание само направление  разговора между ними: по существу идет торговля территорией Балкарии. Существенен оговор Кумехова, что взамен Кабарде даже посулили передать в ее состав район КМВ и Черкесии. Разумеется, «защищая интересы балкарцев», Кумехов гордо отказался… и  поплатился своей должностью. Эта поздняя  оправдательная  мимикрия Кумехова опровергается текстами его телеграмм и докладов Берия, где он сам инициирует вопрос выселения балкарцев.  Вот они: «Умар Алиев задолго до войны знал точно, что готовится, когда предупреждал об этом карачаевцев.  Уже пред войной была издана карта, в которой г. Микоян-шахар обозначен как г. Клухори.  Вот подлинный текст стенограммы в переводе на русский,  сохраненный историком-правозащитником   М.А. Дудовым. Чтобы «благонамеренным» кабардинцам можно было сравнить объективность перевода, прилагаем  тут же его карачаево-балкарский текст.

Перевод: «Было большой моей ошибкой, показав черкесов отдельным народом, привязав к нам,  создать единую область. Не было тогда у нас народа под именем черкесов – они все были оторванные от Кабарды беглые кабардинцы. По их собственным словам и письменным источникам было одно – они были кабардинцами. Поскольку кабардинцы имели область, кто бы здесь им дал еще одну кабардинскую область? Поэтому под такой хитростью, под именем черкесов привязав их к себе, мы создали  одну область. Все беды начинаются с обмана. Не зря народ говорил, что, «когда  откормишь худого ягненка - губы и нос будут в масле, поможешь плохому человеку – окровавит твоё лицо». Что отделились мы от них - очень хорошо, но мы должны держать в уме: Кабарда (включая живущей их части у нас под именем черкесов) остается нам враждебной. Руководители Кабарды, с целью показать отрицательно государству, критикуя нас, горцев, льют грязь, пишут (доносят) на  верх постоянно Сталину. Я вижу, что Сталин тоже как будто (склоняется) на их стороне. Если не сможем  через Орджоникидзе, Кирова довести нашу правоту, руководители Кабарды могут нас ввергнуть в беду. Как они нас показывают (центру, Москве)?  Как они утверждают:



1. Мы не кавказский народ. 

2. Мы татары, пришедшие из Крыма.

3. Мы сборище собравшихся бандитов.

4. Мы живёт на земле кабардинцев.

5. Мы враги русских (в качестве доказательства приводят (показывают) пример Хасаукинского сражения

6. Мы враги Советской власти (в доказательство приводят восстания в 20-е, 30-е годы).

7. В наших горах находят приют (скрываются) все преступники.

8. Опираясь на вышеперечисленные обвинения-претензии (требования) к нам, утверждают, что горы надо очистить от преступников, бандитов. А чтобы пресечь корни и поддержку бандитов – нужно переселить горцев на равнины. Вот таковы претензии (требования) руководителей Кабарды к нам. Мало того, что при помощи Российской империи, они заняли (укоренились) наши равнинные земли, Кабарда теперь желает отобрать у нас и горы. Если не сказать правду, не написать об этом, не открыть глаза руководителям страны на напраслину все этой лжи и грязной претензии (требований), ситуация (тенденция) не исправится. Если не сможем этого сделать – существует опасность – как отправили кулаков в Азию, Сибирь -  могут (не остановятся перед…) весь наш народ переселить на равнину. Вот чего добивается (желает) Кабарда». (Перевод мой:- Н-М.О. Л.).Текст стенограммы на карачаево-балкарском: «Мени бек уллу джангылычым эди черкеслени халкъча кёргюзтюб, кесибизге тагъыб, бир област къуратханым. Черкес деб халкъ джокъ эди – ала барысы Къабартыдан юзюлген къачхынчыла эдиле. Кеслери айтхан да, къагъытлада джазылгъан да бир эди – ала къабартычыла эдиле. Алай а, Къабарты област болгъаны себебли, алагъа былайда дагъыда бир къабарты област ким берлик эди? Аны себебли аллай хыйла этиб, черкес ат бла аланы кесибизге тагъыб, бир област къурагъан эдик. Хар не къыйынлыкъ да ётюрюкден башланады. «Аман къозуну айнытсанг, эрнинги-бурнунгу май этер. Аман адамны айнытсанг, эрнинги-бурнунгу къан этер» деб, халкъ билмей айтмагъанды. Аладан айырылгъаныбыз бек игиди, алай а, эсде тутаргъа керекди: Къабарты (черкес ат бла бизде джашагъан кесеги да) бизге душманлай къаладыла. Къабартыны башчылары бизни къралгъа эрши кёргюзтюр мурат бла, таулу халкъыбызны сёгюб, аманлаб, башына, Сталиннге дери джазгъанлай турадыла. Не эсе да, Сталин да ала джанлы болгъанча кёреме. Орджоникидзени, Кировну юслери бла тюзлюгюбюзню ангылаталмасакъ, Къабартыны башчылары халкъыбызгъа бир къыйынлыкъ салыргъа боллукъдула. Ала бизни къалай кёргюзтюрге кюрешедиле?



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет