От составителей


Т.Ю. Загрязкина Учебники по иностранному языку и культурные стереотипы (на французском материале)



жүктеу 3.14 Mb.
бет10/39
Дата10.09.2018
өлшемі3.14 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   39

Т.Ю. Загрязкина

Учебники по иностранному языку и культурные стереотипы (на французском материале)


Среди трудов Венедикта Степановича Виноградова – филолога-романиста, языковеда, специалиста в области переводоведения — важное место занимают работы, посвященные практике преподавания иностранных языков. Учебники, грамматики, пособия, написанные В.С. Виноградовым, являются основой профессиональной подготовки поколений филологов и педагогов и способствуют распространению иностранных языков в нашей стране. До сих пор тысячи студентов изучают эту проблематику по книгам В.С. Виноградова, имеющим как теоретическую, так и практическую направленность.

Данная статья также посвящена практическому вопросу, связанному, однако, и с теоретическим осмыслением одной из важных тем современной науки. Это тема «образа языка», или коллективных представлений, обусловленных ассоциативным восприятием изучаемого языка и культуры и отраженных (и формируемых) в том числе в учебниках и учебных пособиях.

Начнем с одного примера. В Московской экономической школе проводилась олимпиада для школьников «Полиглот-2004». Результаты олимпиады показали, с одной стороны, высокий уровень языковых знаний учеников, с другой — стандартность и стереотипность ответов, относящихся к культуре Франции. Так, были отмечены пробелы в области «высокой» культуры, литературы, искусства. Самыми трудными заданиями оказались те, которые были связаны с французскими художниками, писателями, философами, причем самыми известными. Обнаружились и пробелы в области научной и технической культуры. Например, при освещении темы «Достижения и проблемы современной цивилизации» ни один из участников не коснулся научно-технических достижений.

Попытаемся выявить причины, обусловившие сужение знаний в тех областях культуры, которые до сих пор казались хорошо известными.


Традиционное романтически-художественное восприятие

Если рассматривать образ страны и языка как концепт культуры, то в нем можно выделить более стабильные компоненты и компоненты, находящиеся в развитии.

Стабильное ядро образа Франции и французского языка в России долгое время было связано с традициями литературы и искусства, и в известной степени оно сохраняется до сих пор. Приведем ответы, данные студентами нескольких факультетов МГУ на вопрос, почему они изучают французский язык.

Мнения студентов естественных факультетов можно разделить на три группы:


  1. Культурная мотивация. Французский язык ассоциируется с европейской литературой и культурой.

  2. Романтическая мотивация. Французский язык воспринимается как самый красивый и гармоничный из всех языков мира.

  3. Прагматическая мотивация (об этом типе мотивации см. далее).

Ответы студентов одного из гуманитарных факультетов МГУ похожи на ответы естественников, хотя и не полностью совпадают с ними: романтическая мотивация у гуманитариев уверенно занимает первое место. Так, две трети полученных ответов содержали прямое указание на «красоту французского языка»: «он очень красиво звучит», «он очень красивый», «я считаю его очень красивым» и т. д.

Культурная и романтическая мотивации в принципе взаимосвязаны. Они отражают стабильное ядро традиционных представлений русских, для которых французский язык — вектор приобщения к европейской культуре. Это представление очень давнее. Когда в 1689 г. французский дипломат Ля Невиль впервые приехал в Москву, он поставил вопрос о языке, связав французский язык с глобальной цивилизацией, новой для России того времени: «… все авторы, древние и современные, переведены на этот язык»18. Апогей такого представления о французском языке приходился, как известно, на вторую половину XVIII в. — первую половину XIX в. В дальнейшем восприятие французского языка как языка исключительного смягчилось, но не исчезло. Аксиологические компоненты, составляющие образ Франции, являются своего рода отголоском предшествующих эпох, хотя и довольно стойким. Эта стойкость объясняется несколькими причинами.

Прежде всего, логикой мифа, который передается из поколения в поколение во многом в неизменном виде, несмотря на трансформации в обществе, образовании, методах преподавания. Если десятилетия назад наши учебники включали большое количество литературных произведений, то в современных учебниках их гораздо меньше или они вовсе отсутствуют. Образ языка, сложившийся у преподавателей десятилетия назад, продолжает влиять на коллективные представления их сегодняшних учеников. Свою роль играют и школьные, несколько романтизированные, впечатления от классической литературы: голубой флер, который покрывает прошлое России, жизнь и быт дворян, по аналогии распространяется на французский язык, связанный с этим миром.

Такое видение, несущее печать предшествующих эпох, сегодня представляется неполным. Ослабление роли французского языка в России часто объясняют глобализацией и другими политическими и экономическими причинами. Не преуменьшая этих причин, отметим и особенности образа Франции, в значительной степени архаизированного и не всегда отвечающего реалиям сегодняшнего дня. Литературных и художественных граней традиционного образа оказывается недостаточно. Неудивительно, что он подвергается изменениям, хотя и далеко не однозначным.

Рассмотрим эти изменения, сопоставив социокультурное содержание современных учебников с исследованиями культурологов, отражающими более широкий взгляд на проблему.

Грани современного образа

Нет необходимости специально напоминать о многообразии межкультурных исследований, которые проводятся в настоящее время в отечественной и зарубежной науке. И это не случайно. Концепт «свой» неразрывно связан с концептом «чужой». Понятие «здесь» — это то, что характеризует культурную группу и делает ее «иной» по отношению к другой группе. Именно отношение между «своим» и «чужим» и составляет смысл межкультурного подхода к изучению человека и общества.

Однако такой подход пока не осуществляется в учебниках по французскому языку. Материалы, созданные во Франции и предназначенные для международной аудитории, и не могут ставить себе такой цели. В некоторых из них есть общие вопросы типа: «Скажите, в какой степени жители вашей страны похожи на французов или отличаются от них?» или «В вашей стране тоже есть различия между северными и южными регионами?» и др. Учебники, создаваемые в нашей стране, могли бы более последовательно проводить этот принцип, однако в настоящее время дело обстоит иначе. Большая часть «нагрузки» по осуществлению межкультурного подхода все еще полностью ложится на преподавателя или самого студента.

Другой важной стороной культурологических исследований является проблема человека в обществе. Обычно ее рассматривают в связи с вопросами культурной идентичности, точнее, идентичностей, так как человек одновременно ощущает свою принадлежность к разным группам и коллективам: наднациональным, национальным, региональным, локальным.

Между тем, в учебниках по иностранному языку превалирующим, если не единственным, является национальный уровень, именно он считается и начальной, и конечной точкой отсчета. Региональный уровень в них почти не отражен или отражен поверхностно. Чаще всего упоминаются лишь некоторые памятники, отдельные блюда местной кухни и — неизменно — три слова: региональные формы числительных septante, octante, nonante (семьдесят, восемьдесят, девяносто), которые встречаются во французских регионах, а также Канаде, Бельгии, Швейцарии (cр. литературные формы soixante-dix, quatre-vingt, quatre-vingt-dix). Наднациональный — общеевропейский — уровень, за редким исключением, представлен также недостаточно.

Количество материала — статей, отрывков статей, текстов, — иллюстрирующего в современном учебнике ту или иную тему, довольно велико (если не сказать, калейдоскопично). Учебники переиздаются часто, постоянно появляются все новые и новые серии. Вместе с тем, социокультурное содержание многих из них ограничено и неполно. В учебниках обнаруживаются и стандартные персонажи, и стандартный набор тем. Безусловно, при изучении чужой культуры нельзя обойтись без установочных тем «Семья», «Дом», «Проблемы молодежи» и т. д., но, как считает Ж. Ольтцер, они представлены все же слишком однообразно19. Обращает на себя внимание и стремление показать Францию почти исключительно как страну высокой моды, лучшей в мире кухни и лучших духов.

Социокультурное содержание учебников разных уровней имеет разный объем: материалы для совершенствующихся более разнообразны, чем материалы для начинающих или продолжающих. Между тем, среди общего количества людей, изучающих французский язык в России, третьего, самого высокого, уровня достигает лишь меньшая часть учащихся. Большая часть останавливается на втором или даже на первом уровне. Представления о Франции самых массовых категорий учащихся оказываются в связи с этим весьма упрощенными.

Возникает парадокс: французский язык начинают изучать под воздействием романтически-художественного стереотипа, который в процессе обучения сменяется другой моделью, нередко обедненной до формулы «вино-сыры-духи».

Несмотря на разнообразие учебников, которые доступны российским студентам в настоящее время, образ страны складывается неполным и односторонним. Учебники отражают ожидания части учащихся, для которых Франция ассоциируется только лишь с «искусством жить» (le savoir-vivre), и при этом сами формируют стереотип именно в этом направлении.


Взгляд «сверху» и «снизу»

Среди материалов по французскому языку и культуре учебник Н. Мошан стоит особняком20. Это не простое описание аспектов французской жизни по разделам, типичное для многих курсов по французской цивилизации, а своего рода взгляд «сверху» на сами основы французской культуры, проблему стабильности-изменчивости этих основ и ценностей.

Какие же ценности представлены в учебнике? Они различаются в зависимости от того, каким путем передаются: через школу, правовые и государственные документы, относятся они к верованиям и суевериям, области юмора, привязанности к прошлому и привязанности к французскому языку, сфере интеллектуальной деятельности или ритуалам обыденной жизни, в том числе застолью и праздникам, семейным, социальным отношениям, хорошим и плохим манерам и т. д. Многие ценности характеризуют именно французский менталитет: это знаменитая французская вежливость (politesse), особое отношение к своему языку и др.

Ценности и концепты рассматриваются не с одной, а с разных точек зрения. Так, представление французов об их языке, которое отражено на страницах учебника, позволяет студенту выйти, наконец, за пределы уже знакомого нам впечатления о французском всего лишь как о «самом красивом языке» в мире. Данное впечатление может создать мотивацию при выборе языка, но оно может быть и источником разочарования впоследствии, когда студент столкнется со всеми трудностями этого языка. Среди них «противоречивая» орфографическая система, глубокое различие между письменной и устной речью, высокая степень нормализации и, как следствие, жесткое отношение к погрешностям синтаксиса и стиля и т. д. Упоминания об этом не часто можно обнаружить в учебниках, и в этом случае учебник Н. Мошан является исключением.

Еще один аспект, который последовательно отражен в учебнике, тем самым отличая его от других пособий такого рода, это особое отношение французов к своей истории. Недаром исследование менталитетов во французской научной литературе всегда было тесно связано с проблемами устной истории (histoire orale), т.е. истории, переживаемой на бытовом уровне и отраженной в речи коллектива о себе. Многие культурологические проблемы во французской научной литературе рассматриваются именно в рамках устной истории и в соответствующих терминах. Достаточно вспомнить концепцию «мест памяти» (les lieux de la mémoire) П. Нора как символов, идентифицирующих нацию в глазах самих французов, а также проблематику «живой истории», восходящей к традиции школы Анналов: это работы Л. Февра, М. Блока, Ж. Ле Гоффа, Ф. Броделя и др.

Между тем, в учебниках по французскому языку исторические сведения приводятся в традиционно-номенклатурном духе, как собрание фактов. Представления самих французов, по терминологии М. Блока, «зрителей-участников истории», при таком подходе остаются в стороне. Учебник Н. Мошан и в этом плане является исключением. Здесь прослеживаются изменения исторической памяти французов, их восприятия галльского мифа, культа героев, республиканских ценностей и в конечном счете самого концепта нации.

Среди других материалов, стоящих особняком, можно отметить и учебник Р. Буржуа и С. Эрен «Франция регионов» — своего рода взгляд «снизу»21.

Слово «регион» используется авторами условно. Это обозначение не административного деления Франции, а более крупного пространства, с одной стороны, произвольного, с другой — обладающего внутренней общностью: Запад, тяготеющий к стихии океана, Средиземноморье, представляющее особый мир, Север и Восток — «проблемный» регион, не раз переходящий из рук в руки Франции и Германии, Центр — серединная, глубинная Франция; столичный Иль-де-Франс, спокойный Центр-Запад — самый зеленый уголок, счастливое сочетание города и деревни, индустрии и сельского хозяйства, работы и отдыха на лоне природы. Каждый раздел-регион отражает не что иное, как жизнь старых провинций: их упразднила Французская революция, но они сохранились в коллективных представлениях и французов, и иностранцев. Эти коллективные представления также приводятся в учебнике: «Север и Восток в целом имеют плохую репутацию, даже если она и не соответствует действительности: это грустные места с индустриальными пейзажами, угольными шахтами (недаром говорят «черная страна»), там холодно …»22.

Учебник ориентирован на средний уровень владения французским языком, что делает возможным его самое широкое использование.


Только ли гуманитарная сфера? Только ли традиционный учебник?

Дополнение и развитие коллективных представлений о Франции требует выхода за пределы учебника, пусть даже и очень хорошего, и за пределы одной лишь гуманитарной сферы в целом.

Возвратимся в связи с этим к третьей группе ответов, данных студентами-естественниками. Это профессиональная мотивация. Для того, чтобы найти свое место в профессиональной сфере, студентам недостаточно знать только английский язык. Французский воспринимается ими как способ найти лучшую работу. Справедливости ради отметим, что студентам-гуманитариям подобный прагматизм свойственен в меньшей степени. Такой ответ дается крайне редко: «… сейчас французский язык знает очень мало людей, тогда как английский знает каждый второй, я думаю, что специалисты со знанием французского языка будут более востребованы».

Профессиональная мотивация требует освоения языка профессии, связанного, как это показал Д. Леман, с концептом научной школы. Научная культура и язык, в формах которого осуществляется этот вид творчества, взаимообусловлены и в то же время противопоставлены другой культуре и другому языку23. Единицей сопоставления научных школ и культур, как нам кажется, может стать так называемое «дифференциальное отклонение» («écart différentiel» — термин Леви-Строса, использованный им в другой связи). Это бинарная оппозиция фактов разных культур, установленных относительно друг друга методами дискурсивного анализа.

Материалы по иностранным языкам для разных специальностей (математиков, механиков, биологов и др.), разработанные в МГУ за последние годы, способствуют выявлению этих оппозиций. Выходя за пределы фразы на более широкое пространство текста, авторы стремятся показать способы построения научной речи, свойственные именно французской школе. В разумных пределах часть этого материала полезна и для более широкой аудитории.

Можно по-разному изучать язык и культуру страны. Можно это делать на основе четко заданных программ, а можно избрать иной путь — свободного поиска, свободного выбора, нежестких модулей. Этот путь и предлагает компьютерная программа «Звуковая энциклопедия», осуществленная под эгидой Библиотеки иностранной литературы в рамках проекта МГУ (факультет иностранных языков) – Париж-X (Нантер)24. В основе «Звуковой энциклопедии» лежит стремление представить память мира через память России и Франции и сделать это в двух формах: в форме живой речи со всеми ее особенностями и параллельно в текстовой форме. Название проекта не случайно: 7 000 аудиозаписей – лекций, круглых столов, бесед и радиопередач — настолько разнообразны, что в своей совокупности они составляют энциклопедию в полном смысле этого слова. Они являются энциклопедией еще и потому, что отражают разные точки зрения на сходные проблемы. Среди авторов не все занимают одну и ту же ступеньку в науке. Часть передач более развлекательна, другая – более академична. К одним можно обратиться для того, чтобы послушать поэзию, к другим — для того, чтобы почерпнуть информацию, к третьим – для того, чтобы просто услышать голос известного лектора. Материалы «Звуковой энциклопедии», охватывающие все области гуманитарных знаний (языкознание, литературоведение, историю, культурологию, политологию, социологию, экономику, философию, психологию и т. д.), могут существенно разнообразить представления студентов о мире изучаемого языка.

Заключение

Существует много способов расширения социокультурного содержания учебников по иностранному языку. В этой статье были предложены далеко не все: есть и другие, возможно, более действенные. В любом случае, преодоление схематизма и ограниченности культурных стереотипов, формируемых учебниками, будет способствовать обогащению и мира ученика, и мира учителя.

Важную роль при этом может играть объединение традиционных и новых подходов, выработанных разными науками: филологией, педагогикой, культурологией. Вот как пишет об этом в одной из своих работ В.С. Виноградов: « Не лишне будет напомнить, что это направление [лингвокультурология] восходит к исследовательской тематике, которая прежде именовалась «язык и культура», «язык и общество», «язык и мышление» и успешно развивалась в трудах <…> замечательных ученых»25. Одним из этих ученых и является профессор В.С. Виноградов.




Каталог: ~iber
~iber -> Тезисы V международной конференции 25-26 ноября 2010 г. Москва − 2010 удк ббк под редакцией
~iber -> Филологический факультет
~iber -> Сид Кампеадор (fb2)
~iber -> Л. Н. Степанова
~iber -> Программа международной научной конференции «Юбилей португалистики в мгу имени М. В. Ломоносова»
~iber -> А. Р. Корсунский История Испании IX-XIII веков
~iber -> Сборник статей Москва 008 ббк 81. И 14
~iber -> Тезисы IV международной конференции, посвященной 60-летию открытия испанского отделения
~iber -> Программа государственного экзамена для выпускника бакалавриата
~iber -> Международный научный семинар, посвященный 160-летию со дня рождения


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   39


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет