Открытие бессознательного 9


Современные клинические картины: множественная личность



жүктеу 7.97 Mb.
бет28/70
Дата03.04.2019
өлшемі7.97 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   70

Современные клинические картины: множественная личность


К концу восемнадцатого века и на протяжении всего девятнадцатого стали приобретать известность случаи расщепления личности, сначала очень редкие, если не сказать легендарные. После 1840 года их рассматривали уже более объективно, а к 1880 году эта проблему стали обсуждать наряду с другими, находившимися в центре внимания психиатров и философов.

Еще св. Августин размышлял над проблемой единства личности в своей «Исповеди».43 Обдумывая перемену, происшедшую в нем с момента его обращения, св. Августин отметил, что его старая языческая личность, которая, казалось, никогда не напоминала о себе в состоянии бодрствования, несмотря на это должна существовать, поскольку она оживает по ночам в его снах. Он писал: «О, Господи, являюсь ли я самим собой? И, однако, как много различий между мной и тем, каким я являюсь в момент перехода из состояния бодрствования в сон, или возвращения из сна в бодрствование». Это приводит Августина к обсуждению проблемы моральной ответственности сновидца за свои сновидения. Позднее аналогичная проблема ответственности индивида за действия, совершенные его «второй личностью», станет предметом широкого исследования.

Феномен одержимости, столь часто встречающийся на протяжении многих веков, можно рассматривать как вариант множественной личности. Мы уже упоминали о двух формах одержимости: ясная одержимость (при которой субъект ощущает внутри себя две души, сражающиеся друг с другом) и сомнамбулическая одержимость (при которой субъект теряет осознание себя самого, в то время как его телом как бы овладевает некий мистический незваный гость, действующий и говорящий с теми специфическими особенностями, о которых субъект ничего не знает, когда возвращается в сознание). Можно отметить определенное сходство между этими двумя формами одержимости и двумя основными формами множественной личности. Более того, точно так же, как одержимость выступает в явной или скрытой форме, множественная личность может быть манифестной (то есть возникать и развиваться спонтанно) или же проявляться только под влиянием гипнотических манипуляций или автоматического письма.

Возможно, что случаи множественной личности соседствовали с одержимостью многие годы, но оставались незамеченными. К подобному объяснению прибегли историки, чтобы пролить свет на некоторые исторические загадки вроде таинственного «Друга Бога из Оберланда», который, по-видимому, был не иначе как второй сомнамбулической личностью, мистического Рульмана Мерсвина44. В действительности, только после исчезновения явления одержимости в документах месмеристов, а позже и в медицинской литературе стали появляться истории болезней пациентов, у которых наблюдалась множественность личности. Еще в 1791 году Эберхард Гмелин опубликовал случай umgetauschter Persönlichkeit (измененной личности):

В 1789 году, в начале Французской Революции, в Штутгарт прибыли беженцы из числа аристократии. Пораженная их видом, одна двадцатилетняя немецкая девушка внезапно «поменяла» свою собственную личность. Она стала имитировать манеры и стиль поведения одной леди, урожденной француженки, при этом прекрасно говорила по-французски, изъясняясь в то же время по-немецки так, как это делала бы француженка. Эти «французские» состояния возникали периодически как бы сами по себе. В своей «французской личности» девушка помнила все, что она говорила или делала во время своего предыдущего «французского состояния». Будучи немкой, она ничего не знала о своей «французской личности». Гмелин мог легко заставить ее переходить из одной личности в другую, давая соответствующее указание одним лишь движением руки.45

Рейл очень заинтересовался этим случаем, тщательно работал над ним и связал его с явлением сновидений. Наряду с другими свидетельствами он приводит сон, рассказанный ему Лихтенбергом, немецким писателем. Тому снилось, как он рассказывает кому-то грустную, но правдивую историю, и тут его прерывает кто-то третий, чтобы напомнить о важном деле, о котором он, Лихтенберг, забыл. «Почему его фантазия, - спрашивал Рейль, - создает третью личность, которая удивляет его и заставляет почувствовать стыд? Как может эго разделиться на личности, которые, находясь вне его самосознания, производят вещи, о присутствии которых в самом себе он и не подозревает, и которые удивляют его своей мудростью, пришедшей извне?».46 Данная проблема, в сущности, является той же, что и множественная личность, и это хорошо понял Рейль.

Затем наступила череда случаев, о которых сохранились лишь туманные описания, не подтвержденные фактами. Об одном таком случае весьма кратко упоминает Эразм Дарвин:

Однажды меня обеспокоило состояние очень элегантной и благородной молодой леди, которая была одержима навязчивыми идеями, появлявшимися у нее через день и сохранявшимися в течение всего дня. В дни расстройств ее захватывали те же мысли, которые преследовали ее во время предыдущего приступа, но она ничего не могла вспомнить о них в те дни, когда была здорова. Этот случай также относился к ряду эпилептических, и больную лечили опиумом, применявшимся до момента начала приступа, периодически повторяя курс.47

Одним из самых известных случаев множественной личности являлась история Мэри Рейнолдс, рассказанная доктором Джоном Кирсли Митчелбм48 около 1815 года, тогда же опубликованная, а позднее изданная в более расширенном варианте (с последующими наблюдениями преподобного Вильяма С. Плюмера).49

Мэри Рейнолдс, дочь священника Вильяма Рейнолдса, родилась в Англии и была еще ребенком, когда ее семья переехала в Соединенные Штаты. Они поселились недалеко от Титусвилля, штат Пенсильвания. Местность, населенная, в основном, индейцами и немногочисленными белыми, все еще оставалась дикой, и в округе повсюду свободно бродили дикие животные. Весной 1811 года, в возрасте примерно девятнадцати лет, Мэри шла через поле с книгой в руке, и позже ее обнаружили лежащей на земле, очевидно, без сознания; вскоре она очнулась, но, по всей видимости, оставалась глухой и слепой в течение пяти или шести недель, Слух вернулся к ней внезапно, а зрение восстанавливалось постепенно. Три месяца спустя ее нашли спящей в глубоком сне, и этот сон продолжался в течение многих часов. Когда она проснулась, оказалось, что она ничего не помнит и при этом не может разговаривать. Ее состояние было таким же, как и у новорожденного младенца. Однако она быстро восстановила свои утраченные знания. Через пять недель однажды утром она проснулась в своем прежнем состоянии и выразила удивление по поводу перемены времени года, не осознавая ничего из того, что происходило с ней в течение последних недель. Спустя еще какое-то время (несколько недель) она опять впала в состояние глубокого сна, проснулась в своем «втором» состоянии и стала вести ту же жизнь, какую вела некоторое время до этого; такие чередования одного состояния с другим продолжались в течение пятнадцати или шестнадцати лет, но в конце концов прекратились, когда она достигла возраста тридцати пяти лет. Мэри осталась во «втором» состоянии и пребывала в нем без изменений до самой смерти в 1854 году.

Разница между этими двумя личностями была совершенно поразительной. В своей «первой» личности Мэри была тихой, спокойной и задумчивой, с тенденцией к депрессии, с заторможенным мышлением и отсутствием воображения. Личность «вторая» была беспечной, веселой, экстравагантной, любила компании, забавы и розыгрыши, имела ярко выраженную склонность к стихосложению и рифмовке. У каждой личности был свой почерк. Находясь в одном состоянии, Мэри знала о существовании другого и боялась оказаться в нем, но по разным причинам. Во «втором» состоянии она считала «первую» личность глупой и скучной.

Ее «второе» состояние доставляло семье много хлопот, потому что девушка становилась беспокойной и эксцентричной; она бродила по лесам, не опасаясь волков и диких зверей, и однажды даже попыталась поймать гремучую змею. Мэри также находилась в какой-то странной психологической зависимости от одного из шуринов. Непосредственно перед тем как заснуть, она обычно рассказывала о событиях дня и иногда весело смеялась над шутками, которые проделывала за день.

Случай Мэри Рейнолдс обычно приводится в качестве примера полной разделенности между обеими личностями. Однако из доклада преподобного Плюмера становиться понятно, что это разделение не всегда было полным. Во «втором» состоянии, до того как она снова научилась читать и узнала что-либо о Священном Писании, Мэри рассказывала о снах, в которых проявлялось знание Библии. Точно также ее сны указывали на воспоминания о своей умершей сестре Элизе, о которой она не имела ни малейшего представления, когда просыпалась.

Этот случай был популярно изложен в книге «Философия сна», написанной Макнишем, получившей широкое распространение во Франции. В ней Мэри фигурировала под именем la dame de Macnish («леди Макниш»).50 В 1889 году доктор С. Вейр Митчел, сын доктора Джона Кирсли Митчела, опубликовал более полный отчет об истории Мэри Рейнолдс, основываясь на бумагах своего отца. По-видимому, некоторые читатели так и не поняли, что Мэри Рейнолдс и «леди Макниш» - одно и то же лицо, и в течение некоторого времени на эти редакции ошибочно ссылались как на два различных примера множественной личности. Это, между прочим, демонстрирует неточность первого отчета, представленного доктором Митчелом старшим.51

Более серьезное объективное исследование множественной личности началось во Франции с публикации Деспеном истории об «Эстель», написанной в форме подробного отчета, но по сути - монографии.52Деспен был терапевтом, служившим Медицинским инспектором термального центра Экс-ан-Савуа. Время от времени он практиковал магнетическое лечение.

В июле 1836 года на прием к Деспену привели одиннадцатилетнюю девочку. Врач в Нёшателе диагностировал у нее тяжелый паралич в результате повреждения спинного мозга. Эстель - так звали девочку - потеряла своего отца во время эпидемии 1832 года и была довольно избалованна. В ноябре 1834 года во время игры ее толкнул сверстник, и она упала на спину. С этого момента Эстель стала жаловаться на боль, которая постепенно увеличивалась и в конечном счете стала невыносимой. Все другие способы лечения оказались безрезультатными, и ее отправили в Экс. Пять дней она путешествовала в экипаже, лежа на спине в просторной плоской ивовой корзине, обитой стеганым пуховым одеялом, с ровной поверхностью на дне. Окна экипажа, занавешенные шторами, были плотно закрыты. Эстель требовала, чтобы ее выносили на каждой остановке, и вокруг тотчас же собиралась огромная толпа, чтобы поглазеть, как бедняжку несут в местную гостиницу. Никто, кроме матери и тети, не мог дотрагиваться до нее, не вызывая пронзительного болезненного крика. Девочка целиком погрузилась в грезы, фантастические видения и галлюцинации и постоянно забывала о том, что происходит вокруг.

Шестидесятилетний доктор испытывал сильную привязанность к своей маленькой пациентке. Повсюду в книге он восхищается ее умственными способностями и смелостью, с которой она переносила все тяжелые испытания. Со всей осторожностью Деспен начал курс гипнотерапии и электрического лечения, после чего последовало медленное улучшение. В декабре ее мать рассказала Деспену, что каждый вечер хор ангелов утешает и успокаивает Эстель. Для доктора это по служило озарением, и внезапно он осознал, что случай Эстель является примером «экстаза» - состояния, которое может быть вылечено с помощью животного магнетизма. Сначала Эстель упорно сопротивлялась тому, чтобы ее магнетизировали, но, уступив настойчивым просьбам матери, она в конце концов согласилась, оговорив собственные условия. Они состояли в том, что она будет подвергаться магнетизму, только когда этого захочет сама и только в той степени, в какой пожелает, и что все сказанное ею в сомнамбулическом состоянии будет повторено ей слово в слово. Магнетическое лечение началось в конце декабря 1836 года. Ее мать вела дневник, многочисленные выдержки из которого содержатся в книге Деспена. Магнетический сон вызывался легко всегда сопровождался амнезией. Во время сеанса Эстель сама назначала собственное лечение и диету. Вскоре после начала лечения в ее магнетическом сне появился один из ангелов, которого она назвала Ангелиной. Девочка вела с ним оживленную беседу (из которой, конечно, была записана только часть Эстель). С этого момента лечение предписывалось Ангелиной. Диета запрещала принимать всю ту пищу, которая не нравится Эстель, и предписывала давать все то, что нравится, даже снег. Никто не должен, был перечить. Ангел сказал: «Позвольте ей действовать согласно ее прихотям, иначе улучшения не будет».

Начиная с января 1837 года Эстель стала вести двойную жизнь. В своем орычном состоянии она все еще оставалась парализованной. Малейшее движение причиняло невыносимые страдания. Ее были вынуждены обкладывать подушками, укрывать шерстяными одеялами и одеялами из гагачьего пуха. Эстель любила свою мать и требовала, чтобы та постоянно находилась рядом с ней. Девочка обращалась к доктору Деспену уважительно, на «вы». В состоянии же магнетического сна она становилась способной двигаться, начинала гулять, испытывала страстную тягу к снегу и не выносила присутствия матери. С Деспеном обращалась фамильярно, на «ты». Ее способность передвигаться зависела от наличия на теле золота, присутствие же некоторых других веществ, напротив, оказывало негативное воздействие.

В конце января, то го же года Эстель стала спонтанно впадать в состояние магнетического сна, каждые двенадцать часов сменявшееся так называемым обычным состоянием. В последнем она все еще по-прежнему не могла сделать ни одного шага. В состоянии магнетического сна Эстель обычно гуляла, бегала, без устали путешествовала в экипаже, любила играть со снегом и есть его. Однако она не переносила некоторых вещей, например кошек, взгляд на которых приводил девочку к каталепсии, из которой пациентку можно было вывести с помощью растирания золотом. Деспена поражало различие между двумя диетами Эстель. Обычно она могла есть очень ограниченную пищу. Магнетический сон приводил к тому, что девочка обычно ела все и в больших количествах. Казалось, у Эстель есть два желудка, один для критического («сонного») состояния, другой - для обычного («бодрствующего»).

В начале марта Деспен был вызван из Экса на несколько дней. Как и предсказывала Эстель, во время его отсутствия она стала страдать галлюцинациями и разного рода недомоганиями. Домочадцам оставалось молча сносить все ее капризы В конце марта девочка предсказала последующее видение ею большого шара, который лопнет, в результате чего наступит значительное улучшение. Предсказание сбылось 14 апреля, когда в первый раз пациентка смогла сделать несколько шагов уже в обычном состоянии бодрствования. Магнетическое состояние также демонстрировало определенные успехи. Эстель начала плавать и предприняла ряд экскурсий в горы, хотя определенная идиосинкразия и сохранялась.

Постепенное сливание обычного и магнетического состояний стало медленно происходить в июле. 13 июля: лечедие Деспена завершилось, и пациентка со своей матерью неспешно отправились обратно в Нёшатель. Новость о ее излечении уже достигла города, и местная газета опубликовала историю Эстель, называя ее la petite ressuscite («воскресшая малышка»). Идиосинкразия постепенно утратилась до такой степени, что девочка могла видеть даже кошек и при этом, не впадать в каталепсию.

Поразительное исследование Деспена вскоре было предано забвению, отчасти потому, что он был обычным врачом, а отчасти потому, что книга его никогда более не переиздавалась и сейчас является редкостью. Важность этого случая неоднократно подчеркивал Жане, ибо он (случай) стимулировал его собственное исследование. Интересным моментом в истории Эстель является тот способ, с помощью которого было достигнуто излечение. «Обычное» состояние Эстель в действительности было патологическим, в то время как ее анормальное или магнетическое состояние оказывалось, на самом деле, здоровым. Деспен позволил развиться последнему, доведя его до точки слияния с первым, когда здоровая личность стала лидирующей. История болезни показывает, как Деспен в первой фазе лечения устанавливает раппорт с ребенком, который начинает зависеть от врача в своем магнетическом состоянии. Во время сеансов проявляется и антагонизм по отношению к матери. Деспен, таким образом, освобождает Эстель от болезненной зависимости от матери. Сильная зависимость девочки от Деспена проявляется во время его отсутствия. По всей видимости, он постепенно ослабил ее до такого состояния, что пациентка смогла вернуться в Нёшатель вместе с матерью.

Разумеется, было бы интересно узнать, что же произошло с Эстель после ее столь памятного излечения. В поздних работах Деспена никаких упоминаний об этом нет. Однако после того, как он однажды воспроизвел полное имя Эстель, стало возможным проследить ее судьбу. Она родилась 18 марта 1825 года в семье торговца из швейцарского города Нёшатель, сделавшего себе карьеру и имя в Париже. После выздоровления она провела большую часть жизни во Франции, вышла замуж в Гавре и умерла там же 15 декабря 1862 года, не оставив после себя детей».53

Классификация и формы множественной личности

В связи с тем, что на протяжении девятнадцатого века в публикациях стало описываться все больше и больше случаев множественной личности, возникла необходимость различать и как-то классифицировать их клинические варианты. Среди многочисленных типов классификации наиболее рациональной, вероятно, является следующая:



  1. Одновременные множественные личности

  2. Последовательные множественные личности

а. взаимная осведомленность личностей о существовании друг друга

б. взаимная амнезия

в. амнезия одной из личностей

3. Личностные группы

Теперь мы предпримем короткий обзор этих различных типов, приводя для каждого один или два наиболее характерных клинических примера, включая недавние случаи, имеющие особый интерес54.

Одновременные множественные личности

Личности называются одновременными, когда они способны проявлять себя отчетливо в один и тот же момент. Следует напомнить, что нельзя говорить о множественной личности, когда речь идет о двух фокусах внимания или двух согласованных потоках сознания (как это может происходить с религиозными мистиками, поэтами, художниками, изобретателями) или когда актер играет роль на сцене. У непосредственно множественной личности, каждая из них имеет свое собственное чувство индивидуальности, исключая наличия таковой у другой или других.

Такое состояние является очень редким. Хотя даже нормальный индивид, возможно, переживает подобные ощущения при переходе из сна в бодрствование, и наоборот. Мы вспоминаем, как св. Августин удивлялся подобным перемещениям из своей новой христианской личности в старую, языческую, и обратно.

Флурнуа упоминает о подобных кратковременных состояниях у своего медиума Элен Смит.

Множественность личности является своего рода состоянием сознания, которое невозможно описать адекватно. Его можно только представить, если вспомнить удивительное состояние, необычное для нормальной, активной жизни и более привычное для сна, когда человек, по всей видимости, меняет свою личность и становится кем-то еще.

Элен неоднократно рассказывала о том, что порой ее наполняет ощущение, что она на какое-то короткое время становится или уже является Леопольдом. Чаще это происходит по ночам или перед утренним пробуждением. Сначала перед ней проходит мимолетное видение ее покровителя. Затем постепенно он погружается в нее; у нее появляется чувство, что он вторгается в ее организм и завладевает им, как будто он на самом деле стал ею или она стала им.55

В отчете о своих опытах с мескалином Джованни Энрико Морселли рассказывает о переживаниях, вызванных его действием, о состоянии, в котором с ним соединился дикий зверь, или, говоря другими словами, он чувствовал себя превращенным в дикого зверя, и мог описать его цвет.56

Возвращение воспоминаний из прежней жизни - явление более сложное. Иногда оно случается у пациента с галлюцинаторной яркостью, при этом у него сохраняется четкое осознание себя самого и места, где он находится. Одним из таких случаев является любопытная история пациентки Макса Биршера по имени «Икара».

Икара, домохозяйка из Цюриха, лишилась матери в тринадцать лет. Ее детство и юность были несчастливыми. Она выросла очень прилежной, практичной и серьезной девушкой, но вела скрытую жизнь, наполненную фантазиями и скрываемую от своих знакомых. Когда Икаре было пятнадцать лет, ее поразило внезапное осознание того, что ей ведомы все подробности рождения детей, будто пережитые ею самой на самом деле. В двадцать пять лет девушку стали посещать очень яркие воспоминания о событиях, происходивших с человеком, с которым она отождествляла себя в прошлой жизни. Она провела два года в медицинском санатории у Биршера, и последний упоминает примерно о десяти таких проявлениях воспоминаний из предыдущей жизни. Эти воспоминания имели личный характер и выглядели вполне отчетливыми, хотя и относились к совершенно иному миру. В предшествующей жизни Икара была крепкой женщиной из первобытного племени. Она обитала на краю леса среди дикарей, одетых в звериные шкуры. Однажды она рассказала о том, как украла курицу, жадно ела ее сырое мясо и чувствовала вкус крови на своих губах; потом за ней погнались рассерженные мужчины, угрожающе размахивая большими палками. Икара пыталась найти убежище в ближайшей пещере - и видение внезапно пропало. Доктор Биршер считал, что это действительно были воспоминания о прежней жизни, которую эта женщина прожила в доисторической эре. Жаль, что он не предпринял более подробного исследования другой жизни своей пациентки57.

Сосуществование в сознании двух личностей является исключительным состоянием, которое навряд ли способно длиться долго. Даже когда обе личности знают друг о друге, одна из них всегда доминирует (несмотря на то, что на заднем плане ощущается присутствие другой). По этой причине, к первой группе последовательных множественных личностей относится случай пациента доктора Кори.



Последовательные множественные личности; взаимная осведомленность личностей о существовании друг друга

Этот тип множественной личности, по-видимому, встречается нечасто. Одним из лучших примеров является случай, опубликованный Чарльзом Э. Кори.

Кори описывает случай двадцатидевятилетней женщины, чья личность тремя годами ранее раскололась на «А» и «В» вследствие шока, который она пережила из-за самоубийства отца. Через какое-то время после случившейся трагедии женщина начала страдать двигательными расстройствами, галлюцинациями, выраженной нестабильностью и немотивированными переменами настроения. Однажды вечером, когда она сидела за пианино, у нее появилось ощущение, как будто кто-то внутри сказал, чтобы она набрала в легкие побольше воздуха и попыталась спеть. К тому моменту, как личность «В» научилась «полностью проявляться и брать власть над телом», прошло несколько недель. С этого времени обе личности стали чередовать свое появление, но одна всегда знала о существовании другой.

Личность «А» остается нормальной, обычной личностью и сохраняет прежний характер. Она - яркая и образованная женщина благородного происхождения, но, по большей части, стеснительная и замкнутая. «А» плохо поет. Она воспитывалась в строгости как дома, так и в Монастырской школе, и в ее воспитании на все, что касалось сексуальных вопросов, распространялось строжайшее табу. «В», очевидно, является женщиной постарше, самоуверенной, но обладающей чувством собственного достоинства и серьезных взглядов, женщиной, которая утверждает, что является реинкарнацией души испанской певицы. Она поет хорошо и уверенно и говорит по-английски с сильным испанским акцентом. Временами «В» изъясняется на языке, который, по ее утверждению, является испанским, но на самом деле - смесью из обрывков ломаного испанского и звучащих на испанский манер словообразований. «В» обладает крайним эгоцентризмом, демонстрирует сильную страстность, и основной ее интерес лежит в области сексуальных инстинктов. Она делает вид, что является сладострастной, очаровательной красавицей и утверждает, что в прошлом была танцовщицей, куртизанкой и любовницей аристократа.

«А» и «В» полагают, что находятся в хороших отношениях друг с другом, но являются личностями полностью самостоятельными, как если бы они были двумя приятельницами. Каждая знает другую и хочет раскрыться перед ней в той степени, в какой сама того желает. Каждая, если заинтересована в этом, осознает другую и помнит, что та делает. Они могут смотреть на одну и ту же вещь или читать одну и ту же книгу одновременно. Однако может показаться, что «В» никогда не спит. Она утверждает, что знает прежнюю жизнь «А» лучше чем ее знает сама «А». Она также настаивает на том, что является ангелом-хранителем «А» и что однажды гипнотизировала ее. Очевидно, что «В» является доминирующей личностью.

Кори мог гипнотизировать каждую личность отдельно. Он обнаружил, что под гипнозом «А» вспоминает вещи, о которых она ничего не знает в нормальном состоянии, но о которых ему рассказывала «В», при этом не будучи загипнотизированной. Однажды, во время сеанса гипноза, «В» неожиданно начала бредить, в этом состоянии она была сильно испугана и тяжело страдала: она увидела тело своего любовника, который покончил жизнь самоубийством. «Где-то глубоко в ее подсознании существует некая обитель ужасов».

В отчете Кори содержатся некоторые намеки о возможных психогенетических факторах. В монастырской школе «А» знала трёх маленьких девочек, которые приехали из Мексики и между собой разговаривали по-испански. Вскоре после смерти отца она познакомилась с мужчиной, который был намного старше ее и выглядел как испанец и чья мать действительно была испанкой. С другой стороны, пациентка страдала от сильного сексуального подавления и внутреннего конфликта. Кори отметил, что «они обе родились на обломках старого конфликта».

И наконец, следует обратить внимание на то, что пациентка Кори никогда не говорила, что «В» могла быть возрождением предыдущей жизни «А» (как в случае Икары). Предполагалось, что «В» является реинкарнацией духа. Примечательно, что круг общения «В» включал в себя людей верующих в спиритизм. Они поддерживали ее веру в то, что она является вернувшимся духом, но который она распространяет свое тираническое влияние. 58



Последовательные множественные личности, взаимная амнезия

В этой группе личности «А» и «В» ничего не знают друг о друге. К этой группе относится случай юной пациентки Гмелина, чья французская личность ничего не знала о немецкой, точно так же, как и немецкая личность ничего не знала о французской. Случай Мэри Рейнолдс обычно приводится как типичный, но, как мы уже видели, некоторые знания первой личности временами проходили сквозь вторую личность. Следует быть осторожным при изучении старых историй болезни, которые не всегда записывались с той тщательностью, которая необходима для научного исследования сегодня. Одним из первых достоверно записанных случаев взаимно амнестических личностей является случай Апселя Бурна. опубликованный Ходсоном59 и изученный Уильямом Джеймсом.60

Ансель Бурн родился в 1826 году. Его родители развелись, и детство его было безрадостным. Когда он вырос, то стал плотником и работал в маленьких городках Род-Айленда. Бурн, будучи убежденным атеистом, публично заявил 28 октября 1857 года, что скорее станет глухим и немым, чем пойдет в церковь. Через несколько мгновений он оглох, онемел и ослеп. 11 ноября он пошел в церковь, показывая лист бумаги, на котором было написано о его обращении. В следующее воскресенье, 15 ноября, Бурн поднялся в церкви среди нескольких сотен молящихся и заявил, что Бог излечил его от болезни. Это якобы чудесное исцеление сделало его необычайно популярным, и с этих пор Бурн совмещал свою работу плотника с деятельностью странствующего проповедника. Через год у него умерла жена, и он женился вторично, но второй брак не был счастливым.

Однажды, через тридцать лет после обращения, Ансель Бурн исчез из своего дома в Ковентри, Род-Айленд. Он отправился в Провиденс, снял в банке 551 доллар, нанес визит любимому племяннику, и после этого его след был потерян.

Две недели спустя некий Альберт Браун прибыл в Норристоун, штат Пенсильвания. Он взял в аренду маленький магазин, купил некоторые товары и начал скромный бизнес по продаже канцелярских принадлежностей, кондитерских изделий и всякой мелочи. Мужчина вел по большей части незаметную и уединенную жизнь. Ранним утром 14 марта он проснулся совершенно сбитый с толку. Альберт Браун вернулся в свою прежнюю личность Анселя Бурна и не мог понять, что он делает в этом странном месте. Он позвал своих соседей, которые подумали, что Браун помешался. В конце концов приехал его племянник, продал магазин и забрал дядю обратно в Ковентри. Никаких воспоминаний обо всем, что он делал в течение двух месяцев, которые он провел под именем Альберта Брауна, у Анселя Бурна не осталось.

В 1890 году Ансель Бурн был загипнотизирован Уильямом Джеймсом и в состоянии транса вернулся к личности Альберта Брауна. Браун ничего не знал о Бурне, но дал связный отчет о том, что он делал в течение двух месяцев своего существования. В тех случаях, когда его заявления можно было проверить, они оказывались истинными. Что касается причин возникновения фуги, он был, очевидно, неудовлетворен своей жизнью и страдал от постоянного ворчания второй жены. Бурн пропал только после получения большой суммы денег. Его новая личность (Альберт Браун из Ньютона, штат Нью-Хемпшир) была слабой маскировкой его истинной личности (Анселя Бурна из Нью-Йорка, штат Нью-Йорк). Странно, что во втором состоянии Альберт Браун не заметил ничего необычного в бумагах, чековой книжке и других документах, которые он носил с собой все это время, и где стояло имя Анселя Бурна. Было бы интересно узнать обстоятельства, которые предшествовали его возвращению к первой личности, и то, как много денег он уже потратил к тому моменту.

В 1933 году С. Франц опубликовал более поздний и очень тщательно задокументированный случай взаимной амнезии личностей.

В декабре 1919 года полиция Лос-Анджелеса поймала мужчину, который бродил по улицам в полубессознательном состоянии. Мужчина, у которого при себе были английские и французские военные медали, сказал, что ничего не помнит о своей жизни до 1915 года и что очень обеспокоен тем, что не знает, кем он является. Одна пожилая леди из Калифорнии убеждала его в том, что узнала в нем потерянного сына, но он не может вспомнить в этой женщине свою мать. Франц пытался пролить свет на этот случай, как через официальное расследование, так и проводя многочисленные беседы с пациентом.

Документы пациента были выписаны на имя Чарльза Палтинга из Флориды, но он не был похож на коренного американца. У не го был ирландский акцент. Он думал, что, возможно, является канадцем, и имел необъяснимое влечение к штату Мичиган. Пациент много путешествовал не только по Соединенным Штатам, но и за границей. Его воспоминания начались в феврале 1915 года, хотя имелось несколько серьезных провалов и после этой даты. Он принимал участие в Первой Мировой Войне и сражался на территории Франции, Бельгии и Британской Восточной Африки. Пациент весьма эмоционально рассказывал Францу о своих военных приключениях в африканских джунглях и о том, как после побега из немецкого плена вместе с другими солдатами, он видел, как одного его товарища растерзали леопарды.

Таким образом, пока Палтинг пытался справиться со своими воспоминаниями, полиция снова обнаружила его на улицах в марте 1930 года полностью утратившим все жизненные ориентиры. У Франца он заявил, что его имя Чарльз Пултни. Он указал дату и место своего рождения, свой адрес в Дублине, а также имена своих родителей, братьев, сестер, жены и двоих детей. Полагали, что он находился в Дублине в сентябре 1914 года. Пултни приехал в Соединенные Штаты в 1913 году и жил в штате Мичиган. Он не мог вспомнить ничего из того, что произошло после сентября 1914 года. «Это был человек, проживший сорок два года, из которых только о двадцати семи у него сохранились какие-то воспоминания и переживания».

Франц пытался заставить Пултни восстановить воспоминания о второй половине жизни при помощи карт тех стран, где, как было известно, он временно останавливался. Изучая карту Британской Восточной Африки, Пултни неожиданно сильно возбудился, обнаружив на ней маленький город: там, сказал он, у него было ручная обезьянка, которую схватил и растерзал леопард. (С точки зрения динамической психиатрии эта эмоция была очевидно заменой более тяжелого воспоминания о товарище, растерзанном леопардами в той же самой местности.) Эта эмоциональная абреакция сопровождалась потоком воспоминаний, которые теперь лились без остановки. «За несколько минут этот человек прожил пятнадцать лет. Он встретился и познакомился с самим собой».

Таким образом, история жизни этого пациента как бы разделилась на три неравные временные части, которые Франц назвал личностями «А», «В» и «С». Личность «А» (Палтинг) существовала с рождения пациента до сентября 1914 года. Личность «В» охватывала период с сентября 1914 года до февраля 1915 года. Этот фрагмент личности был стерт, вероятно, в результате психической травмы, полученной во время сражений в северной Франции. Личность «С» появилась в феврале 1915 года и существовала до того момента, когда Франц начал в 1930 году лечение пациента. В начале лечения пациент знал только личность «С», личности «А» и «В» выпали из его сознания. Францу удалось собрать вместе «А» и «С». Что касается «В», то она так и осталась недостающим звеном (отсюда название книги - «Личности Один и Три»).61



Последовательные множественные личности: амнезия одной из личностей

Это значит, что личность «А» ничего не знает о личности «В», но последняя знает не только саму себя, но также и личность «А». Прототипом такого варианта множественной личности послужила знаменитая пациентка профессора Азама, Фелида. Эжен Азам (1822-1899), профессор хирургии в Медицинской школе в Бордо, интересовался гипнозом еще в те времена, когда полагали, что гипноз научным методом не является. С 1858 по 1893 год он изучал и следил с некоторыми перерывами за женщиной Фелидой X., для которой он ввел термин dédoublement de la personnalité (расщепление личности). Он сделал несколько научных докладов об этой пациентке различным медицинским сообществам и впоследствии объединил все свои наблюдения, дополнил их пояснениями и опубликовал в 1887 году с введением, написанным Шарко.62

Фелида родилась в 1843 году и была дочерью капитана торгового флота. Он умер, когда она была еще совсем маленькой, и ее детство было нелегким. Будучи ребенком, Фелида была вынуждена зарабатывать себе на жизнь, работая белошвейкой. Начиная с тринадцати лет у нее стали развиваться сильные истерические симптомы. Она была угрюмой, неразговорчивой девушкой и упорной работницей, но постоянно жаловалась на головные боли, невралгию и другие болезненные проявления. Почти каждый день у нее случался «кризис»: внезапно Фелида чувствовала острую боль в висках, после чего впадала в летаргическое состояние, длившееся несколько минут. После пробуждения девушка становилась совершенно другой личностью: веселой, оживленной, иногда в приподнятом настроении и полностью свободной от всех недомоганий. Это состояние обычно длилось несколько часов и заканчивалось коротким летаргическим сном, после которого она возвращалась в обычную личность. Азам установил, что в нормальном состоянии Фелида обладает средними способностями, но что она становится более одаренной во втором состоянии. В последнем она очень хорошо помнит не только предыдущие состояния, но и всю свою жизнь. Нормальная личность ничего не знает о второй, за исключением рассказываемого о ней другими. Гораздо реже у Фелиды появлялась иная форма кризиса, которую Азам называл третьим состоянием: приступы сильного страха с мучительными галлюцинациями.

Однажды Фелида консультировалась у Азама по поводу тошноты и увеличившегося живота. Азам определил беременность, но Фелида не согласилась это признать, заявив, что такое просто невозможно. Позже, переместившись во вторую личность и улыбаясь, она заявила, что знает о беременности, но не беспокоится по этому поводу. Фелида вышла замуж за своего приятеля, у них родился ребенок, и ей явно стало лучше. Она не наблюдалась у Азама в течение долгого времени. Но со второй беременностью все предыдущие симптомы вернулись.

Среди симптомов Фелиды Азам описывал необычные расстройства вегетативных нервных функций, становившиеся все сильнее и сильнее в последующие годы жизни. Она страдала от легочных и желудочных кровотечений без каких-либо признаков заболевания в этих органах. Когда она спала, из се рта частенько медленно и безостановочно текла кровь. У нее неожиданно могла распухнуть любая часть тела, например, половина лица.

Азам установил, что у теперешней тридцатидвухлетней Фелиды, управлявшей бакалейным магазином, в основном проявляются те же самые симптомы. Но теперь первая и вторая личности поменялись друг с другом местами, то есть, периоды второй личности значительно удлинились по сравнению с первой, нормальной. Последней становилось все хуже и хуже. Во втором состоянии Фелида чувствовала себя хорошо, она становилась свободней, больше заботилась о внешнем виде, была более чувствительной и более привязана к семье. Она помнила всю жизнь. Во время коротких периодов первой личности она лишалась большой части воспоминаний (поскольку она ничего не помнила о второй личности), много работала, но выглядела хмурой, и ее раздражал муж. В любом отношении это так называемое нормальное состояние оказывалось менее желательным, чем второе, или ненормальное состояние. Все одиннадцать детей родились в нормальном, то есть в плохом состоянии. В обоих проявлениях она считала свое нынешнее состояние нормальным, а другое - ненормальным.

В последующие годы, вплоть до 1887 года, Азам продолжал наблюдать за Фелидой и написал несколько дополнительных работ о ней. Второе состояние становилось все более и более доминирующим, хотя оно никогда не оставалось единственным. Все то время, пока Азам наблюдал за ней, у Фелиды случались короткие возвраты в первое «нормальное» состояние. Расстройства вегетативной нервной системы постепенно увеличились до такой степени, что у нее начались частые кровотечения из всех слизистых тканей тела, без каких-либо признаков серьезных заболеваний.

Большинство случаев множественной личности принадлежит к данной группе односторонней амнезии. Как мы уже видели, «В» знает вес об «А», в то время как «А» не знает ничего о «В». Более того, С.В. Митчел обратил внимание на то, что во всех известных случаях обнаружилось, что личность «В» является более открытой, более легкой в общении и часто имеет приподнятое настроение. Личность «А» является замкнутой, ответственной и подавленной. Майерс и затем Жане, заявили, что некорректно называть личность «А» нормальной, а личность «В» ненормальной, как это делал Азам. В действительности, личность «А» является больной, а «В» можно рассматривать как возврат к некогда здоровой личности, той, какой она была до начала болезни.

Из многочисленных примеров множественной личности, принадлежащих к этой группе, мы выбрали и добавили еще один, возможно, наиболее примечательный случай множественной личности из когда-либо опубликованных. Это история болезни Елены, пациентки доктора Морселли. Елена наблюдалась и лечилась у Морселли63 в течение трех лет. Его отчет, опубликованный в итальянском журнале, является хорошо задокументированной монографией случая этого типа.

В мае 1925 года двадцатипятилетняя учительница игры на фортепиано Елена Ф. была помещена в психиатрическую клинику Морселли в Милане. Она обратилась к нему на превосходном французском. Морселли спросил ее, почему она, итальянка, не говорит с ним на своем родном языке. Елена ответила ему с явным удивлением, что разговаривает по-итальянски. У нее было ощущение, что вокруг нее происходит что-то странное и сверхъестественное. Пациентка жаловалась, что люди читают ее мысли, и она слышит голоса, которые выдвигают против нее чудовищные обвинения. Елена также уверяла Морселли (и это не соответствовало действительности), что ее отец умер. В то время как Морселли проверял состояние ее нервной системы, пациентка впала в короткий летаргический сон. После пробуждения она заговорила уже на итальянском и была очень удивлена, когда увидела Морселли, которого не узнала.

После этого франко- и италоговорящая личности стали чередоваться. Вне зависимости от того, в каком состоянии она находится, Елена полагала, что разговаривает по-итальянски. Во французской личности она говорила по-итальянски так, как говорила бы француженка, и наоборот. Кроме этих двух состояний, в поведении пациентки проявлялось то, что время от времени она начинала бредить и у нее возникали страшные галлюцинации, в которых, например, она видела, как отец убивает мать (подобные случаи, происходившие с Фелидой в третьем состоянии, были также описаны Азамом)

Итальянская личность Елены ничего не знала о своем французском двойнике, в то время как последняя знала как о себе, так и об итальянской личности. Французская личность была явно психотичной, итальянская - гораздо более здоровой.

Объективные данные говорили о следующем: отцом Елены является шестидесятишестилетний фабрикант, а матерью - шестидесятидвухлетняя женщина, невротичная до крайности и зависимая от алкоголя. Из-за бурных сцен между родителями ее жизнь дома была невыносимой. Елена всегда выглядела болезненной. Все свои силы и энергию она отдавала музыке. Она демонстрировала отвращение к сексуальным вопросам и не имела никаких любовных приключений. Легочные и другие заболевания привели к необходимости долгого пребывания на климатических курортах. Непосредственно душевные расстройства стали возникать после пребывания Елены вместе с отцом в деревне на берегу озера Маджоре.

Морселли построил свое лечение на двух принципах: (1) В связи с тем, что итальянская личность является более здоровой, он пытался сохранять ее как можно дольше. Он обнаружил, что может при желании - заставляя пациентку читать вслух 50 стихов Данте - переместить ее из французской личности в итальянскую, (2) Без погружения Елены в гипноз он делал попытки осторожного извлечения из памяти ее прошлого. Морселли был поражен явным игнорированием пациенткой факта сексуальной жизни и некоторыми пробелами в ее памяти: у нее не было никаких воспоминаний о тех неделях, которые она провела вместе с отцом в деревушке, название которой она не могла даже вспомнить.

Постепенно Елена обретала забытые воспоминания, но это достигалось ценой мучительных эмоциональных абреакций. В конце концов она вспомнила, что стала жертвой сексуальных домогательств отца (то, что это действительно имело место, подтвердилось из других источников). Самым тяжелым для нее было воспоминание о его попытке засунуть ей в рот свой язык. Бегство Елены во французскую личность явилось, таким образом, стремлением подавить воспоминание о «языке» отца и его инцестуозных попытках.

Достигнув здесь некоторого успеха, Морселли сфокусировался затем на том, чтобы объединить франко- и италоговорящие личности и растворить одну в другой. Психотические симптомы стали постепенно пропадать. Лечение, таким образом, оказалось эффективным, но вскоре после того, как Елена покинула госпиталь в июле 1927 года, она умерла от почечной инфекции.



Личностные группы (clusters)

В течение достаточно долгого периода времени публиковались только случаи «множественной личности». Но, как стало ясно впоследствии, человеческий мозг скорее похож на матрицу, из которой могут возникать и обособляться целые группы подлинностей (subpersonalities). Месмеристы открыли, что при наложении гипнотических процедур на уже загипнотизированных пациентов на авансцену порой выходит третья личность, которая настолько же отличается от обычной магнетической личности, насколько последняя отличается от нормального индивида в состоянии бодрствования. Пьер Жане одним из первых предпринял систематические исследования множественных гипнотических подлинностей у своих пациенток Люси, Леони и Роз. Он показал важную роль «называния» или присвоения имени: «Пройдя церемонию крещения и присвоения имени, бессознательная личность сразу становится более ясной и определенной; она проявляет свои психологические черты более отчетливо».64

Хотя личностные группы (clusters) иногда развиваются спонтанно, всегда остается открытым вопрос, в какой степени исследование посредством сознательного или бессознательного внушения может подстегнуть умножение (multiplication) и развитие этих личностей. Среди самых известных примеров подобного умножения личности мы приведем случай мисс Бошам, которому Мортон Принс посвятил классическую монографию.

Кристин Бошам родилась в 1875 году. В 1898 году, когда Мортон Принс познакомился с ней, ей было двадцать три года. В то время она была студенткой колледжа в Новой Англии, хорошо образованная, но очень застенчивая девушка, проводившая все время за чтением книг. С очень развитым чувством ответственности, Кристин была усердной, добросовестной, гордой и замкнутой и проявляла болезненную скрытность при разговорах о себе. Девушка страдала от головных болей, усталости и подавленности воли. В конце концов судьба привела ее к Мортону Принсу, после консультации с которым было назначено лечение. Принс знал, что в тринадцать лет мисс Бошам потеряла мать. Кристин-подросток чувствовала себя несчастливой в доме и страдала от многочисленных психических травм, полученных ею между тринадцатью и шестнадцатью годами. Был случай, когда однажды она даже сбежала из дома.

С целью облегчить неврастенические страдания, Принс решил применить гипноз и обнаружил, что Кристин легко ему поддается, В первых сеансах под гипнозом девушка продолжала, в основном, демонстрировать те же самые личностные черты, что и в состоянии бодрствования. Но однажды через несколько недель, на очередном гипнотическом сеансе Принс обнаружил у своей подопечной проявление одного из двух дополнительных личностных выражений (которые он назвал В II и В III, отдавая бодрствующей личности имя В I). В то время как личность В II оставалась ярко выраженной мисс Бошам, личность В III оказалась ее полной противоположностью: она была веселой, оживленной, беспечной, непослушной и часто заикалась. В I (мисс Бошам в бодрствующем состоянии) ничего не знала о двух своих гипнотических подлинностях. В II знала В I, но ничего не знала о В III. С другой стороны, В III знала все о В I и В II. Вторая гипнотическая подлинность, В III, которую Принс назвал Крис, выбрала себе имя Салли. Она демонстрировала пренебрежение и презрение по отношению к В I, которую считала глупой. Однако Салли не обладала культурой мисс Бошам и не говорила по-французски. Косвенным образом участие личности Салли проявлялось и в повседневной жизни мисс Бошам: последняя произносила внушенные ей глупые слова и совершала немотивированные поступки, которые можно рассматривать как одну из форм «отреагирования». Через несколько месяцев Салли уже открыто демонстрировала свое присутствие в виде равноправно чередующейся личности, знавшей о мисс Бошам все, в то время как последняя оставалась постоянно озадаченной и обеспокоенной и ничего не знала о том, как Салли периодически над ней подшучивает.

Позднее появилась новая личность В IV, Идиот, по всей видимости, регрессивного типа. На этом этапе, Принс выяснил, что в возрасте восемнадцати лет мисс Бошам пережила нервный шок. На протяжении всего периода с 1898 по 1904, говорил Принс, все указанные личности играли «комедию ошибок, которая иногда была смешной, а иногда трагичной». Работать с ними было весьма тяжело. Однако ему удалось соединить эти личности в единое целое - истинную мисс Бошам. Детали этого лечения, которое, наверное, правильнее было бы назвать групповой терапией, более полно описаны в книге Принса «Диссоциация личности».65

История болезни Кристин может показаться несколько сложной для понимания, но все же она не столь запутанна, чем случай Дорис, опубликованный Уолтером Франклином Принсом.66 Этот случай - слишком длинный и сложный, чтобы его здесь анализировать - содержит в себе несколько загадок, которые чрезвычайно трудны для объяснения. Например, одна из субличностей (Больная Дорис) постепенно поглощалась первой личностью (Истинная Дорис), в то время как еще одна субличность (Маргарет), не имея своих собственных воспоминаний, медленно отступала и исчезала, объединяясь с Истинной Дорис, а еще одна личность, Спящая Истинная Дорис, и вовсе тихо пропала.

Общие замечания о множественной личности

Мы уже видели, что исследования множественной личности описывают истории болезни, выстроенные по степени сложности: от коротких фуг амбулаторного автоматизма до пролонгированных, чрезвычайно сложных и загадочных случаев множественной личности. Несколько авторов также старались описать нетипичные и размытые случаи множественной личности. Проявления двойственности объяснялись как вид проекции второй личности. Француз Бине67 и немец Люка68 описали явление деперсонализации fausse reconnaissance (искаженного узнавания), как переходную и ослабленную формы двойственной личности.

Для объяснения этих явлений было разработано несколько теорий. Сначала дискуссия развивалась между ассоцианистами, которые говорили об умственном расщеплении и потере связи между двумя основными группами ассоциаций, и органицистами, поддерживавшими идею органических изменений в мозге. Позднее, к концу девятнадцатого века, в основном Флурнуа, были обнаружены факторы мотивации, ролевой игры, регрессии и прогрессии всей личности. Гарднер Мерфи пришел к выводу, что «по существу, большинство случаев множественной личности возникает, чтобы на примере различных ценностных систем продемонстрировать стремление организма выжить в самых разных случаях».69 Множественные личности, таким образом, драматически иллюстрируют, то, что единство личности не есть нечто само собой разумеющееся и должно быть реализовано и достигнуто индивидом с помощью настойчивых усилий на протяжении всей жизни.

После 1910 года концепция множественной личности подверглась массированному разрушительному удару. Посыпались заявления, что исследователи, начиная с Деспена и заканчивая Принсом, были одурачены пациентами, патологически склонными ко всякого рода измышлениям; что эти исследователи непроизвольно сами сформулировали те проявления, которые они якобы наблюдали. Новая динамическая психиатрия демонстрировала незначительный интерес к проблемам множественной личности. Однако в настоящее время, по-видимому, частичное возрождение интереса к ней снова имеет место. Два самых удивительных случая описал итальянец Морселли 70: один из них, о Елене, приводился выше, а другой, случай Марисы 71, интересен тем, что здесь среди прочего были записаны электрокардиограммы, и у двух личностей они оказались разными. В Швейцарии Биндер опубликовал две истории множественной личности. В одной из них вторая личность посылала анонимные письма, а первая личность принимала участие в поисках их автора.72 В Соединенных Штатах произошел сенсационный случай Типгена и Клекли, который вызвал огромный интерес и о котором сняли фильм.73



Каталог: wp-content -> uploads -> 2019
2019 -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі алматы қаласы Білім басқармасының
2019 -> Тошкент давлат иқтисодиёт университети ҳузуридаги фан доктори илмий даражасини берувчи
2019 -> Программа работы направлений XXVII международных рождественских образовательных чтений
2019 -> Община бяла
2019 -> Базовый курс аналитической психологии, или Юнгианский бревиарий
2019 -> Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   70


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет