Общее управление сферой культуры



жүктеу 4.5 Mb.
бет19/26
Дата03.04.2019
өлшемі4.5 Mb.
түріРешение
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26

Ко времени вступления в Союз художников Шеин написал с полсотни больших этюдов Волги и Жигулей, которые привлекли внимание своей «цветностью», эмоциональной приподнятостью. Стало наконец ясно, что пейзаж художнику наиболее близок («Март», «Окраина деревни», «Ветреный день»).

Однако традиционной пейзажной картины он так и не написал, пошел куда-то «не туда», начал сочинять маленькие «детские» кар­тинки с корабликами и облачками («Гора и катер»). Относился к ним очень серьезно, но, когда решился однажды принести их на выставку, потерпел полное фиаско. С тех пор художник замкнулся и работ своих никому, за исключением близких друзей, не показы­вал.

Ситуация «творческого подполья», в которой Шеин оказался уже в солидном возрасте, как это ни удивительно на первый взгляд, сыграла в его творчестве самую благоприятную роль: махнув рукой на всякий конформизм, художник целиком доверился себе и миру. В нем пробудился незаурядный поэтический дар, и на протяжении нескольких лет (конец семидесятых – начало восьмидесятых годов, позже он уже не работал, болел) Шеин создал серию ярких, своеобразных произведений, которые теперь нашли своего зрителя.

Родился и жил Николай Шеин на Волге. Начинал свой путь ху­дожника в Куйбышевской студии у Г.П. Подбельского. Затем в 1941 – 1946 гг. учился в Пензенском художественном училище, где преподавал в то время Горюшкин-Сорокопудов. С последнего кур­са студент Шеин уходит из училища и учится в училищах Чебок­сар, Казани, Ярославля с 1946 по 1950 год. Что искал в это время художник, оставляя одно училище за другим? Какие проблемы его волновали? Воспоминания родственников и товарищей сбивчивы и противоречивы. Истинны его сохранившиеся работы тех лет. Они написаны в общепринятых рамках эстетических ценностей конца 40-х – начала 50-х годов, в них проявляется стремление к иллюст­ративной точности, сюжетности. Пожалуй, единственное, что объ­ясняет его несомненные успехи потом, – это неудовлетворенность обучением и своими работами. Может быть, отсюда и метания из одного училища в другое. Примечательно в этом смысле признание художника: «Все во мне тогда было несгармонировано, художниче­ские навыки не согласовывались с чувствами, и только на Самар­ской земле я ощутил уверенность в себе».

«Дядя Коля» – так звали художника все, кто знал, и так было написано на двери его мастерской – был легендой уже при жизни. Он построил себе дом не на Бахиловой Поляне, как это делают са­марские художники, а в селе Бахилово, которое стоит в трех кило­метрах от Бахиловой поляны и от Волги. Место достаточно уеди­ненное. Вокруг села ржаные поля, перелески. Там у него был боль­шой сад, пчельник из десятка ульев. До приезда Николая Федоро­вича в село Бахилово никто не осмеливался сажать там яблони. Деревья вымерзали в суровые ветреные зимы, так как село стоит на самой вершине Жигулей. Много раз вымерзал его сад. Много раз приносил он из леса новые хилые дички в надежде, что они выжи­вут, снова и снова долбил землю. Снова сажал, прививая к ним си­бирские сорта, дальневосточные. И все-таки добился своего. Растут и плодоносят его яблони. И вся деревня благодарна ему за это, у многих теперь растут яблони от его саженцев.

С ранней весны до поздней осени художник обычно жил в селе Бахилово в Жигулях; здесь, а также на берегах Волги были написаны его лучшие этюды, выполненных в традициях, восходящих к творчеству К. Коровина, С. Жуковского, Л. Туржанского, мастеров «Союза русских художников» («Ясный день на Волге»).

Первопричиной чудесного искусства Николая Федоровича было соединение в нем и художника, и мудреца. Конфликтуя, они обогащали друг друга. Шеин-мудрец осмысливает окружающий мир, находит в нем логику, закономерности. Шеин-художник, доверяясь интуиции, чувственному восприятию, корректирует «законы», установленные мудрецом ради гармонии и красоты. Осмысляя искусство живописи, он приходит к осознанию самоценности крас­ки как материала. Поэтому колористическая структура его холстов очищается. Синь волжских просторов пленяет незамутненной кра­сотой. Все то, что воспринимается художником, эстетически осваи­вается в красках. То в ярких желтых, где доминирует охра и кад­мий, то в звонких синих, где преобладает ультрамарин. На всех холстах событие – в самой структуре формы. То синие краски ве­дут спор за овладение пространством холста, но побеждают в этом споре желтые, и тогда холст звучит солнечно, мажорно («Осе­нью»). То побеждают синие краски, одаривая нас пронзительным ультрамарином («Март»).

Пейзаж «Золотой день» построен на тонких и гармоничных со­четаниях близких цветов – охристо-серых, мерцающе-пурпурных, богатых желтых. Плотность, количество красочного «теста» на по­верхности полотна создают впечатление почти физического напора живого «вещества». Краски при этом высветлены, им присуща осо­бая нежность, светозарность. Кажется, что, подключаясь к бравур­ной, мощной увертюре природы, автор несколько приглушает ее звучание – душа его, наделенная высокой чувствительностью, не в состоянии переносить чересчур громкие звуки.

Работы, выполненные во второй половине семидесятых – начале восьмидесятых годов, принципиально отличны от ранних этюдов, созданных на основе конкретных, взятых в природе мотивов. Ху­дожник не изображает, а представляет нам придуманный мир. В нем ему хорошо, он чувствует себя ребенком, перед которым от­крыты богатейшие возможности свободной творческой игры. «Вот душа требует, пишу так, как мне надо», – говорил художник.

В «детских», непризнанных в свое время работах, где упорно тянутся ввысь ярко-зеленые деревья, художник применяет уже чи­стый, открытый, несмешанный цвет, достигая особой звонкости звучания. Формы уплощены и упрощены, они обладают повышен­ной активностью, подчас нанизываясь в своеобразные гирлянды, составляя некие «содружества», «стаи». Метафора здесь основной творческий прием.

В картине «Весна, Белый катер» маленький, совсем игрушечный кораблик (своеобразная персонификация детского начала) отправ­ляется на прогулку по реке, и стоящие в воде деревья с интересом его рассматривают. Весело круглятся береговые скаты, их ритму вторят выстраивающиеся в цепочки облака. Привлекает внимание подобие всех форм в картине, их срифмованность, близость овалу. Сказка о кораблике решена в ярких, нарядных тонах, здесь соли­рует белое, будто свежевымытое, хрустящее, на фоне синего и красно-коричневого.

Как-то один куйбышевский художник сказал о Шеине: «Да он что, он не рисует, он просто перекладывает краски, не смешивая, с палитры на холст». Вопреки намерениям, автор этих слов высказал похвалу Шеину.

Кому из живописцев не известно, как трудно «перекладывать», гармонировать чистые краски, как трудно заставить их жить вмес­те. Художник Шеин умел это делать.

По берегу Волги, напротив которого находится Бахилова поля­на, проложена железнодорожная ветка, по которой из Тольятти во­зят автомобили на открытых платформах. Воображение художника опоясало такими гирляндами автомобильчиков несколько пейза­жей, глядя на которые кажется, что вокруг тебя вертится веселая карусель. Вообще к машинам у Шеина особое пристрастие – крас­ные, желтые, синие, они носятся наперегонки, на ходу будто обща­ясь Друг с другом («Жигулевские горки»).

Многочисленные выписки изречений великих людей служили ху­дожнику пищей для размышления. «Мы только тогда бываем впол­не удовлетворены впечатлением от художественного произведения, когда оно оставляет после себя нечто такое, чего мы, при всем уси­лии мысли, не можем довести до полной ясности». (Шопенгауэр)

Образ дерева стал самым ярким и животворным в творчестве ху­дожника. На картине «Разлив» («Половодье») изображены гигант­ские деревья, высящиеся среди половодья. У них изумрудно-зеле­ные, напоминающие бьющие вверх струи воды стволы и такого же цвета шарообразные кроны, написанные настолько плотно, что со­здается ощущение мощного выброса жизненной энергии, своего ро­да «атомного взрыва». Живое у Шеина утверждает себя в процессе напряженной борьбы со смертью, косностью, распадом.

В картине «На лесопилке» показаны вытянувшиеся на земле срубленные деревья. «Венец всего живущего» – человек ничтоже сумняшеся губит окружающий его мир, превращая живые, наделен­ные своей неповторимой душой деревья в одинаковые, «стоеросо­вые» бревна. Но даже уложенные в штабеля, лишенные корней и крон, они еще сохраняют живой импульс, некую индивидуаль­ность, сопротивляясь гибели из последних сил. Эта же тема разра­ботана в картине «Тишина», проникнутой светлой печалью, решен­ной в будто увядающих, пастельных тонах. Устилающие землю, увязанные в связки березы женственно-прекрасны. При взгляде на бело-голубые, сияющие целомудренной наготой стволы, кажется, что синие щербинки на них трепещут и на наших глазах деревья по­кидает их древесная душа. Все вокруг цепенеет, превращаясь в пре­красный и холодный мираж. Уже самый вид лежащих стволов на­водит мысль о поверженных, умирающих людях.

В картине «Обелиски» гладкие белые силуэты обелисков пав­шим в сражениях за Родину напоминают обескровленные стволы деревьев. Четкий вертикальный ритм обелисков, пересекаясь с плавными линиями могильных холмиков и горизонталями неба, со­здает выразительный образ торжественности и светлой грусти.

Другие ощущения возникают, когда мы рассматриваем картину «Обелиски и пионеры».

Картины Шеина трудно описывать, их нужно видеть. Они рождают чувства и образы, о которых можно размышлять и дискутировать.

Осмысливая в поздних работах природу и человека как нечто единое, одухотворенное, и технику с ее жестокой геометрией форм, художник проявляет опасение, боязнь, что рациональное в челове­ке вытеснит чувственное, место души займет геометрия, продукт расчетливого ума. В иных работах художник как бы стремится смягчить бездуховность металлических конструкций мостов, высо­ковольтных линий, автомашин. По-детски наивно пишет их в ярких гармоничных тонах, тем самым как бы проверяя возможность при­мирения человека с бескомпромиссной жестокостью индустриаль­ной среды. «Мост» – воздушная розовая радуга, парящая легко и невесомо, а расположение кранов на одноименном полотне напо­минает изящный танец тонконогих белых «цапель».

Пытаясь прояснить самую суть творческой неповторимости ху­дожника, приходишь к мысли, что главное в нем – некая удивитель­ная полнота, цельность. У Шеина цельна как каждая отдельно взя­тая работа, как бы заключающая в себе весь мир сразу, так и вся совокупность его произведений, написанных в разнос время: пока­занные на выставке картины объединяются зрительно в единый ряд, дополняя друг друга, внушая зрителю состояние особого подъ­ема, парения в пространстве, в сквозном бытийном потоке. Кажет­ся, прообраз этого шеинского мирового потока – Волга, обильная, полноводная, плавно несущая свои воды. Бесспорно, что именно на ее берегах, попадая в ее мощное энергетическое поле, художник смог воплотить саму идею бесконечного мирового движения.

В поздних, лучших работах Шеина приходит в движение весь белый свет (мир), и этот мир интерпретируется художником с по­мощью белого цвета (света). Глядя на картину «Перед навигацией», испытываешь удивительное чувство легкости и свободы, грудь словно расширяется от притока свежего весеннего воздуха. Здесь все движется, парит и плывет. Внутренним пространственным мо­дулем работы стало продолговатое белое пятно на первом плане, оно «работает» как средство пластической характеристики форм предметов (речные суда), далее с его помощью передается про­странство, пронизанный светом воздух, выше же белые овалы ста­новятся облаками, и, теряя представление о времени, утрачивая телесность, зритель вместе со всем миром пускается в полет навстре­чу весеннему обновлению...

Мало кому в наш трезвый век доступно счастье ощущать себя ча­стицей единого цельного бытия. Творчество стало для Н. Шеина пу­тем приобщения к живому, меняющемуся миру, поэтическому отож­дествлению себя со всем сущим. Вступив на творчески неповторимый путь, став в живописи и поэтом, и философом, уйдя в сферу чисто­го лиризма, Шеин остался верен своей изначальной любви к приро­де наших мест. Она всегда узнаваема в его произведениях независи­мо от степени их философского и стилистического обобщения.


МУЗЕЙ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

г. ТОЛЬЯТТИ.

ИСТОРИЯ. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ


«Наследие» – термин многознач­ный, применимый к совокупности природных и культурных, матери­альных и духовных ценностей. Именно эта совокупность обеспечи­вает преемственность опыта поко­лений, определяет пути дальнейше­го развития общества, формирует благоприятную среду обитания. Потеря тех или иных звеньев или со­ставных наследия неизбежно ведет к обеднению культуры человече­ства, отдельных народов, каждого человека.

Как это ни парадоксально, но еще каких-то 20 лет тому назад, в тогдашнем СССР законодательство о культуре и об охране памятников истории и культуры в среднем опережало мировой уровень, именно СССР задавал тон в международных межправительственных и неправительственных организациях культурного сотрудничества. С распадом Советского Союза закон об охране объектов историко-культурного наследия практически перестал действовать. Многие памятники подверглись опустошению, разрушению. И в нашем городе судьба памятников была незавидной. Здания переводились в частную собственность. О сохранении фасадов, являющихся предметов охраны, новые пользователи и не задумывались. Назрела необходимость на основании закона о местном самоуправлении создать орган охраны памятников. Изначально в октябре 1998г. на базе Тольяттинского краеведческого музея был организован отдел «Служба охраны памятников».

1 января 2000 г. постановлением мэра г. Тольятти № 2700-1/12-99 от 10.12.99 г. в целях организации охраны и использования па­мятников истории и культуры города в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации создано муниципальное учреждение культуры – музей историко-культурного наследия г. Тольятти. Адрес музея: Самарская область, г. Тольятти, улица К. Маркса, 27а.

Музей историко-культурного наследия можно считать комплексным музеем под открытым небом, так как памятники истории и культуры располагаются во всех районах города. Предметом деятельности музея является:



  • научно-методическое руководство изучением состояния и реставрации памятников на территории города,

  • организация использования памятников;

  • контроль за соблюдением предприятиями, учреждениями и ор­ганизациями и гражданами правил охраны, пользования, реставра­ции памятников, а также за выполнением мероприятий по обеспече­нию сохранности памятников при производстве строительных, до­рожных и других работ;

  • организация ремонта памятников, состоящих на балансе музея;

  • формирование информационного банка данных о памятниках г. Тольятти;

  • публикация результатов работы музея, научных исследова­ний в виде каталогов, путеводителей и других печатных изданий, в аудио-видео продукции;

  • предоставление населению широкого спектра информацион­ных услуг по вопросам памятников истории и культуры г. Тольятти.

Сотрудниками музея были разработаны и подготовлены доку­менты, принятые Тольяттинской городской Думой 21.06.2000 г.:

  • «Концепция сохранения и использования историко-культурно­го наследия г. Тольятти»,

  • Положение «Об охране и использованию памятников истории и культуры г. Тольятти»,

  • «Реестр памятников истории и культуры г. Тольятти».

Это принципиально новый подход к охране и использованию муниципальных памятников.

Впервые проведена работа по созданию документационной базы на объекты, вошедшие в Реестр памятников истории и культуры го­рода.

В музее ведется большая научно-исследовательская работа. Проработаны фонды архивов политической истории Самары, Москвы, Санкт-Петербурга. Изучены архивные фонды института «Ленгипрогор» – разработчика проекта города и зданий для его застройки. Из­готовлены копии архивных документов по истории проектирования и застройки города, а также изучаются архивные материалы по объ­ектам городского монументального искусства. Старшим научным со­трудником музея Т.А. Якимовой разработана историческая часть к Генеральному плану города.

Также сотрудниками музея ведется мониторинг состояния объек­тов историко-культурного наследия г. Тольятти, составляются акты и дефектные ведомости для планирования проведения ремонтно-восстановительных работ, а также методическое руководство и конт­роль за проведением ремонтных работ. За время существования му­зея проведен ремонт постаментов памятников В.Н. Татищеву, К. Марксу, В. Носову, Е. Никонову, монумента-памятника на месте захоронения капсулы с обращением комсомольцев к молодежи 2017 г., восстановлен мемориал умершим в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., плиты с поименными списками горельефа «Про­щание» в п. Федоровка, доска на доме, в котором проживала ставропольчанка, участница Великой Отечественной войны К. Вавилова, заменена указателем улицы, восстановлены утраченные мемориаль­ные и памятные доски.

Большую роль в сохранении и восстановлении объектов культурного наследия играет проведение разъяснительной работы с владельцами и пользователями зданий-памятников. В результате восстановлен исторический вид фасадов здания мэрии, Ставропольской администрации, кинотеатра «Буревестник», проведен ремонт и восстановление интерьера с лепным декором магазина «Гастроном», расположенного по ул. Матросова.

В деле сохранения культурного наследия музей как муниципаль­ный орган охраны памятников тесно сотрудничает с УЮ ГРП «Са­марская областная Региональная палата». По запросу музей готовит и предоставляет документы, подтверждающие принадлежность зда­ний к памятникам истории и культуры города для регистрации ог­раничений права пользования.

На территории Центрального района здания 50-х годов, «хрущевки» и современные многоэтажки соседствуют с домами деревянной зодчества, которых с каждым днем становится все меньше, но и они представляют интерес с точки зрения архитектуры и искусства.

Музеем совместно со студентами Поволжского института сервиса В. Новодворской и Ю. Сунгуровой исследовано деревянное зодчес­тво Ставрополя-Тольятти. Результатом исследования стал отчет, включивший в себя классификацию и корреляцию элементов дере­вянной резьбы, выявленные особенности деревянной архитектуры. Его дополняют фотографии, зарисовки декоративных элементов.

Важной страницей в жизни музея стали археологические охранно-спасательные работы. Десятки лет водами Куйбышевского водохранилища разрушается бывшее кладбище старого Ставропо­ля. При переносе города на новое место неперенесенными остались захоронения XIX века, семейные склепы, останки умерших в эва­куации в годы Великой Отечественной войны. После консультаций с Центром археологических исследований г. Москвы музеем было предложено провести охранно-спасательные работы на некрополе г. Ставрополя. Предложение одобрили городские власти. В 1999-2002 г. г. совместно с Институтом Археологии Поволжья и археоло­гической лабораторией Самарского педуниверситета проведены ох­ранно-спасательные работы. Из зоны разрушения перенесены и пе­резахоронены по православному обряду на кладбище по ул. Баныкина останки 722 человек.

В ходе проведенных спасательных работ выявлено большое количество предметов из засыпи могил, погребального инвентаря, имеющих научную ценность: чашки, флаконы, глиняные горшки, православные кресты разных форм и материалов, складни, иконки на цветной эмали, коронационные юбилейные знаки. Параллельно прошли научные исследования, которые дают возможность расширить познания в области истории, археологии, антропологии и экологии нашей местности. Все научные исследования обобщены в научных отчетах с рисунками, фотографиями, чертежами, заключениями экспертов. По итогам археологических раскопок подготовлена и проведена в 2003-2004 гг. выставка «Любовь к родному пепелищу». В декабре 2003 г. археологическая коллекция передана в фонды Тольяттинского краеведческого музея.

На массовом историческом захоронении останков, перенесенных с бывшего православного кладбища г. Ставрополя, музеем организо­вана установка памятного знака.

19 апреля – День рождения основателя нашего города, видного ученого и государственного деятеля своего времени В.Н. Татищева. В связи с этим на протяжении 5 лет проводился детский городской праздник «День рождения В.Н. Татищева». В его преддверии прохо­дил конкурс по художественным и научно-исследовательским номи­нациям: «Памятник Татищеву глазами детей», «История одного па­мятника», «Я памятник воздвиг...», «Подарок Татищеву» и другим. Итогом конкурса была выставка лучших работ, представленных уча­стниками. Сам праздник с награждением победителей и участников, викторинами, играми, поздравлением «именинника» и сладким уго­щением проводился возле памятника В.Н. Татищеву.

Ежегодно к Международному дню охраны памятников и памят­ных мест музеем проводится Молодежная антивандальная акция «Стоп, вандализм» и викторина «Наше наследие» среди учащихся 7-9 классов общеобразовательных школ.

Постоянно музей принимает участие в краеведческих чтениях, городском празднике «Музейный пикник». В этом году к краеведчес­ким чтениям была подготовлена и открыта выставка «Памятник В.Н. Татищеву» из серии «История одного памятника».

Сотрудники музея занимаются проектной деятельностью. Проек­ты музея неоднократно получали грантовую поддержку Обществен­ного фонда Тольятти, Департамента культуры. На данном этапе в рамках проектной деятельности в музее готовится выставка «Прогул­ки по городу».

В целях популяризации историко-культурного наследия музеем проводятся фотовыставки памятников города, готовится печатная продукция.

Как и в любом другом музее, у нас ведется работа по комплекто­ванию и научной обработке фондовых предметов, формированию на­учного архива, читаются экскурсии и лекции, ведется поиск партне­ров и заключаются договоры о сотрудничестве, здесь всегда можно получить необходимую консультацию.

ИСТОРИЯ В КАМНЕ И МЕТАЛЛЕ


Вначале были пещерные жи­лища, стены которых покрыва­лись росписями. На смену не­олитическому зодчеству пришла архитектура античности, затем средневековья, Возрождения, барокко, классицизма, позже – предельная скупость нового индустриального строительства. Каждая из этих эпох рождала собственные концепции идеальной жизненной среды, со своеоб­разными законами, о которых мы еще многого не знаем.

Стили менялись, а воздвигнутые сооружения становились хранителями истории человечества.

И, несмотря на то, что возраст у нашего современного города достаточно юный, по его зданиям и монументальным памятни­кам можно читать не только историю отдельного города, но и всего государства, его культуру.

Согласно решению Тольяттинской городской Думы (№ 858 от 21.06.2000 г.) в Реестр памятников истории и культуры г. Тольятти вошло 167 объектов культурного наследия, подле­жащих охране. Они представлены градостроительными ком­плексами, единичными зданиями, памятниками монументально­го искусства, мемориальными и памятными досками.

Количество градостроительных объектов составляет 85 единиц. Из них 79 были построены в 50-е годы. Наряду с ними имеются объекты конца XIX века и начала XX века. Так, к градостроительным объектам конца XIX века относятся деревянные дома купеческо-мещанской архитектуры, перенесенные из Ставрополя.

Самым знаменитым из них является дом, расположенный в Центральном районе по адресу ул. Репина, 8 и связанный с име­нем великого русского художника Ильи Ефимовича Репина. Репин широко известен не только в нашей стране, но мало кто знает, что наш город причастен к его творчеству. Молодой ху­дожник, задумав написать картину о жизни бурлаков, летом 1870 г. приехал в Ставрополь-на-Волге собирать материалы для будущего полотна. Вместе с ним приехали приехали пейзажист Федор Васильев, Евгений Макаров – товарищ Репина по академии, художник и младший брат Репина Василий. Остановись они в срубленном из бревен шестистенном доме на Посадской улице, принадлежавшем мещанке Буяновой. Художники запечатлели двор Буянихи, пристань, сам город и его живописные окрестно­сти в этюдах и зарисовках. А позже Репин описал Ставрополь и его жителей в своей книге воспоминаний «Далекое и близ­кое». Картина «Бурлаки на Волге», написанная по собранным материалам, сделала знаменитым И. Репина – недавнего вы­пускника Санкт-Петербургской академии художеств.


Каталог: site -> upload
upload -> Список рецензентов вкр по специальности 100101. 65 «Сервис» специализации «Автосервис»
upload -> 2015 жылғы «Сары-Арқа» әуежайы» АҚ-ның тұтынушыларға және өзге де мүдделі тұлғаларға реттеліп көрсетілетін қәуежайлық қызметтерді ұсыну жөніндегі есебі
upload -> Программа научного семинара на тему «Применение динамического моделирования для ведения устойчивого лесного хозяйства»
upload -> Интерактивная электронная доска компьютерный терминал, с помощью которого можно выполнять те же действия, что и с клавиатурой и мышью, но при этом находиться не рядом с компьютером, а в центре класса
upload -> Экономическая делегация из нижней австрии
upload -> Диссертация состоит из введения, трех разделов выводов, заключения и списка использованной литературы, изложена на 115 страницах


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет