Открытие бессознательного 9



жүктеу 7.97 Mb.
бет22/70
Дата03.04.2019
өлшемі7.97 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   70

Школа в Нанси116


В период с 1860 по 1880 год магнетизм и гипноз стали настолько непопулярны, что сам факт использования врачом таких средств при лечении мог испортить его научную карьеру и грозил потерей медицинской практики. Жане117 упоминает удивительную историю об известном в городе враче, который втайне ото всех купил дом в соседней деревне и устроил там больницу, где содержал нескольких пациентов, которых он лечил и изучал с помощью постоянного гипнотического воздействия.

Среди тех немногих, кто не боялся гипнотизировать открыто, был Огюст Амбруаз Льебо (1823-1904), от которого и начала свою жизнь школа в Нанси. Льебо был двенадцатым ребенком в семье крестьянина и провинции Лорен.118 Упорным трудом он сумел получить образование и занять должность сельского врача в Понт-Сен-Винсент, недалеко от Нанси. Он оказался очень хорошим практикующим специалистом, и за несколько лет ему удалось заработать себе небольшое состояние. Будучи еще студентом-медиком, он нашел старую книгу по магнетизму и сумел успешно промагнетизировать нескольких своих пациентов. Неизвестно, что заставило Льебо использовать именно этот метод после того, когда учение магнетизма утратило былую популярность. В силу того, что клиенты Льебо неохотно соглашались на лечение магнетизмом, он предлагал им выбор: либо лечиться с помощью магнетизма бесплатно, либо обычными средствами за плату. Число его пациентов настолько возросло, что через четыре года у него была огромная практика, не приносившая, впрочем, никакого дохода. Тогда Льебо решил уйти в двухлетний отпуск, он купил дом в Нанси и поселился там, посвящая все свое свободное время написанию книги о своем методе.119 Состояние магнетического сна, утверждал Льебо, идентично состоянию сна обычного. Существенное различие состоит лишь в том, что первый является следствием внушения: с помощью концентрации внимания пациента на идее сна. Это является причиной того, почему пациент не теряет раппорта с гипнотизером во время сеанса. Согласно сведениям Жане, идеи Льебо восходят к учению Нуазе и Бертрана. (Любопытно, что Льебо через много лет поверил в теорию флюидов, которую отвергал большую часть своей жизни). Но дело в том, что он был несомненно больше гипнотизером-практиком, нежели писателем. Есть сведения, что за десять лет был куплен всего один экземпляр его книги.120 Вскоре Льебо возобновил свои медицинские занятия. Он принимал пациентов с 7 утра до обеда, при этом брал с них ту сумму денег, которую они сами желали ему заплатить.

Ванн Ретергем, посетивший Льебо во времена его запоздалой славы, описывает его как человека небольшого роста, разговорчивого и живого, с морщинистым смуглым лицом и внешностью крестьянина.121 Льебо, сообщает он, - принимал по 25-40 пациентов за утро. Он работал в старом сарае с побеленными стенами и полом, уложенным каменными плитами. Пациента он принимал в присутствии остальных посетителей, при этом царящий в помещении шум ему нисколько не мешал. Льебо гипнотизировал пациента, внушая ему, что тому очень хочется спать. Когда пациент находился в состоянии легкого гипноза, Льебо внушал ему, что он освободился от своего заболевания. Большинство пациентов были крестьяне из соседних деревень, и он успешно лечил их одним и тем же методом от всех болезней - артритов, язвы желудка, желтухи или же туберкулеза легких.

В течение более чем двадцати лет Льебо считали шарлатаном (так как он лечил гипнозом) и дураком (так как он не брал денег). Слухи о его чудесных исцелениях дошли до Бернгейма, который в 1882 году решил навестить Льебо, после чего признал значимость его идей. Случаи, когда уважаемый профессор соглашается подтвердить и перенять нетрадиционный метод старика, стяжавшего славу шарлатана и дурака, происходят не часто. Тем не менее, Бернгейм совершенно открыто стал почитателем таланта Льебо, его учеником и преданным другом, а также ввел его методы лечения в университетской больнице. Льебо неожиданно обрел славу великого ученого, а его книга, преданная забвению, стала пользоваться большой популярностью.

Льебо считается духовным отцом Школы в Нанси, но реальным ее лидером был Ипполит Бернгейм (1840 - 1919)122. Патриот Эльзаса и Франции, Бернгейм оставил свою должность в Страсбургском университете, когда в 1871 году Эльзас был аннексирован Германией, и получил должность в Нанси. В результате прибытия многочисленных эльзасских беженцев древняя столица провинции Лорен зажила новой жизнью. В 1872 году там был основан университет, процветала новая школа изящных искусств, возглавляемая Эмилем Галле и Виктором Пруве, позднее именно здесь появился распространившийся к 1900 году повсеместно стиль «модерн». Бернгейм, сделавший себе имя исследованиями в области тифозной лихорадки; а также заболеваний сердца и легких, был назначен титулярным профессором медицины на кафедре внутренних органов в новом университете в 1879 году. Через три года, в 1892 году, Бернгейм освоил гипнотический метод Льебо, хотя, в отличие от своего учителя, применял его только тогда, когда был уверен в своем успехе.

По описанию Ван Рентергема, Бернгейм был человеком невысокого роста, с голубыми глазами; обычно он говорил тихим голосом, однако пользовался довольно авторитарными методами в управлении своим больничным отделением, аналогичные приемы он использовал и при гипнозе. Бернгейм учил, что гипнозу больше подвержены пациенты, привыкшие к пассивному поведению и подчинению, например старослужащие солдаты или заводские рабочие, лечение которых осуществлялось наиболее успешно. Его результаты в лечении людей из более богатых и привилегированных сословий были гораздо более скудными.

Бернгейм ознакомил медицинский мир с работами Льебо вскоре после того, как Шарко прочел на заседании Академии Наук свой знаменитый доклад о гипнотизме.123 С этого момента началась ожесточенная борьба между этими двумя людьми. В 1886 году Бернгейм опубликовал свой учебник,124 который был встречен с огромным успехом и сделал его лидером школы Нанси. В противоположность Шарко, он заявил, что гипноз, не является патологическим состоянием, характерным для больных истерией, но есть результат «внушения». Он определил внушаемость как «способность трансформировать идею в действие», черту, в разной степени, Присущую каждому человеку. Гипноз, говорил он, является состоянием усиленной внушаемости, достигаемым посредством внушения. Бернгейм стал использовать гипноз для лечения многих органических заболеваний нервной системы, ревматизма, желудочно-кишечных заболеваний и менструальных расстройств. Он яростно выступал против теории истерии Шарко и утверждал, что истерические состояния, продемонстрированные в Сальпетриере, являются артефактами. Со временем Бернгейм стал использовать гипноз все меньше и меньше, утверждая, что воздействие, которое может быть получено в результате применения этого метода, с не меньшим успехом достигается с помощью внушения, осуществляемого в состоянии бодрствования пациента, то есть той процедуры, которую в школе Нэнси называли «психотерапевтикой».125

Бернгейм, однако, был врачом-интернистом, а не психиатром, и вокруг него не образовалось организованной школы. В узком смысле школу Нэнси составляли четыре человека: Льебо, Бернгейм, судебно-медицинский эксперт Бонн и юрист Льежуа. Два последних особенно интересовались использованием внушения в юриспруденции и криминальной ответственности.

В более широком смысле школа Нанси состояла из разрозненной группы психиатров, которые разделяли принципы и методы Бернгейма. Среди них были Альберт Молл и Шренк-Ноцинг в Германии, Крафт-Эбйнг в Австрии, Бехтерев в России, Милн Брэмвелл в Англии, Борис Сидис и Мортон Принс в Соединенных Штатах и некоторые другие, которые заслуживают особого упоминания.

Отто Веттерстренд (Wetterstrand), модный шведский врач, жил в Стокгольме в большой роскошной квартире с анфиладой гостиных, украшенных прекрасными коврами и обставленных великолепной мебелью. Это был светловолосый голубоглазый человек среднего роста, он носил усы, и веки глаз у него периодически подергивались. Веттерстренд принимал от тридцати до сорока пациентов каждый день и гипнотизировал их в присутствии других. У него также была больница, сестрами в которой служили его бывшие пациентки. В качестве лечебного средства он использовал длительный гипнотический сон, в котором его пациенты находились от восьми до двенадцати дней. Его странные методы породили легенду, представляющую его в образе всемогущественного современного волшебника.126 Фактически же он cтал зачинателем метода длительного непрерывного сна - метода, который Отто Вульф модифицировал в 1898 году, заменив применявшийся до того препарат, трионал, гипнозом.

В Голландии Фредерик Ван Эден,127 известный больше как выдающийся голландский поэт, нежели врач, занимался смелыми экспериментами с гипнозом. Он пытался учить десятилетнюю девочку в состоянии гипноза французскому языку, которого в обычном состоянии (бодрствования) она не знала. Затем Иден перевел эти знания из состояния сна в состояние бодрствования, и к своему удивлению девочка обнаружила, что понимает и немного говорит по-французски.128 В 1887 году он и Ван Рентергем организовали психотерапевтическую клинику в Амстердаме, которую назвали Институт Льебо.129

В Швейцарии Огюст Форель, профессор психиатрии в Цюрихе и директор психиатрической клиники в Бургхольцли (пригороде Цюриха), посетил Бернгейма в 1887 году и вскоре стал одним из признанных мастеров гипнотизма. Подобно Льебо и Бернгейму, он весьма успешно лечил некоторые органические заболевания. Он организовал амбулаторное лечение методом гипнотической терапии. Наиболее оригинальным здесь оказалось применение им гипноза для самого обслуживающего персонала психиатрической больницы. Форель загипнотизировал нескольких добровольцев - медсестер и медбратьев, внушив им, что несмотря на шум, их сон будет крепким, но, как только кто-то из пациентов сделаем нечто необычное или опасное, они сразу же проснутся. Сообщалось, чти этот метод оказался весьма успешным.130

Зигмунд Фрейд был одним из многих визитеров школы в Нанси,131 где в 1889 году, он провел несколько недель с Бернгеймом и престарелым Льебо. На него произвело впечатление сделанное Бернгеймом утверждение о том, что постгипнотическая амнезия не является столь полной, как это повсеместно считалось. С помощью концентрации и умело задаваемых вопросов Бернгейму удавалось заставить пациента вспомнить то, что он испытал в состоянии гипноза.132

В 1900 году Бернгейм считался ведущим психотерапевтом Европы, но десять лет спустя его имя было почти забыто. Другие же, считавшиеся более современными, к этому времени достигли славы, в особенности Дюбуа в Берне, о котором Бергейм с горечью сказал, что тот в 1871 году «аннексировал» его открытие (подобно тому, как немцы «аннексировали Эльзас и Лотарингию). Являвшийся на протяжении многих лет любимым учеником Льебо, Бернгейм теперь, очевидно, считал его своим предшественником, а себя истинным основателем психотерапии133. По крайней мере ему повезло дожить до того времени, когда, незадолго до его смерти, Эльзас был возвращен Франции.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2019
2019 -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі алматы қаласы Білім басқармасының
2019 -> Тошкент давлат иқтисодиёт университети ҳузуридаги фан доктори илмий даражасини берувчи
2019 -> Программа работы направлений XXVII международных рождественских образовательных чтений
2019 -> Община бяла
2019 -> Базовый курс аналитической психологии, или Юнгианский бревиарий
2019 -> Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   70


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет