Очерк Горскаго прихода, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости



жүктеу 1.77 Mb.
бет1/8
Дата18.04.2019
өлшемі1.77 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Певин П. Очерк Горскаго прихода, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости. 1894. № 46. С. 7 – 10; № 47. С. 8 – 12; № 48. С. 6 – 9; № 49. С. 8 – 10; № 50. С. 5 – 8; № 51. С. 7 – 9; № 52. С. 7 – 9; № 53. С. 7 – 9; № 54. С. 9 – 10; № 55. С. 7 – 8; № 56. С. 6 – 7; № 57. С. 8 – 10; № 58. С. 7 – 9; № 59. С. 6 – 8; № 60. С. 6 – 9; № 61. С. 8 – 9.


Певин П. Очерк Горскаго прихода, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости. 1894. № 46. С. 7 – 10.

С. 7
ОЧЕРКЪ



ГОРСКАГО ПРИХОДА,

Петрозаводскаго уѣзда,

ОЛОНЕЦКОЙ ГУБЕРНIИ.
_____
,,Когда-то давно на пустоши поселился рыбакъ; это былъ первый житель на островѣ, отъ него и Горка пошла’’... Такъ гласитъ народное преданiе, живущее въ устахъ Горчанъ, о первоначальномъ заселенiи этого села. Одинъ за однимъ приходили къ новожилу ищущiе хорошей землицы, рыбной водицы, лѣсной—водяной птицы и др. жизненныхъ удобствъ. Нравилось мѣсто, — пришельцы строили хатку, осматривали лѣса, рубили, сжигали

i ихъ; пахали землю, обработывали, засѣвали поля, — и становились осѣдлыми жителями—пахарями. Такимъ путемъ, по всей вѣроятности, заселялось мѣсто, образовалось селенiе, которое съ теченiемъ времени стало центромъ Горскаго прихода.

Въ Олонецкой губернiи два Горскихъ прихода. Одинъ находится въ Олонецкомъ уѣздѣ, другой — въ Петрозаводскомъ. Горскiй приходъ Петрозаводскаго уѣзда расположенъ


С. 8
на сѣверъ отъ г. Петрозаводска, приблизительно между 52—530 в. д. и 62-630 с. ш. Онъ находится въ ближайшемъ сосѣдствѣ съ мѣстностью, извѣстною подъ названiемъ „Заонежье”. Многiе знающiе с. Горку, ведя рѣчь о ней, часто опредѣляютъ ея мѣстоположенiе такъ „Горка, что въ Заонежьи”, но такое опредѣленiе нѣсколько не соотвѣтствуетъ установившемуся понятiю о Заонежьи. Подъ именемъ Заонежья у насъ принято считать села и деревни, составляющiя Великогубскую и Толвуйскую волости. Село же и всѣ деревни Горскаго прихода входятъ въ составъ Петропавловской (Кондопожской) волости. Поэтому Горскiй приходъ и не можетъ причисляться къ Заонежью. Но такъ какъ одна изъ деревень Великогубской волости — Вегорукса находится всего въ разстоянiи 15 вер. отъ с. Горки, то и слѣдуетъ назвать Горскiй приходъ ближайшимъ сосѣдомъ Заонежья.

Отъ ближайшаго къ себѣ города — Петрозаводска — с. Горка находится въ разстоянiи 45 верстъ по прямой линiи. Прямой путь изъ города въ село существуетъ только зимою. Онъ пролегаетъ чрезъ с. Ялгубу и деревни Суйсарь (Ялгубск. прихода) Кулмуксу и Гангозеро (Горск. прихода). Въ лѣтнее время указанный путь представляетъ много затрудненiй, а потому устанавливается сообщенiе между городомъ и селомъ а) по Онежскому озеру и б) почтовымъ Повѣнецко-Сумскимъ трактомъ до с. Кондопоги и затѣмъ проселочной (телѣжной) дорогой до Горки (20 вер.). По Онежскому озеру отъ Петрозаводска до Горки считаютъ 60 вер., а почтовымъ трактомъ — 78 вер. Кромѣ с. Кондопоги, Горка не соединена телѣжнымъ трактомъ ни съ какой деревней. Въ виду того, что с. Горка лежитъ на пути въ Заонежье, всякiй, намѣревающiйся ѣхать черезъ Горку въ Заонежье, принужденъ переѣхать на лодкѣ губу Онежскаго озера — Чорку, отдѣляющую Горку отъ Заонежья. Переѣхавъ 15 вер. по озеру Онего, очутившись за Онегомъ, какъ разъ вступаемъ въ предѣлы Заонежья (дер. Вегорукса), гдѣ опять возможно продолжать путь въ экипажѣ.

Въ сосѣдствѣ съ Горскимъ приходомъ на югъ находится Ялгубскiй приходъ (35 вер.), на западъ — Кондопожскiй (20 вер.), на сѣверъ — Лижемскiй (22 вер.), на востокъ — Великогубскiй (25 вер.).

Горскiй приходъ составляютъ: сел. Горка и деревни: Кулмукса, Гангозеро, Чеболакса, Селюшна-гора, Лукинъ-паволокъ и Павлицы (иначе Павлова-деревня). Село и всѣ деревни, за исключеніемъ Гангозера, расположены на берегахъ Онежскаго озера. Горка, какъ и гласитъ преданiе, расположена на островѣ, находящемся на Жеховой (Горской) губѣ Онежскаго озера. Въ настоящее время островъ этотъ въ сѣверо-западной своей части начинаетъ сростаться съ материкомъ. Восточный берегъ Горскаго острова омывается водами Жеховой губы; съ запада же между материкомъ и островомъ протекаетъ проливъ, носящiй названiе „Повѣжа”, ширина котораго у южной оконечности острова около 1 вер.; направляясь же къ сѣверу, проливъ постепенно съуживается, такъ что у сѣверной оконечности острова (длина всего острова около 8 вер., средняя ширина — полъ-версты), ширина его едва ли достигаетъ болѣе четверти версты. Въ началѣ еще настоящаго столѣтiя проѣздъ по Повѣжѣ на лодкахъ былъ свободенъ. Версты за три отъ с. Горки на сѣверъ по Повѣжѣ, противъ самой часовни Павловской деревни, по разсказамъ старожиловъ, была „тоня”, гдѣ мѣстные жители ловили рыбу. На глазахъ старожиловъ Повѣжа въ сѣверной своей части начала обростать мхомъ. Мало по малу берега материка и острова срослись, образовались болотистыя пожни. Въ настоящее время на протяженiи болѣе 2 верстъ прежняя водная поверхность представляетъ болото, по которому въ лѣтнее время возможенъ переходъ съ острова на материкъ. Только путь по болотистымъ зыбямъ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ (особенно въ срединѣ болота) нѣсколько опасенъ, вслѣдствiе существованiя тайныхъ родниковъ (тайниковъ)<.> Заростанiе Повѣжи началось не противъ самаго сѣвернаго конца Горскаго острова, а саженъ на 100 южнѣе конца острова, такъ что по срединѣ Повѣжи проѣздъ на лодкѣ не возможенъ. Такъ какъ заростанiе проливовъ явленiе довольно рѣдкое, то при видѣ постепеннаго заростанiя воды среди мѣстныхъ жительницъ сложилось повѣрье, что Повѣжа когда либо да покроется вся опять водой и проѣздъ будетъ свободенъ; когда же это совершится, наступитъ „свѣтопредставленiе”(второе пришествiе).

Итакъ, с. Горка расположена на островѣ, превратившемся въ полуостровъ. На сѣверъ отъ с. Горки на берегахъ той же Жеховой губы находятся деревниii: Чеболакша (6 вер.), Селюшна-гора (51/2 вер.), Лукинъ-наволокъ (5 вер.) и на берегахъ Повѣжи противъ самаго сѣвернаго конца Горскаго острова — Павловицы (4 вер.). На юго-западъ отъ села находятся деревни Кулмукса и Гангозеро. Кулмукса отстоитъ отъ Горки въ 15 вер., расположена на берегахъ Кулмукской губы, входящей въ составъ Кондопожскаго залива (Онежск. оз.). Гангозеро же расположено на двухъ противоположныхъ берегахъ озера того же имени — Гангозеро; на западномъ берегу „Большое Гангозеро” — въ 10 вер. отъ села, и на восточномъ „Малое Гангозеро”, называемоеiii иначе „Загубье” — въ 8 вер. отъ Горки1.

Мѣстность, занимаемая Горскимъ приходомъ, на всемъ своемъ протяженiи болѣе 20 верстъ, представляетъ равнину. Не встрѣчается здѣсь ни горъ, ни частыхъ высокихъ холмовъ. Напротивъ, окрестности Горскаго прихода значительно возвышеннѣе. Такъ, на западъ отъ с. Горки къ Кондопожскому приходу мѣстность круто возвышается, такъ что сосѣдняя съ Горкой деревня Кондопожскаго прихода — Новинки (въ 8—9 вер.) лежитъ значительно выше надъ уровнемъ моря, чемъ Горская мѣстность. Такое же возвышенiе мѣстности наблюдается по направленiюiv на сѣверъ и сѣверо-западъ. Здѣсь мѣстность уже на столько возвышается, что напр. съ дер. Сельги2, Лижемскаго прихода, открывается прекрасный видъ на Горскую низменную равнину. Восточной же и южной частями мѣстность Горскаго прихода соприкасается съ Онежскимъ озеромъ.

Весь Горскiй приходъ покрытъ различными породами лѣса, за исключенiемъ мѣстъ, расчищенныхъ трудами земледѣльца и обращенныхъ въ поля и пожни. Хотя лѣсу и много, но лѣсъ уже не дѣвственный<.> Горскiе лѣса давно уже знакомы нашимъ извѣстнымъ Олонецкимъ лѣсопромышленникамъ: Русановымъ, Громовымъ, Бѣляевымъ и др. Въ семидесятыхъ и восьмидесятыхъ годахъ нѣсколько лѣтъ подрядъ цѣлые сотни крестьянъ рубили эти лѣса въ теченiе всей зимушки студеной и везли на берега Онежскаго озера, а отсюда по веснѣ отправляли ихъ въ столицу. Истребивъ хвойные лѣса, годные на постройки, принялись лѣсопромышленники за заготовку въ Горской дачи дровъ. А теперь уже нѣсколько лѣтъ не слышно ни о какой лѣсной заготовкѣ, должно быть — нѣтъ годнаго матерiала, такъ что можно думать, что въ Горскомъ лѣсу, кромѣ крестьянскаго надѣла, остались лишь отброски и мелкая недоросль, да уроды-великаны — свидѣтели минувшихъ дней.

Кромѣ водъ Онежскаго озера, омывающихъ Горскую мѣстность почти со всѣхъ сторонъ, — внутри полуострова есть 2 озера и 3 рѣчки, не считая мелкихъ ручейковъ. Изъ озеръ — первое Гангозеро — находится, какъ было уже замѣчено, въ двухъ верстахъ отъ Онежскаго озера, отъ села же Горки


С. 9
на юго-западъ — за 8 верстъ. Длина его 5—6 верстъ, ширина 2 версты. Второе озеро расположено въ полъ-верстѣ отъ Гангозера, на юго-западъ. Оно извѣстно подъ именемъ Малое-озеро. Изъ Гангозера вытекаетъ рѣчка Гангозерка, впадающая въ Онежское озеро. Въ это же озеро впадаютъ и другiя двѣ рѣчки: Чеболакшанка и Чапа. Чеболакшанка находится на сѣвере отъ с. Горки за деревней Чеболакшей, а Чапа впадаетъ въ озеро противъ села Горки съ запада.

Болотъ въ Горской мѣстности сравнительно не много. Сѣверная часть болѣе болотиста, чѣмъ южная, представляющая въ многихъ мѣстахъ сухой боръ. Мѣстность, гдѣ лежитъ Горка, имѣетъ красивый видъ. Положимъ, нѣтъ здѣсъ ни высокихъ горъ, ни съ крутыми обрывами скалъ, придающихъ мѣсту дикую, оригинальную красоту. Не встрѣтитъ здѣсь любитель красотъ природы, раскинутыхъ на значительномъ пространствѣ, луговъ, усѣянныхъ разнообразными цвѣтами, окаймленныхъ по краямъ зеленью деревьевъ, съ пересѣкающей эти пестрые луга рѣчкой, которая, извиваясь среди зелени, то мѣрно несетъ свои воды, то шумитъ при встрѣчѣ преграды, напоминая любителю о его личной жизни, то спокойной, то шумной въ дни радости и невзгодъ, а въ общемъ не замѣтно сливающейся съ мiровой жизнiю, подобно тому, какъ вода рѣчки не замѣтна въ озерѣ, которое блеститъ волнами и куда стремительно несетъ свои воды, какъ дань, маленькая рѣчка… Нѣтъ, такихъ видовъ не встрѣтитъ любитель въ Горкѣ. Но въ красотѣ ей отказать нельзя, хотя красота ея не выдающаяся.

По обѣ стороны села шумятъ и блестятъ зеркальныя воды широкаго Онега. На востокъ, прямо передъ селомъ, небольшой островокъ — Коневецъ. По краямъ онъ покрытъ лѣсомъ, а средина вся въ зелени: зеленѣетъ трава на пожнѣ, колосится, колышется рожь на полѣ, тамъ опять пожня, а далѣе или поле цвѣтущаго жита, или зелень тутъ же растущаго картофеля. На западъ отъ села та же картина, та же зелень луговъ, та же смѣна ихъ ровной поверхностью хлѣбнаго поля, а за полемъ сплошной стѣной стоитъ лѣсъ и, какъ бы, говоритъ: „вотъ предѣлъ человѣческаго труда, — пахарь довольствуйся тѣмъ, что видишь ты, далѣе пока онъ не пошелъ”. Всматриваясь въ лѣсъ, глазъ не утомится однообразнымъ видомъ одной какой либо породы лѣса. Нѣтъ, природа дала разнообразный лѣсъ: вотъ кудрявая березка, вотъ ивушка плакучая, надъ ней великанъ-сосна — вѣчно зеленая, рядомъ съ ней осина — съ вѣчно шумящими листьями. На сѣверѣ видѣнъ рядъ небольшихъ островковъ, а за ними вдали чуть-чуть виднѣется деревушка. Это Лукинъ-наволокъ. На юго-востокъ отъ села открывается видъ на обширное Онего. Этотъ видъ — то спокоенъ, и тогда лишь можно залюбоваться ровнымъ переливомъ Онежскихъ волнъ, то принимаетъ грозный видъ — и тогда шумный плескъ разбивающихся о берегъ волнъ живо напоминаетъ о могучей силѣ водной стихiи, и отдаленный рокотъ тѣхъ же волнъ какъ бы говоритъ: „вѣдъ въ роковомъ моемъ просторѣ много бѣдъ погребено”. И жутко становится, какъ прислушаешься къ этому рокоту, какъ засмотришься на разливъ водяныхъ горъ нашего Онега.

Среди такого соединенiя воды, лѣса, зелени, полей, поженъ и лежитъ Горка. Зимой, когда вода нѣмѣетъ и все цѣпенѣетъ, видъ окрестностей Горки, какъ и всѣ виды, становится унылымъ и сумрачнымъ, но и тогда соединенiе красотъ природы сказывается и въ омертвеломъ видѣ проглядываетъ разнообразiе: вотъ лѣсъ, посѣдѣвшiй отъ лютыхъ морозовъ; предъ этимъ сѣдымъ старикомъ разстилается волнистый снѣжныйv покровъ, скрывшiй отъ взоровъ увядшую растительность, а въ нѣкоторомъ отдаленiи стелется такой же бѣлый, но обширный и ровный, какъ скатерть, покровъ, сковавшiй грозныя волны Онега…

Находясь въ центрѣ Горскаго острова, село Горка занимаетъ часть острова — немного болѣе полъ-версты въ длину и около четверти версты въ ширину. На этомъ пространствѣ — 40 домовъ. Всѣ дома расположены въ два ряда, одинъ противъ другого; поставлены вполнѣ правильно по плану, ни одинъ домъ не забѣгаетъ впередъ, не остается позади. Одна улица имѣетъ направленiе отъ сѣвера къ югу, параллельно берегу Жеховой губы; другая же, начинаясь съ западнаго берега (отъ Повѣжи) идетъ къ востоку и, соединяясь съ первой, образуетъ два прямыхъ угла (съ сѣвера и юга) — переулка. Большинство домовъ одно-этажные; встрѣчаются между ними двухъ-этажные, пяти стѣнные и даже шести—семи стѣнные. Нѣсколько домовъ, помимо своей сравнительно большей величины съ другими, имѣютъ раскрашенные балкончики, чердачки, рамы — вывѣску зажиточности. Въ срединѣ села возвышаются два храма и колокольня. Древняя архитектура одного изъ храмовъ, ихъ вполнѣ благолѣпный наружный видъ, — производятъ прiятное впечатлѣнiе; къ тому же, будучи окружены густою, зеленою рощей, храмы и колокольня служатъ лучшимъ украшенiемъ села Горки. Оба храма — во имя Святителя и Чудотворца Николая. Поэтому, 6 декабря — день памяти Святителя Николая и 9-го мая — день перенесенiя его мощей — есть дни особеннаго торжества для всѣхъ жителей Горскаго прихода. Кромѣ этихъ двухъ храмовыхъ праздниковъ, на Горкѣ празднуется еще 1-е августа — воспоминанiе мученической кончины братьевъ Маккавеевъ (Маккавеевъ-день) и второй день св. Пасхи (Пречистой-день).

Всѣхъ жителей въ селѣ 245 д., изъ нихъ 114 д. м. п. и 131 л. ж. п. Видъ села Горки, вслѣдствiе двухъ бывшихъ пожаровъ измѣнялся уже не разъ. Первый пожаръ былъ въ концѣ прошедшаго столѣтiя, около 1780 годовъ. Точно не извѣстно какой видъ имѣла до этого пожара Горка, передаютъ только, что дома строились безъ всякаго порядка и были расположены близко къ храму. Обстроившись послѣ перваго пожара Горка приняла видъ нѣсколько подходящiй къ современному. Дома были расположены правильно въ два ряда и образовывали двѣ улицы сѣверную и западную (или какъ принято называть на Горкѣ — „Сѣверный Конецъ” и „Подгору”). — Но строенiя тогда были очень скученны; нѣкоторыя дома стояли на столько близко другъ къ другу, что съ крыши одного дома можно было безъ затрудненiя переходить на крышу сосѣдняго. — Эта смежность построекъ и была одною изъ причинъ того, что пожаръ, вспыхнувшiй въ ночь съ 13 на 14 августа 1882 года истребилъ почти все село, оставивъ лишь на краяхъ села по два дома и на третьемъ — три. — Послѣ втораго пожара площадь, занимаемая селомъ, расширена къ югу саженъ на 90. Теперь дома не громоздятся одинъ на другой, на каждомъ планѣ не болѣе одного дома, на вновь отведенномъ полѣ образовался новый поселокъ; мѣстными жителями прозванный „новой деревней”. Новизна строенiй, правильная постановка домовъ, близость благоустроенныхъ церквей, оживленныя окрестности, — все это придаетъ Горкѣ красивый видъ. Но если новая Горка выигриваетъvi предъ старой семетричностiю построекъ, то она уступаетъ ей въ красотѣ построекъ. Истребленная въ нѣсколько часовъ въ памятную для Горчанъ ночь 13 августа, Горка имѣла болѣе величественныхъ и красивыхъ домовъ. Особенно выдѣлялся своей громадой и своими башенками-чердачками домъ крест.-купца А—ва. — За эту красоту и величественность построекъ старую Горку проѣзжающiе не рѣдко для краснаго словца называли „крайчикомъ Москвы”.

Деревня Кулмукса лежитъ, какъ было замѣчено, за 15 в. на юго-западъ отъ села и расположена на берегу Кулмукской губы. Всѣхъ домовъ въ деревнѣ 25, построены довольно правильно въ два ряда и составляютъ такимъ образомъ одну улицу. Всѣхъ жителей въ Кулмуксѣ числится 186 д. (89 м. п., 97 ж. п.). Нѣсколько въ сторонѣ отъ


С. 10


домовъ у берега на небольшомъ пригоркѣ построена часовня. Она воздвигнута въ 1863 году послѣ бывшаго въ этомъ году пожара, истребившаго деревню. Въ недавнее время эта часовня перестроена и выкрашена усердiемъ мѣстныхъ крестьянъ Захаровыхъ. При одной только Кулмукской часовнѣ имѣется кладбище. Жители прочихъ деревенъ <Так в тексте — ред.> своихъ умершихъ погребаютъ на Горскомъ кладбищѣ. При Кулмукской часовнѣ установлено праздновать: великомуч. Параскевы (28 октября): Св. и прав. Симеона Богопрiимца и прор. Анны (3 февраля) и Ильинскую пятницу, т. е. послѣднюю предъ 20 iюля пятницу. — По внутреннему благоустройству и по внѣшнему виду — Кулмукская часовня первая въ приходѣ.

Деревня Гангозеро, вѣрнѣе двѣ деревни. Одна изъ нихъ большое Гангозеро на западномъ берегу озера, а другая малое Гангозеро-Загубье на восточномъ. — Большое Гангозеро имѣетъ 25 домовъ, при 212 д. жителей (105 м. 107 ж. п.). Большинство домовъ построено правильно по планамъ въ два ряда, и лишь нѣсколько домовъ раскинуты кой-гдѣ безъ всякаго плана. — У самаго берега озера стоитъ старинная часовня, въ послѣднее время поновленная. Мѣстными праздниками здѣсь считаются: день памяти муч. Димитрiя Солунскаго (26 октября), Срѣтенiе Господне (2 февр.) и пятокъ свѣтлой Седмицы. — Въ маломъ Гангозерѣ часовни нѣтъ и жители этой деревни на богомолье ходятъ въ свою общую часовню — въ большое Гангозеро (2 в.). — Малое Гангозеро или Загубье — небольшая деревнюшка всего 11 дворовъ, расположенныхъ на восточномъ берегу озера въ одинъ рядъ. Жителей въ этой деревнѣ числится 80 челов. (39 м. п. и 41 ж. п.)<.> — Нѣсколько на югъ отъ большаго Гангозера начинается небольшая (2—3 в.) рѣчка Гангозерка. Она соединяетъ Гангозеро съ Онежскимъ озеромъ. — На этой рѣчкѣ устроено три мельницы, служащiя мукомолками не только для мѣстныхъ жителей, но и для жителей нѣкоторыхъ деревенъ Заонежья — Кижскаго побережья.

Проѣхать изъ села въ деревни Гангозеро и Кулмуксу возможно на лошади только верхомъ.

Деревня Чеболакша не отличается ни привлекательностью, ни чистотой, такъ какъ расположена на низменномъ мѣстѣ. Отстоитъ она отъ села за 6 в. на сѣверъ. Всѣхъ домовъ 27; постройка хуже, чѣмъ въ остальныхъ деревняхъ прихода и притомъ большинство домовъ разбросаны кой гдѣ, по старинному — безъ плановъ. — Впрочемъ и въ послѣднее время постройки улучшаются и порядокъ при установкѣ домовъ начинаетъ соблюдатьсяvii. На южной окраинѣ деревни устроена у Чеболакшанъ часовня, въ которой установлено праздновать — дни велмуч. Георгiя Побѣдоносца (23 апрѣля и 26 ноября) и Вознесенiя Господня.

Чеболакша въ недавнее прошлое время была извѣстна еще подъ именемъ деревни Куче-Жеховой губы или просто Жеховой губы. — До 1852 г. эта деревня и въ Горскихъ церковно-приходскихъ книгахъ значилась „деревня Жеховой губы”, и только со 2 половины настоящаго столѣтiя введено однообразное названiе деревни, какъ устно, такъ и письменно, — Чеболакша. — Названiе „Жеховой-губы” деревни надобно полагать было усвоено отъ мѣстоположенiя деревни при окончанiи этой губы (Жеховой). По сохранившимся въ народѣ преданiямъ Чеболакша самое древнее въ приходѣ селенiе, — древнѣе Горки. Жителей въ Чеболакшѣ 172 ч. (85 м. п., 87 ж. п.). Къ сѣверу видъ мѣстности улучшается. Тамъ протекаетъ рѣчка Чеболакшанка, по обѣ стороны которой на значительное пространство раскинулись луга. Чеболакшанка свое начало беретъ должно быть изъ какихъ либо лѣсныхъ болотъ, и впадаетъ въ Онежское озеро. — На этой рѣкѣ также устроена мѣстнымъ крестьяниномъ мельница. — На западъ отъ Чеболакши есть другая рѣчка безъимянная, впадающая тоже въ Онежское озеро. — Давно построенная на этой рѣкѣ мельница, въ настоящее время не дѣйствуетъ.

Въ разстоянiи одной версты отъ Чеболакши (къ югу) на мыску расположена деревня Лукинъ-Наволокъ. Тринадцать домовъ, расположенныхъ въ два ряда, составляютъ эту деревню. Жителей числится здѣсь 100 чел. (48 м. п. 52 ж. п.). — Сажень за 50—60 на сѣверъ отъ деревни находится старинная Наволоцкая часовня. Дни празднествъ въ Лукинъ-Наволокѣ: 21 iюня Рожд. Iоанна Предтечи, 8 ноября Соборъ Архистратига Михаила и 4 декабря великомучен. Варвары. Въ 1868 г. на канунѣ мѣстнаго праздника Iоанна Предтечи деревня Лукинъ-Наволокъ была истреблена пожаромъ. Осталась только часовня, какъ находящаяся на значительномъ разстоянiи отъ деревни, да одинъ, кажется, домикъ, въ который и собрались погорѣльцы праздновать свой праздникъ.

Между Чеболакшей и Лукинъ-Наволокъ на небольшомъ холмикѣ построено два дома. — Это Селюгина-гора. — Жителей въ этихъ домахъ 8 ч. (3 м. 5 ж.). Не имѣя своей часовни Селюгино-горцы ходятъ въ часовню въ Лукинъ-Наволокъ.

Павлова деревня (Павловицы) имѣетъ 14 домовъ, въ которыхъ живетъ 96 чел. (47 м. п. 49 ж. п.). Дома расположены въ два ряда. — Находится деревня — при окончанiи губы Повѣжи, противъ сѣверозападнаго конца острова. Нѣсколько далѣе деревни начинается сростанiе губы Повѣжи, отмѣченное выше. Материкъ на которомъ расположена деревня Павлова съ Горскимъ островомъ соединяется мостомъ. За этимъ мостомъ на Горскомъ островѣ построена Павловская часовня. Тогда какъ во всѣхъ поименованныхъ деревняхъ Горскаго прихода установлено по три праздника, въ Павловой деревнѣ ихъ два: Воздвиженiе Креста Господня (14 сент.) и Соборъ Пресв. Богородицы (26 декабря).

Сообщенiе между селомъ и деревнями — Чеболакшей, Селюгиной-горой, Лукинъ-Наволокомъ и Павловой деревней въ лѣтнее время — на лодкѣ; въ послѣднюю же деревню, кромѣ того, возможно проѣхать и верхомъ.

Подводя общiй итогъ видимъ, что въ Горскомъ приходѣ 157 домовъ на 1098 д. населенiя. При этомъ необходимо указать на то обстоятельство, что за послѣднее время замѣчается значительное увеличенiе числа домовъ по той причинѣ, что теперь каждая семья стремится обзавестись своимъ собственнымъ хозяйствомъ, между тѣмъ какъ раньше 2—3 родственныхъ семей довольствовались однимъ домомъ.

Такова численность и таково расположенiе деревень въ мѣстности нынѣшняго Горскаго прихода. Но было время, когда эта 20-верстная площадь, съ тысячнымъ въ настоящее время населенiемъ, — представляла сплошную массу дремучихъ дѣвственныхъ лѣсовъ, гдѣ жителями былъ лишь хищный звѣрь да царство пернатыхъ.
(Продолж. въ слѣд. №).

_____
Певин П. Очерк Горскаго прихода, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости. 1894. № 47. С. 812.


С. 8
ОЧЕРКЪ



ГОРСКАГО ПРИХОДА,

Петрозаводскаго уѣзда,

ОЛОНЕЦКОЙ ГУБЕРНIИ.
(Продолженiе. См. № 46.)
_____
Перенесемся за нѣсколько столѣтiй назадъ и посмотримъ, какъ заселялась необитаемая до тѣхъ поръ мѣстность нынѣшняго Горскаго прихода, кто первоначально обиталъ здѣсь и какiя перемѣны происходили съ переселенцами—жителями.

Опредѣленныхъ свѣдѣнiй о первоначальномъ заселенiи мѣстности, занимаемой въ настоящее время Горскимъ приходомъ, не имѣется. Онѣ скрыты въ прошломъ. Но все же, на основанiи историческихъ памятниковъ, названiй мѣстностей, нѣкоторыхъ письменныхъ данныхъ и народнаго преданiя, постараемся нѣсколько разсѣять мракъ неизвѣстности, скрывающiй отъ насъ прошлое Горки и окрестныхъ съ нею деревень.



Общеизвѣстно, что сѣверъ Россiи, въ доисторическое время и долгое время послѣ призванiя князей — Варяговъ, на всемъ своемъ протяженiи былъ заселенъ финнами и ихъ потомками — кореллой, лопью, чудью. Эти народцы вели кочующую жизнь, блуждая по лѣсамъ, по берегамъ рѣкъ и озеръ. Въ XI в. и особенно въ XII в. начинаютъ проникать въ нынѣшнюю Олонецкую губернiю — Новгородцы. Одни изъ нихъ ѣдутъ на Сѣверъ для торговыхъ предпрiятiй; другiе съ цѣлiю завоеванiя, т. е. присоединенiя сѣверныхъ областей къ Новгородскимъ владѣнiямъ; иные же съ мыслiю присмотрѣть удобное мѣсто и переселиться съ родины. Ѣдущiе добровольно или посылаемые Новгородцами съ послѣднею цѣлiю селятся на мѣстахъ, занимаемыхъ Лопью, Кореллой и Чудью, и подчиняютъ этихъ послѣднихъ своему влiянiю. Такъ, по историческимъ даннымъ происходило заселенiе нашей Олонецкой губернiи. Первые жители береговъ Онежскаго озера, финны, по приходѣ сюда для жительства Новгородцевъ, или уходили на западъ, тѣснясь въ глубь материка къ Скандинавскому полуострову, или оставались и жили среди русскихъ, усваивали рѣчь новыхъ пришельцевъ, принимали ихъ вѣру, сживались съ ихъ образомъ жизни. Не иначе какъ тѣмъ же порядкомъ, — какъ заселялись всѣ берега Онежскаго озера и вся Олонецкая губернiя, — произошло и заселенiе мѣстности, занимаемой теперь Горскимъ приходомъ. Сначала финны-кореллы, перекочевывая съ мѣста на мѣсто блуждали и по Горскимъ берегамъ и жили на нихъ, а съ теченiемъ времени они были вытѣснены или слились съ Новгородскими колонистами или ихъ потомками. Дѣйствительно, обращаясь къ названiямъ селенiй и мѣстностей въ предѣлахъ Горскаго прихода, находимъ указанiе на пребыванiе въ этихъ мѣстахъ Финновъ-Корелловъ. Такъ названiя: „Гангозеро” происходитъ отъ корельскаго слова — gang-гусь (гусиное озеро); „Чеболакша” — приставка или слово „Чеб”<,> „Чобо” — непонятно, — ни въ корельскомъ ни въ финскомъ языкѣ такого слова нѣтъ3; окончанiе же „лакша” по всей вѣроятности нѣкоторое извращенiе корельскаго слова — laksa-губа; „Кулмукса” — приставка „кул” опять непонятна; окончанiе же „мукса”, несомнѣнно финскаго или лопскаго происхожденiя, такъ какъ встрѣчается много названiй мѣстностей и въ настоящее время населенныхъ кореллами, названiй, имѣющихъ тожественное окончанiе „мукса”, — напр. Семгамукса (дер. Петроз. у. Спасопреображенской волости), Кулгимукса (дер. Салминицкаго прихода Петроз. у.), Паламукса (дер. Ведлозерскаго прих. Олон. у.); Костамукса (дер. Повѣн. у. Поросъ-озерской вол.), Воттомукса (озеро ок. с. Гимолы, Поросъ-озер. в.), Измукса (рѣка въ Повѣн. у. въ Даниловской вол.). — Всѣ перечисленныя мѣстности, кромѣ Измуксы, — и теперь населены кореллами. Но окрестности р. Измуксы служили нѣкогда обиталищемъ финновъ или лопи. Р. Измукса вытекаетъ изъ озера, носящаго названiе, Лобское, на берегу котораго находится селенiе съ тѣмъ же именемъ — Лобское. Это названiе озера, а отъ него и деревни, много говоритъ въ пользу того, что близъ береговъ Измуксы жили когда то финны-лопь, увѣковѣчившiе свое пребыванiе названiемъ озера и рѣки. Итакъ, названiе трехъ деревенъ Горскаго прихода — Гангозеро, Чеболакша, Кулмукса, — финскаго происхожденiя. — Кромѣ названiя деревенъ въ Горскомъ приходѣ встрѣчаются и названiя мѣстностей корельскаго происхожденiя. „Кивъ-наволокъviii, отъ kivi-камень (каменистый наволокъ, дѣйствительно такой и есть), калей-изба — kála<->рыба (рыбная губа), сяргозеро-särgi-плотица (плотичье озеро); койболакша koivu-береза, laksa-губа (березовая губа т. е. берегъ усаженъ березами), лембасъ (назв. острова) — или отъ lammas овца или отъ сл. lamba-небольшое озеро; кяткоси-kàtkoa — ломать, — кяткоси — это группа острововъ, названная можетъ быть такъ потому, что о берега этихъ острововъ разбивается, ломается ледъ, нанесенный южнымъ вѣтромъ изъ шири Онежскаго озера, а можетъ быть дано названiе вслѣдствiе какого-либо единичнаго случая крушенiя-ломки, произшедшаго у береговъ острововъ; ламба — небольшое лѣсное озеро; салма — salmi — проливъ.

Въ предположенiи, что обитателями нынѣшняго Горскаго прихода, были нѣкогда финны, убѣждаетъ насъ и то обстоятельство, что въ настоящее время не далѣе, какъ за 30 верстъ начинаются селенiя съ корельскимъ народонаселенiемъ, напр. Вороново, Талагора и др.


С. 9
Извѣстно, что занятiемъ и средствомъ къ жизни для кореллъ и финновъ служило исключительно звѣроловство и рыболовство. — А Горская мѣстность и теперь отчасти способствуетъ развитiю этихъ промысловъ, тысячу же лѣтъ тому назадъ, когда лѣса изобиловали пушными звѣрями и различными породами птицъ; когда воды Онежскаго озера были многорыбны; въ то время Горская мѣстность вполнѣ благопрiятствовала указаннымъ занятiямъ финновъ и значитъ можно предположить, что, придя на Горскiе берега и найдя соотвѣтственное занятiе, а съ нимъ и средства для существованiя, финны пробыли здѣсь болѣе или менѣе продолжительный перiодъ времени и оставили слѣды своего пребыванiя въ названiяхъ мѣстностей.

Совокупность приведенныхъ соображенiй едва ли оставляетъ сомнѣнiе въ томъ, что нынѣшнiй Горскiй приходъ въ древнее время былъ обиталищемъ финновъ-корелловъ. Относительно того когда именно начали появляться въ Горской мѣстности финны, имѣли ли они жилища и какъ долго жили здѣсь, — нельзя сказать ничего опредѣленнаго. Неизвѣстно также когда русская рѣчь впервые огласила Горскiе берега. Можно сдѣлать только слѣдующее предположенiе. Такъ какъ ранѣе другихъ начали заселяться Новгородцами тѣ берега Онежскаго озера, которые находились на пути къ Бѣлому морю, а Жехова губа находится нѣсколько въ сторонѣ (западнѣе) отъ этого торговаго пути, то скорѣе всего заселенiе Горскихъ береговъ началось позднѣе, нежели заселенiе Кижскихъ, Толвуйскихъ и др. береговъ, лежащихъ на торговомъ пути. Эти же берега заселялись въ концѣ XII ст. (см. Палеостровъ и его судьба), въ XIII ст. (см. „Толвуйскiй приходъ”, Ол. Г. Вѣд. 1891 г. №№ 81—82) и въ XIV ст. (см. „Кижи” Олон. Г. Вѣд. № 93 1892 г.). Слѣдовательно горскiе берега, согласно послѣднему предположенiю, начали заселяться уже позднѣеix XIV ст. тѣмъ болѣе, что это подтверждается и народнымъ преданiемъ, которое гласитъ, что первый житель села Горки, тотъ рыбакъ, о которомъ упомянули въ началѣ статьи, и первые жители — Гангозера — были Кижане. — Заселивъ же Кижское побережье въ XIV ст., русскiе естественно, что перебрались въ виду какихъ-либо обстоятельствъ, отсюда на Горскiе берега позднѣе этого времени.



Обращаясь къ писцовымъ книгамъ, первое свидѣтельство о жительствѣ въ Горской мѣстности мы находимъ въ „письмахъ Ондрѣя Васильевича Плещеева и подъячаго Семейки Кузмина 7091 г. (1582—1583 г.)”<.> Въ этихъ письмахъ Андрея Плещеева между прочимъ значится: „погостъ Спаской въ Кижахъ на Онегѣ озерѣ...x Въ Спаскомъ же погостѣ… деревни на Кижскомъ островѣ... въ Чеболакши, въ Типиницахъ… въ Кондопогѣ у погоста, въ Нѣгѣ островѣ, на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши, на Коневѣ островѣ, въ Чеболакши въ Кучей губѣ, въ долгомъ наволокѣ, въ долгомъ наволокѣ, на вегоруксѣ” и т. д. (См. Новгородскiя пятины. Изслѣдованiя Неволина. Прилож. VI, стр. 162).

Изъ приведенной выдержки видно, что въ концѣ XVI ст. было три деревни Чеболакши. Первая „въ Чеболокши” едва-ли была въ предѣлахъ нынѣшняго Горскаго прихода, такъ какъ непосредственно за Чеболакшей упомянуты Типиницы, отстоящiя отъ Горки за 50 верстъ. Изъ двухъ слѣдующихъ одноименныхъ деревенъ „На Онежскомъ озерѣ въ Чеболокшиxi и „въ Чеболокши въ Кучей-губѣ”, послѣдняя есть современная деревня Горскаго прихода — Чеболакша, такъ какъ Кучей губой зовется сѣверный конецъ Жеховой (Горской) губы, начиная отъ деревни Селюгиной горы, — и въ этой то Кучей губѣ и теперь расположена „Чеболакша”. Относительно же деревни „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши” возникаетъ недоразумѣнiе, гдѣ находилась эта деревня. Въ виду того, что объ этой деревни упоминается въ связи съ другими деревнями нынѣшняго Горскаго прихода, — она должна была находиться или въ предѣлахъ Горскаго прихода или же въ ближайшихъ окрестностяхъ. — Но въ приходѣ нѣтъ второй Чеболакши, нѣтъ ея и въ окрестностяхъ. За отсутствiемъ въ настоящее время второй Чеболакши, я допускаю предположенiе, что деревня „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши” есть нынѣшнее село Горка. Справедливость своего предположенiя основываю на слѣдующемъ. Во первыхъ, село Горка въ описанiяхъ подъ этимъ именемъ не встрѣчается. Заселенiе же Горскаго острова было въ концѣ XVI ст., такъ какъ въ началѣ XVII ст. здѣсь уже строится храмъ, постройка котораго уже говоритъ о значительномъ числѣ жителей. Во вторыхъ, Горскiй причтъ въ XVII столѣтiи называется Чеболакскимъ, напр. въ Челобитныхъ значится „Чебалокшскiй попъ Понкратъ Самсоновъ (1-й Горскiй священникъ).” Въ деревни же Чеболакши церкви никогда не существовало, а въ нынѣшнемъ селѣ Горкѣ церковь существуетъ, какъ замѣчено, съ начала XVII ст. — Въ третьихъ наконецъ, выраженiе Плещеева „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши”, можно думать, указываетъ на мѣстоположенiе деревни на островѣ. Объ островѣ какъ сушѣ, окруженной со всѣхъ сторонъ Онежскими водами, значитъ находящемся внутри этого водовмѣстилища, — можно выразиться „деревня на Онежскомъ озерѣ;” если же деревня расположена на материкѣ, подобное выраженiе будетъ не правильно. О Кижахъ, расположенныхъ на островѣ, Плещеевъ также выражается: “погостъ Спаской въ Кижахъ на Онегѣ озерѣ.” — Не говоритъ же Андрей Плещеевъ прямо — „на островѣ” можетъ быть потому, что островъ не былъ извѣстенъ подъ какимъ либо особымъ именемъ. И въ настоящее время островъ, на которомъ расположена Горка, не имѣетъ особаго имени; отъ села онъ называется — Горскимъ, отъ церкви — Никольскимъ. — Итакъ, на основанiи того, что о Горкѣ не упоминается въ письмахъ Андрея Плещеева, между тѣмъ какъ островъ былъ заселенъ во время производства имъ записей селенiй; на основанiи того, что нынѣшнiй Горскiй причтъ назывался Чеболакшскимъ и на основанiи выраженiй „на Онежскомъ озерѣ”, указывающемъ на мѣстоположенiе деревни на островѣ, — я и рѣшаюсь предположить, что первоначально Горка носила названiе „Чеболакши” и что относительно этого селенiя говорится въ письмахъ Плещеева „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболокши.” Чтобы отличить близъ лежащiя одноименныя деревни Плещеевъ и присоединяетъ указанiя на ихъ мѣстоположенiе — „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболокши”, “въ Чеболокши въ Кучей губѣ.4” “На Коневѣ островѣ,” — Коневъ островъ или Конёвецъ находится противъ Горскаго острова въ разстоянiи 3/4 вер. къ востоку. — Въ настоящее время жителей на этомъ островѣ нѣтъ, но согласно указанiю Плещеева въ XVI ст. таковые были, были и въ XVII ст. Народная память сохранила преданiе о пребыванiи на этомъ островѣ „пана.” — Поселился же панъ, по всей вѣроятности, въ началѣ XVII ст., въ перiодъ русскаго междуцарствiя. — Съ теченiемъ времени панъ покинулъ островъ, — уѣхалъ. — Послѣ него, можетъ быть, окончилось и жительство на островѣ Коневцѣ, жители, можетъ быть, перебрались на нынѣшнiй Горскiй островъ, гдѣ уже была устроена или строилась церковь.

Деревня „въ долгомъ Наволокѣ”. — Долгiй Наволокъ это мысъ къ югу отъ дер. Чеболакши. —


С. 10
На этомъ мысу въ настоящее время расположена деревня „Лукинъ-Наволокъ”.

Итакъ, изъ писемъ Андрея Васильевича Плещееваxii и подъячаго Семейки Кузьмина видно, что 300 лѣтъ тому назадъ въ нынѣшнемъ Горскомъ приходѣ было уже три, если не четыре селенiя. — На Коневѣ островѣ, въ Чеболокши въ Кучей губѣ, „на долгомъ наволокѣ” и „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши.”xiii — Слѣдовательно, началось заселенiе ранѣе 1582—1583 г., когда описывалъ селенiя Плещеевъ. — Русская пословица говоритъ „не разомъ Москва построилась”, — не разомъ, не въ одинъ и не въ два три года образовались и четыре селенiя въ Горскомъ приходѣ на разстоянiи 6 верстъ, да образовались въ XVI ст., когда на сѣверѣ земли было много, а жителей мало, и когда заселенiе пустынныхъ мѣстъ происходило лишь по Божьему велѣнью.

О времени заселенiя деревень нынѣшняго Горскаго прихода, — о которыхъ не упоминается въ письмахъ Плещеева, а именно: о Кулмуксѣ, Гангозерѣ и Павловой деревнѣ ничего неизвѣстно. Несомнѣнно только, что заселенiе ихъ началось послѣ образованiя Чеболакши, Лукина-Наволока, Конева острова, т. е. приблизительно не ранѣе XVII ст.

Что же касается того, Новгородцами или ихъ потомками — Заонежскими жителями начала заселяться Горская мѣстность, то скорѣе возможно допустить послѣднее. Начавшееся въ XI и XII ст. тяготѣнiе Новгородцевъ къ Сѣверу къ XVI ст. (когда заселялась Горская мѣстность) если не прекратилось, то надобно полагать значительно ослабѣло. Между тѣмъ Заонежье къ этому времени было уже, сравнительно, густо заселено, такъ что легко предположить, что нѣкоторые отправлялись искать большаго простора, лучшихъ удобствъ. Къ тому же Горское преданiе гласитъ, что первый житель на Гангозерѣ былъ Кижанинъ, равно какъ и первый житель—рыбакъ въ нынѣшней Горкѣ, поселившiйся на „Пустоши.”5 Наконецъ, нынѣшнiй Горскiй приходъ, вѣрнѣе с. Горки, долгое время именовался такъ: „Кижскаго прихода Горская выставка”. — Выставка же, по объясненiю Неволина, „означала селенiе, построенное изъ другаго селенiя, какъ бы его колонiю” (см. Новгородскiя Пятины, изслѣдованiя Неволина, стр. 101.) Согласно съ объясненiемъ Неволина слѣдуетъ, что селенiе Горка образовалось изъ Кижъ, т.-е<.> жители Кижъ выселились на Горку и образовали Горскую выставку.

Обобщая все вышеизложенное о прошломъ Горскаго прихода можно сдѣлать слѣдующiй выводъ.

Первоначально по берегамъ нынѣшняго Горскаго прихода блуждали финны-кореллы. Съ теченiемъ времени эти первоначальные жители подъ наплывомъ новыхъ пришельцевъ русскаго происхоженiя удаляются въ глубь материка. Новые пришельцы, — уже потомки Новгородцевъ, — жители Кижскаго побережья. Начавъ селиться на Горскихъ берегахъ не ранѣе XIV и не позже XVI ст., — русскiе пришельцы образуютъ къ 1582—1583 г. четыре селенiя „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши” (нынѣшняя Горка,) „на Коневѣ островѣ” (теперь жительства нѣтъ), „въ Чеболакши въ Кучей губѣ” (Чеболакша) и долгомъ наволокѣ (нынѣ Лукинъ-Наволокъ). Мѣстности же прочихъ деревень: Гангозера, Кулмуксы, Павловой деревни, входящихъ въ составъ Горскаго прихода, начали заселяться не ранѣе начала XVII столѣтiя.


____
Когда и кто впервые бросилъ на малолюдныхъ Горскихъ берегахъ доброе сѣмя ученiя Христова, согрѣлъ и озарилъ свѣтомъ истины Евангельской грубыя сердца дикихъ народцевъ, поколебалъ ихъ языческое многовѣрiе, прiобщилъ къ стаду Христову, — объ этомъ приходится только догадываться.

Допуская, что Горскiе берега начали заселяться русскими съ XVI в., и что русскiе были пришельцы съ Кижскаго побережья, слѣдуетъ допустить, что эти пришельцы были уже до переселенiя послѣдователями христiанскаго ученiя, — или, въ крайнемъ случаѣ, нѣсколько знакомы съ этимъ ученiемъ. Уже съ конца XII ст. въ нашемъ Заонежьи начинаетъ заниматься заря, долженствующая разсѣять тьму язычества. Преп. Корнилiй, преп. Авраамiй и др. Палеостровскiе иноки съ конца XII ст. начинаютъ возвѣщать истинное ученiе о Богѣ Заонежскимъ дикарямъ. На помощь имъ являются священники, посылаемые Новгородскими князьями въ XIII и слѣдующихъ вѣкахъ6. Свергнувъ татарское иго, въ концѣ XV ст., о благоустройствѣ и распространенiи христiанской вѣры начинаютъ болѣе заботиться и Московскiе великiе князья. — Къ тому же въ XV же ст. появляется въ Заонежьи новый свѣтильникъ православiя преп. Iона Клименецкiй. Благодаря такимъ условiямъ къ XVI ст. православiе, если и не покоряетъ совершенно язычество, то все же начинаетъ преобладать надъ нимъ. Сообразно тому какъ все болѣе и болѣе увеличивается число послѣдователей Христа, — ряды многобожниковъ рѣдѣютъ и рѣдѣютъ. Поэтому можно допустить, что жители, перешедшiе съ Кижскихъ на Горскiе берега, были православные; и если посылаемые князьями священники—миссiонеры не заглянули на Горскiе берега и не возвѣстили здѣсь финнамъ-корелламъ ученiя объ истинномъ Богѣ, то эти первоначальные жители дикари могли хотя нѣсколько познакомиться съ христiанскимъ ученiемъ отъ новыхъ пришельцевъ. Но очень можетъ быть, что еще ранѣе переселенiя русскихъ проповѣдывали здѣсь и священники-миссiонеры.

Могла проникнуть вѣра Христова въ Горскую мѣстность и съ другой стороны. Въ 9-ти верстахъ отъ села Горки на западъ около деревенъ Кондопожскаго прихода „Новинки” есть островъ „Вашостровъ”. На Вашостровѣ въ прежнее время была пустыня, здѣсь была устроена одна или даже двѣ церкви, жили иноки, имѣли пахатныя и сѣнокосныя земли. Уже давно пустынь эта упразднена. Теперь остались на островѣ только одни слѣды (и то слабые) — церквей и монастырскихъ келей, да прежнiя монастырскiя земли.7 Къ крайнему сожалѣнiю, мы ни откуда не могли почерпнуть свѣдѣнiй о времени основанiя этой пустыни.8 Не сохранила также народная память никакихъ воспоминанiй о томъ, появлялись ли на Горскихъ берегахъ Вашостровскiе иноки, и вообще, были ли сношенiя между иноками и жителями Горской мѣстности9. Во всякомъ случаѣ, вслѣдствiе такой близости


С. 11


пустыни отъ Горскихъ береговъ, нельзя сомнѣваться въ ея благотворномъ влiянiи на Горскихъ жителей. — Если пустынь была основана ранѣе XVI ст., то, надобно думать, вашостровскiе иноки были первыми насадителями вѣры Христовой въ сердцахъ живущихъ на Горскихъ берегахъ; если же основана пустынь позже XVI ст., то иноки утверждали, укрѣпляли и распространяли здѣсь христiанство. — Вотъ и все, — что можно сказать о началѣ распространенiя христiанства въ нынѣшней Горской мѣстности. — Слѣдуетъ лишь замѣтить, что къ началу XVII столѣтiя, если не всѣ, то большая часть Горскихъ жителей были православные, — они чувствуютъ уже потребность, необходимость въ домѣ молитвы и строятъ въ началѣ этого столѣтiя храмъ.

Въ настоящее время въ селенiи Горкѣ — два храма. — Оба во имя Святителя и Чудотворца Николая. — Одинъ храмъ деревянный, другой каменный. Каменный храмъ построенъ въ настоящемъ столѣтiи на средства уроженца Горскаго прихода деревни Селюгиной горы, Петербургскаго 1 гильдiи купца Данiила Петровича Кротова. Надпись на деревянномъ крестѣ, имѣющемся въ Горской церкви, гласитъ, что основанiе каменной церкви было заложено 20 iюля 1846 г.xiv черезъ два года постройка была закончена и 10 iюля 1848 г. произошло освященiе новопостроеннаго храма. Освящалъ храмъ благочинный священникъ Шуйскаго прихода о. Григорiй Студитовъ съ мѣстнымъ причтомъ.

За долго до каменной церкви была построена, существующая и въ настоящее время, деревянная церковь. Основанiе ея относится къ XVII в., — только возникаетъ сомнѣнiе, въ какомъ именно году построена эта церковь. Въ 1866 году, при ремонтѣ церкви, были случайно найдены, прибитыя къ внутренней сторонѣ шатра (конуса) 8 досокъ съ надписью. Вотъ эта надпись: 1-я доска: „Лѣта ЗРОЗ (7177) построенъ сей храмъ (2-я доска) Иже во Святыхъ Отца нашего Николы Архiепископа Мирликiйскаго Чудотворца при дер<.> (3-я доска) жавѣ Великаго Государя Царя, Великаго Князя Алексѣя Михаиловича (4-я доска) Великiя и Малыя и Бѣлыя Россiи Самодержца и при Святѣйшемъ Патрiархѣ Iоасафѣ (5-я доска) и при Преосвященномъ Митрополитѣ Питиримѣ и при благовѣрной Царицѣ и великой княгинѣ Марьи (6-я доска) Ильиничнѣ и при благовѣрномъ Царевичѣ и Великомъ Князѣ Алексѣѣ Алексѣевичѣ и при благо- (7-я доска) вѣрномъ Царевичѣ и великомъ князѣ Ѳеодорѣ Алексѣевичѣ и при благовѣрномъ Царевичѣ и великомъ князѣ (8-я доска) Сνмеонѣ Алексѣевичѣ и при благовѣрномъ Царевичѣ и великомъ князѣ Иванѣ Алексѣевичѣ, во славу Богу”. Приведенная надпись, повидимому, не оставляетъ сомнѣнiя, въ какомъ году построенъ храмъ. Согласно надписи, построенiе нужно отнести къ (7177—5508) 1669 году. Но въ архивѣ Горской церкви имѣются документы, какъ бы противорѣчащiе этой надписи. Такъ, изъ церковныхъ документовъ видно, что Чеболакшскiй попъ Панкратъ Самсоновъ подаетъ въ 152 г., т. е. 7152 или 1644 г., челобитную объ утвержденiи острова Коневца за священно-церковно-служителями. Фактъ существованiя священно-церковно-служителей въ Горскомъ приходѣ въ 1644 г. — говоритъ о томъ, что церковь существовала ранѣе 1669 г. Опираясь на одну челобитную попа Панкрата Самсонова, слѣдовало бы сдѣлать тотъ выводъ, что въ 1669 г. строится уже второй храмъ, а первый существовалъ до этого года. Но такого вывода сдѣлать нельзя и вотъ почему. Въ томъ же Горскомъ церковномъ архивѣ мы находимъ два письменныхъ документа, въ которыхъ указанъ годъ построенiя деревяннаго храма: а) Историческiя свѣдѣнiя о Горскомъ приходѣ и б) „Опись церковная Горской выставки”. Въ „Историческихъ свѣдѣнiяхъ”, между прочимъ, говорится: „Церковь деревянная, во имя Святителя Николая, построена въ 7135 году тщанiемъ прихожанъ, сiе записано на деревянномъ крестѣ, хранящемся въ церкви”. „Историческiя свѣдѣнiя о Горскомъ приходѣ” составлены благочиннымъ священникомъ Марцiальноводскаго прихода о. Григорiемъ Петровымъ Доворецкимъ около 40-хъ годовъ настоящаго столѣтiя и подписаны мѣстнымъ причтомъ (священникомъ Антонiемъ Аменовымъ, дьякомъ Перскимъ, пономаремъ Трофимомъ Дмитрiевымъ). То обстоятельство, что „Историческiя свѣдѣнiя” составлены лицомъ оффицiальнымъ, при участiи мѣстнаго причта, и въ нихъ авторъ опредѣленно говоритъ, почему построенiе церкви онъ относитъ къ 1627 г. (7135—5508), — все это побуждаетъ признать ихъ правдивость10.

Гораздо древнѣе „Историческихъ свѣдѣнiй” другой документъ — „Опись церковная Горской выставки”. Она составлена въ 1768 г. марта 24 дня и подписана священникомъ Зиновiемъ Ивановымъ, дьячкомъ и пономаремъ (имена послѣднихъ написаны такъ неразборчиво, что ихъ нельзя прочитать). Въ этой древней описи на первомъ листѣ говорится: „Церковь деревянна, во имя Чудотворца, построена въ лѣто 7135 го”…, т. е. опять же въ 1627 г. Указанная опись содержитъ описанiе тѣхъ самыхъ иконъ и священныхъ сосудовъ, какiе имѣются и теперь въ деревянной церкви. Хотя въ описи не указано, откуда заимствованы свѣдѣнiя о годѣ постройки храма, — но допускать, что годъ указанъ приблизительно, нѣтъ основанiй. Скорѣе всего церковно-служители, составляя опись, точно знали годъ построенiя храма, иначе они помѣтили бы, что храмъ неизвѣстно когда построенъ. Какъ же теперь согласить противорѣчiя? Надпись на доскахъ свидѣтельствуетъ о построенiи деревянной церкви въ 1669 г., а три документа какъ бы опровергаютъ эту надпись: два изъ нихъ говорятъ, что церковь построена за 42 года ранѣе 1669 г., а третiй документъ говоритъ о существованiи причта, а значитъ и церкви, по крайней мѣрѣ, въ 1644 г. Сомнѣваться въ правдивости того или другихъ памятниковъ — нѣтъ основанiй. Чтобы согласить бросающiяся въ глаза, при сличенiи письменныхъ памятниковъ, противорѣчiя, необходимо допустить слѣдующее. Деревянный храмъ былъ основанъ въ 1627 году, какъ объ этомъ говорятъ о. Зиновiй Ивановъ въ „Описи церковной” и о. Григорiй Доворецкiй въ „Историческихъ свѣдѣнiяхъ о Горскомъ приходѣ”. Около этого же времени появляются первые священно-церковно-служители Горской выставки, какъ это видно изъ прошенiя попа Панкрата Самсонова, поданнаго въ 1644 г. Въ 1669 же году происходитъ поновленiе или расширенiе основаннаго въ 1627 г. храма. Въ пользу высказаннаго мнѣнiя о построенiи храма въ 1627 г. и возобновленiя его въ 1669 г. говоритъ то обстоятельство, что при ремонтѣ церкви, бывшемъ въ 18<6>6—67 гг., Горскiе крестьяне замѣтили, что храмъ былъ сдѣланъ изъ бревенъ, бывшихъ уже въ употребленiи при какой то постройкѣ. Не иначе, что эта постройка былъ тотъ же храмъ, расширенный или вновь передѣланный въ 1669 году. Относительно того, — первый ли храмъ строился въ Горкѣ въ 1627 г., — съ большей достовѣрностiю можно отвѣчать утвердительно, такъ какъ православные изъ русскихъ начали селиться на Горскихъ берегахъ


С. 12
только въ XVI стол. и первоначально, въ виду своей малочисленности, едва ли могли построить храмъ ранѣе начала XVII стол. и если допустить, что храмъ русскими насельниками былъ построенъ тотчасъ по переселенiи на Горскiе берега (въ XVI в.), то не было, по видимому, надобности воздвигать новый храмъ въ 1627 г. Кромѣ этого, Андрей Плещеевъ, говоря въ своихъ письмахъ о селенiяхъ въ нынѣшней Горской мѣстности, относитъ, какъ мы видѣли, эти селенiя къ Кижскому приходу и ни слова не говорить о существованiи къ нынѣшней Горской мѣстности храма. Съ 1582—1583 г., когда описывалъ приходы Плещеевъ, до 1627 г., — некогда появиться двумъ храмамъ въ малолюдной мѣстности. Итакъ, въ с. Горкѣ въ 1627 г.11 построенъ первый храмъ. Видъ этого храма былъ таковъ. Небольшая, около 7 саж. длины, церковь не была обшита тесомъ ни съ внутренней, ни съ внѣшней стороны. Надъ срединой храма возвышался шатеръ, постепенно съуживающiйся къ верху. Во внутрь храма вели двѣ лѣстницы съ сѣвера и юга; по сторонамъ лѣстницъ были устроены перила, а надъ верхомъ лѣстницъ, какъ и надъ входнымъ крыльцомъ, — навѣсъ. Внутреннiй видъ церкви былъ сумрачный. Церковь освѣщалась небольшими окошечками и при томъ окна были размѣщены не въ одну линiю, а такъ, что одни окна были выше, другiя ниже. Внутреннее дѣленiе храма на части было такъ неравномѣрно, что паперть выходила болѣе средняго храма, могущаго вмѣстить десятка 2—3 молящихся; остальные же предстоящiе должны были оставаться въ паперти. Эта тѣснота и была, по всей вѣроятности, одной изъ главныхъ причинъ, побудившихъ приступить въ 1866 г. къ расширенiю храма. Послѣ двухсотлѣтняго существованiя, древнiй видъ храма былъ измѣненъ. Конусообразная форма осталась та же. Прежнiй среднiй храмъ и паперть теперь составили одинъ среднiй храмъ. Вновь были пристроены паперть и площадка съ входной лѣстницей, такъ что длина храма увеличилась. Съ внутренней и внѣшней стороны храмъ былъ обшитъ тесомъ. Старинныя верхнiя окна были уничтожены, а нижнiя увеличены. Древнiя иконы были вновь переписаны иконописцемъ Потаповымъ, памятникомъ древняго иконописанiя въ Горскомъ храмѣ остался, кажется, только одинъ образъ великомуч. Георгiя. Наконецъ, произведена окраска всего храма съ внутренней и внѣшней стороны. По окончанiи ремонта (въ 1866—1867 гг.), храмъ отчасти утратилъ видъ своей древности, но за то выигралъ въ приличiи и благолѣпiи.

Ремонтъ произведенъ былъ на средства мѣстнаго прихожанина Дмитрiя Прокопьевича Аксенова, человѣка всегда отзывчиваго на нужды св. храма и на нужды жителей. Кромѣ произведеннаго ремонта, Аксеновымъ сдѣлано было не мало пожертвованiй въ оба Горскiе храмы. Къ крайнему сожалѣнiю, Дм. П. Аксеновъ нашелъ себѣ могилу не на родномъ кладбищѣ вокругъ тѣхъ храмовъ, о благолѣпiи которыхъ онъ такъ заботился, а въ водахъ Ладожскаго озера, погибнувъ при извѣстномъ столкновенiи пароходовъ, въ ночь съ 8-го на 9-е октября 1873 г.


(Продолж. въ слѣд. №)

_____


Певин П. Очерк Горскаго прихода, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости. 1894. № 48. С. 69.

С. 6


Каталог: lib
lib -> Біз Жалпыұлттық идеямыз – Мәңгілік Елді басты бағдар етіп, тәуелсіздігіміздің даму даңғылын Нұрлы Жолға айналдырдық. Қажырлы еңбекті қажет ететін, келешегі кемел Нұрлы Жолда бірлігімізді бекемдеп, аянбай тер төгуіміз керек
lib -> Ќазакстан Республикасы Білім жјне єылым министрлігініѕ Бїйрыєымен бекітілді 17 тамыз 2000 ж
lib -> Ќазаќстан Республикасыныѕ Білім жјне єылым министрлігі
lib -> Академик Ќ
lib -> Қазақстан Республикасының мереке (демалыс) күндері
lib -> Ќазаќстан тарихындаѓы атаулы к‰ндер
lib -> Жеңіс сәті – тарихта өшпес із қалдырған айрықша оқиға, ұлы мейрам
lib -> Георг Зиммель
lib -> М. Х. Дулати мұраларын ұЛЫҚтау міндетіміз бақторазов С. У. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, Тараз


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет