Оценка остракизма



жүктеу 0.6 Mb.
бет1/4
Дата03.05.2019
өлшемі0.6 Mb.
түріСтатья
  1   2   3   4


история обществ
и цивилизаций



Л. Е. ГРИНИН



ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
В ОСМАНСКОМ ЕГИПТЕ XVI–XVIII вв.
И ТЕОРИЯ РАЗВИТОГО ГОСУДАРСТВА

Введение


Настоящая статья является в известной мере продолжением
статьи «О стадиях эволюции государства. Проблемы теории», ранее опубликованной в «Истории и современности» (Гринин 2006а).
В этой статье я доказывал, что известная стадиальная схема Хенри Й. М. Классена и Питера Скальника раннее государство – зрелое государство является неполной, поскольку игнорирует принципиальные различия между государствами индустриальной и доиндустриальной эпох1. Некоторые исследователи, напротив, в процессе эволюции государственности выделяют только доиндустриальный и индустриальный типы государства (например: Cohen 1978). Но в этом случае не учитывается огромная разница между бюрократическими и небюрократическими аграрными государствами. Исходя из этого, я предложил трехстадийную модель эволюции государственности: ранние государства – развитые государства – зрелые государства.

Ранние государства – это еще недостаточно централизованные государства, политически организующие общества с неразвитой административно-политической и социально-классовой структурой, расцвет которых приходится на период истории древнего мира и основной части средневековья. Развитые государстваэто уже сложившиеся централизованные государства поздней древности, средневековья и Нового времени, политически организующие общества с ясно выраженным сословно-классовым делением. Зрелые государства это государства индустриальной эпохи, в которых исчезли сословия, сформировались классы промышленного общества и современного типа нации. Исходя из сказанного, очевидно, что в древности и средневековье не было зрелых государств, а только ранние и развитые. Самые первые зрелые государства появляются в конце XVII – XVIII в. В то же время смена одного типа государственности другим в разных местах происходит неодновременно, поэтому государства разных эволюционных типов могут длительное время сосуществовать. Так, в поздней античности и средневековье сосуществовали ранние и развитые государства.

В своих работах я приводил много примеров государств, относящихся к тому или иному эволюционному типу (например: Гринин 2006а; 2006б; 2007а; 2007б; Гринин, Коротаев 2007; Grinin, Korotayev 2006). Однако для дальнейшего развития теории стадий государственности возникла необходимость разработать методики ее «приложения» к истории конкретных государств. Такие методики, кроме того, позволили бы глубже понять соотношения общего и особенного в развитии отдельных государств, что и является основной задачей любых сравнительных исследований.

Прежде всего, конечно, в отношении таких методик имело смысл сосредоточиться на введенном мной типе государственности – развитом государстве. В качестве объекта исследования был выбран Египет в османский период его истории и эпоху английской оккупации (то есть XVI – начало XX вв.) по причине, что это в некоторых отношениях весьма характерный пример развитого государства и одновременно очень своеобразный его вариант. Такое сочетание черт и характеристик дало хорошую возможность показать развитие Египта с точки зрения общего и особенного в его модели развития государственности. В целом я хотел достаточно детально проанализировать политическую историю Египта и его административно-политическое устройство и сравнить результаты этого анализа с теорией развитого государства. Мои исследования в отношении Египта подтвердили, что теория стадий государственности может служить вполне эффективным инструментом для установления уровня развития государств, как в разные эпохи истории одного и того же государства, так и при сравнении разных государств между собой2. Благодаря этому конкретно удалось сделать следующие выводы.

Во-первых, что уровня развитого государства Египет достиг довольно давно (задолго до нашей эры) и оставался на этом уровне в течение более трех тысячелетий, то есть значительно дольше, чем любая другая страна мира.

Во-вторых, что в период турецкого господства, особенно в XVI в., он сделал в развитии своих административных структур значительные успехи и продолжал оставаться на уровне развитого государства даже в кризисный для него XVIII в., в течение которого в нем формировались предпосылки для перемен, произошедших в XIX в.

В-третьих, реформы Мухаммада Али в первой половине XIX в. в Египте начали процесс его модернизации. Эти реформы, следовательно, правомерно оценивать как важнейший рубеж в истории Египта3. В то же время ошибочно преуменьшать подготовленность Египта к этим реформам и уровень развития его государственности в предшествующую им эпоху, что еще нередко бывает (см. заключение этой статьи). Напротив, необходимо глубже проследить преемственность между эпохами, увидеть, как процессы, которые набрали силу в XIX в., зарождались в XVIII в. или даже ранее. И теория стадий государственности вполне позволяет сделать это.

В-четвертых, в терминах теории стадий государственности рывок, который совершил Египет в первой половине XIX в., следует оценивать как движение в рамках одной – развитой – стадии государственности от первого ее этапа ко второму4. В то же время такой вывод вполне адекватно объясняет причины больших различий в моделях государственности Египта XVI–XVIII вв. и в период после реформ Мухаммада Али.

Однако для выполнения этих задач объема статьи оказалось явно недостаточно, тем более что история Египта этой эпохи мало известна читателям. Поэтому я решил сделать несколько отдельных самостоятельных статей, связанных общей темой.

В настоящей статье рассматривается лишь эпоха XVI–XVIII вв. В ней сделан анализ политических и частично социальных процессов этого периода, а вопросы соответствия египетской модели государственности XVI–XVIII вв. теории развитого государства затронуты только в общем плане5. Рассмотрение эволюции политических процессов в Египте в XVI–XVIII вв. в специальной статье имеет самостоятельную ценность, поскольку на русском языке работ, в которых бы в системе описывалась эволюция Египта в XVI–XVIII вв., совсем немного.

План изложения материала в настоящей статье следующий. Сначала приведены основные различия между тремя эволюционными типами государств. Затем очень кратко изложена история Египта до турецкого завоевания. Далее идет описание основных этапов и процессов развития Египта периода XVI–XVIII вв.


А в заключении обсуждается проблема преемственности между XVIII и XIX вв.

I. ОСНОВНЫЕ РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ РАННИМ, РАЗВИТЫМ И ЗРЕЛЫМ ГОСУДАРСТВАМИ

Ранние государства при всем разнообразии своих форм в целом (по сравнению с развитыми) – это всегда государства неполные, поскольку в каждом из них какие-то важные элементы государственности либо отсутствовали, либо были явно недоразвиты.
В частности, многие ранние государства не имели необходимой степени централизации и/или не обладали полным набором важнейших черт государства (особенно таких, как профессиональный аппарат управления, налоговая система, территориальное деление
и письменное право) либо не развили все или часть из них до удовлетворительной степени. Но эта «неполнота» могла иметь место
и в смысле взаимосвязи между государством и обществом.

Развитое государство можно рассматривать как государство, вполне сформировавшееся и сложившееся, централизованное, имеющее все указанные выше атрибуты государства (в том числе профессиональный аппарат управления и подавления, налоги, территориальное деление). Такой тип государства был уже результатом длительного исторического развития и отбора. Поэтому многие признаки, которые могли встречаться, но могли и отсутствовать
в ранних государствах, в развитых становятся обязательными. Развитое государство можно рассматривать как сословно-корпора-тивное государство, поскольку оно не просто тесно связано с особенностями социальной и корпоративной структуры общества, но как бы конституирует эти особенности в политических и юридических институтах.

Зрелое государство является уже результатом развития капитализма и промышленной революции, то есть имеет принципиально иной производственный базис. Такое государство формирует более специализированные институты управления, чем развитое
(и тем более раннее) государство, а также четкий механизм передачи власти и обязательно имеет профессиональную бюрократию с определенными характеристиками (см., например: Weber 1947: 333–334). Зрелое государство опирается на сложившуюся или складывающуюся нацию со всеми ее особенностями. Оно постепенно трансформируется из сословно-классового в чисто классовое государство, а на последних своих этапах – в то, что можно назвать социальным государством.
II. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЕГИПТА ДО ТУРЕЦКОГО
ЗАВОЕВАНИЯ

Как известно, история древнего Египта обычно делится на Раннее царство (примерно 3000–2800 до н. э.); Древнее царство


(2800–2250); Среднее царство (2050 – ок. 1700) и Новое царство (1580 – ок. 1070). В период Нового царства в XVI в. до н. э. Египет, по моему представлению, стал первым в истории развитым государством (см. подробнее: Гринин 2007б: 191–192, 235). Достигнув наивысшего расцвета при XVIII династии, Египет затем ослабел и в конце концов фактически распался (XI в. до н. э.). После Нового царства выделяют так называемый Поздний период (XI–IV вв.),
в течение которого Египет несколько раз завоевывали иноземцы (ливийцы, эфиопы, ассирийцы) и на длительное время утверждались чужеземные династии (ливийские, эфиопские), которые, однако, также не могли прочно объединить страну (см.: Эдаков 2004).

Таким образом, постепенно иноземные династии и отчуждение населения от правителей становились более частым явлением. Далее это станет важнейшей отличительной чертой всей последующей истории Египта вплоть до начала ХХ в. (см., например: Marsot 2004: vii; Goldschmidt 2004: 6; см. также: Семенова 1982: 104–105).


В 525 г. до н. э. персидский царь Камбиз завоевал Египет, и с этого времени господство сменяющих друг друга иноземцев и иноземных династий стало почти беспрерывным. Мало того, с этого времени и до 60-х гг. ХХ в. Египет практически никогда не оставался
в своих нынешних границах, а всегда был частью более крупного государства. Отличие заключалось, однако, в том, что иногда Египет был центром этого крупного государства (например, при греческой династии Птолемеев, шиитской династии Фатимидов, мамлюкских династиях XIII–XVI вв., правлении Мухаммада Али
в XIX в.), а периодами – лишь провинцией крупной империи (Римской, Византийской, Омеййадского и Аббасидского арабских халифатов, Османской империи). По моему мнению, в целом бóль-
ших успехов Египет достигал именно в периоды, когда сам был центром крупного государства.

Господство персов в Египте с перерывами продолжалось до завоевания его Александром Македонским (332 г. до н. э.), а вскоре после смерти последнего здесь образовалось государство с греческой династией Птолемеев. Египет этого времени, несмотря на усиление государственной эксплуатации, характеризуется достаточно высоким развитием товарно-денежного хозяйства и налоговой системы, права, культуры (см.: Свенцицкая 1989; Бенгтсон 1982). Поэтому можно считать, что в этот период Египет продвинулся в эволюции развитой государственности (подробнее см.: Гринин 2007б: 235, 244).

Птолемеевскую династию в лице знаменитой Клеопатры в конце I в. до н. э. (30 г. до н. э.) окончательно сменили римляне, при которых Египет превратился в житницу империи и главного снабженца хлебом города Рима. В 395 г. в связи с разделом Римской империи на Западную и Восточную Египет стал провинцией
последней, то есть Византии. К этому времени население Египта
в большинстве своем приняло христианство, но отличного от православия Византии монофизитского толка (коптская церковь), что явилось источником религиозных притеснений (см., например: Курбатов 1967: 75; Большаков 1989: 17–18). В 619 г. н. э., воспользовавшись ослаблением Византии, Египет на десять лет захватил персидский царь Хосров II (см., например: Мишин 2006). Византийцы вновь вернули себе эту провинцию, однако вскоре их сменили арабы. Религиозные разногласия и преследования со стороны византийской церкви и властей, а также тяжелый налоговый гнет были важной причиной, по которой египтяне фактически приветствовали завоевателей-арабов в 639 г. н. э. (см., например: Marsot 2004: 1–2). Арабы в 642 г. основали на месте их военного лагеря новую столицу – Фустат (Raymond 2001: 11), позже, в конце X в. (при Фатимидах), недалеко от Фустата была построена новая столица – Каир (Raymond 2001: 36–37). С арабского завоевания, по сути, начинается история современного Египта, поскольку оно ознаменовало начало процессов исламизации и арабизации страны, растянувшихся на несколько веков6.

Таким образом, Египет стал провинцией Арабского халифата,


в котором вскоре к власти пришла династия Омеййадов (661–750), а столицей стал Дамаск. В связи с распространением ислама
в Египте происходили существенные экономические и социальные изменения, а также стала меняться система права и судопроизводства. С 750 г. Омеййадский халифат сменился Аббасидским (со столицей в Багдаде), названным так по имени новой династии. Аббасиды в IX в. ввели практику создания личной гвардии из гулямов, то есть рабов-военнопленных, что позже привело к ослаблению самого халифата. Однако практика использования рабов-воинов широко распространилась, и в результате в Египте, где эти рабы получили название мамлюков, им удалось в течение более шести веков играть очень важную роль7. В IX в. в результате ослабления Аббасидского халифата в Египте возникла почти независимая местная династия Тулунидов (868–905), а после кратковременного восстановления власти халифата и династия Ихшидидов (935–969).

В 969 г. Египет, ослабевший в результате засухи, эпидемий и землетрясения, был завоеван североафриканской династией Фатимидов, исповедовавших шиизм (которые утверждали, что ведут свое происхождение от любимой дочери пророка Мухаммада – Фатимы, отсюда и название династии). Фатимиды захватили также Сирию и некоторые другие провинции халифата. Приход Фатимидов привел к мощному подъему экономики и культуры Египта, а также к его государственности (Marsot 2004: 12–18; Goldschmidt 2004: 6; Семенова 1974). Фатимидский режим просуществовал два века, однако уже с середины XI в. он стал ослабевать, чему способствовал тяжелый семилетний период голода и эпидемий, пришедшийся на это время. В 1171 г. знаменитый Салах ад-Дин (Саладин), который прославился борьбой с крестоносцами, сверг Фатимидскую династию. Он основал новую династию Аййубидов (1171–1250), при которой Египет фактически стал не только центром нового государства, но и базой успешной борьбы мусульман с крестоносцами. Роль Египта также сильно выросла в связи с развитием транзитной торговли пряностями. В целом при Аййубидах в стране наблюдался определенный хозяйственный подъем (Семенова 1995: 239; см. также: Chamberlain 1998).

Аййубидские султаны, столкнувшись с ненадежностью наемных войск, окружили себя гвардией, сформированной из лично преданных им купленных рабов-мамлюков (см., в частности: Семенова 1995: 239; Goldschmidt 1994: 178–179). Мамлюкские войска доказали свои преимущества в ряде побед над крестоносцами. Однако султаны стали игрушкой в их руках. И в 1250 г. последний аййубидский султан был свергнут (см. подробнее: Кадырбаев 2006).

Возник Мамлюкский султанат, который контролировал Египет и Сирию с 1250 г. по начало XVI в. Власть перешла в руки мамлюкских военачальников, которые стали выдвигать султанов из своей среды (см.: Семенова 1966: 27), а мамлюки, то есть «люди рабского происхождения, образовали правящую элиту» (Northrup 1998: 244). Мамлюкские султаны создали видимость преемственности их государства с Аббасидским халифатом, халифом был провозглашен один из уцелевших при захвате монголами Багдада в 1258 г. членов семьи Аббасидов, но реальной власти он не имел (что несколько напоминало систему священного, но безвластного императора в Японии при фактических правителях сёгунах, образующих собственную династию). Правление мамлюкских династий делится на два больших периода, разделяемых по этнической принадлежности правящих группировок и правителей. С 1250 по 1382 г. правили так называемые тюркские (или бахритские) мамлюки, а с 1382 по 1517 г. – черкесские, то есть кавказского происхождения (или мамлюки Бурджи). «в целом второй период был менее конструктивным, чем первый» (Зеленев 1999: 132); второй период, пожалуй, даже можно охарактеризовать скорее как более деструктивный, чем конструктивный. Экономической базой господства мамлюков были земельные владения, которые они получали за службу на правах условного держания, а также доходы от различных налогов.

Мамлюкское государство, по мнению Майкла Винтера, было уникальным политическим образованием (Winter 1992: 1). В любом случае, существование государства рабов, которые на столетия стали правящей элитой, является редким случаем в истории и важной особенностью политического строя Египта, а также некоторых других стран Ближнего Востока (например, позднесредневекового Ирака). Поэтому стоит немного сказать о том, как формировалась эта элита. Мамлюкские султаны, а также отдельные командиры (эмиры) приобретали мальчиков-рабов в основном тюркского или кавказского происхождения, которых обращали в ислам и воспитывали в домах мамлюков же. Военное и иное обучение юноши проходили как дома, так и в специальных школах. Крупные дома мамлюкских эмиров насчитывали сотни таких воинов. Важно также отметить, что пребывание в условиях, по сути, семейного и родственного окружения воспитывало особую близость и взаимопонимание между членами одного дома, что делало такое объединение очень сплоченным в личном и военном плане. Выучка мамлюков также была на высоте. Когда мальчик становился воином, его рабское положение менялось, и он становился свободным мусульманином, имеющим все гражданские права, включая право на обзаведение семьей (Ayalon 1960: 158–160). В то же время дети мамлюков не могли обрести статус мамлюка, они имели более низкий социальный ранг. Это вело к тому, что мамлюкская корпорация постоянно обновлялась, а во главе мамлюкских домов становились не дети их глав, а наиболее энергичные лидеры. В этом была сила такой корпорации, которая, по сути, стала своеобразным сословием или квазисословием (в чем-то ее даже можно сравнить с католической церковью после введения института безбрачия для священников в XI в., в результате чего сила церкви возросла). Это замедляло процесс деградации мамлюкской корпорации, хотя, конечно, полностью спасти от разложения ее не смогло (об организации мамлюкской армии египетских султанов см. подробнее: Ayalon 1953a; 1953b; 1954)8.

Несмотря на все недостатки, мамлюкский режим оказался способен обеспечить стране длительный период безопасности


в условиях монгольского нашествия и противостояния с крестоносцами. Наиболее известна победа мамлюков в 1260 г. над войском монголов при Айн-Джалуте (в Палестине), когда последние потерпели полное поражение, а их главнокомандующий был взят в плен и казнен. В те времена не многие страны могли похвастать неоднократными победами над монголами. И такой успех справедливо связывают с достоинствами мамлюкского войска (см., в частности: Ayalon 1960: 149).

Египет более чем на два с половиной столетия стал центром


не только нового халифата, но фактически и всего исламского мира
(Piterberg 1990: 275). Первое столетие правления мамлюков в целом стало временем культурного и экономического подъема страны, что было также связано с ростом значения Египта как важнейшего перекрестка торговых путей между Западом и Востоком9. Однако
с 1347 г. ситуация в Египте стала ухудшаться10. Неспособность защитить население от набегов бедуинских племен, рост налогов и беззаконных сборов, вызывающая роскошь элиты на фоне обнищания населения и другие негативные факторы создали экономический и духовный кризис в обществе и стали причиной падения престижа мамлюков (Garsin 1998: 316–317). В стране, по выражению Н. А. Иванова (1984: 16), углублялся «социальный маразм», чему способствовали междоусобная борьба претендентов на престол и быстрая смена правящих династий (о причинах чего, как известно, писал Ибн-Хальдун). Неспособность мамлюков остановить экспансию Португалии, укреплявшейся в начале XVI в. на торговом пути в Индию, окончательно подорвала уважение к ним, и в то же время рос авторитет турок-османов как защитников ислама. В результате египтяне стали ждать последних как освободителей, способных навести порядок, поднять престиж веры, облегчить налоги и поборы (Иванов 1984: 37). В 1516 г. мамлюки потерпели поражение в Сирии, а в начале 1517 г. – на подступах к Каиру. Огромный Мамлюкский халифат пал, и Египет стал турецкой провинцией.

Предварительные выводы. Таким образом, при всех метаморфозах политической и социальной истории страны, сменах правителей и династий Египет начиная с XVI в. до н. э. почти всегда находился на уровне развитого государства. Это доказывается также тем, что Египет в течение всего этого времени, хотя и не являлся суверенной державой, неизменно сохранял централизованное управление в отличие от европейских и иных государств (см.: Семенова 1982: 104). Мало того, смена иноземных династий и империй в определенной мере повышала уровень государственности Египта, который последовательно перенимал достижения греков, римлян, византийцев, персов, арабов, пропуская их через свои культурно-политические и административные традиции. В результате уровень государственного управления временами в Египте был очень высоким. В частности, есть основания считать, что при Птолемеях и Фатимидах Египет вплотную подходит ко второму этапу стадии развитого государства – типичному развитому государству – и в отдельные эпохи даже вступает в него (об этом можно говорить, в частности, в отношении начальной эпохи османского Египта в XVI в.). Но окончательно этот уровень Египет преодолел только в XIX в. в результате реформ Мухаммада Али.

Кроме того, Египет в средние века оказался одной из тех стран, где не только сошлись, но и частично переплавились достижения разных цивилизаций. В Египте позднего средневековья и раннего Нового времени наблюдается весьма интересное и своеобразное сочетание черт восточных и европейских государств: при высоком уровне развития бюрократии и большой роли государственной собственности на землю (Семенова 1982: 100–102) – что сближает его с дальневосточными режимами – здесь все же не было системы тотального государственного контроля; существовала значительная автономия населения в решении своих дел (что в целом являлось особенностью и достижением ислама); имелась высокоразвитая городская культура и очень высокий уровень развития товарно-денежных отношений в сочетании с высоким престижем купечества и ремесленников, что сближало Египет с рядом европейских стран. В Египте, как и вообще в исламском мире, не было четко выраженных сословий, однако здесь длительное время ведущей была корпорация мамлюков, представляющая, по сути, своеобразное военное квазисословие. И это, с одной стороны, отличает Египет от таких стран, как Китай или Корея, но с другой – до некоторой степени сближает его (при всех различиях дворянства и мамлюков) с Европой и Японией.


III. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЕГИПТА
В ОСМАНСКИЙ ПЕРИОД (1517–1798)


1. Общие замечания

В эту историческую эпоху многие исследователи выделяют три крупных этапа: 1) время сильной власти османов; 2) время уменьшения власти и позиций турок; 3) время перехода власти к мамлюкам. Эти три этапа в целом совпадают соответственно с XVI, XVII и XVIII вв. (см., например: Кембриджская история Египта [Daly 1998]; Shaw 1962: 3–5). Мне хронология этапов представляется следующим образом.





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет