Отчет о походе по приполярному уралу



жүктеу 477.31 Kb.
бет1/3
Дата27.03.2019
өлшемі477.31 Kb.
түріОтчет
  1   2   3


ОТЧЕТ О ПОХОДЕ ПО ПРИПОЛЯРНОМУ УРАЛУ

группы


туристов г.г. Москвы и Саратова.

ст. Кожим - хр. Западные Саледы -

траверз хребта Восточные Саледы -

- пос. Пеленгичи.

март-апрель

1961г.


ВВЕДЕНИЕ

Уральский хребет - старые горы. Тысячелетия последней геологической эпохи сгладили вершины хребтов, превратив их в ровное плато и столовые горы.

Но районы Приполярного и Полярного Урала имеют чрезвычайно разнообразный и сложный рельеф, который часто носит альпийский характер. Это связано с наличием каров. Образование каров вызвано условиями резко-континентального климата этих районов.

Вода, замерзающая в трещинах, рвёт породу, разрушая склоны. Интенсивное таяние довольно значительного снежного покрова способствует выносу осколочного материала по долинам. Процесс ращрушения твёрдой породы склонов приводит к образованию скалистых цирков с высокими отвесными стенами и плоским дном - каров.

Кары часто грызут хребет с обеих сторон и, встречаясь, образуют узкие, острые гребни.

Но процесс обычно протекающего эрозионного сглаживания также имеет место. Идя параллельно с карообразованием, он сглаживает острые формы рельефа, расчленяя гребни мягкими седловинами. Там, где порода не поддается эрозии, остаются скалистые вершины (Манарага, Лезвия, вершины хребта Неприступного, хр.Вост.Саледы).

Значительное количество осадков в зимний период и интенсивное весеннее таяние привело к образованию глубоких долин.

Урезы воды верхних и средних течений рек 400-600 м, а высота дна каров обычно 800-900 метров. Высота вершин достигает 1600-1800 метров. Эти значительные превышения подчерк­­­нуты крутизной каров.

У выхода из каров часто образуются гряды обломочного материала, которые подпирают озёра на дне каров.

Всё это и создает впечатление альпийского рельефа, столь необычного для Уральских гор.

Эти районы очень интересны для туристских путешествий.

В настоящее время из числа легко доступных районов Приполярный Урал наиболее полно удовлетворяет требованиям зимнего похода Ш категории трудности.

За последние годы, в феврале и марте его посещают десятки туристских групп.

Центральной частью Приполярного Урала является самый высокий хребет, проходящий через весь горный район с юга на север, отклоняясь к западу и разветвляясь на две части. Северную частью этого хребта называют Восточными Саледами, а южную хребтом "Неприступным". Это самая высокая часть Урала. До сего времени почти все зимние маршруты проходили одними и теми же путями:

1. Но долине реки Кожим группы обходят Восточные Саледы с севера.

2. По долинам рек Сыньи, Косью и Манараги группы проходят между Восточными Саледами и хребтом "Неприступным" и переваливают через хребет в районе одной из его вершин г.Народы.

3. Значительно меньшая часть групп обходит хребет "Неприступный" с юга по долинам рек Парнука и Хобе-Ю.

Вполне понятно, что с каждым годом появляется всё большее количество достаточно опытных групп, желающих пройти своим, новым, маршрутом, выходящим за пределы перечисленных вариантов.

Разведка хребта "Неприступного" успешно проводилась группами под руководством Б.Огородникова и Г.Шорникова. В зимних и летних походах было найдено несколько удобных перевалов.

Разведка хребта Восточные Саледы начата нами в 1960г.

Были найдены перевалы "1121" и "Студенческий".

Оба перевала оказались достаточно удобными.

В том же 60 году этими перевалами с успехом воспользовалась группа Ленинградского Политехнического Института.

Опыт походов нашей группы 1959 и 1960 гг. показал, что в феврале месяце, совершая поход третьей категории трудности, крайне сложно производить разведку новых перевалов через хребет. Чтобы избежать известного риска, связанного с этим, необходимо было организовать специальную разведку всего хребта в наиболее благоприятное время зимы.

Выше уже говорилось о наличии на Приполярном Урале плоских вершин и плато.

В некоторых местах кары грызут хребты с двух сторон, но ещё не встретились, и между двух отвесных стен по верху идёт плоская дорожка, по которой можно легко ехать на лыжах. Это приводит к мысли проложить маршруты по плоским вершинам хребта, где плотный снег и широкая панорама сделают движение группы очень приятным.

Выяснение возможности таких маршрутов явилось одной из задач настоящего похода.

Маршруты, проходящие по хребтам, требуют специальной техники ночёвок и снаряжения. Разработке этих вопросов при подготовке и проведении похода было уделено соответствующее внимание.



Состав группы:

БИЛЬКО А.

МОРОЗОВА Т.

ХУСИД С.


БЕРМАН А. – руководитель

КОЗЛОВ А.

ПЕРШИКОВ А.

САПОЖНИКОВ Б.



24/III – 61

Вышли в 10 часов времени пеленгичей (на 2 часа впереди Моск.).

Погода чудесная. Солнце, лёгкий мороз. На болотах и небольших прогалинах, где в феврале приходится тропить лыжню, теперь ветровой наст. Зато сама тракторная дорога стала труднее. Ухабы достигают высоты 3,5-4 метров. С такого ухаба едешь как с горы, а потом лезешь вверх лесенкой.

На привалах, в закрытых от ветра местах, ласково греет солнышко и белая "зимняя кожа" темнеет на глазах. Южные крутые склоны гор чернеют мокрой землей. В воздухе пахнет весной.

Охотничью избушку на Сыв-Ю искали долго. Не дойдя до разветвленной березы с зарубкой, пошли по лыжному следу влево. Но след оказался "дурным". Он искал избушку наугад; вышел к берегу Кожима, прошёл назад, потом вперёд.

Но следу пошли мы вдвоем с Сашей Билько. Двигались быстро, поэтому решили со следа не сходить минут пятнадцать.К исходу этого времени след вышел к избе. Нас встретили двое ребят - охотников из Инты.

Избушка могла бы вместить всех, но следуя программе похода мы должны окончательно отработать снаряжение и научиться пользоваться им на тракторной дороге.

Ночуем в палатке, варим на печке, засекаем время, измеряем количество дров.



25/III

Следующий день пасмурный. Пересекая хребет Обе-Из, попали под мокрый снег. Очень сильный подлип, одежда промокла от снега и от пота. Остановились на обед у ручья. Сплошная пелена мокрого снега. Очень сыро. Дует ветер.

Сухари, большой кусок сала, вода из ручья. Я не поленился накинуть телогрейку, но и в ней быстро замёрз. Обед доедали на ходу. Снег шёл все сильнее.

Спустившись в долину р.Дурной дорога неожиданно резко изменила своё направление по сравнению с прошлогодним. Мы знали, что рано или поздно она всё равно придёт к избе; что это вызвано состоянием льда на реке, но всё равно многочисленные незнакомые повороты сильно утомляют к концу восьмого часа ходьбы.

Подошли к избе в темноте. Внутри тепло, сухо, горит печь, на ней можно удобно сварить ужин, ночевать решили в избе, но сварить на улице в нашей печке, полезно было попробовать сварить в печке без палатки, на ветру и измерить расход дров.

26/III

На следующий день опять солнце. В тени приличное скольжение, скорость не менее 4 км/час, несмотря на пологий подъём.

К тракторному вагончику под Зап.Саледами подошли в 13 часов. Он теперь весь засыпан снегом, зато ручей около него полон воды.

Жить расположились в вагончике, а для сна поставили палатку. Мы уже начали к ней привыкать и она нам очень нравится. Обед готовим в нашей печке в палатке.

Ночью прошли из Пеленгичей трактора. Яркий свет фар и страшный грохот обрушились на палатку.среди ночи. (Она стояла в трех метрах от дороги). Казалось, что сейчас мы будем раздавлены.

Трактористы зашли в избушку, пришли туда и мы с Билько. Нашлись знакомые среди трактористов и среди пассажиров. Мы

взаимно рады встрече. Быстро напоили их чаем.

27/III

Снова солнечный день. Днёвка. Доводим снаряжение в тепле вагончика, готовим дрова, отдыхаем, устроили баню. Варим в нашей печке. Спать легли в палатке. Трактора могут не придти и завтра, поэтому наметили сделать тренировочный выход на хр. Зап.Саледы.



28/III

Нам повезло.

С утра дует сильный ветер, необходимый нам для полноценной тренировки. Оставили Борису Сапожникову записку с указанием разгрузиться (если трактора придут без нас) и пошли по дороге к перевалу. Вышли из леса. Перед нами хребет.

К сожалению, всё наше альпинистское снаряжение едет на тракторах, и склон круче 35÷40° нам не доступен. Наметили путь подъёма на хребет.

Начали подъём. Половину склона прошли на лыжах крутыми ступеньками серпантина, перед склоном крутизной порядка 40° лыжи сняли и пошли пешком "в лоб" по каменистому контрфорсу.

Поднялись на хребет.

Здесь ветер дул очень сильно, но светило солнце, и было тепло. Сняли штормовки, одели телогрейки и поверх снова штормовки. Эта операция позволила "потрогать ветер голыми руками". Если пуговицы на одежде очень большие, то их можно застегивать и в рукавицах, а это намного приятней.

Ставим палатку на самом ветродуве. Ставим без стены.

Важно сначала укрепить пол, тогда палатку не унесёт. Если палатку надуло ветром, держать нужно только за нижние верёвки (идущие от пола), а верхние бросить. Обмерзлую палатку трепать не будет. Если снег глубокий и плотный, оттяжки удобно крепить на лыжах, воткнутых задниками в снег до креплений. Скользящая поверхность обращена к палатке, а лыжа наклонена от палатки так, чтобы между верхней частью лыжи и верёвкой был тупой угол. Верёвка крепится к лыже сзади крепления не выше уровня снега (желательно ниже).

Каждую коньковую верёвку (в случае двухскатной палатки, особенно если она стоит торцевой стенкой к ветру) лучше крепить на две лыжи, перекрещивающиеся на уровне поверхности снега под углом 45-90° в плоскости перпендикулярной верёвке. Верёвка крепится за обе лыжи в месте их перекрещивания.

Если лыжа уходит в снег меньше чем на 60 см, то боковые оттяжки лучше крепить тоже двумя лыжами (если хватит лыж), при глубине снега 30-50 см поверх оттяжки перед лыжей (вплотную к ней) кладётся снежный кирпич. Кирпич должен соприкасаться плоскостью с поверхностью снега. Верёвка проходит под кирпичом, несколько прорезая его. (Желательно привязать её к лыже ниже уровня снега). Кирпич должен весить не менее 15 кг. (О снежных кирпичах см.ниже).

Если глубина снега менее 30 см., но не менее длины штыка лыжной палки (от острия до кольца), оттяжки крепятся на палках. Две лыжные палки втыкаются в снег остриями до колец, под углом 45-90° друг к другу, в плоскости перпендикулярной оттяжке. Штык одной палки проходит в кольцо другой. Верёвка привязана под кольцами за оба штыка или за один, но дальний от палатки. Поверх верёвки перед палками ставится снежный кирпич (или два кирпича, один на другой) так, как рассказано выше. Кирпич плотно стоит на кольцах, придвинут к палкам и отгибает их от палатки. Палки несколько врезаны в кирпич.

Если глубина снега ещё меньше, или его совсем нет, то оттяжки крепятся:

а) к лыжам и палкам, лежащим на земле и прижатым камнями, снежными кирпичами, рюкзаками и пр.;

б) камнями (как летом в горах); можно привязать верёвку к небольшому камню, а его прижать снежными кирпичами;

в) ледовыми и скальными крючьями. (Ледовые крючья забиваются в мерзлую землю).

В палатке поставили печку, затопили её и набили резервуары снегом, палатка хорошо стояла на ветру без стены.

Строим снежную стену для защиты от ветра.

Прежде всего нужно выбрать место для заготовки снежных кирпичей. Удобнее всего делать кирпичи из крутых надувов, которые бывают около больших камней. Если снег мелкий, то это единственная возможность добыть снежные кирпичи.

Кирпичи начинают резать из ямы от камня. Обычно достаточно обпилить кирпич с трех сторон, чтобы он легко отделился при ударе ногой по предполагаемой нижней грани.

Можно пилить кирпичи и на ровном месте, но первые кирпичи вынимать трудно (приходится выкапывать яму). В надувах снег плотнее, кирпичи крепче и легче отделяются. Если кирпичи при отрыве ломаются, можно подпиливать их снизу. Кирпичи удобно пилить широким фронтом, при этом приходится обпиливать кирпичи только с двух сторон. Длинная сторона кирпича при этом направлена вдоль фронта.

Наиболее удобные размеры кирпича:

ширина 30-35 см

длина 55-60 см

высота 30-35 см

Кирпичи большего размера можно делать, если носить их приходится на расстояние не более 8-10 м; в противном случае выигрыша во времени не будет. Но во всех случаях оптимальные размеры кирпичей определяются качеством снега.

Размеры и форма снежной стены зависят от формы палатки.

Нам приходилось ставить стену длиной не менее 4-х метров и высотой 1,5 метра. Это большая стена. Нужно стремиться к конструированию палатки, позволяющей обходиться меньшей стеной.

Если направление ветра постоянно, то лучше всего ставить стену на расстоянии ее высоты (обычно 1,5 м). Стена при этом принимает на себя всю силу ветра, палатку обдувают беспорядочные, завихренные потоки воздуха, сметая с неё снег и подсушивая её.

Если между палаткой и стеной будет узкая щель, её неминуемо забьёт снегом и палатку придавит. Кроме того, когда вы откопаетесь, палатка будет мокрой и мёрзлой.

Стена имеет форму пологой дуги (выпуклостью к ветру) для устойчивости.

Если предполагается изменение направления ветра в небольших пределах, то размеры и расположение стены определяются, как показано на рисунке. 

Если ветер сильно меняет направление (или возможность этого предполагается), стену приходится ставить с трёх сторон от палатки и близко к ней.

Ставить стену вокруг палатки (со всех сторон) не стоит, т.к. стена защищает палатку и тогда, когда она с подветренной стороны, особенно если она выше палатки (участка палатки). Стена должна быть округлой (без углов). Мы строили и угловатые и округлые стены. Последние короче, прочнее и проще. Построить их легче.

Первый ряд кирпичей кладется по длине всей дуги стены. Так как кирпичи прямоугольные, то они соприкасаются друг с другом только углами (на крутых закруглениях углы можно несколько срезать и кирпичи сдвинуть).

Весь первый ряд кирпичей спиливается по верхней грани ножёвкой до получения ровной поверхности.

Кирпичи всех последующих рядов кладутся самой ровной гранью вниз. С торцов каждый кирпич подпиливается так, чтобы он плотно прилегал к соседнему. Сверху каждый ряд спиливается. Кирпичи верхних рядов перекрывают швы между нижними кирпичами. Если удаётся делать одинаковые по длине кирпичи то боковые грани можно спиливать через ряд (у чётных рядов). Дыры и щели между кирпичами нечётных рядов не мешают защите от ветра; плотные пояса чётных рядов делают стену достаточно прочной.

Можно рекомендовать следующую организацию работ:

(в группе 3 женщины и 4 мужчин. Имеются 3 ножёвки).

После выбора места для палатки в трех разных местах одновременно женщины начинают пилить кирпичи. Мужчины подносят кирпичи, но сразу не укладывают, т.к. первые кирпичи всегда бывают неудачные. Эти кирпичи пойдут на верхние ряды.

После того, как выявляются оптимальные размеры кирпичей, начинается укладка первого ряда. Один карьер забрасывается, и одна женщина с ножёвкой подрезает кирпичи на стене. В этот момент две женщины пилят кирпичи, 4 мужчин носят кирпичи и ставят их на стену, одна женщина подрезает кирпичи по месту и сдвигает вплотную.

Вполне реально строить стену за 30 минут. Обычно мы строили стену впятером, а двое готовили ужин в палатке. Кроме того, у нас было только две ножёвки. Строили не спеша, т.к. условия погоды были относительно лёгкие, постройка стены с трёх сторон от палатки занимала у нас немногим более одного часа.

При походах на севере в горах, особенно в феврале месяце, способность быстро построить стену определяет живучесть группы.

Дул сильный ветер, ярко светило солнце. Перед глазами были белые горы и синее небо - красиво и нехолодно.

Построили стену, залезли в палатку и съели сухой обед, запивая его горячей водой.

Спускались вниз по своему следу.

От начала леса до вагончика ехали без остановки, весело подпрыгивая на ухабах тракторной дороги.

В тренировочный выход брали с собой:

личное снаряжение (кроме одетого на себя)

1. Телогрейка

2. Темные очки

3. Маска


4. Запасные носки и рукавицы.

Общественное снаряжение:

1. Палатка

2. 4-х местный мешок

3. 2 ножёвки

4. 1 мал.топорик

5. Гекса 5 пачек

6. Дрова 3-5 кг.

Запас продуктов на полтора-два дня.

Выход длился 4 часа 30 минут.

Только к середине дня (3-го дня, проведенного в вагончике) мы услышали шум тракторов.

На дороге появились лыжники. Это туристы из Воркуты. Они идут на лыжах перед тракторами.

Через 2 часа трактора подошли к вагончику. Навстречу нам бежит Борис Сапожников. Мы очень рады его видеть. Ему же очень надоели трактора.

Редко кому нравится этот вид транспорта. Мы никак не могли понять туристов "Гидропроекта", которые всей группой ехали на тракторах в Пеленгичи.

Трактористы и замерзшие "Гидропроектировщики" выпили чаю, и трактора двинулись к перевалу. Мы не спеша пошли вслед за ними. Скоро на подъёме их обогнали.

На перевале дул сильный встречный ветер, было мало снега. Воркутяне, вышедшие раньше нас, шли пешком. Мы их обогнали.

Над перевалом висят большие снежные карнизы. Некоторые из них обвалились.

На спуске с перевала мы попали в пургу. Рюкзачки с телогрейками едут на тракторах и мы замёрзли *). Подбегаем к избушке на Ручье Джагал-Яптик-Шор.



*) Много раз зима учила не расставаться с рюкзаком ни на минуту, и всё-таки мы (в данном случае это явилось несущественной мелочью) повторили эту ошибку.

Последние постояльцы, уходя забыли заткнуть в крыше отверстие для трубы. Через него избу на половину забило снегом. У двери оказалась лопата и мы быстро очистили избу. Тем временем подошли воркутяне. Трактора только начинали спуск с перевала, в избе нет печки. Мы с нетерпением ждем тракторов.

Когда они подошли, уже темнело. Мы быстро сняли с тракторов груз, попрощались с трактористами, воркутянами, москвичами и остались одни.

Затих вдали шум тракторов. Взошла луна. Мы одни. Кругом белые горы.

В избе топится наша печка, а в ней варится ужин.

На нарах разложены продукты и снаряжение, снятые с тракторов. Тамара Морозова распределяет груз по рюкзакам.

Мы с Толей Козловым собираем нарты и привязываем к ним уложенный ещё в Кожиме груз - "нартенный мешок" с продуктами и ящик с альнинистским снаряжением.

На нартах, кроме того, едут дрова - 5 сухих еловых чурбачков диаметром 20-25 см и длиной 10-12 см. Ящик и сами нарты тоже запланированы в качестве топлива.

С утра солнце, ветер, позёмка, лёгкий мороз. Нарты тащат два человека по 30 минут. Остальные подталкивают нарты на подъёмах лыжными палками.

После обеда ветер утих, солнце стало греть сильнее. Начался подлип. Каждый знает, как тяжело и неприятно, когда снег подлипает к лыжам, но не посоветую вам узнать, каково, когда он подлипает к стопятидесятикилограммовым нартам.

Переходы становились всё короче. Когда мы наступили на тень от западных гор, идти стало легче, но мы уже выполнили программу дня и нуждались в отдыхе.

Долина ровная, снег глубокий и плотный. Выбирать место для ночёвки не надо. Просто остановившись, люди вылезли из лямок нарт, положили на снег рюкзаки и поставили палатку.

После этого двое дежурных занялись в палатке приготовлением ужина, а остальные ради тренировки стали строить снежную стену. Стена и ужин были готовы через полтора часа после остановки (работали неспеша).

С утра скольжение было неплохое, но к середине дня солнце очень сильно нагрело снег.

Начался ужасающий подлип.

Нарты пропахивали две глубокие колеи, которые никак нельзя было назвать лыжнёй.

На этой работе мы очень скоро выбились из сил. До перевала оставалось 4 км. Разобрать нарты можно только на ночёвке. Но если здесь заночевать, то на следующий день, с увеличившимися рюкзаками, дойти до Нидысейского Кара не удастся.

Неожиданно мы нашли выход из положения.

Слева от нас тянулся отрог хребта Восточные Саледы.

За ним должна быть долина притока р.Нидысей.

Поднять сейчас груз "челноком" на хребет, наверху заночевать и за ночь расформировать весь груз по рюкзакам.

Тогда на следующий день, спустившись в р.Нидысей по притоку (5 км), мы сможем дойти до Нидысейского кара (ещё 7 км).

Встал вопрос: допустимо ли отклонение от утверждённого маршрута?

Решили, что допустимо, так как:

а) участок не является технически более сложным, чем другие, утверждённые участки маршрута,

б) отклонение от нитки маршрута составляет не более трех километров легко проходимого пути.

Всё это было обсуждено очень быстро.

Подъём на хребет ("челнок" - 2 раза) занял 1 час.30 минут. Ночёвку сделали быстро и хорошо.

На хребте дул ветер. Мы построили снежную стену. Снежные кирпичи в этом месте отделялись великолепно. Нас настолько увлекла работа, что когда стену строить было уже некуда, был сооружен "туалет" из снежных кирпичей.

Утро встретило нас плохой погодой.

Ко вчерашнему ветру прибавился небольшой снег, и горы потонули в пелене пурги. Темные предметы можно было видеть на расстоянии 300-500 м. Этого достаточно, чтобы безопасно двигаться вперёд, но ориентироваться трудно.

Вчера вечером было предложено провести разведку спуска в верховья р.Нидысей. Для этого нужно было пройти по хребту 2-3 км. Такая разведка требует специального отбора снаряжения, на что времени вечером не было.

Сейчас приходилось двигаться в значительной мере вслепую, пока идём по хребту, не торопясь со спуском. Где-то слева внизу водораздел между бассейнами рек Лимбеко-Ю и Нидысей. Если поспешить со спуском, можно свалиться назад в бассейн Лимбеко-Ю.

Так по хребту мы и вышли к повороту р.Нидысей. Здесь хребет разрывается ущельем Нидысея. Долина реки ниже поворота (см.карту) покрыта лесом и проглядывается сквозь пургу. Понятно, что сориентироваться здесь не составило труда.

Спускаться в р.Нидысей пришлось по крутому склону (35- 40°). Спускались на кошках.

Плотный наст попадался только местами. В основном шли по колено в снегу. Между камней снег очень рыхлый (до пустот) и проваливаешься по пояс. При этом тяжелый рюкзак активно помогает сломать ноги.

Камни нужно обходить не ближе 2-3 метров. Даже при большой крутизне нужно держаться ровной поверхности склона. Это легче и безопаснее, хотя визуально и страшнее.

Этот совет противоречит общим соображениям лавинной безопасности. О лавинах применительно к Приполярному Уралу можно сказать следующее: в течение трех походов - в 1959, 60 и 61 гг. мы не видели следов лавин. Во время настоящего похода снежный покров был наиболее мощный не только по сравнению с другими зимними месяцами, но и по сравнению с другими зимами (по словам местных жителей). Несмотря на это, мы встречались только со следами обвалов снежных карнизов. Карниз большой мощности, падая на склон крутизной 40-80° не увлекает за собой снег, покрывающий склон, а останавливается на склоне крутизной 40°, образуя конус из комков снега. Мы предполагаем, что устойчивость снега вызвана неровной каменистой поверхностью склонов.

Этот вопрос интересно обсудить с группами, совершавшими походы на Приполярном Урале летом. Сравнительно с другими горными районами (Кавказ, Альпы) снежный покров Приполярного Урала невелик. Это уменьшает вероятность схода лавин, но нет никаких оснований утверждать, что они невозможны.

На протяжении настоящего похода мы уделяли достаточно внимания лавинной безопасности (об этом будет рассказано ниже).

Спустились вниз, быстро пообедали салом и сухарями, встали на лыжи.

Снег перестал, снова кругом горы.

Оглянувшись назад, мы видим, что сделали крюк порядка 2 км. и не использовали гораздо более удобный спуск.

Понятно, что снова возник вопрос о вчерашней разведке. Анализируя весь переход в целом можно сказать следующее:

Лишний путь, проделанный группой, и потраченное на это время, не являются какой бы-то ни было потерей, т.к. намеченный на день переход всё равно легко был осуществлён (12-14 км.). Разведка частью группы зимой - это крайняя техническая мера, которая должна быть оправдана безусловной необходимостью. Сама разведка требует тщательной подготовки. Пока группа вся вместе, она может уверенно и спокойно переживать любую погоду, в условиях почти любого рельефа (имеется в виду подготовленная группа), но стоит группе разделиться, как она уже всецело находится во власти погоды и предусмотреть все возможные обстоятельства воссоединения невозможно. Каждому, кто сколько-нибудь знаком с горами зимой, понятны мрачные возможности растерявшейся группы.

А погода проясняется. Мы уже видим вход в Нидысейский кар и быстро едем к нему на лыжах. Снег плотный, скольжение хорошее.

Вот спустились в долину Нидысея и поднимаемся по ней к истокам.

По небу быстро бегут рваные облака. Ветер усиливается. Впереди, в Нидысейском каре, всё кипит: облака, тучи, снег из туч, снег, скользящий со склонов, снег поднятый со дна кара... Всё это освещено ярким солнцем и представляет картину поистине фантастическую. Она действует устрашающе, но в то же время неудержимо тянет окунуться в грозное переплетение вихрей.

Ветер уже налетел на нас. Он толкает в грудь, с ним приходится драться, он холодный, злой. А солнышко совсем тёплое, весеннее. На южных скатах оно растопило снег и освободило полоски земли. Земля черная и очень тёплая.

Привал.


Легли на землю. Лёжа ветра почти не чувствуешь.

Под камнем зелёная травка, с какими-то черными ягодами, приятными на вкус. Саша Першиков их много ел, но остался жив.

Идём дальше. Ветер всё сильнее. Он почти валит с ног.

Снег на дне долины очень плотный и ветер не поднимает позёмки. Солнце светит, видимость отличная.

Р.Нидысей вытекает из пяти озёр, расположенных в обширном каре. Кар в 2-3 раза шире верхней части долины реки. С юга и с востока он образован каменными стенами, с юго-запада - крутыми снежными склонами. Южный ветер сметал с последних колоссальные массы снега. Мощные снежные шлейфы извивались, скользя вниз.

Из Нидысейского кара мы вылезем на хребет и начнём основную часть маршрута.

Устраиваем последнюю репетицию. Мы ставим лагерь на самом ветродуве на ровной приподнятой площадке на дне кара. Мы остановились как раз на пути одного из снежных шлейфов.

Вступив на эту площадку, мы попали в лапы свирепой пурги. Уже не видно гор, не видно солнца, - один снег.

Не успели мы натянуть сверху штормовки, как телогрейки сразу пропитались снегом. Снег забивается всюду: в карманы, в рукава, за шиворот. Нужно очень плотно застегнуться. Хотя температура в пределах 3-5° мороза, голыми руками делать ничем нельзя, - пальцы моментально коченеют. Именно в расчете на подобную обстановку необходимо так продумать все застёжки одежды и снаряжения, чтобы можно было с ними управляться в рукавицах.

Строим низенькую стену с трех сторон (0,7 м), а затем ставим за ней и палатку. После этого стену достроили до высоты 1,5-1,7 м.

Стена стоит близко к палатке (0,5 м), ибо иначе она получилась бы слишком длинной. Стену строили неспеша (более 1,5 часов). Палатка с печкой и с дежурными стояла через 30 минут после остановки.

Во время работы мы не испытывали холода или каких-либо других неудобств. Это объясняется исключительно тем, что был слабый мороз. При температуре уже ниже 10-15° обстановка была бы исключительно тяжёлой, а при плюсовой температуре мы бы моментально промокли насквозь и замерзали бы ещё быстрее.

В этих случаях на постановку палатки нам было бы отве- дено максимум 10 минут, а стену пришлось бы достраивать постепенно, отогреваясь по очереди в палатке.

Вспоминается февраль 60 года. В долине р.Хамбол-Ю, при меньшем ветре на более закрытом месте при Т = -12°С в вырезе маски замерзали глаза. Лёд нарастал на ресницах, оттопыривал веки и затягивал глаза почти целиком. Его приходилось оттаивать голой рукой, которая тоже быстро замерзала.

Одежду и рюкзаки прежде чем влезть в палатку, старались тщательно отряхнуть. Но сделать это, стоя в сплошном потоке летящего снега, невозможно.

Мы притащили вместе с собой в палатку очень много снега. Пришлось убрать уже разложенные мешки и тщательно перетрясти одежду, очистить рюкзаки.

Снег подмели ко входу и миской стали выкидывать наружу. Сделать это непросто. Стоило немного приоткрыть вход, как новая порция снега врывалась в палатку. Лишний раз мы сделали вывод: зимней палатке необходим тамбур!

Печка горит хорошо. Ужин давно уже готов, и дежурные ругаются.

Надо сказать, что эта апрельская пурга выглядит значительно приятней, чем февральская. Полагаться на настоящее описание пурги, готовясь к путешествию в январе-феврале, ни в коем случае не следует. Вообще, после двух походов в январе-феврале месяцах этот поход в марте-апреле проходил легче и проще, чем я ожидал.

Просыпались, а часто и засыпали мы при свете дня. Свечи привезли в Москву. Во время переходов не приходилось с беспокойством поглядывать на часы. Нужно, правда, сказать, что переходы были короткими (10-15 км по плотному снегу). Но самое главное - мороз не стоял круглыми сутками у нас за спиной, не разрешая расслабиться ни на секунду (так бывает в феврале). Эта весна была теплее, чем бывает обычно. Погода прощала нам многое из того, что могло бы вылиться в примороженные пальцы, гнетущую нервную усталость и пр.

Местные жители говорят, что в апреле тоже бывают сильные морозы.

Стена у нас высокая почти до конька и с трёх сторон от палатки, но последняя так трепещет, что становится страшно.

Действительно страшно засыпать: вдруг не выдержит палатка и лопнет. Невольно в голове возникает яркая картина того, что последует за этим. Да, палатка должна быть очень прочной, нечего жалеть лишний килограмм.

Штормовые костюмы на ночь сняли, но вместе с ботинками держим их наготове.

Приготовлены были и фонари.

Мы надеялись на палатку, но она уже много ходила и в конце концов когда-нибудь ведь порвется.

Спим спокойно, тепло, все тревоги забыты. Иногда палатка будит нас, оглушительно хлопая скатами, но это уже не беспокоит. Крылья палатки занесло снегом, изнутри она мокрая. Мешки защищены от влаги рюкзаками. Сохранить мешки сухими, это для нас самое главное. С мокрыми мешками на хребет подниматься нельзя.

К утру пурга стала тише, но идти ещё нельзя. Сварили половинный завтрак.

Ветер ещё слабее. Он уже не поднимает снега. Небо проясняется и наконец к 11 часам времени пеленгичей палатку осветило солнце. Моментально наружу были вытащены мешки (почти сухие), рюкзаки и другие мокрые вещи. Ветер и солнце моментально сушили всё. Палатку чистим от снега. Она тоже быстро сохнет.

Мы получили возможность высушиться после пурги - это большая удача.

По плану похода сегодня должна быть днёвка для подготовки к выходу на хребет. Но мы уже потеряли много дней на тракторной дороге. Кроме того, нельзя было пренебрегать хорошей погодой.

Нидысейский кар выглядит угрожающе. Отвесные чёрные стены, скалистый пик. Сможем ли мы совершить его траверс? Средний вес рюкзаков сейчас ещё более 25 кг (сухого веса).

Решено оставить в лагере двух человек, а пятерым попытаться за 6 часов траверсировать кар. Такую исключительную возможность нам предоставляла вторая палатка и четырехместный пуховый мешок, в который при необходимости могли влезть 5 человек.

Кроме того, мы взяли с собой:

1) 1 ножёвку;

2) Основную верёвку 40 м;

3) вспомогательную верёвку 30 м.

4) репшнуры, пояса (на обвязку каждому)

5) кошки 5 пар;

6) крючья ледовые 4 шт.;

7) скальные 6 шт.

8) топор-молоток;

9) 2 ледоруба ;

10) Гекса 1,5 кг;

11) 2 котелка ;

12) термитные спички 20 шт., термитные шашки 5 шт. (для сигнализации за неимением ракет).

13) аптеку (часть).

Вышли на лыжах. 4 лыжные палки имеют съёмные кольца и превращаются, таким образом, в альпенштоки.

В лагере остались Саша Першиков и Соня Хусид. Почти всё время они будут видеть группу. Если погода испортится, они должны ждать нас в палатке. Если после дня хорошей погоды они не увидят группы, они должны выходить (но не ранее, чем через 3 дня с момента разделения) на тракторную дорогу пройденным путём за одни сутки, взяв с собой:

а) трёхдневный запас продуктов;

б) спальный мешок (3-х местный);

в) ножёвку;

г) топор;

д) карты (естественно, не игральные);

е) компаса;

ж) телогрейки.

Остальное всё оставить вместе с палаткой.

Имея ножёвку, спальный мешок и брезентовый чехол пришитый к мешку, они могли (в случае крайней необходимости) организовать безлесную ночёвку.

Выйдя на дорогу, они должны двигаться к избе на р.Дурной где есть рация (ещё день пути). В случае встречи тракторов они должны передать на Дурную сообщение об аварии и координаты группы, а на одном из тракторов сразу подниматься по р.Хамбол-Ю и далее пешком сюда.*)




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет