Одноименного рассказа Максима Горького



жүктеу 0.56 Mb.
бет1/4
Дата09.05.2019
өлшемі0.56 Mb.
түріРассказ
  1   2   3   4


Юрий Урюпинский

СТАРУХА ИЗЕРГИЛЬ

Фантазия на тему одноименного рассказа Максима Горького



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

МАКСИМ

ДОКТОР АККЕРМАН

ЗОЯ, медсестра

ГЛАВВРАЧ

ВАСЯ, ПЕТЯ, санитары

СТАРУХА

ПАРЕНЬ С ГИТАРОЙ

ДЕВУШКА СО СКРИПКОЙ

МОЛОДЫЕ ЛЮДИ И ДЕВУШКИ

ЮНОША, ОН ЖЕ ЛАРРА, сын орла

МАТЬ ЮНОШИ

ПЕРВЫЙ СТАРЕЙШИНА

ВТОРОЙ СТАРЕЙШИНА

ТРЕТИЙ СТАРЕЙШИНА

КРАСАВИЦА-ДЕВУШКА, дочь Первого Старейшины

МУДРЕЦ

ОХОТНИКИ, ПАСТУХИ, ДЕВУШКИ

РЫБАК

ГУЦУЛ

ЮНОША-ТУРОК

МАЛЕНЬКИЙ ПОЛЯК

АРКАДЭК

ЧАСОВОЙ

ТРОЕ ПОЛЯКОВ

ДАНКО

ЛЮДИ ПЛЕМЕНИ

ПЕРВЫЙ АКТ

Сцена первая

Где-то за кулисами слышна сирена скорой помощи. На пустую сцену выбегает МАКСИМ. Он возбужден.

МАКСИМ. Люди! Красота какая! Степь! И конца и края ей нет. А какая сегодня ночь! Послушайте! Нет, вы только послушайте! А? Слышите? Слышите, как печально посвистывают суслики? А это? Вы слышите? Это в листве винограда дрожит стеклянный стрекот кузнечиков… Листва вздыхает и шепчется (смеется). Боже мой! Боже мой, какая красота вокруг и какая ночь! Летит, летит степная кобылица и мнет ковыль… А какой свет! Полнолуние! Лунный диск, еще недавно кроваво-красный, бледнеет, бледнеет, удаляясь от земли, и все обильнее льет на степь голубоватую мглу. Это же просто с ума сойти можно (убегает с радостным криком)!



Сцена вторая

На сцене стоит кровать, на ней спит МАКСИМ. Входят ДОКТОР АККЕРМАН и ЗОЯ.

ЗОЯ. Вот он. Поступил по скорой. Бегал по улице, приставал к прохожим. Утверждал, что он в степи. Кататоническое возбуждение, бессвязная речь. Про какую-то старуху что-то плел, искал каких-то молдаван. Паспорта при себе не было, кто он такой – непонятно. Себя называл степным волком. Вырывался, ударил санитара нашего, Васю.

ДОКТОР АККЕРМАН. Чем купировали?

ЗОЯ. Аминазин два с половиной процента, пять кубиков, с галоперидолом.

ДОКТОР АККЕРМАН. Хорошо, хорошо… Он, кажется, просыпается. Оставь нас ненадолго, я с ним поговорю.

ЗОЯ уходит. ДОКТОР АККЕРМАН присаживается на стул к кровати, долго смотрит на МАКСИМА. Молчание.

Ну, здравствуйте, молодой человек.

МАКСИМ. Здравствуйте! Вы кто? Белые одежды, белый головной убор… Наверняка маскируетесь, как все темные силы…

ДОКТОР АККЕРМАН. Я доктор, меня зовут Илья Яковлевич. Как самочувствие?

МАКСИМ. Голова болит.

ДОКТОР АККЕРМАН. Я вам несколько вопросов сейчас задам. Чтобы понять клиническую картину. А вы мне всё подробно расскажете. Хорошо (достает тетрадку и ручку)?

МАКСИМ. Хорошо. Только я ничем не болею. Я за здоровьем слежу. Не курю, бассейн посещаю, алкоголь – только по праздникам. Русский – значит, непьющий. Новое движение, слыхали? Алкоголь на мозг плохо влияет. Теряешь свое «я». А у меня несколько «я», и каждое такое, что жалко потерять. Поэтому зарядка по утрам, йога, не переохлаждаться, не нервничать, ложиться пораньше спать. Здоровый образ жизни. Я не курю, между прочим. В бассейне двадцать заплывов в одну сторону, двадцать в другую. Очень бодрит! На здоровье не жалуюсь. Голова вот только болит. Кто-то в нее стучит сзади (оглядывается). Куда делись? Суют свои мысли мне в голову, а сами прячутся…

ДОКТОР АККЕРМАН. Как вас зовут?

МАКСИМ. Максим. То есть Алексей. Но меня все Максимом зовут.

ДОКТОР АККЕРМАН. Понятно. Работаете, учитесь?

МАКСИМ. Работаю. И учусь.

ДОКТОР АККЕРМАН. Хорошо. В этом городе живете?

МАКСИМ. В каком «этом»? Я в степи живу. Последние два дня. В Бессарабии. Это вам о чем-то говорит? Виноградные пастбища. Черное море под боком. (Осматривается, садится) Почему на окнах решетки? Вы на службе у темных сил? Я сразу догадался… (Снова осматривается) Где я вообще? Это еще одна реальность? Опять Вера Богдановна всё подстроила…

ДОКТОР АККЕРМАН. В больнице. Помните, при каких обстоятельствах попали к нам?

МАКСИМ. В больнице? Это по меньшей мере странно – здорового человека в больнице держать. Я же здоровый образ жизни веду. Йога по утрам. Бассейн – тридцать заплывов в одну сторону и тридцать – в другую. И, кстати, не курю совсем! Как я сюда попал? А почему вас это так интересует?... Не помню… Помню, как шел по степи, и у меня было прекрасное настроение (улыбается). Тьма отступила, я видел свет, хотя была ночь. Вы видели вчерашнюю ночь, доктор? Вы слышали, вы чувствовали ее? Воздух был пропитан острым запахом моря и жирными испарениями земли, незадолго до вечера обильно смоченной дождем. По небу бродили обрывки туч, пышные, странных очертаний и красок, тут (показывает влево) - мягкие, как клубы дыма, сизые и пепельно-голубые, там (показывает вправо) - резкие, как обломки скал, матово-черные или коричневые. Между ними ласково блестели темно-голубые клочки неба, украшенные золотыми крапинками звезд. Все это - звуки и запахи, тучи и люди - было странно красиво и грустно, казалось началом чудной сказки. И все как бы остановилось в своем росте, умирало; шум голосов гас, удаляясь, перерождался в печальные вздохи. Как вдруг… на меня напали двое разбойников в белых рубахах – вот как у вас – и стали вязать. Я сразу понял, что силы тьмы опять настигли меня. Они специально надели белые рубахи, чтобы я подумал, что это силы света. Обмануть меня хотели. Я сопротивлялся. Сопротивлялся как мог, сколько было сил. Я ведь очень сильный, потому что не курю. Но видимо, они все равно победили, потому что дальше я ничего не помню.

ДОКТОР АККЕРМАН. Начало чудной сказки, говорите? Разбойники? Книжки любите?

МАКСИМ. Читать?

ДОКТОР АККЕРМАН. Понятно. Семья есть?

МАКСИМ. Я холостяк.

ДОКТОР АККЕРМАН. Ну а девушка есть?

МАКСИМ (немного подумав). Есть. Три. Блондинка, брюнетка и рыженькая. Блондинка, знаете, такая высокая, фигуристая, романтичная. На скрипке играет. С темно-синими глазами. Настоящая русская красавица. Письма мне любовные писала с десятого класса. «Алешенька, жить без тебя не могу!» Полюбила меня безумно. Впрочем, в меня все влюбляются. Я ведь здоровый образ жизни веду и, помимо всего прочего, не курю. Вот брюнетка эта в меня и влюбилась. Миниатюрная, глаза как у косули, волосы – как шелковая грива, грудь – четвертый размер, хотите верьте – хотите нет. Кожа – бронзовая! Настоящая восточная красавица. Но ревнивая… Говорит, что о лучшем господине она не могла бы и мечтать. А рыженькую я бросил. Как и ту, другую блондинку, поменьше ростом. И брюнетку высокую. Недостойны меня оказались. Я с пятнадцати… нет, с тринадцати лет с девушками встречаюсь. Были у меня польки, венгерки, еврейки, молдаванки, турчанка даже одна была. Грудь – четвертый размер! Настоящая восточная красавица. Но ревнивая…

ДОКТОР АККЕРМАН (в сторону). Похоже на синдром Клерамбо… (МАКСИМУ) Кем работаете?

МАКСИМ. Агитатором.

ДОКТОР АККЕРМАН. Кого агитируете? Насчет чего?

МАКСИМ. Пенсионеров. (Вдруг подскакивает на кровати) А где она?

ДОКТОР АККЕРМАН. Кто?

МАКСИМ. Старуха!

ДОКТОР АККЕРМАН. Старуха?

МАКСИМ. Да, та старуха, которая помогает раздвигать пространство и время!

ДОКТОР АККЕРМАН. Наркотики употребляете?

МАКСИМ. Нет, не употребляю. Я ж говорю, я здоровый образ жизни веду. Я не курю даже! Доктор, где она? Она совсем недавно была здесь. Вот на этом стуле сидела, где вы.

ДОКТОР АККЕРМАН. Расскажи-ка мне поподробнее про эту старуху. Кто она, откуда взялась, когда появилась?

МАКСИМ. Вчера появилась. Я сам к ней пришел. С агитацией. Она колдунья! Я знаю, это она мне в голову стучит и свои мысли мне в нее вкладывает. Как в компьютер, диск за диском… Как вы считаете, это она или молдаване? (размышляет) Да нет, молдаване тут ни при чем… От этого голова у меня прямо раскалывается (трет виски). Она где-то здесь, доктор. Я ее видел!

ДОКТОР АККЕРМАН. Максим, давай так. Ты мне сейчас подробно расскажешь весь вчерашний день, а потом мы решим, что нам делать дальше. Я тебе помогу. Но мне нужен твой рассказ. Со всеми деталями. Договорились?

МАКСИМ. Да. Но если она придет, не прогоняйте ее, пожалуйста. Мне нужно выяснить у нее, это я здесь или я еще в степи, а здесь мое другое «я»…

ДОКТОР АККЕРМАН. Ну уж если она придет, то точно не прогоню. Начинай.



Затемнение.

Сцена третья

Коммунальная квартира. Мы видим входную дверь, маленькую кухню и комнату. В комнате на том же месте, что и в прошлой Сцене, стоит кровать, рядом с кроватью стул. Где-то в соседней комнате слышится пение и громкий смех. На кухне стоит СТАРУХА и кипятит воду в чайнике. Раздается звонок в дверь, СТАРУХА идет открывать. Входит МАКСИМ с двумя пакетами в руках.

МАКСИМ. Госпожа Изергиль? Вера Богдановна? Молодежное отделение партии «Свободная Родина» в моем лице радо приветствовать вас, ветерана войны и труда, и вручить вам в преддверии выборов небольшие сувениры от нашей партии. Вот, пожалуйста (достает из мешка два небольших полотенца, пачку кофе и коробку конфет, демонстрирует все это СТАРУХЕ, снова кладет в пакет и вручает его с радостным выражением лица)! Будьте здоровы, и ждем вас на выборах в следующее воскресенье (собирается уходить).

СТАРУХА. Постой! Иди-ка сюда, я тебе чаю налью.

МАКСИМ. Большое спасибо, но у меня времени нет. Мне еще нужно многих навестить. Вот, соседу вашему сувениры тоже несу.

СТАРУХА. Какому соседу?

МАКСИМ (достает бумажку из кармана, читает). Чудра Макар Акимович.

СТАРУХА. Нету его. Умер. Ушел со своим табором в небо. Иди за мной (двигается на кухню).

МАКСИМ (следуя за СТАРУХОЙ). С каким таким табором?

СТАРУХА. Чему вас учат? Только и умеете, что языком чесать. Раздевайся, садись.

МАКСИМ снимает куртку и остается в толстовке, на которой большими буквами выведена аббревиатура ФГМ.

Что это?


МАКСИМ. Где? А, это? Это наша организация так называется. При партии «Свободная Родина» которая. Фронт Гражданской Молодежи. ФГМ сокращенно. Туда только лучших из лучших берут. Помогаем старикам – ну, ветеранам то есть, боремся с бюрократией, предлагаем идеи по модернизации. Стремимся обеспечить достойную преемственность курса.

СТАРУХА. Замолчи! Истинно, проклятие лежит на народе русском. И пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду…

МАКСИМ. Ой, Вера Богдановна, только не надо вот этих библейских сказок, пожалуйста. Я их не понимаю и понимать не хочу, если честно. Я к вам с добрыми намерениями пришел, с подарками, а вы мне вот это всё. Я, пожалуй, пойду…

СТАРУХА. С подарками… (Наливает МАКСИМУ чай) Пей давай! И вожди сего народа введут его в заблуждение, и водимые ими погибнут. Поэтому о юношах его не порадуется Господь, и сирот его и вдов его не помилует: ибо все они - лицемеры и злодеи, и уста всех говорят нечестиво. При всем этом не отвратится гнев Его, и рука Его еще простерта... Куда твои родители смотрят?

МАКСИМ. При чем тут родители? И какая вам разница вообще? Вот приходишь так к людям, а они тебе нотации читать… Я это всё даже не слушаю. Мне двадцать лет, а вы – родители... Меня мать одна воспитывала. Пыталась воспитывать. Слабая женщина! А я сильный. Я давно сам все решаю, мне советчики не нужны. И потом что она может мне посоветовать? Что было в ее жизни? Да ничего! Я так, как она, жить не хочу и не буду.

СТАРУХА. Чего же ты хочешь?

МАКСИМ. Зачем мне отвечать вам? Что мне это даст? Я не для откровенных разговоров к вам пришел. Главное, что я сам знаю, чего я хочу. И сам строю свою жизнь и вижу свое будущее.

СТАРУХА. Видишь свое будущее? Человек не может знать, что с ним произойдет и через минуту. Ты можешь предвидеть, что через минуту ты чихнешь? Нет, даже этого не можешь (чихает).

МАКСИМ. А зачем мне это предвидеть? Я смотрю вперед и действую. Я самодостаточен. Это объективная реальность, точно такая же, как то, что я сижу сейчас с вами в этой квартире!

СТАРУХА. Что ты в этом понимаешь...

МАКСИМ. Ну, конечно, я ничего в этом не понимаю, а вы понимаете (улыбается)… Просто поверьте на слово - у меня будет всё: власть, богатство, слава. Я хорошо знаю себе цену.

СТАРУХА. И что же, высока она?

МАКСИМ. Вот вы смеетесь сейчас, а я вам скажу, что добьюсь всего, чего только пожелаю. И никто и ничто меня не остановит. Раз уж вы втянули меня в этот разговор, я еще скажу. Вся эта деятельность для меня – все эти партии, движения, посещения стариков – только средство достижения моих целей. Я полностью отдаю себе отчет, для чего я в это вписался. У нас в организации все стремятся стать похожими на нашего Лидера. Это верх их мечтаний – подражание. А я сам стану Лидером. Потому что я лучше него. Он не может делать всё, что он хочет, а я могу. Потому что он связан правилами, а я нет. И никакие препятствия для меня не помеха. Я свободен!

СТАРУХА. Свободен? А что такой мрачный тогда? По-настоящему свободные люди веселы и поют песни.



На кухню вваливается толпа – МОЛОДЫЕ ЛЮДИ и ДЕВУШКИ, человек десять. Среди них выделяются ПАРЕНЬ С ГИТАРОЙ и ДЕВУШКА СО СКРИПКОЙ.

ПАРЕНЬ С ГИТАРОЙ. Ой, бабуля, у вас гость? Не помешали?

СТАРУХА. Я смотрю, вы кончили дневной сбор винограда?

ДЕВУШКА СО СКРИПКОЙ (со смехом). Кончили, бабуля!

ПАРЕНЬ С ГИТАРОЙ. Теперь отдых и много музыки. (МАКСИМУ) Огоньку не найдется? Ни одной зажигалки, представляешь?

МАКСИМ. Не курю.

ПАРЕНЬ С ГИТАРОЙ. И правильно делаешь!

СТАРУХА. Держите спички.



ПАРЕНЬ С ГИТАРОЙ начинает перебирать струны и запевает песню Виктора Цоя «Видели ночь» в аранжировке молдавской группы «Zdob si Zdub»; все его друзья ее тут же подхватывают:

Мы вышли из дома,


Когда во всех окнах
Погасли огни,
Один за одним,
Мы видели, как уезжает
Последний трамвай.

Ездят такси,


Но нам нечем платить,
И нам незачем ехать,
Мы гуляем одни,
На нашем кассетнике
Кончилась пленка, мотай.

Видели ночь,


Гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь,
Гуляли всю ночь до утра.

Зайди в телефонную будку,


Скажи, чтоб закрыли дверь
В квартире твоей,
Сними свою обувь -
Мы будем ходить босиком.
Есть сигареты, спички,
Бутылка вина, и она
Поможет нам ждать,
Поможет поверить,
Что все спят,
И мы здесь вдвоем.

Видели ночь,


Гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь,
Гуляли всю ночь до утра.

На последнем куплете все выходят в коридор, одеваются и под припев уходят из квартиры.

СТАРУХА. Что ты не пошел с ними?

МАКСИМ. Не хочу.

СТАРУХА. У! Стариками родитесь вы, русские. Мрачные все, как демоны... И поклоняешься ты демону. Вельзевулу. Теряешь свое человеческое… Боятся тебя наши девушки... А ведь ты молодой и сильный...

МАКСИМ. Мне все равно, что вы думаете обо мне. Вера Богдановна, я, наверное, пойду… Мне пора (встает).

СТАРУХА. Сиди. Я тебе кое-что покажу. Может, поймешь… Смотри (показывает рукой в коридор)! Вон идет Ларра!



Затемнение.

Сцена четвертая

Та же обстановка, что и во второй Сцене. На кровати лежит МАКСИМ, рядом сидит ДОКТОР АККЕРМАН.

ДОКТОР АККЕРМАН. Так-так-так… Значит, Ларра? И кто такой Ларра?

МАКСИМ. Сын орла.

ДОКТОР АККЕРМАН. Сын орла? (тихо) Похоже, все-таки параноидный синдром…

МАКСИМ. Что вы говорите?

ДОКТОР АККЕРМАН. Да это я о своем (записывает что-то в тетрадку). И что же было дальше?

МАКСИМ. Дальше случилось самое странное. Вернее, это тогда мне показалось странным, а сейчас-то я понимаю, что это просто мои способности раскрылись со старухиной помощью… Я посмотрел туда, куда указывала старуха, и сначала мне показалось, что я вижу, как в коридоре ходит кто-то из ее соседей. Я стал вглядываться в коридор, но никак не мог этого человека рассмотреть. Вдруг стены квартиры стали раздвигаться, и я почувствовал, что нахожусь вместе со старухой на открытом воздухе. В степи! Померещившийся мне человек оказался простой тенью. Я поднял голову и не увидел над собой потолка. Надо мной висела полная луна. Ее диск был велик, кроваво-красен, она казалась вышедшей из недр этой степи, которая на своем веку так много поглотила человеческого мяса и выпила крови, отчего, наверное, и стала такой жирной и щедрой. На нас упали кружевные тени от листвы, я и старуха покрылись ими, как сетью. По степи, влево от нас, поплыли тени облаков, пропитанные голубым сиянием луны, они стали прозрачней и светлей.

ДОКТОР АККЕРМАН. Очень интересно… Скажи мне, чай был обычный на вкус?

МАКСИМ. Чай? Не помню. Вроде да. Я снова взглянул туда, куда старуха указывала своей дрожащей рукой с кривыми пальцами, и видел: там плыли тени, их было много, и одна из них, темней и гуще, чем другие, плыла быстрей и ниже сестер, - она падала от клочка облака, которое плыло ближе к земле, чем другие, и скорее, чем они…

Затемнение.

Сцена пятая

МАКСИМ и СТАРУХА стоят в тех же позах, что и в конце третьей Сцены, только сцена почти пуста, и лишь кровать и стул стоят все на том же месте. СТАРУХА показывает пальцем на тень, движущуюся по земле.

МАКСИМ. Никого нет там!

СТАРУХА. Ты слеп больше меня, старухи. Смотри – вон, темный, бежит степью!

МАКСИМ (вглядываясь). Это тень! Почему вы зовете ее Ларра?

СТАРУХА. Потому что это - он. Он уже стал теперь как тень, - пора! Он живет тысячи лет, солнце высушило его тело, кровь и кости, и ветер распылил их. Вот что может сделать бог с человеком за гордость!

МАКСИМ. Что за сказки?

СТАРУХА. Сказки? Садись! Ты увидишь все сам!

МАКСИМ садится на кровать. СТАРУХА садится рядом на стул, прикрывает глаза и начинает свой рассказ. По мере ее повествования на сцене появляются ОХОТНИКИ, ПАСТУХИ, ДЕВУШКИ. Все они становятся в середине сцены.

Многие тысячи лет прошли с той поры, когда случилось это. Далеко за морем, на восход солнца, есть страна большой реки, в той стране каждый древесный лист и стебель травы дает столько тени, сколько нужно человеку, чтоб укрыться в ней от солнца, жестоко жаркого там. Вот какая щедрая земля в той стране! Там жило могучее племя людей, они пасли стада и на охоту за зверями тратили свою силу и мужество, пировали после охоты, пели песни и играли с девушками. Однажды, во время пира, одну из них, черноволосую и нежную, как ночь, унес орел, спустившись с неба. Стрелы, пущенные в него мужчинами, упали, жалкие, обратно на землю. Тогда пошли искать девушку, но - не нашли ее. И забыли о ней, как забывают обо всем на земле.



Пауза.

Но через двадцать лет она сама пришла, измученная, иссохшая, а с нею был юноша, красивый и сильный, как сама она двадцать лет назад.



Появляются ЮНОША и его МАТЬ.

ОДИН ИЗ ОХОТНИКОВ. Где была ты?

МАТЬ ЮНОШИ. Орел унес меня в горы и жил со мной там, как с женой. Вот его сын, а отца нет уже; когда он стал слабеть, то поднялся в последний раз высоко в небо и, сложив крылья, тяжело упал оттуда на острые уступы горы, насмерть разбился о них...

ОДИН ИЗ ОХОТНИКОВ (глядя на ЮНОШУ). Сын орла? Да ведь он ничем не лучше нас!

ОДИН ИЗ ПАСТУХОВ (глядя на ЮНОШУ). Только глаза холодны и горды, как у царя птиц!

Появляются СТАРЕЙШИНЫ, КРАСАВИЦА-ДЕВУШКА и МУДРЕЦ.

ПЕРВЫЙ СТАРЕЙШИНА (ЮНОШЕ). Как тебя зовут?

ЮНОША. Кто ты такой, чтобы я тебе отвечал? Для вас у меня нет имени, потому что мне не нужно, чтобы вы меня звали.

ВТОРОЙ СТАРЕЙШИНА. Мы старейшины этого племени, нас чтут, нам повинуются тысячи таких, как ты, и тысячи вдвое старше тебя.

ЮНОША. Вас чтут такие же, как вы. Я другой. Таких, как я, нет больше. Пусть вам повинуются вам подобные. Я не буду делать этого.

ТРЕТИЙ СТАРЕЙШИНА. Он подобен стреле с неотточенным наконечником. Ему нет места среди нас. Пусть идет, куда хочет.

ЮНОША (со смехом). Я хочу вот сюда, здесь на меня смотрят (подходит к КРАСАВИЦЕ-ДЕВУШКЕ и обнимает ее).

КРАСАВИЦА-ДЕВУШКА, взглянув на ПЕРВОГО СТАРЕЙШИНУ, своего отца, отталкивает ЮНОШУ и уходит прочь. ЮНОША догоняет ее, ударяет ее кинжалом. КРАСАВИЦА-ДЕВУШКА со стоном падает, и ЮНОША встает ногой ей на грудь. Все в ужасе молчат и смотрят на ЮНОШУ, тот стоит с поднятой вверх головой.

ОХОТНИКИ, ПАСТУХИ, ДЕВУШКИ (опомнившись). Убийца! Держите его (набрасываются на ЮНОШУ и связывают его)! Растерзать его! Сейчас же!

ПЕРВЫЙ СТАРЕЙШИНА. Погодите. Это слишком просто… Казнь должна быть достойна преступления…

ПАСТУХИ. Разорвать его лошадьми!

КРИКИ ИЗ ТОЛПЫ. Не то, не то! Этого мало!

ОХОТНИКИ. Пустить в него всем по стреле!

КРИКИ ИЗ ТОЛПЫ. Не то, не то!

ДЕВУШКИ. Сжечь его на костре!

КРИКИ ИЗ ТОЛПЫ. Не то, не то! Дым не позволит нам увидеть его мучения!

МУДРЕЦ. Погодите. Давайте спросим его, почему он сделал это. (Подходит к ЮНОШЕ) Почему ты сделал это?

ЮНОША. Развяжите меня! Я не буду говорить связанный!

Пауза.

ПЕРВЫЙ СТАРЕЙШИНА. Развяжите его!



Двое ОХОТНИКОВ развязывают ЮНОШУ.

ЮНОША (МУДРЕЦУ, надменно). Что вам нужно?

МУДРЕЦ. Ты слышал…

ЮНОША. Зачем я буду объяснять вам мои поступки?

МУДРЕЦ. Чтоб быть понятым нами. Ты, гордый, слушай! Все равно ты умрешь ведь… Дай же нам понять то, что ты сделал. Мы остаемся жить, и нам полезно знать больше, чем мы знаем…

ЮНОША. Хорошо, я скажу, хотя я, может быть, сам неверно понимаю то, что случилось. Я убил ее потому, мне кажется, что меня оттолкнула она… А мне было нужно ее.

ПЕРВЫЙ СТАРЕЙШИНА. Но она не твоя!

ЮНОША. Разве вы пользуетесь только своим? Я вижу, что каждый человек имеет только речь, руки и ноги… а владеет он животными, женщинами, землей… и многим еще…

МУДРЕЦ. За все, что человек берет, он платит собой: своим умом и силой, иногда – жизнью.

ЮНОША. Я не такой, как все. Я сын орла. Я хочу сохранить себя целым.

ПЕРВЫЙ СТАРЕЙШИНА. Но ведь есть правила. Ты не можешь делать всё, что тебе заблагорассудится.

ЮНОША. Вы сами придумали эти правила. Они придуманы для таких, как вы. Я иной и свободен от ваших правил.

ВТОРОЙ СТАРЕЙШИНА. У тебя человеческий облик. Значит, ты должен жить среди людей.

ЮНОША. Я похож на вас своим обликом, но не такой, как вы. Мне не нужно ваше общество, я живу сам по себе.

ТРЕТИЙ СТАРЕЙШИНА. Но у тебя есть мать. Вот она стоит перед нами на коленях и молчит, не находя ни слёз, ни слов, чтобы умолять о пощаде. Разве это не самый близкий тебе человек на земле? Разве она для тебя ничего не значит?

ЮНОША. Это просто женщина, которая меня родила. Я благодарен ей за это, но это не значит, что она может иметь надо мной какую-либо власть или какое-либо влияние.

МУДРЕЦ. Он считает себя первым на земле и не видит никого, кроме себя. У него нет ни племени, ни матери, ни скота, ни жены, и он не хочет ничего этого.

ОХОТНИКИ, ПАСТУХИ, ДЕВУШКИ. Значит, для него нет наказания?!

МУДРЕЦ. Наказание есть. Это страшное наказание; вы не выдумаете такого в тысячу лет! Наказание ему - в нем самом! Пустите его, пусть он будет свободен. Вот его наказание!

Раздается раскат грома. Все расходятся. ЮНОША громко смеется им вслед.

Затемнение.

Сцена шестая

Та же обстановка, что во второй и в четвертой Сценах. На кровати лежит МАКСИМ, рядом сидит ДОКТОР АККЕРМАН.

ДОКТОР АККЕРМАН. Постой. Я не понимаю. Это все старуха тебе рассказывала или ты сам все это видел? Это важно.

МАКСИМ. Это все старуха рассказывала. Но при этом я сам все это видел. Своими глазами. Как спектакль. И гром был очень натуральный. Хотя на небе не было туч!

ДОКТОР АККЕРМАН (тихо). Похоже, все-таки онейроид…



Звучит стук в дверь. Входит ЗОЯ.

ЗОЯ. Илья Яковлевич, можно вас на минутку?

ДОКТОР АККЕРМАН (МАКСИМУ). Погоди, я сейчас.

Подходит к ЗОЕ, оба говорят вполголоса. МАКСИМ в течение разговора ДОКТОРА АККЕРМАНА с ЗОЕЙ периодически оглядывается, лежа на кровати, затем садится и смотрит в одну точку.

ЗОЯ. Вас главврач искал.

ДОКТОР АККЕРМАН. Ты сказала, что я на обходе?

ЗОЯ. Сказала. Он просил вас через час к нему зайти.

ДОКТОР АККЕРМАН. Хорошо. Тут очень необычный случай, я ничего не могу понять. То, что это шизофрения, для меня очевидно, но набор симптомов какой-то странный. Чем больше он говорит, тем больше меня запутывает. Казалось бы, чистый онейроид, но откуда при этом синдром Клерамбо? И параноидный синдром как будто присутствует. Бред одновременно и словесный, и чувственный. А какие фантастические конфабуляции! Рассказывает так, что у меня ощущение, что я сам вижу картинку…

ЗОЯ. В отпуск вам пора, Илья Яковлевич.

ДОКТОР АККЕРМАН. Да, через неделю уже… (задумчиво) А может, это он от армии косит? Такое впечатление, что я совершенно разные главы учебника по психиатрии читаю. Хотя нет, этих гавриков я сразу раскусываю… Тут как-то все более запутанно. Консилиум, что ли, завтра созвать?.. Фронт Гражданской Молодежи, старуха, сын орла…

ЗОЯ. Сын орла? Слушайте, а он раньше у нас не лежал? Меня ж к вам из третьего перевели, так там есть один такой, с бредом величия, – говорит, мол, я зачат птицей, мне никто в подметки не годится, я царь всего живого и тому подобное. При этом вид жалкий, не ест почти ничего, ходит по отделению как тень, в чем душа теплится. Ларин его фамилия. Может, этот от него набрался?

ДОКТОР АККЕРМАН. Интересно… Прощупаем этот вопрос. А почему этот твой Ларин в третьем лежит?

ЗОЯ. Так он буйный. Раз в месяц кидается на всех, кричит: «Убейте меня, я не могу покончить с собой» и тому подобное. Просто нереально…

МАКСИМ (неожиданно и громко). Она где-то здесь! (в пустоту) Я знаю, что вы здесь. Не стучите мне в голову! Я скоро приду. (ДОКТОРУ) Здесь у вас холодно, а у нас в Бессарабии тепло. (ЗОЕ) Вы были когда-нибудь под Аккерманом?

ЗОЯ краснеет, смотрит на ДОКТОРА и ничего не отвечает.

А я был! И мне там было хорошо!

ЗОЯ. Я, пожалуй, пойду (уходит).

МАКСИМ. Я хочу обратно!

ДОКТОР АККЕРМАН. Подожди, ты еще не все рассказал. Извини, мы тебя, наверное, сбили с мысли. Ты помнишь, о чем рассказывал? Давай продолжим. Ты сказал, был гром, а потом что?

МАКСИМ (спустя паузу). Да, был гром такой силы, что я чуть с кровати не упал. Я понял, что это силы небесные подтверждают речь Мудреца, который предложил в виде наказания освободить Ларру. Ларра – это люди его так прозвали. Значит, отверженный, выкинутый вон. Так сказала старуха. И вот он ушел и стал жить, вольный, как птица. Он приходил в племя и похищал скот, девушек - все, что хотел. В него стреляли, но стрелы не могли пронзить его тела, закрытого невидимым покровом высшей кары. Он был ловок, хищен, силен, жесток и не встречался с людьми лицом к лицу. Только издали видели его. И долго он, одинокий, так вился около людей, долго - не один десяток годов (ложится на кровать). Пока однажды он не подошел к людям совсем близко…



Затемнение.

Каталог: uploads -> plays
uploads -> Қазақстан Республикасы Қорғаныс министрінің 2016 жылғы 22 қаңтардағы №35 бұйрығымен бекітілген тиісті деңгейдегі білім беру бағдарламаларын іске асыратын Қазақстан
uploads -> 2018 жылға арналған Жарқайың ауданы бойынша айтақты және естелік күнтізбесі 24 маусым
uploads -> Ақмола оато үшін есікті қайта сатып алуды жүзеге асыру туралы хабарландыру 2016 жылғы 11 қазан Астана қ. Тапсырыс берушінің атауы мен пошталық мекенжайы «Ұлттық ақпараттық технологиялар»
uploads -> «Қостанай қаласы әкімдігінің білім бөлімі»
plays -> Ася Волошина в аду: сезоны


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет