От составителей


М.В. Зеликов Западнороманская дивергенция как фрагмент причинно-следственных отношений



жүктеу 3.14 Mb.
бет12/39
Дата10.09.2018
өлшемі3.14 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39

М.В. Зеликов

Западнороманская дивергенция как фрагмент причинно-следственных отношений


Одной из основных характеристик предикатов эмоционального состояния (ЭС) является различная интенсивность и их способность к интенсификации и деинтенсификации. Под интенсификацией, вслед за В.Матезиусом, подразумевается «оценочным оттенком сопровождаемое выражение высокой степени качества или же интенсивности действия или состояния» [6, с.122]54. Деинтенсификация предполагает снижение уровня ЭС ниже некоторого нормативного для данного ЭС в картине мира коммуникаторов [2, с.164]55. Интенсификация и деинтенеификация отражают движение по оценочной шкале. Движение происходит в зоне «+» и в зоне «-», причем и в той, и в другой зоне возможна интенсификация (усиление признака «хорошо» или признака «плохо») и деинтенеификация (ослабление признака «хорошо» или признака «плохо») [1, с.45]56. Интенсифицируются как признаки, выраженные прилагательными, так и предикатные семы оценочных имен, а также глаголы: demasiado grande, un nombre muy bonito, burro, imbécil, odiar con toda el alma.

Объективно измерить ЭС невозможно, но представление о более сильных и более слабых ЭС неразрывно связано с их существованием. По признаку интенсивности проходит одно из основных различий между самими ЭС, на котором основаны некоторые их классификации — различие между эмоциями и аффектами. Так, например, Д. Юм различает «спокойные» и «бурные» эмоции. К «спокойным» или «слабым» эмоциям обычно относят такие, как placer estético (эстетическое удовольствие) и deleite (наслаждение), к «бурным» такие, как rabia (ярость), (horror) ужас [2, с.159]57. Интенсивность отражается в семантике самих предикатов ЭС; ср. значения слов miedo — horror (страх — ужас), pena — desesperación (горe — отчаяние), alegría — entusiasmo (радость — восторг), и в характере проявлений ЭС: llorar — sollozar (плакать — рыдать).

Особым аспектом свойственной ЭС категории интенсивности является их способность к интенсификации. Оставаясь в течение всего периода своего существования самими собой, ЭС меняют свою интенсивность, что выражается в семантике предикатов ЭС признаком градуированности, а именно, способностью к нарастанию и ослаблению [7, с.4]58. Это указывает, как представляется, на две особенности ЭС: на их объективные свойства, то есть изменение эмоций по силе в течение времени их существования, с одной стороны, и субъективность в оценке интенсивности ЭС наблюдателем, с другой.

Разные авторы различают разное количество степеней интенсивности ЭС, от двух (эмоция — аффект), до трех — четырех. Нулевой (нейтральной) степенью всех ЭС является спокойствие (tranquilidad, sosiego, calma, quietud):

Respiró profundamente repetidas ocasiones tratando de infundirse calma, intentando recuperar la paz [18, с.6]59.

Este mismo pensamiento lo tuvo mese atrás, al finalizar su episodio con el general; hoy, como entonces, le produjo un extraño sosiego, una incréble sensción de paz [14, с.117]60.

Спокойствие не подразумевает отсутствия ЭС, определенный уровень эмоционального возбуждения постоянно присущ человеку. Однако спокойствие предполагает стереотипное представление о норме эмоционального состояния. Каждая эмоция подразумевает в картине мира носителей языка определенную степень интенсивности. Так, горе (pena) сильнее огорчения (aflicción), а отчаяние (desesperación) сильнее горя. Однако вряд ли можно сказать, что эти три состояния различаются лишь по интенсивности. Очевидно, что между ними есть и качественные различия, которые проявляются как во внутренних ощущениях субъекта, так и во внешнем выражении ЭС. Тем не менее, очевидно также и то, что названные три состояния принадлежат к одному подклассу, которому можно приписать некоторые общие свойства — отрицательную оценку, пассивность субъекта и др. Вероятно, спокойствие (tranqiulidad) также образуют подкласс, где присутствуют и предикаты с сильной степенью интенсивности — апатия (apatía), депрессия (depresión), пассивность (pasividad) и др. По-видимому, не существует таких групп ЭС, где бы не было различий по интенсивности, отраженных в значениях соответствующих лексем.

Под аффектами (afectos) обычно понимают эмоции очень сильной степени интенсивности, когда субъект теряет контроль над их проявлениями [2, с.1б0]61. Аффект — это очень сильная эмоция, которая имеет ряд свойств: внезапность наступления, сравнительная краткость протекания и реализация в неконтролируемых действиях. Интенсивность ЭС связана, таким образом, с параметром контроля (способность субъекта в той или иной мере воздействовать на свои чувства волевыми усилиями [3, с. 64]62) и с фактором времени, с «фазовостью». Аффекты обозначаются соответствующими лексемами: ужас (horror, espanto, terror, pavor), гнев, ярость, бешенство (ira, cólera, furia, rabia, furor), восторг (exaltación, euforia, entusiasmo): Se encontró bonita. Pero le produjo tanta rabia, que se desnudó frente al espejo y lanzó con ira contra el azogue el traje blanco y la cofía que tanto la favorecían [14, с.61]63.

— ¡Bajarsus! — decía Ramiro Sensible con una cara que daba pavor [12, с.61]64.

— No quise dejarme vencer por esa sensación de ostracismo, aunque el recibimiento de una ciudad sumergida no contribuía precisamente a infundirme entusiasmos [19, с.21]65.

Интенсивность ЭС, как и сами ЭС, зависит от двух факторов — внешних причин и внутреннего состояния субъекта, его эмоциональных диспозиций [2, с.1б0]66. Оценка интенсивности ЭС дается говорящим на основе стереотипных представлений о соответствии ЭС и его причин, а также внешних проявлений, возможных представлений о внутреннем состоянии субъекта ЭС. Эти оценки субъективны, и способы обозначить разные степени интенсивности разнообразны.

Характерной для обозначений ЭС является интенсификация по нарастанию признака во времени. Поскольку ЭС имеют, как уже говорилось, протяженность во времени, их интенсивность может меняться в период существования того или иного ЭС, при этом само ЭС или остается самим собой, или переходит в более сильную стадию, в аффект. Таким образом, можно сказать, что ЭС обладают свойством динамичности, в отличие от статичных предикатов состояния типа «сидеть».

Изменение интенсивности ЭС обозначается многочисленными интенсификаторами (intensificadores) и деинтенсификаторами — группой лексических и синтаксических единиц, усиливающих или ослабляющих значение опорного слова [4, с. 41]67. В случае предикатов ЭС в качестве интенсификаторов могут выступать прилагательные и наречия, непосредственно относящиеся к предикатному имени ЭС, а при каузации ЭС де/интенсификацию выражает глагол-каузатор. Рассмотрим наиболее употребительные де/интенсификаторы в порядке постепенного нарастания (убывания) признака:

Прилагательное cierto (некоторый, определенный) довольно часто используется в качестве интенсификатора для усиления ЭС: A Timoteo, en el fondo, le causaba cierta extrañeza (некоторое удивление) el hecho de que no le mirase la gente [12, с.145]68.

Самый типичный интенсификатор при предикате ЭС — наречие más (больше) — выражает небольшое усиление эмоции: ¿Quién le causaría más sorpresa (больше удивления), yo o ella [13, с. 170]69?

Прилагательное mucho (много) также указывает на интенсификацию предиката ЭС: — Estoy sola y me da mucho miedo (очень страшно, букв. много страхa) [14, с. 161]70.

Интенсификатор tanto (столько) выражает степень усиления признака, не определяя его количества: ... a su hermano Quique, que era tonto, le daba tanta vergüenza (так стыдно, букв. столько стыда) haber sido el primero de la clase en los exámenes de fin de curso, que se había escondido debajo de la cama para que nadie le felicitase [13, с.357]71.

Прилагательное grande (большой) также как и mucho, tanto, является интенсификатором, но в отличие от других он обладает особой экспрессивностью, которая обусловлена пресуппозицией этого интенсификатора. Пресуппозиция прилагательного указывает на субъективное восприятие данной эмоции и в тоже время на усиление эмоционального компонента предиката ЭС: ...y como esto les producía una gran tristeza (большая грусть, много грусти), se consolaban hablando con todos los niños que encontraban o viéndolos jugar [13, с.76]72.

При интенсификаторе, выраженном прилагательным, может присутствовать наречие tan (так), который является дополнительным усилителем эмоции: Todo lo relacionado con esa muchacha, Carmen... ¿de llamaba Carmen?... le producía un dolor moral tan intenso (такая сильная душевная боль), que se le traducía en físico, como si un puño de hierro le oprimiera el corazón... [15, с.35]73.

Для деинтенсификаторов характерна более узкая сочетаемость и меньшая экспрессивность. Изменение интенсивности может выражаться при помощи деинтенсификатора — наречия un poco (немного): Me da un poco de pena (немного грустно, букв. немного грусти) pensar en dejar a Tina, pero en el fondo me alegra dejar algo a las tías, cuando yo me vaya [16, с. 83]74, а также прилагательного росо (мало): Una de las escenas que más claramente me demostraron qué poco respeto (мало уважения) inspiraba mi abuelo a los habitantes de la aldea fue la siguiente [16, с 128]75.

Таким образом, эмоции всегда характеризуются количественно, при этом интенсивность эмоции не поддается точному измерению.

Обозначения аффектов редко сочетаются с интенсификаторами, так как сами они обозначают самую высокую степень ЭС: Pues bien, como iba diciendo, esta mañana don Adolfito y yo habíamos apostado dos duretes, uno a la lluvia, que gané yo, y otro a la «Gaceta», que gané yo también. Esto a don Adolfo le produjo una rabia terrible (ужасная ярость, жуткий гнев) [12, с. 99]76. Не сочетаются они также и с деинтенсификаторами, поскольку деинтенсификаторы ЭС встречаются чаще всего при ЭС слабой и средней степени интенсивности.

Каузативные глаголы, сочетающиеся с именами ЭС, можно классифицировать на шкале интенсификации как нейтральные, интенсифицирующие и деинтенсифицирующие. К нейтральным (не обозначающим ни интенсификации, ни деинтенсификации) каузативным глаголам относятся dar, despertar, provocar, causar, producir, inspirar, suscitar. Наряду с ними существует ряд глаголов, которые, помимо выполнения функции каузации, обозначают интенсификацию и деинтенсификацию ЭС. Рассмотрим пример: La conducta de María intensificaba/disipaba la angustia de Juan. В первом случае (intensificaba) подразумевается, что субъект эмоции (Juan) уже испытывает эмоцию (angustia) и причина (la conducta de María) всего лишь усиливает (интенсифицирует) данную эмоцию, т.е причина стала каузатором того, что эмоция начала нарастать в субъекте эмоции. Таким образом, предикат intensificaba la angustia выражает интенсификацию ЭС. Во втором случае (disipaba) также подразумевается, что субъект эмоции (Juan) уже испытывает эмоцию (angustia), но причина (la conducta de María) ослабляет ЭС и приводит к полному её исчезновению, предикат disipaba выражает деинтенсификацию ЭС. В обоих случаях в роли каузатора интенсификации и деинтенсификации выступает причина ЭС. В синтаксическом плане интенсификация и деинтенcификация выражаются при помощи глаголов с семой интенсивности. В результате данного анализа можно сделать вывод о том, что интенсификация и деинтенcификация могут быть выражены в семантике глагола, и ряд каузативных глаголов могут обозначать интенсификацию или деинтенсификацию ЭС, каузируя тем самым усиление или ослабление ЭС.

В испанском языке для обозначения интенсификации ЭС употребляются следующие каузативные глаголы:

1) intensificar (усиливать, интенсифицировать):

Además, su verruga estaba tan cercana, tan próxima y rosada, que intensificaba mi amargura [16.c.122]77.

2) incrementar (увеличивать, повышать):

Sabía que sus pesadillas le atormentarían de nuevo, que incrementarían aún más la angustia que sentía [18, с.75]78.

3) acrecentar (усиливать):

Estuvieron muy comedidos y corteses en las preguntas aclaratorias procurando no acrecentar su congoja ni herir su pudor [14, с. 150]79.

4) reavivar (оживлять, раздувать):

El olor poruario del mar reavivó las angustias de mi reciente inmersión, cuando a punto estuve de ahogarme [19, с.382]80.

5) ahondar (углублять):

Dina se había colocado un apósito sobre la ceja herida; a la hinchazón de la equimosis se le habían sumido unas ojeras que ahondaban su tristeza [19, с.265]81.

6) acentuar (обострять):

Las bromas de sus compañeros, en vez de servir de acicate para vencer su timidez sexual, colaboraron aún más en acentuar su apresión [13, с. 181]82.

7) agigantar (делать громадным, гигантским):

El despacho de Nicolussi tenía ese aire despojado de las viviendas que ... un aire de anonimato y asepsia que agigantaba mi desvalimento y también la sensación de haberme adentrado en una pesadilla irrevocable [19, с. 50]83.

Как показывают примеры, интенсифицирующие каузативные глаголы могут обозначать различную степень интенсификации ЭС. Так, например, глагол agigantar по шкале интенсификации выражает большую интенсивность ЭС, чем глагол incrementar. Глаголы intensificar, incrementar, acrecentar выражают лишь усиление, рост ЭС и не несут в себе никаких дополнительных оттенков, в то время как глаголы reaviar, ahondar, acentuar agigantar, помимо основного значения интенсификации, имеют дополнительные оттенки, которые представляют собой языковую метафору.

Каузативные глаголы, используемые для обозначения деинтенсификации ЭС:

1) disipar (рассеивать, развеивать):

Pero el alma del caballero se había llenado de una profunda melancolía, y ni el cariño paterno ni los esfurzos de la amistad eran parte a disipar su extraña melancolía [11, с. 198]84.

2) anestesiar (обезболивать, анестезировать, успокаивать):

Aspiré el aire húmedo de Venecia, para anestesiar la lucidez y los recuerdos, para anestesiar también un miedo sin genealogía que se iba apoderando de mí [19, с.341]85.

3) mitigar (успокаивать, смягчать, ослаблять):

La inercia del optimismo la convenció de que se trataría de algún húesped desprevenido (yo mismo, por ejemplo), que mitigaría su culpa y su desvalimiento [19, с.246]86.

4) apaciguar (умиротворить, успокаивать):

Ya mencioné antes que tenía unos labios adustos, quizá huérfanos de otros labios que apaciguasen su soledad. [19, с.45]87.

5) aplacar (успокаивать, смягчать, утихомиривать):

Andrés encendió dos cigarrillos y ofreció uno a Ana María. Quiso con ese gesto cordial aplacar el coraje que desde el comienzo del diálogo intentaba vanamente dominar [13. с.136]88.

6) aliviar (облегчать, смягчать, успокаивать):

... parece que salen de su sepultura los hombres revistiendo forma antigua, o que el tiempo y el mundo dan un paso atrás para aliviar su tristeza, renovando por un momento las maravillas pasadas[11, с. 92]89.

Деинтенсифицирующие каузативные глаголы также могут обозначать различную степень интенсификации ЭС. В большинстве случаев для этого используются каузативные глаголы, передающие плавное ослабление ЭС до полного его исчезновения, такие, как disipar, anestesiar, mitigar, apaciguar, aplacar, aliviar. Данные глаголы обозначают градуированные концепты, поскольку имеют количественную, по степени интенсивности, характеристику [5, с.124]90.

Таким образом, предикаты ЭС обладают способностью к интенсификации и деинтенсификации, выражая «слабые» и «бурные» (аффекты) эмоции, и в этом случае интенсивность отражается в семантике самих предикатов. Как мы выяснили, эмоции всегда характеризуются количественно, но это изменение не поддается измерению. Нулевой (нейтральной) степенью всех ЭС является спокойствие, а каждая эмоция подразумевает в картине мира носителей языка определенную степень интенсивности. Аффекты плохо сочетаются с интенсификаторами и не сочетаются с деинтенсификаторами. Интенсивность ЭС и его изменение обозначается многочисленными интенсификаторами и деинтенсификаторами. Интенсификация и деинтенcификация могут быть выражены при помощи различных прилагательных и наречий, а также в семантике глагола. Среди каузативных глаголов, сочетающихся с именами ЭС, также выделяются интенсифицирующие и деинтенсифицирующие, которые обозначают различную степень интенсификации ЭС и, помимо основного значения, имеют дополнительные оттенки.


Литература

8. Briz, Antonio. El español coloquial: Situación y uso. — Madrid: Arco Libros, 1998. — 93р.

9. Diccionario de la lengua española. RAE. — Madrid: Espasa Calpe, S.A., 2001. — 2349р.

10. Esbozo de una nueva gramática de la lengua española. RAE. — Madrid: Espasa Calpe, S.A., 1997. — 348р.


Источники

17. Millás J.J. Papel mojado. — Madrid: Ediciones Generales Anaya, S.А., 2001. — 214р.




Каталог: ~iber
~iber -> Тезисы V международной конференции 25-26 ноября 2010 г. Москва − 2010 удк ббк под редакцией
~iber -> Филологический факультет
~iber -> Сид Кампеадор (fb2)
~iber -> Л. Н. Степанова
~iber -> Программа международной научной конференции «Юбилей португалистики в мгу имени М. В. Ломоносова»
~iber -> А. Р. Корсунский История Испании IX-XIII веков
~iber -> Сборник статей Москва 008 ббк 81. И 14
~iber -> Тезисы IV международной конференции, посвященной 60-летию открытия испанского отделения
~iber -> Программа государственного экзамена для выпускника бакалавриата
~iber -> Международный научный семинар, посвященный 160-летию со дня рождения


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет