Огонь неугасимый



жүктеу 46.56 Kb.
Дата12.04.2019
өлшемі46.56 Kb.

Огонь неугасимый.

О Г.И. Туманове


С Еленой Ильиничной Алексеевой — первым в поселке кавалером ор­дена Ленина, знатной аппаратчицей, ввеликолепной певицей — я знаком давно, считай, с самого детства. Не­давно вновь навестив отчий край, за­глянул и к ней.

К сожалению, дома ее не оказа­лось, как и много лет назад, она ушла на репетицию в местный клуб. И в ожидании Лены я разговорился с ее мужем, бывшим моим одно­классником Костей. Поговорил с их сыном, Александром, также, как и мать, неутомимым самодеятельным артистом, бывшим воином-интерна­ционалистом, кавалером государст­венной награды.

Тогда он и высказал мне затаен­ную думу о Геннадии Туманове:


  • Хотим подготовить вечер, по­священный нашему бывшему худо­жественному руководителю.

Незаметно подошла и Лена. Всту­пив в наш разговор, она задумчиво сказала:

  • Как не хватает нам Геннадия. Добрый след оставил Туманов в людских сердцах.

И нахлынули воспоминания. Лю­ди постарше называли его по име­ни-отчеству, сверстники - Геннади­ем. А для меня он Геша, так он представился при первом знакомст­ве. И хотя разница у нас была в четыре года, я не замечал ее.

Геша рано лишился родителей. Приехал в Сяву из родной любимой Кинещмы, что в Ивановской обла­сти, когда фронт приближался к Подмосковью. На одном из участков нашего леспромхоза жила его тетя.

Поселился в общежитии, и с пер­вых дней обрел право на уважение. Работал он электриком вместе с мо­им старшим братом. Часто загляды­вал к нам, и меня сразу потянуло к этому открытому, привлекательно­му, светловолосому подростку, кото­рый многое умел и знал.

В Кинешму он просто был влюб­лен, с восторгом рассказывал о го­роде на волжских кручах, где писал свои бессмертные произведения великий драматург А. Островский. Де­ти в ту пору взрослели не по годам, И работали-то по 12—14 часов, без выходных, после смены разгружали дрова на лесобирже.

И Геша успевал всюду. Он никог­да не хныкал, не жаловался на ус­талость. Любил рисовать. Так как красок не было, пользовался углем. А по вечерам спешил в клуб. Этого здания, что стоит сейчас в центре поселка, еще не было. Очаг культу­ры размещался в маленьком доми­ке, но какая жизнь бурлила в нем!

Мы, мальчишки, не только смот­рели фильмы, но и бегали на кон­церты. Чистотой голоса покорял зри­телей исполнитель народных песен юрист завода с пышными усами Па­вел Соколов. Его сменяла исполни­тельница лирических мелодий Нина Никандрова. Аккомпанировал им Александр Смелянский. А потом раздавался безудержный смех. Пуб­лика подолгу аплодировала Семену Зеленову. Он слыл не только вели­колепным пародистом, но и неиз­менным художественным руководи­телем, режиссером - постановщиком пьес А. Островского.

Зеленов и разглядел в Туманове талант, пригласив на сцену. Теперь мы встречались с ним в клубе, где я читал стихи, а Геша создавал обра­зы в пьесах русского драматурга.

Вскоре Зеленов преждевременно ушел из жизни. А Геша, работая электриком, занимаясь в вечерней школе, не порывая со сценой, впи­тав много от своего учителя, стал наследником Семена Ивановича.

В те годы театральная самодея­тельность отличалась от самодеяте­льности наших дней, пользовалась истинной любовью. Ее участники де­лали все. Они находили краску, ма­териалы, рисовали декорации. При­носили из дома кто что мог — плат­ки, кепки, шапки — весь реквизит. Сами подшивали, подгоняли и уши­вали платья и костюмы. Никаких профессиональных режиссеров или художников не существовало и в по­мине. Это и была подлинная само­деятельность, главную скрипку в ко­торой играл Геша.

И выступали мы не только в поселке, но и на лесоучастках, в ок­рестных селах и деревнях, и зако­номерным оказалось поступление Гешы после армии. На учебу во Всесоюзный Дом народного творчества, где он занимался заочно. На сессиях с жадностью слушал выступле­ния корифеев сцены. Москва откры­ла перед ним двери театров, где он оставлял свою скромную зарплату, но возвращался обогащенным, с яр­кими задумками.

«Я твердо убежден, — писал он мне в одном из писем,—что человек должен жить во всю силу своих ду­шевных и физических сил, что он должен познать й радость и вкус всех сторон своего существования. Постоянная работа ума и сердца — вот смысл й радость нашей жизни».

И еще у него было кредо: «Вол­нует тот, кто сам волнуется». Надо было видеть его на репетициях. Он умел возбуждать творческую фантазию заряжать ей остальных.

На какое-то время Геша оставил любимое занятие. Его пригласили в хмелевицкую районку. Спал там, где и работал. Встречался с колхозниками, лесорубами, не переставал вести дневниковые записи, а когда район ликвидировался, не без радости вернулся в ставшую второй родиной Сяву.

Мы жили вместе в общежитии. Аромат той эпохи неповторим. Комендантом у нас работала человек большой души Ольга Степановна Волгина, Геша возглавлял агитсовет, а я редактировал стенгазету.

В клубе он непременно осуществлял премьеры, где сам был исполнителем. Поклонник классики, он поставил не одну вещь Островского, а в ролях были заняты его сподвижники – сестры Оля и Вера Денисовы, Лена Алексеева. Каждое выступление, выход на сцену становится праздником души. Он успевал все: создавать спектакли, оформлять газету. И порой я удивляюсь, что в нем преобладало: актер, журналист, художник, он жил взахлеб и ушел из жизни, оплаканный не только природой, но и горячими слезами многочисленных друзей. Не стало звонкого романтика, просто хорошего человека.

Дом, в котором он жил, стоял на берегу речки. Геша умел все: ухаживать за скотиной, плотничать, играть на сцене и очень любить людей.

Он читал все «толстые журналы», библиотека его была заполнена классикой, произведениями критиков, книгами по литературе и искусству. Он словно торопился жить.

В характере Геннадия Иосифовича Туманова уживалось, множество своеобразных черт, всегда неожиданных и ярких, подчеркивающих артистизм этой богатой творческой натуры. Было в нем то, что я назвал бы удивительной незаземленностью, то есть та окрыленность, которая более, кажется, соответствует горячему юноше, чем зрелому мужчине, прошедшему войну, всякое повидавшему и испытавшему, знающему цену многому на свете.

Одно огорчало моего друга: невнимание писательской братии. Читатель знаком с его документальными очерками, опубликованными в «Знамени Труда». Так вот, работая над повестью, он не ведал, что в областной писательской организации к ней останутся безучастными. Но так получилось.

Добрый след оставил Геннадий Туманов на земле. И потому-то в сердце и памяти остался его светлый образ.



Е.Пятин

Гор. Чусовой Пермской области



7.12.1995


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет