От составителей


И.Н. Кузнецова Паронимическая аттракция (парономазия) как особый приём экспрессивного выделения



жүктеу 3.14 Mb.
бет17/39
Дата10.09.2018
өлшемі3.14 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   39

И.Н. Кузнецова

Паронимическая аттракция (парономазия) как особый приём экспрессивного выделения

Подобно тому, как в практической речевой коммуникации внутри одного языка и при контакте двух языков возникает ошибочное смешение сходных паронимических и диапаронимических слов, в художественном языке, понимаемом в самом широком смысле определения «художественный», т.е. во всех тех случаях, когда язык используется как инструмент творчества, явление смешения сходных слов может быть использовано как стилистический приём, который сознательно употребляется для создания яркой, действующей на воображение фигуры. «В поэтическом языке, — писал Р.Якобсон, — существует некоторый элементарный приём — приём сближения двух единиц».136 Этот приём сознательного сближения изначально сходных по форме единиц Якобсон определил как явление парономазии, или паронимии.

Рассмотрение парономазии в рамках интерференционных процессов, т.е. процессов языкового смешения, позволяет отделить парономазию от паронимии. Паронимией следует считать ошибочное, непреднамеренное смешение сходных слов, парономазия, или паронимическая аттракция подразумевает намеренное сближение сходных слов.

Функциональный характер паронимической аттракции заключается в том, что механизм намеренного притяжения заставляет обратить внимание на слова-паронимы, почувствовать, ощутить их, как бы проявить их особым проявителем в общем потоке текста и, играя на этимологическом или случайном языковом сходстве паронимических аттрактантов, наводит на мысль об их родстве по корню, мнимом или действительном. Сближение слов-паронимов происходит за счет конденсации текста или контекста на указанных паронимических аттрактантах. Стилистический эффект парономазии заключается в том, что слова-паронимы, независимо от их реального этимологического или чисто окказионального сходства конденсируются в особое ассоциативное поле или в особый ассоциативный ряд, в котором оказываются неотделимыми их форма и содержание и в котором, в терминах Р.Якобсона, «принцип эквивалентности проецируется с оси селекции на ось комбинации».

Сконденсированные в одном контексте, слова-паронимы дают особый смысловой и стилистический эффект. Этот эффект образуется и благодаря проявлению также и второго свойства всякого интерференционного процесса — репродукции, или повторения одного и того же материала с большей или меньшей модификацией.

Сравните, например, у Жака Превера:

Advienne que pourri…

Advienne que pourra137

Тот же прием модифицированной репродукции используется и в замечательной строфе Павла Антокольского:

Бездомен как демон, бездымен как порох,

Бездумен, бездамен — ни думы, ни дамы.138

Паронимическая аттракция или парономазия раскрывает в яркой форме и другие свойства интерференционных процессов: нарушение нормы в художественных целях, использование эффекта неожиданности.

В основе механизма паронимической аттракции лежит создание нового, непривычного соотношения между формой и содержанием, или новое непривычное синтагматическое соединение в норме несопоставляемых слов. Непредсказываемая коммуникативной нормой комбинация нарушает автоматизм узнавания,заменяя ожидаемое парономастическим неожиданным: «Пресса открыла ужасные неполадки в раскладушечном деле. Тысячи дачников и дачниц, которые приобрели эти прохвостовы ложа, ругались очень крепкими словами». /И. Ильф, Е. Петров, Добродушный Курятников./ «Оказывается, вы сегодня опять опоздали на десять минут к началу служебных занятий. Это что же получается? Не планирование, а фланирование». /И. Ильф и Е. Петров. Лентяй/; «Saves-vous, donc, lui demanda-t-il à brûle-corsage, que j’allais à Carcassone». /B. Vian. L’oie bleue./ ( à brûle-corsage вместо à brûle-pourpoint).
По типу реализации паронимическая аттракция может быть эксплицитной и имплицитной. При эксплицитной паронимической аттракции оба компонента паронимической пары присутствуют в тексте: «Век прогресса и прогрессивки, век космоса и косметики». «Добро пожаловать пожаловаться!» /Из выступления А.Райкина/

«La façon de donner

vaut mieux que ce qu’on donne

La faridondaine, la faridondon

la furie mondaine,

la folie sans dons».139

При имилицитной паронимической аттракции один компонент паронимической пары непосредственно присутствует в тексте, другой подразумевается:

«О дайте мне свободу,

Я свой позор сумею самоокупить» (искупить)

«Поедем с тобой на кинофестиваль в Рио-де-Житомир». (Рио-де-Жанейро) /Е. Смолин/

Pièges d’identité (pièces d’identité)

/J. Prévert. Spectacle./

Petit fictionnare illustré (dictionnaire)

/Alain Finkielraut/

Недостающий компонентт паронимической пары легко восстанавливается из лингвистического или ситуативного контекста. Эта «подсказка» контекста у Пьера Гиро называется «сигнал». Сигнал должен быть заложен в игровой комбинации, без него игровой механизм не может придти в действие: «Un des problèmes posés par le fonctionnement du jeu de mots et celui du signal... Il est donc nécessaire que le message contienne, dans sa forme même, des éléments qui le signale — plus on moins subtilement ou grossièrement — comme un jeu de mots».140

Паронимическая аттракция может строиться на парономастической игре зафиксированных в словаре паронимов, синонимических, контактных и дистантных. Эти паронимы характеризуются наличием устойчивого ядра, имеющего обьективную, социальную природу. Они представляют собой некий постоянно воспроизводимый набор традиционных паронимических пар, которые используются в художественном языке как стилистическое средство.

Сравните, например, использование таких паронимов в стихотворении Новеллы Матвеевой:


«Одеть», «надеть»...

Два этих слова

Мы путаем так бестолково!

«Одеть», «надеть» ...

Давай глядеть:



Кого одеть и что надеть.141

Или на французском языке у Жака Превера: des rats savants, culturels-cultivés.142

К языковой паронимической аттракции следует относить также укоренившиеся в языковой традиции паронимические пословицы, афоризмы, поговорки, сравните:

С кем схож, к тому и вхож — Qui se ressemble s’assemble, а также зафиксированные в современном языке устойчивые и фразеологические сочетания, образованные на основе паронимической аттракции в диахронии.

Так существовавшее в диахронии устойчивое французское словосочетание «avoir des yeux de Lyncée» / иметь очень хорошее зрение/, основанное на имени аргонавта, способного собственным взглядом проникать сквозь облако и стены, приняло под влиянием паронимической аттракции форму «avoir des yeux de lynx», естественно, с другой мотивацией ( иметь такое зрение, как у рыси). Новый фразеологизм закрепился в современном французском языке.

Мы рассмотрели несколько характерных примеров парономазии, основанных на традиционных языковых паронимах, однако, в целом, парономазия как художественный приём основывается на паронимических сближениях, которые имеют не социальный и не традиционный, а индивидуальный (применительнор к конкретному субъекту) и индивидуализирующий ( применительно к конкретному объекту) характер. Сравните, например, известное обращение А.С. Пушкина к А.П. Керн: «Ах вы чудотворка или чудотворица» или у И.С. Тургенева парономастический каламбур на французском языке, используемый для описания красоты героини романа «Дым», произведший ошеломляющее впечатление при первом появлении в свете: «Ирина танцевала avec tous les meilleurs cavaliers ... поверите ли: так все и ходят толпами вокруг нас; в мазурке только её и выбирали. Один иностранный дипломат, узнав, что она москвичка, сказал государю: «Sire, — сказал он, — décidément c’est Moscou qui est le centre de votre empire» — а другой дипломат прибавил: «C’est une vraie révolution, sire!» — révélation ou révolution... что-то в этом роде».143

Наиболее художественную ценность имеют при этом паронимические сближения, которые в тексте выглядят особенно неожиданно. Они представляют собой окказиональные авторские находки, которые несут в себе максимум «паронимического заряда» и составляют неповторимость индивидуального авторского стиля. Такими паронимическими окказионализмами являются указанные выше «чудотворка-чудотворица» А.С.Пушкина и «révélation-révolution» И.С.Тургенева.

К окказиональным паронимическим фигурам, построенным на расщеплении фразеологизмов, можно также отнести «прохвостовы ложа» Ильфа и Петрова или известный преверовский каламбур «La porte se plaint de n’avair rien à se mettre sous la charnière» (Дверь жалуется, что ей нечего положить под косячок) вместо «n’avoir rien à se mettre sous la dent» (нечего положить на зубок).

Парономастическая неология или создание новых слов по «парономастической» модели предполагает либо использование двухкомпонентной структуры, когда новая лексическая единица образуется как пароним к слову, уже существующему в языке; либо использование трёхкомпонентной телескопной структуры, когда новое образование является паронимом к каждому из двух исходных слов.

При двухкомпонентной структуре новое слово-пароним может быть по своему структурному составу аналогом «опорного элемента»144. Характерным примером такого образования является название одного из романов Э. Базена «Le Matrimoine» по аналогии с существующим во французском язые словом “le patrimoine”. Кроме того паронимический неологизм может быть дериватом по отношению к опорному элементу: «Son style c’est l’abstyle, gris avec précision comme une rêverie abgébrique». (Audiberti. L’ouvre-boîte). Последний пример, как и многие другие примеры паронимической неологии, содержатся в первом (1969) и втором (1989) изданиях словаря окказионализмов Мориса Реймса.145

Наиболее характерным парономастическим сложением являются телескопные слова, составленные из трёх компонентов. Это способ образования, основанный на соединении двух модифицированных слов, образующих композит, форма и содержание которого складываются из формы и содержания его опорных паронимических составляющих:

écrivanité nf = écrivain nm + vanité nf ( Audiberti )

«писательское «писатель» + «тщеславие»

тщеславие»

télévice nm = télévision nf + vice nm ( Céline )

«порок телевидения», «телевидение» + «порок»

«телепорок»

Паронимическая аттракция может объединить не два, а несколько созвучных слов, что приводит к созданию паронимического ряда: «L’odeur du vin friand, riant, priant» ( Rabelais. Gargantua. ) Соединив вместе слова с почти полным фонетическим сходством вопреки их семантическому различию («лакомый», «смеющийся», «просящий»), Рабле создаёт паронимический ряд с единым ярким образом аппетитного, игристого вина.

В художественном тексте может быть выстроено и особое паронимическое ассоциативное поле, состоящее из нескольких паронимических пар: «Temps pris, temps gris et qui passe, indécis, de la brume a la bruine» (H. Bazin. Vipère au point.)

Фонетическое сходство между членами паронимических пар в последнем примере при малейшем различии в одну фонему дополняется их семантическим сходством как контактных паронимов. Создается общая картина дождливой ненастной погоды:brume f — лёгкий туман, bruine f — мелкий дождь, gris — серый, мрачный,pris — замерзший.

Создание паронимических полей при использовании приема паронимической аттракции в художественном тексте объясняется намерением автора связать близкозвучные слова в «семантическую парадигму», выражая при этом не только закрепленные за этими словами значения, но и возникшие в индивидуальном авторском восприятии различные ассоциативные связи между членами каждого ряда или каждого поля. В ассоциативное поле входят как прямые, так и переносные значения слов-паронимов, присутствуют в них и устойчивые образные употребления и различного рода контекстуальные, окказиональные словоупотребления и словообразования.

Такие паронимические сближения могут происходить на основе традиционных языковых, зафиксированных в соответствующих словарях слов-паронимов. Но по большей части такие сближения носят индивидуальный, неповторимый авторский характер.

Они даже могут преодолевать границы разных языков, устанавливаться как бы поверх межъязыковых барьеров. Сравните в этой связи, например, двуязычный паронимический эпиграф А.С. Пушкина ко 2-ой главе «Евгения Онегина»: «O rus! Hor. О Русь!»

Однако несмотря на индивидуальный субъективный характер парономазии, при парономастических сближениях действуют все те же закономерности, которые характерны для других видов интерференционных явлений.146

Парономазия предполагает сближение в синтагматике сходных по форме единиц. Это сближение имплицирует создание содержательного сходства, реального или ассоциативного, при котором всегда наличествует двойной смысл: исходное значение слов-паронимов при этом никогда не достигает знаковых полюсов омофонии и изосемии, а останавливается где-то на середине этого движения. Паронимическая игра предполагает также конденсацию текста, позволяющую «проявление» сближенных эквивалентностей, которому сопутствует сознательное нарушение коммуникативной нормы, вызывающее эффект неожиданности.


Каталог: ~iber
~iber -> Тезисы V международной конференции 25-26 ноября 2010 г. Москва − 2010 удк ббк под редакцией
~iber -> Филологический факультет
~iber -> Сид Кампеадор (fb2)
~iber -> Л. Н. Степанова
~iber -> Программа международной научной конференции «Юбилей португалистики в мгу имени М. В. Ломоносова»
~iber -> А. Р. Корсунский История Испании IX-XIII веков
~iber -> Сборник статей Москва 008 ббк 81. И 14
~iber -> Тезисы IV международной конференции, посвященной 60-летию открытия испанского отделения
~iber -> Программа государственного экзамена для выпускника бакалавриата
~iber -> Международный научный семинар, посвященный 160-летию со дня рождения


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   39


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет