Пьеса в трех действиях Действующие лица



жүктеу 339.72 Kb.
Дата10.04.2019
өлшемі339.72 Kb.

Игорь Буторин

ТОМАГОЧИ.

(Пьеса в трех действиях)

Действующие лица:

КУСКОВ - слепой инвалид на коляске.

ГЕЛА - девица лет двадцати, наркоманка со стажем.

ОДНОКЛАССНИК СЕРЕГА - тридцатипятилетний пьяница, бомжевидного типа.

СОСЕДКА - старуха, суетная и разговорчивая, присутствие слушателя для нее необязательно.

СОБУТЫЛЬНИКИ - два подзаборных пьяницы, которых трясет не только с утра.

КУРСАНТ - астеничный, но бравый тип.

ДУЧЕ и ФИЛ - друзья Гелы молодые, но уже конченные

СЛЕСАРЬ - мужик с чемоданчиком и интеллигентной физиономией.



>

Обыкновенная "хрущеба", заваленная старой мебелью, тряпками. По беспорядку и несуразно расставленной мебели чувствуется, что здесь недавно происходило какое-то событие с участием многих людей. Среди этого хаоса бродит Соседка.

Картина 1



Соседка - Что они там себе думают? Вот ты мне объясни на милость. Какие-то сволочи, других слов я подобрать не могу. Совсем уже народ в нищету вогнали. Я на прошлой неделе газету читала, так вообще волосы дыбом. Никогда не думала, что придется еще и в конце жизни голодовать. Вот после войны страшная голодуха была, собак ели, хлеба давали по карточкам, варенье варили без сахара... На всю жизнь запомнила этот вкус, а нам, ребятам, ведь не объяснишь, вот мать и плакала тайком. Потом, когда карточки отменили, нам все не верилось, что хлеб можно вволю есть. Четыре буханки тогда с братьями умяли, потом животы очень болели.

Бесцельно бродит среди торосов разбросанных вещей, время от времени роется, как будто что-то ищет.

Ладно, пойду я, че-то устала прибираться тут. Пойду, полежу, потом еще приду поприбираюсь. Народ совсем сдурел, смотри-ка, кто-то рюмку припрятал с закуской... (выпивает) Совсем сдурели, сволочи. Ну, ладно, отдохни и ты, поплачь, помогает... Горе какое… Эх, Дуся, Дуся, сама ушла, а сыночка не забрала с собой, а зря, кому он теперя нужен... (уходит, смахивая слезу)



Из глубины сцены медленно выезжает Кусков. В старомодной белой рубахе, застегнутой на все пуговицы, в темный очках. Несколько раз натыкается на мебель, стоящую не на своем месте. Подъезжает к радиоприемнику, включает, слышен выпуск новостей. Выключает. Достает из холодильника бутылку водки.

Кусков. Царство небесное тебе, мама. (Выпивает из горлышка всю бутылку. И

неожиданно орет песню) "Комбат- батяня, батяня-комбат..." (плачет, нет, скорее,

это истерика).

ЗТМ


КАРТИНА 2

Та же комната. Кусков сидит, запрокинув голову, тишину разрывает дверной звонок.

Кусков. Кто?

Серега. Да я это, Серега Селезнев. Помнишь?

Кусков открывает

Серега. Здорово. Ну, как ты? Да, жалко тетю Дусю. Теперь один... Ну, ниче, ты не боись, я тебе, если че надо, помогу, друзья детства все-таки. Слушай, после поминок, может, у тебя выпить чего осталось, а то вчера ветку перегнул, сейчас трясет как не знаю что.

Кусков. Посмотри в холодильнике. Спасибо, что зашел.

Серега. О, есть! Ты будешь? Давай помянем, легче будет. (Выпивают) Ты не боись, Серега Селезнев никогда своих друзей в беде не бросает. Прорвемся. (Наливает, пьют). Классно было в детстве. Ни тебе забот, ни хлопот. Даже соплю тебе подотрут, живи и радуйся. А сейчас... Моя совсем оборзела. Сегодня просыпаюсь - и так тошно, а она орет своим противным голосом. Так заколебала, ну, я долбанул промеж рог, так она стерва живучая, топор схватила и нагло так мне в глаза говорит: "Убью на хрен, и мне ничего не будет". Прикинь, в каком настроении я из дома вышел.

Конечно, все от водки. Но вот, если разобраться, так ведь это она вместе с тещей меня на стакан посадили. Выпей, зятек, ты у меня хороший. А моя, я ей сколько раз говорил, давай вместе, я из запоя выйду, ты только гостей не приглашай, ну месяц, или два, а там я бы выправился. Так нет, сука, заявила, что из-за меня, пьяницы, она свой образ жизни менять не собирается. Вот оно и пошло-поехало. Она с бодуна не болеет - здоровая стерва, а мне с утра хреново. Ну, там, пивка или еще чего, но надо обязательно. Знаешь сколько людей померло из-за того что вовремя не похмелились. Очень много. А там, как говорится, сто грамм не стоп-кран, дернешь не остановишься. Понятно, что к вечеру нажрешься, а эта халда орет своим противным голосом. Хотя, если разобраться, то моя-то тоже уже на стакане, бабы они быстрее мужиков спиваются. Только она этого не понимает. Для нее я главный корень зла и беспробудного пьянства. Запои, конечно, частенько стали случаться. Ну, ладно, загрузил я тебя, давай лучше выпьем. Что делать собираешься?



Кусоков.Черт его знает. Пенсия пока идет, правда, немного, но жить можно. Серега. Может, тебе бабу завести?

Кусков. Чего молотишь, кому сегодня инвалид нужен? Да и вообще, кому мы, живые уроды, кроме матерей, нужны. Они, как привыкли с детства сопли да дерьмо за детьми убирать, так всю жизнь и убирают, пока не споткнутся о край могилы. Я вообще жалею, что в Чечне не погиб, мать бы отревелась десять лет назад, нынче в гроб легче бы легла.

Серега. Не боись, если чего надо, я тебе помогу, буду заходить, проведывать. Что ты здесь один будешь киснуть? А я тебя с корешками познакомлю, там, когда бутылочку раскатаем, когда просто потрендим. Не боись!

Кусков. Заходи, Серега. Всегда рад.

Но Серега уже успешно напился и вместо того, чтобы откланяться, просто стек на пол.

Кусков ощупью обнаружил обмякшее тело школьного товарища, достал еще одну бутылку водки, выпил из горлышка и вновь затянул песню про комбата. Раздался стук по батарее.

зтм
КАРТИНА 3



Нервный стук в дверь.

Гела, Дуче, Фил. Откройте! Помогите! Скорее!

Кусков, очнувшись, отпирает дверь. В комнату заваливается компания молодежи -

два парня и девица. Девица запирает дверь и прислушивается.

Дуче. Парень, парень, слушай, прикрой нас, менты достают! Спрячь! Сейчас по

квартирам пойдут. Ты что, глухой?

Кусков. Нет, слепой. Прячьтесь где хотите. Мне по уху!

Звонок в дверь.

Кусков. Кто?

Голос из-за двери. Милиция.

Кусков. Я инвалид, незрячий, кто вас знает. Может, вы бандиты.

Голоса за дверью: "Он что, точно инвалид?". Соседка: "Да, один живет. Мать

недавно померла. Он после Чечни не видит и не ходит".

Голос за дверью. Эй, к тебе кто-нибудь заходил?

Кусков - Нет. Кому я на хрен нужен!

Соседка - Да, нет. Выпивает он сильно, сразу не разбудишь. Никто к нему не

заходил, мы бы с дедом услышали.



Голос за дверью. Эх, черт, наверное, через чердак ушли. А что у вас в подъезде так воняет?

Соседка. Так слесаря две недели дождаться не можем.

Голос за дверью. Ладно, пошли отсюда. Надо же, как воняет!

Кусков. Эй! Где вы? Вылезайте, слиняли менты.

Дуче. Спасибо, парень. Мы еще маленько посидим, пусть мусора окончательно

свинтят.


Фил. Парень, а ты че один здесь живешь? Кайфово! Только дерьмом воняет. А

где Гелка?



Дуче. Обделалась и уснула в тепле. Парень, парень, мы у тебя ширнемся?

Спасибо, что не отказал.



Кусков. Мне по уху!

Наркоманы готовят себе дозу, а Кусков достает бутылку водки, отпивает.

Дуче. Давай, давай, скорее, а то уже ломает. Парень, парень, может тебя уколоть, в благодарность, пока эта парчуга дрыхнет. А, парень?

Кусков. Я лучше водочки.

Фил. Смотри, сам себе кайф обламываешь.

Колятся.

Дуче. С приходом...

Фил. Полетели...

Кусков уже принял водки и по традиции затянул про "Комбата". В углу наркоманы хохочут над поющим Кусковым.

зтм


КАРТИНА 4

Гела. (из кучи тряпья в углу). Ой, ты моя хорошая, обделалась. Засраночка.

Сейчас, сейчас мы все уберем, покормим тебя и поиграем.



Кусков. Кто здесь?

Гела. А ты кто?

Кусков. Конь в пальто, живу я здесь. А вы, судя по голосу, девушка?

Гела. Зови меня - Гела. Ты что, забыл? Мы вчера у тебя прятались от

ментов.


Кусков. А где дружки?

Гела. А, свинтили, наверное...

Кусков. А ты что, осталась?

Гела. Я не осталась, они меня забыли, я уснула...

Кусков. Где?



Гела. В красном уголке. А почему так пахнет?

Кусков. А с кем ты разговаривала?

Гела. Когда?

Кусков. Только что.

Гела. Это я с Клашей.

Кусков. Где Клашка?

Гела. Вот. Она обделалась. ( Протягивает ему что-то в ладонях)

Кусков. Поэтому и пахнет дерьмом. Она что, до туалета дойти не успела?

Гела. Ну, ты прикол. Как она до туалета дойдет? Она еще ребенок.

Кусков. Ты с ребенком вчера пришла? Он твой?

Гела. Мой.

Кусков. А папаня где?

Гела. В Караганде. Тормоз.

Кусков. У меня в армии замкомвзвода был из Караганды, Витек.

Гела (в ладошки). Ну, теперь давай есть.

Кусков. Ты посмотри, там в холодильнике остался борщ соседский.

Гела. А ты инвалид детства, да?

Кусков. Нет, инвалид юности. Нашла?

Гела. Что?

Кусков. Харчи.

Гела. Так ты совсем ни черта не видишь?

Кусков. Зато я слышу и чувствую запахи.

Гела. То-то здесь так пахнет.

Кусков. Так это же твоя дочка обделалась.

Гела. Сам ты обделался. От нее не пахнет.

Кусков. Матерям от своих детей никогда не пахнет.

Гела. Тормоз. Да-а, борщик. Сколько уже дней томится? Духман от него!..

Кусков. А как же ты с ребенком - и колешься?

Гела. Клашенька, иди к дяде, он где-то чего-то не допонимает, а, видно, хочется.

Руки подставь.



Передает ему в ладошки маленькую коробочку. Кусков. Что это?

Гела. Не что, а кто. Это Клавдея.

Кусков. Слушай, у тебя вообще все дома? Совсем, видно, долбанулась со своей наркотой. Мыльницу дочкой называет. Крыша съехала?

Гела. Ты, Клаша, не обращай внимания на дядю, он у нас урод в жопе ноги. Кусков. Не совсем ноги и не совсем в жопе. Гела, а как она хезает?

Гела. А как ты?

Кусков. Дура!

(Коробочка в руках издала звук). Ой, это часы.

Гела. Поиграй с ней, видишь просит.

Кусков. Слушай, я хоть и урод, но не придурок. (Замахивается, чтобы выбросить коробку).

Гела ( бросается на него и вцепляется в руку, забирая коробочку). Клаша, Клаша! Дай сюда! Чуть не убил ребенка.

Кусков. Слесарь, козел, трубу отрезал и не приходит чинить. А к соседям я стесняюсь попроситься. Тем более, что трудно одному в ванну - из ванны. Сосед обещал пожаловаться начальнику ЖКО. Но, видно, что-то не получилось.

Гела. Да ладно. Это ты извини. Я понимаю, тебе трудно. А Клаша - это

томагочи, знаешь?

Кусков. Нет.

Гела. Игрушка такая. Японская. Ты пальцами пощупай, чувствуешь, вот это

маленький экран, на нем и видно маленького зверька, утенка, например, или слоника,

или вообще какое-нибудь фантастическое животное. Он как настоящий, но только

маленький. Чтобы он рос, нужно за ним ухаживать. Кормить, играть, спать

укладывать, тогда он будет расти. А вот здесь, кнопочки ими ты и общаешься с

Клашей, а она голосом, смотри. Слушай, давай я тебя помою.

Кусков - Ты что, опупела? Сегодня друг придет, Серега, он мне поможет.

Гела нервно выворачивает карманы, выкидывает шпиц и неуютно суетится. Наркоша. Вот козлы! Я же деньги достала, а они ширнулись, а мне не оставили, козлы! Пойду я, а то ломать начинает. Пока.

Уходит. Кусков держит, поглаживая, Клашу.

КАРТИНА 5



В комнате за столом сидят Кусков, Серега и еще два пропитых лица, корешки Сереги.

Серега. Прикинь, я прихожу домой, а моя сука с порога: "Где был? Гостей полный дом. Я одна кручусь, а ты где-то жрешь." Я хотел было меж рог, да не стал, гости все-таки. Зато потом, вот когда все разошлись, я дал ей... (характерный жест рукой). Вот только одного боюсь, как бы она меня ночью, спящего, не замочила. Шваркнет чугунной сковородкой по чайнику или ножом. А они у меня всегда наточены, будьте любезны. Что же я, не мужик, что ли. Прикинь, от рук собственной бабы во сне богу душу отдать. А слесарь так и не приходил? Я его встречу, точно накостыляю, будет знать, как игнорировать моего друга детства, падла!

Собутыльник. У меня такая же фигня была. Все боялся, что прикончит. Однажды, чувствую сегодня, собирается глотку перерезать. Я тогда взял ее к кровать привязал и тогда хоть спокойно уснул. А она, стерва, участковому заяву накатала. Тот мне садизм шил, хрен-наны, не вышло. Правда, шраф на благо родины, я отдал за мелкое хулиганство. После этого случая баба детей забрала и к теще упорола, теперь спокойно засыпаю. Зато пока в обезьяннике сидел вон с Петей познакомились, сейчас корешимся.

Собутыльник Петя. А помнишь Семеныча, мы в трезвяке познакомились. Вот тот свою бабку воспитывал, мы просто ангелы по сравнению с ним. Она однажды спрятала пузырь. Ну, он, естественно, закатился, а та ни в какую. Тогда он ей, смотри бабка, не дашь - пойду вешаться. Ну, ей не понять, когда мужика с бодуна колотит. Направился Семеныч в кладовку, приладил веревку, но не одну, а пару. Одну для шеи, другую, чтобы подмышками закрепиться, он что, дурак, по правде вешаться. Бабка ждет, ждет, а деда не слышно, пошла посмотреть. Заходит, а он висит. Она заголосила. На шум соседка прибежала, давай, говорит, бабка, беги звони в скорую. Та дуй не стой. А соседка, не будь дура, по полкам шмон давай наводить. Дед видит такое дело и говорит:".Николавна, сало на место положь". Та с копыт. Тут бабка с ментом, а тот полез веревку срезать. Ну, Семеныч, чтоб не кувыркнуться обхватил его руками. Мент в обморок, Семеныч лбом об угол полки. Скорая приезжает, а там: бабка воет, Семеныч матерится, из лба кровища хлобыщет, соседка за сердце держится, шары закатывает, мент вообще не шевелится.

Припаяли тогда Семенычу мелкое хулиганство, родной город подметать. Бабка в обиженке, деда не навещает. Так все все время пока в ментуре сидел дед баланду швыркал.

Вернулся домой прямиком в кладовку. Бабка сидит, дуется, а глазом косит, что старый затеял. А Семеныч в двери дырку прорубил, замок приладил, бабку туда загнал и пятнадцать суток объявил. Кормил хлебом с жидким чаем и макаронами слипшимися. Неделю бабка скулила, пока соседи участковому не пожаловались. Ну, понятно, деда опять за хулиганство потянули. Но бабка перековалась, каждый день к нему бегала, еду носила. Так что, все в наших руках, как бабу в воспитаешь, так и жить

будешь.


Серега. .Это у тебя что?

Кусков. Томагочи Клаша.

Серега. Дай посмотреть. - (Крутит пальцем у виска).

Первый собутыльник обходит комнату с деловым видом, явно оценивая стоимость вещей и мебели. Раздается звонок в дверь. Кусков едет открывать. Первый собутыльник - Серега, он, один черт, ни фига не видит, давай что-нибудь помоем, да продадим.

Серега. Ты совсем уже, он же друг детства. Я тебе за него башку снесу.

Собутыльник. Ага, снес уже один. Вот, например, вазочка, ее точно можно толкнуть. На фига ему ваза? Или вот приемничек с телеком. Ну, ладно, радио, а телевизор ему зачем, он ведь слепой. (Вазу уже пристроил во внутренний карман куртки.) Если творчески подойти, то тут все основательно можно проредить.

Серега (срывается с места и пьяно бросается в атаку). Я сейчас тебе зубы прорежу. Завязывается короткая драка. Собутыльник и Петя вырубают Серегу и устремляются вон из квартиры, опрокидывая на ходу Кускова.

ЗТМ
КАРТИНА 6



Входит Гела. На полу возится Кусков, похоже, что он что-то ищет, неподалеку, уже уснул вырубленный Серега.

Гела. Оба-на! Круто! Мужики, вы что? В войну играете?

Кусков. Я в нее уже отыгрался. А тебе что надо?

Гела. Ты мою Клашу не видел?

Кусков. Видел, она где-то здесь на полу, посмотри.

Гела. Что произошло?

Кусков. Да мужики нажрались и схлестнулись. Сильный бардак?

Гела. Там мужик какой-то валяется, может, мертвый. Давай помогу, садись.

{Усаживает на кресло)

Кусков (подъезжает к Сереге, ощупывает его). Это Серега, мой друг детства, он

спит. Мертвый... Что бы понимала в покойниках! Ну, что, нашла свою Клашу?



Гела сидит, прижав руки к груди. Ты ее раздавил.

Кусков. Да ты что! Твою мать!

Гела. Судя по запаху, слесарь еще не заходил.

Кусков сидит, опустив голову на руки, плечи вздрагивают, он беззвучно плачет. Гела. Ты что? Во, дает! Это же игрушка, ну, ты что как ребенок... Успокойся. Кончай, кончай реветь.

Кусков. Я ж уже научился за ней ухаживать. Вот ведь непруха! И кормить. Блин!

Гела. Да, парень, скрутило тебя, хуже чем в ломку. Не реви, я новую куплю, (неожиданно громко кричит) Кончай!

Кусков прекращает плакать. Просыпается Серега. Серега. Опоньки, девушка, а ты каким боком здесь?

Гела. Знакомая.

Серега. Может, за знакомство по махонькой? А я подумал, может быть, родственнички объявилися, чтобы квартирка не ушла мимо кассы.

Гела. Да пошел ты, забыла я тут...

Кусков. Нет, Серега, это Гела, знакомая моя.

Гела. Ну, тогда ладно, пока. (Уходит)

Серега. А ничего девица! С формами. Такой попец.

Кусков. Кончай.

Серега. Слушай, а у тебя бабы были? Что? Не было? Так ты мальчиком нецелованным в Чечню угодил? Ну, абзац! Я бы, будь моя воля, этих козлов с лампасами, которые вот таких, как ты, за титьку не державшихся пацанов, на войну отправляли, собственными руками душил бы. Ладно, давай помянем парней твоих, тетю Дусю, тут еще осталось.

ЗТМ


КАРТИНА 7

Звонок в дверь. Кусков открывает. Входит слесарь.

Слесарь. У тебя что, унитаз не работает? Я прямо не слесарь, а золотарь какой-то. А

эта девка тебе родственница?



Кусков. Нет, не родственница. Ты же сам мне трубу отрезал и два месяца не

приходил.



Слесарь. Да-а! Посмотрим, (уходит в туалет) Ни хрена себе, вы, что сюда срете?! А я

думал, родственница. Заколебала меня. Она в администрацию округа накапала.

Герой-чеченец, инвалид, позабыли - позабросили. Одним словом, в нашем жэке одни

изверги и садисты. А я что? Они же ни черта не дают, у народа денег нет, я что за

свои должен все покупать и ставить? Ладно, браток, ты извини, забыл я про тебя. С

этой уродской жизнью скоро родную жену забудешь. А девка у тебя ничего так.

Давно живете?

Кусков. Да, я ж тебе говорю не родственница она мне.

Слесарь. Ага. Она из Тимура и его команды - мать Манефа. Все, браток, слышишь...

Журчат ручьи... Ты бы хоть проветрил тут. Сейчас вода есть.

Привет родственнице, пусть больше в округ не жалуется. Хорошая баба, жопастая.

(Уходит, беззлобно напевая.) Без рук, без ног на бабу скок...

Кусков, также незлобиво - Спасибо, слесарь без головы.

Кусков шваброй пытается открыть форточку.

ЗТМ

КАРТИНА 8

Звонок в дверь. Входит Гела с синяком под глазом, держась за живот.

Гела. Привет. Я у тебя побуду.

Кусков. Что, опять менты?

Гела. Нет, друзья наркоманы, козлы!

Кусков. Спасибо тебе за слесаря, он все сделал.

Гела. Да ладно, мне не трудно.

Кусков. Клашу жалко, ты извини, что не сохранил.

Гела. Да ладно, проехали. Я тебе новую куплю. Вот немного отлежусь, (ложится в уголке, шепчет, затихая) Суки конченые, чуть не убили. За ляп не только в церкви пернут, мать родную не пожалеют.

Кусков (тихонько, как колыбельную). Комбат - батяня, батяня - комбат...

зтм


КАРТИНА 9

Гела. А ты всегда в кресле спишь?

Кусков. Нет. Ты же на кровати легла.

Гела. На какой кровати, я в уголке. Слушай, так ты говоришь, что водопровод

починили?



Кусков. Да, спасибо тебе.

Гела. Я пойду, душ приму. Полотенце есть?

Кусков. Поищи в шкафу, если чистое найдешь.

Гела. Да уж, у тебя здесь, пожалуй, что-нибудь найдешь чистое. Ладно,

разберемся. Ты вообще ничего не видишь? (начинает раздеваться)



Кусков. Вообще.

Гела вертит задом перед Кусков, принимает эротические позы и кривляется.

Гела (уходя). Ты следующий...
ЗТМ

КАРТИНА 10



Преобразившаяся комната, чувствуется женская рука, в углу на веревке сушится белье. Кусков, переодетый в чистое, за столом слушает радио. Входит Гела.

Гела. Ваша мама пришла, молока принесла.

Кусков. Как там на улице?

Гела садится напротив начинает что-то готовить.

Гела. Сейчас, сейчас прольется чья-то кровь. Зажигает свечу и готовит в ней

наркотик. - Сейчас... сейчас... сейчас (делает себе укол в вену).



Кусков. Что ты делаешь?

Гела. Завтракаю. А что тебе приготовить?

Кусков. Без разницы.

Гела. Значит, будет деликатес: картошка вареная с селедкой магазинной.

Запивать будем пивом. Все для вас. Ах, да, чуть не забыла, я ж тебе кое-что принесла.

Держи.

Кусков. Что это?

Гела. Тебе остается подружиться с ней и дать имя.

Кусков. Томагочи! Е-мое! Спасибо!

Гела. Спасибо много, трояк в самый раз.

Кусков. Я тебе с пенсии отдам.

Гела. Придурок, это я пошутила. Как назовешь подружку?

Кусков. А тебя как зовут?

Гела. Гела.

Кусков. Это не имя, это кличка.

Гела. Зоя.

Кусков. Редкое имя. А откуда вдруг Гела?

Гела. Да это так, погонялово. В нашей компании у всех клички.

Кусков. Вот и ее буду Зоей называть.

Гела. Ты хозяин, ты и называй. Ну, давай рожать.

Кусков. Кого? Гела. Зою.

Склоняются над игрушкой.

Гела. Этой кнопкой будешь ее кормить, этой играть, этой учить, этой спать укладывать, а этой дерьмо убирать. Смотри, не проворонь, а то обделается, и в квартире опять не продохнуть будет.

зтм


КАРТИНА 11

Кусков один, беседует с томагочи.

Кусков. Что, проснулась? Тогда пора завтракать. Ложечку за маму, ложечку за японского папу, ложечку за компьютерную родню, ложечку за новую батарейку.

Входит соседка.

Соседка. Ты с кем это разговариваешь? Мой дед говорит, что у тебя подружка появилась. А я ему, это из собеса, они всегда за чеченцами закрепляют работников. Хорошая девушка? А что это у тебя? Ты, я смотрю, за ум взялся: водку не пьешь, собутыльник твой Серега в тюрягу попал за драку, в КПЗ сейчас воюет, посодят его, если еще жена с тещей скажут, что он их гонял, то пиши - пропало, упекут года на три. Балбес. А он всегда был гоношистым, но не боялся признаваться в своих проказах. Вот когда вы с ним в подъезде написали, ты все про котов твердил, а он сразу признался: "Я нассал, - говорит. - Потому что на улице ссать неприлично!" Партизан. Отец ему тогда всыпал по первое число. Папаня его точно такой же обалдуй был. Все бузил, пока не убили собутыльники. Из-за водки все напасти. Вот и Серега так же плохо кончит. Это соцработник тебе здесь порядок навела? Хоть в собесе еще остались порядочные люди.

На пороге появляется Серега. Серега. Здорово, братан!

Соседка. Долго жить будешь, только что тебя вспоминали, как ты в подъезде писал. Серега. Вспомнила. Сейчас я взрослый, в подъезде не только написать, но и накакать могу.

Соседка. Вот обалдуй! Ну что, выпустили тебя?

Серега. А куда они денутся? Этих козлов было трое, а я один и уже накушанный. Необходимая оборона, переходящая в стремительное наступление. И на Тихом океане свой закончили поход!

Соседка. Смотри, в Магадане не закончи, красноармеец. Ладно, попроведовала, потом еще зайду. Ах, да, чуть не забыла, у тебя еда есть?

Кусков. Навалом.

Серега. Это отлично!

Соседка. Пришел объедать инвалида.

Серега. А знаете, чем в тюряге кормят? Я на дегустацию, а жрать дома буду, моя в честь досрочного освобождения готовит праздничный ужин. А что, братишка, давай к нам, теща должна приехать.

Соседка. Ладно, пошла я.

Кусков. Посмотри там, в холодильнике… (раздается писк томагочи) Обделалась Зоя! Серега. А что не сказал, что чего хочешь?

Кусков. Да это не я, это Зоя.

Серега. Какая Зоя? Она что, от этой карги спряталась? Кусков. Зоя - это томагочи, смотри.

Серега. О, картошечка, селедочка, самое то. Я решил, пока бабы встречу готовят, заскочу к тебе махонькую раскатать. Ну, давай за Зою!

Кусков. Сейчас я ее покормлю.

Серега. Тебе и так жрать нечего, ты еще скотину в доме завел. Знаешь, какая тоска в тюряге? Вокруг одни козлы. Таких, как мы, там мало, в основном малолетки-солобоны. Ну, давай, а то надо домой. Слушай, пошли ко мне: посидим, повспоминаем. Вот жизнь, кроме детства и юности больше и вспомнить-то нечего. Блин! Посмотришь, Никита Михалков такой фильм снял - "Сибирский цирюльник", а «Дневной дозор»… А ты сидишь в говне и думаешь: "А я чем хуже?". Люди дело делают, а тут... Пошел я. Может, и с моей жизнь наладится, у меня же два пацана растут. Ни хрена, прорвемся!

Уходит. Входит Гела.

Гела. А что это мужик от тебя расстроенный такой вышел? Он твой родственник?

Кусков. Нет, друг детства.

Гела. Как Зоя?

Кусков. Обделалась.

Гела. Следить, папаша, за детьми надо. Объявляю банный день. Кусков. Я сам!

Гела начинает готовить себе укол. Кусков наливает из бутылки, выпивает. Кусков. Расскажи о себе, а то знакомы месяц, а толком и не знакомы.

Гела. А что рассказывать, рассказывать нечего.

Кусков. Где ты работаешь, как деньги зарабатываешь?

Гела. Нормально, профессионально, как многие сейчас. Не интересно это, главное, что на хлеб с маслом и наркоту хватает.

Кусков. Нет, но все же, что ты там пилишь, строгаешь, пишешь, тачаешь, шьешь или готовишь.

Гела. Скажем так, что в сфере обслуживания я работаю языком.

Кусков. Ага, значит, секретаршей.

Гела. Да, что-то похожее. Лучше ты расскажи... про Чечню и войну. Ты видел и пережил больше.

Начинает готовить новую дозу для укола. Кусков. Не часто ты это... колешься?

Гела. Иначе нельзя, иначе начинает ломать так, что кости выворачивает. Нет, сейчас-сейчас прольется чья-то кровь. (Делает себе укол). Ну, давай, рассказывай, я готова, слушаю....

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КАРТИНА 12

Заснеженное поле, слышен гул моторов и завывание вьюги.

Звучит голос из-за сцены: Запасные бочки с салярой оставим здесь, а то опять пехота дырок наделает. Кусков, остаешься здесь, вместо тебя поедет лейтенант Шевчук. Слушай, курсант, все никак твою фамилию не запомню, оставайся-ка с Кусковым. Ты здесь проконтролируешь, да и в парке покажешь, где разгрузить бочки, а то опять все напутают или блызнут. Сейчас машина подойдет и заберет вас. По машинам!

На сцене появляется Кусков, съежившийся и печальный, следом бравый курсант танкист.

Кусков. У вас не будет спичек?

Курсант. Нет. Ты побегай, а то замерзнешь.

Кусков. А Вы что же в хромочах, для форсу, сегодня до сорока обещали?

Курсант. Я что, дурак, в сорок форсить. У меня сорок шестой размер, а таких валенок я не нашел.

Кусков. Может, посмотрите спичек?

Курсант. Говорю же, перед выездом пустой коробок выбросил.

Кусков. Покурить бы... когда за нами приедут? Если бы не пурга, то жить можно...

Курсант. Давай из бочек заслон сделаем.

Кусков. Да ну, и так пригрелся.

Курсант. Побегай, вообще жарко будет.

Кусков. Покурить охота.

Курсант. Ты откуда родом?

Кусков. Из Тулы, знаете?

Курсант. Знаю, ну и погодка!

Кусков. Не завидую Вам, в сапожках-то нежарко. Я в валенках и то подмерзаю.

Курсант. А ты попрыгай!

Кусков. Курить хочется, как из ружья. А Вы откуда?

Курсант. Из Ферганы.

Кусков. Вы, наверное, вообще дуреете от наших морозов? Покурить - теплее стало бы..

Кусков отходит к порталу, курсант делает физкультурные упражнения.

Кусков. А ты, думал служить - это командовать? Вот помотай сопли... не нашел он валенок, жлоб! Меньше бы форсил, сейчас бы не нарезал круги вокруг. Разбегался мерин. Холод собачий. Комбез - вещь хорошая, но если час на морозе сидеть, то можно околеть. Главное расслабить мышцы спины, тогда будет теплее. На плацу это помогает.

Кусков. Что же они не едут? Так мы от холода можем и ласты завернуть.

Курсант. Кусков, ты побегай, теплее станет.

Кусков (в сторону). Я, что такой дурак, как ты? Побегай, вспотеешь, тогда уж точно дуба дашь... Идиот!

Курсант. Кусков, растирай щеки, они у тебя белые. Помогай, поставим бочки ближе, хоть от ветра закроемся. Да не сиди ты! Надо двигаться! Слышишь! ( Курсант пытается двигать бочки) Какого черта сидишь?! Я что, один должен заслон делать? Хоть одну-то бочку прикати! Кстати, пока возишься - тепло, даже жарко. Блин, руки, как

деревянные... Кусков! Скажи моей лошади тпру-у, а то у меня губы замерзли. Помогай, какого черта расселся! Замерзнешь ведь.



Кусков (шепотом). Не так уж и холодно. Пригрелся и хорошо. Даже вздремнуть можно. Ногам только холодновато. Вчера вот письмо получил... Кричит курсанту. Слышь, скоро весна и домой. Матушка, чуваки, Тула... (орет) "Тула веками оружье ковала, стала похожа сама на ружье... Ты знаешь, у меня в Туле девчонка была, Наташка! Не дождалась, сука! Мы с ней только целовались, ничего такого не было. А зря! Оставалось всего пять месяцев. Дура, блин! Мы с ней все проходили с самого начала. Когда первый раз пошли в кино, я все боялся, что нас увидят знакомые и засмеют. А потом ее отец надрал мне уши, козел! А мы с ней просто гуляли до двух ночи. Ее паханы, конечно, напридумывали всего, а ничего и не было, мы просто целовались. Моя мать ее невестой считала. Да я на нее не сержусь. Пусть живет, как хочет. Курсант, слышишь, я, когда дембельнусь, даже ее мужу морду бить не буду. Знаешь, что она мне написала? Ничего умнее не нашла, как признаться, что трахнулась с ним по пьянке! Прикинь! И с первого раза залетела, плодовитая. А если бы не залетела, я б вернулся и, как дурак, женился на этой проститутке... Что же это у меня все так в жизни через жопу? Вот и сейчас, здесь сижу мерзну.

Курсант (бегая вокруг). Часовой обязан бдительно охранять и стойко оборонять свой пост. Это я знаю... Командир взвода в мирное и военное время отвечает за боевую и политическую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину и политико-моральное состояние его личного состава, за ... Это я тоже знаю. Тема занятий: Танковый взвод в обороне, когда сорок мороза и ты без валенок... Забыли о нас, что ли?

Кусков. Эй, тебе спать не хочется? А мне хочется. Ноги, кстати, разогрелись (тихо) или замерзли? А так хорошо, тепло, садись рядом, двум индейцам под одним небом, как и под одним одеялом - теплее.

Курсант. Ты лучше побегай, Чингачгук.

Кусков. Что-то я от этих воспоминаний о Наташке расчувствовался. Как считаешь, надо выкинуть все это из головы?

Курсант. Давно пора. Побегай.

Кусков (орет). Наташка, ты сука!

Курсант. Ты встать можешь? Походи, двигайся.

Кусков. Пошел ты! Сам двигайся, козел!

Курсант. Снимай валенок!

Кусков. Я по морде тебе сейчас сниму.

Курсант. Ну, ты хоть не реви! То молчал, теперь ревет. Двигайся! Говорил же придурку, побегай. Сейчас попробую спички найти. Смотри, у меня тоже руки, как деревянные. Кусков, не ори!

Кусков. Пошел ты, козел!

Курсант. Ну, ты и гнида! (роется в карманах комбинезона) Терпи, сейчас. Кажется, что-то есть, терпи, как вот только деревянной рукой ее зацепить, прямо Буратино.

Курсант мечется около бочек с соляркой и что-то причитает.

Курсант. Железяка есть какая-нибудь? Не открывается...

Курсант суетится, налегает всем телом, что-то у него ломается. Кусков сидит или полулежит, наблюдая эту сцену, изредка всхлипывает или подхохатывает.

Курсант. Какого хрена ты ржешь, ублюдок?! Иди, помогай.

Солдат медленно встает, переваливаясь, подходит на деревянных ногах, запинается и падает лицом в снег. Курсант подтащил его к бочке, прошвырнулся по карманам комбинезона и вытащил из одного из них гаечный ключ.

Курсант. Как бы врезал тебе, козел!

Кусков. Сам, ха-ха, козел!

Курсант. Заткнись! Помогай!

Крышку удалось открыть. Курсант мечется, принося, как заведенная механическая машинка, всякие вещи, а Кусков тупо смотрит на эту суету. Уже появились: пустой цинк из под патронов, какие-то тряпки. Он разорвал тетрадь из полевой сумки. Приготовлены спичка и бумага. Он начинает чиркать ей по клапану полевой сумки. Руки плохо слушаются и спичка быстро истирается. Он снова запускает руку в карман.

Кусков. Знаешь на кого ты сейчас похож? Не кладоискателя или горняка, такая же тупая настойчивость и дурацкий вид.

Курсант. Нашел!

Кусков. Дай я! {пытается схватить, и спичка падает в снег.)

Курсант. Ты заколебал меня, гадина! Я тебя сейчас убью!

Кусков. Заткнись, надо было пустой коробок не выбрасывать.

Курсант. Да ладно. (Ищут, ползая по снегу, и отогревая пальцы рук на шее, во рту, дыханием, но не находят.)

Курсант. У меня тоже ноги замерзли, не хватало еще отморозить. Ты знаешь, а ведь меня не принимали в танковое училище, сильно высокий. Какая им разница? Они, что ли, вместо меня в танк садятся? А я, между прочим, на первых стрельбах вообще внутри танка бегал - и ничего, рост не мешал. Спасибо дядьке, устроил племянничка по блату... Только бы ноги не отморозить, тогда не отрежут. Надо бегать, надо бегать! Надобегать, Кусков! Что ты плачешь, скотина! Я тебе приказываю - бегать! За мной, ну! В догонялки...Я убегаю, ты догоняй! Я тебе приказываю, солдат! Бегом марш!

Кусков. Ты у меня сейчас схватишь, курсант. Пошел отсюда! Что ты обо мне знаешь, чтобы приказывать? Кто ты такой?

Курсант. Командир взвода. Встать!

Кусков. Козел ты, а не командир. Ты хоть раз любил? Тебе изменял хоть кто-нибудь? Что ты видел в своей казарме, конь?! От меня Наташка ушла, сука! Я ее убью! Кому я теперь нужен? Не дождалась, халда! Ты знаешь, что это такое?

Курсант. Гад, тебя мать с отцом ждут!

Кусков. У меня нет отца.

Курсант. Мать-то ждет, а ты сопли пустил. Ее счастье, что она тебя сейчас не видит.

Кусков. А Наташка вышла замуж...

Курсант. И правильно сделала, ты ведь тряпка!

Кусков. Что ты сказал?



Они неуклюже схватились и повалились на снег. Кусков пытается душить курсанта, а тот меткими ударами по голове и спине отбивается. Наконец, обессиленные, они отпускаются и лежат, тяжело дыша.

Кусков (спокойно). Я тебя точно убью, курсант.

Курсант (так же спокойно). Надо бегать, потом убьешь. Надо бегать! Кусков. Точно убью.

Курсант. Черт с тобой! Что я о тебе забочусь, на хрен ты мне нужен? Жить не хочешь, ноги не нужны - дело твое. Мне мои пока нужны. Замерзай.

Курсант встает и начинает, как это позволяют запинающиеся ноги, обходить наваленные бочки. Кусков тоже добрался до заслона и лег на снег.

Кусков. Так ей и надо. Этой суке! Вернусь на коляске, все из-за нее.

Курсант с возрастающим азартом мечется вокруг бочек и Кускова, поет на все лады, мелодии и ритмы "Надо бегать", рассказывает анекдоты, поет "Комбата» , орет о том, что скоро приедут. Кусков лежит среди бочек, плачет, обвиняет во всем Наташку, просит прощения у матери и собирается потом всех убить, завывает и икает. Свет гаснет, и только силуэт курсанта мелькает то там, то тут, как тоненькая нить связывающая Кускова с вьюгой, миром и жизнью.

ЗТМ

КАРТИНА 13



Больничная палата. На кровати лежит Кусков. Входит курсант

Курсант. Кусков, здорово!

Кусков. Видались.

Курсант. Не бойся, Кусков! Тебе же не до конца ноги отрезали. Кусков. Да пошел ты.

Курсант. Ну; на ласку я и не рассчитывал. Ты, извини, что я не заставил тебя бегать. Кусков. Да, ладно.

Курсант. Я тебе подарок принес. (Протягивает ему командирскую полевую сумку). Ну, все, пошел я, уезжаю сегодня в училище, практика закончилась. Надо бегать, Кусков! Кусков. Ты тоже, прощай.

Курсант уходит.

Кусков (берет сумку, открывает и читает) - Надо бегать, Кусков! Отбегался уже… (ползет к открытому окну, взбирается на подоконник, распахивает окно и падает вниз).

Женский голос. Зови врачей! Этот отмороженный из пятнадцатой палаты выбросился, придурок!

ЗТМ.


Голоса Кускова и Наркоши.

Гела. Так ты не был в Чечне?

Кусков. Нет.

Гела. А почему все думают, что был?

Кусков. Это мама специально придумала, чтобы мне жить было не стыдно.
ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. КАРТИНА 14

Квартира Кускова.

Он сидит на своей коляске, в руках томагочи, выглядит, как улица после дождя - в свежей рубахе, ухожен, в квартире порядок. Входит Гела.

Гела. Привет семье!

Кусков. Здрасьте.

Гела. Не пора ли подкормиться?

Кусков. Зоя уже ела. До отвала.

Гела. Мы следующие. Только шесть сек подожди. Сейчас, сейчас прольется чья-то кровь.

Готовит наркотик и колется, напевая "комбата ".

Кусков. Ты бы хоть пореже кололась, помрешь ведь.

Гела. А кому какая разница. Кстати, я тебе еще одного купила.

Кусков. Кого?

Гела. Томагочи. Только теперь это будет парень. Всю жизнь мальчика хотела. А звать его будем Игнат. Ты только их рядом не клади, рано им еще.

Кусков. А что сегодня на обед?

Гела. Котлеты столовские.

Кусков. А как ты на иглу угодила?

Гела. Так же, как и все. В нашем детдоме почти все ширяются или курят. Учителя у нас там хорошие: старшеклассники-наставники. Вообще-то Юрке спасибо, он мой первый мужчина. Мне тогда двенадцать исполнилось, вот пацаны и устроили по традиции лотерею, кому меня девственности лишать. Я и не сопротивлялась, у нас такая традиция, все девки через это прошли. У нас вообще-то весь детдом под одним одеялом спал… Я, как все девчонки, со всеми пацанами потом переспала.

Кусков. Да уж, школа.

Гела. Зато теперь стабильный заработок.

Кусков. В смысле?

Гела. В прямом. А ты думаешь, как я зарабатываю на наркоту?

Кусков. Ты ж говорила, секретаршей работаешь.

Гела. Ага, на улице, языком копеечку к копеечке заколачиваю.

Кусков. Не понял?

Гела. А чего тут не понять, мужиков я обслуживаю на дороге.

Кусков. Серьезно?

Гела. Дальше некуда. Зато деньги есть, а когда прядильщицей работала после ПТУ, чуть с голода не помирала. Только не надо делать круглые глаза. Ты-то вон тоже в Чечне не служил, а льготами пользуешься и ничего - совесть тебя не заела? А мне так даже интересно на вас мужиков смотреть, когда вы трясетесь от моего умения. Клиент у меня постоянный, так что не бедствуем, на жизнь хватает.

Кусков. Лучше б наврала...

Гела. Это еще зачем? Мне что, с тобой детей крестить?

Кусков. Детей, нет. Разве что томагочи.

Гела. Дурак. Знал бы, как иногда тоска заедает, так ребеночка охота. Уж я б его воспитала: не так, как моя мать скинула в дом малютки и сгинула в неизвестном направлении.

Кусков. Колоться бы научила, в профессию свою ввела.

Гела. Ну, ты и скотина! Не твое дело, урод! (Зло срывается и уходит).

Кусков. Комбат - батяня, батяня - комбат.

зтм


КАРТИНА 15

Трель томагочи. Кусков подъезжает к столу.

Кусков. Зоя, что тебе не спится? (ласково) Беспокойная ты, колбаса1

Вновь звучит трель. Кусков устремляется к серванту.

Кусков. Игнаша, ну, а ты что заголосил? Опять жрать хочешь? Сейчас наведем порядок. Я у вас прямо как воспитательница - сопли, слюни, еда, дерьмо, обучение уму-разуму - все на мне. А крестная мамаша ваша где-то шарохается... Могла бы хоть и попроведовать. Как эта! Эх, сто грамм, не стоп-кран. Дернешь, не остановишься. (Вальсируя на коляске, подъезжает к холодильнику и достает бутылку водки, наливает, пьет, вальсируя, поет «Кмбата»).

ЗТМ


КАРТИНА 16

Кусков, откинувшись, спит в коляске. Входит Гела, видно, что уже укололась.

Гела. Привет святому семейству. А чем у вас тут опять воняет? Капусту в ванной солите или пукнул кто кислым? Эй, люди, ау! - подходит к Кускову и кричит - Томагочи, подъем. Ваша мама пришла, вам пожрать принесла.

Кусков. Как ты меня назвала?

Гела. (блаженно). Как, как - на перекосяк, едет на дрезине старуха Шапокляк. Томагочи вы мои... Слушай, давай я тебя искупаю.

Кусков. Сейчас, ага.

Гела. А у тебя бабы были?

Кусков. Отвали.

Гела. Нет, ну честно. Скажи, были? Хочешь попробовать?

Кусков. Я же сказал, отвали.

Гела. Только сначала я тебя искупаю! - катит кресло в сторону ванной. Кусков сопротивляется, правда, ему это не очень-то удается. Исчезают, слышен голос Гелы: "А нечистым томагочам стыд и срам! Да не буду я с тебя трусы снимать! Придурок! С тобой мне просто федорино горе какое-то! Сейчас Зойку с Игнатом позову, чтобы тебе стыдно стало". Звучит песня "Любэ " "Комбат ".

КАРТИНА 17



Кусков. Была у меня один раз женщина. Я имею в виду до тебя.

Гела. Расскажи.

Кусков. Я уже инвалидом был, после армии. К соседям на золотую свадьбу родственников понаехало немерено, ну, они попросили, можно ли, чтоб переночевали. Мать не отказала. Потом, уже ночью, гости пьяные были, а к нам привели какую-то тетку на ночлег. Мать у соседей помогала убираться после пьянки, а я спал. Потом чувствую - перегар и она сверху, на мне. В общем, пока мать не пришла, она с меня не слезала. Ей лет под пятьдесят было, вот, видно, она и решила напоследок траху оторвать. Не знаю, как ей, а мне ничего, понравилось. А так, как с тобой, так это совсем по-другому, с тем разом вообще сравнить.

Гела. Я и не думала, что ты можешь. В ванной увидела, что ты мужик.

Кусков. Да ладно. Без рук, без ног на бабу скок.

Гела. Не прибедняйся.

Раздается звонок в дверь. Наркоша идет открывать. В комнате появляются друзья Наркоши.

Дуче. Парень-парень, здорово! Как жизнь. Я вижу наша Гела себе семейку сколотила. Поздравляю.

Гела. Заткнись, а!

Дуче. А че? Поздравляю, желаю счастья в личной жизни. Гела, как кавалер в постели?

Гела. Что тебе надо?

Дуче. Деньги.

Гела. Какие?

Дуче. Так ты нам должна.

Гела. Ничего я вам не должна.

Дуче. Ты нам всегда должна. Парень, а ты знаешь, как она бабки зарабатывает?

Гела. Заткнись. Знает.

Дуче. Смотри, пацан, через это самое массу болезней подцепить можно, начиная от триппера и заканчивая желтухой и чумой двадцатого века - СПИДом. Понял?

Гела. Сам смотри ничего не прицепи - по подвалам то ты у нас шарашишься.

Дуче. Гела, смотри, как его ломает. Давай бабки, не доводи до греха.



Гела. У меня нет.

Дуче. Сходи, поработай быстренько, и чтобы через полчаса бабки были. Поняла, стерва?

Кусков. Эй ты, говнюк, а ну-ка вали отсюда.

Дуче. Контуженый очнулся. А если не повалю, что тогда? А тогда, жертва аборта, мы трахнем твою Гелку, а потом и тебя, понял?

Кусков отъезжает к шкафу и открывает дверцу.

Дуче. Образумился, решил выкуп заплатить. Давай, родной, а то видишь, как сильно человека колбасит.

Второй наркоман Фил безучастно сидит около двери, обхватив голову руками.

Фил. Что ты с этими уродами базаришь? Дай ты этому слепошарому по голове и делу конец. Вон телек продадим, на дозу хватит, ему он все равно на фиг не нужен.

Кусков выхватывает из шкафа шашку и с криком бросается в атаку. Размахивая оружием, он движется на слух.

Дуче. Пацан, ты что - охренел? Ты, стерва, скажи своему контуженому!

Гела. Вали, вали, козел! Томагочи, рубани справа, а теперь - слева. Это вам, козлы, за прошлый раз! Томагочи, теперь прямо перед собой! Ура! {Швыряет в наркоманов все, что попадает под руку).

Дуче. Я же тебя задушу потом, сука. Ты у меня из дома не выйдешь! Фил валим от этих придурков! Выйдешь ты у меня поработать - череп расшибу! А тебя урод мы кончим. {Уходят).

Гела ласково обнимает Кускова

Гела. Ничего себе, ты прямо Чапаев! А откуда у тебя шашка?

Кусков. От прадеда, он у Котовского служил.

Гела. Дай посмотреть?

Кусков. Я его помню. Любил он выпить. Как выпьет, так рассказывает про службу с Григорием Ивановичем. Говорил, Котовский мог в бою всадника до седла разрубить. Силу имел немереную. А начинал, говорят, бандитом с большой дороги. Я уж не знаю, как дед сохранил шашку, могли же конфисковать. Легендарный у меня был прадед, хочешь его медали посмотреть?

В этот момент раздаются трели томагочи. Кусков. Братва проснулась.

Кусков направляется в одну сторону к одному томагочи, Наркоша к другому.

Гела. Я тебе еще куплю, чтобы скучно не было. Пусть будет детский сад томагоч, а ты у них самый главный томагочи. Ну, а пока объявляется обед.

Звучит «Комбат», Гела снаряжает сприц, Кусков наливает водки.

зтм


КАРТИНА 18

Кусков и Гела в комнате. Как усердный солдат чистит свой автомат, Гела разбирает свои наркоманские причиндалы, кипятит шприц, перебирает иглы и напевая при этом под нос "Комбата".

Кусков. Бросала бы ты наркоту.

Гела. Да не смогу я... Не выбраться мне.

Кусков. Ты вспомни моего курсанта, он ведь правильно говорил: "Надо бегать". Это то же самое. Сдаваться никогда нельзя.

Гела. А ты-то давно это сам понял?

Кусков. Когда ты появилась... и томагочи.

Гела. Значит, я? Нет, это скорее томагочи, они у тебя как на дрожжах растут, уже на экране одни зубы у Зои. Того и глади вылезет и съест всех.

Кусков. Тебе спасибо! Уже целый взвод растет, дня не хватает за ними поспеть.

Гела. Лихо мне!

Кусков. Ломает?

Гела. Нет, тошнит.

Убегает.

Гела. Да-а, Томагочи, судя по всему, мы при залете.

Кусков. Че?

Гела. Кажется, я залетела.

Кусков. От клиента?

Гела. Придурок! Я с ними без резинки не трахаюсь.

Кусков. А от кого?

Гела. От одного тупого Томагочи.

Кусков. Да ты что?

Гела. Чему радуешься? Я же конченая. Мне рожать нельзя. У наркоманок только томагочи и могут родиться. Без рук, без ног... Извини.

Кусков. Все. Больше ты не колешься. Поняла?

Гела (грустно). Поняла... папаша.

ЗТМ


КАРТИНА 19

Гела стонет, ее ломает. Всхлипы и стоны прерываются трелями бесчисленных томагоч, между ними, как заводная игрушка, мечется Кусков, не забывая погладить Гела.

Гела. Слушай, когда тебе пенсию должны принести?

Кусков. Дня через два, а что?

Гела. Не могу я, надо, иначе помру.

Кусков. Зоенька, надо бегать, родная. Потерпи... пожалуйста. Ты же сама хотела

ребеночка. Потерпи, а?



Гела. Или сейчас ты выключишь всех этих электронных уродов, или я их

раздолбаю молотком, на хрен, заколебали, блин.

Кусков. Ну, выйдешь ты за наркотой, тебя же твои друганы-бандиты замочат, как в

прошлый раз. Потерпи, а? Надо бегать, надо бегать, надо бегать...



Гела. Вот я и побежала. (Убегает)

зтм


КАРТИНА 20

Кусков дома один. Входит Гела, по блаженному виду и фингалу под глазом видно, что была на стрелке и уже укололась.

Гела. Хай! Только не ори, сорвалась я. Тебе это трудно понять, какой это кайф. Сейчас продемонстрирую. (Припадает к паху Кускова Тот вяло отстраняется, звучит «Комбат»).

ЗТМ


КАРТИНА 21

Гела готовит наркотик, Кусков пьет водку.

Гела. Сейчас, сейчас... сейчас {колется и впадает в эйфорию). Наркоша начинает вальсировать, вовлекает в танец Кускова, потом, хром начинают петь "Комбата". Теперь они вместе с Кусковым орут песню и "Надо бегать, томагочи!", "Томагочи, вперед!" и прочую чушь. Хотя уже видно, что Гела обмякла. Вдруг она слабеет и падает, Кусков некоторое время продолжает беситься, но, наконец, замечает, что он уже один. На ощупь находит лежащую Гелу.

Кусков. Что случилось? Что с тобой? Эй! Зоя, Зоенька, ты что? Гела. Абзац, перекололась.

Кусков. Что?

Гела. Томагочи, ты главное бегай и томагоч не бросай, с ними выживешь... Надо бегать, Кусков...

Кусков. Зоя!

Томагочи начинают свои трели. Их десяток. Кусков пытается поднять Гелу на коляску, но ему это не удается

Кусков. Потерпи, сейчас, надо бегать, слышишь, надо бегать.

Трели томагоч становятся громче. Кусков швыряет вещи в окно, злышен звон разбившегося стекла.

Кусков у двери. Эй там, помогите, вызовите "скорую"! Сейчас, не умирай, надо бегать. Я тебя спасу, обязательно...

Появляются Дуче и Фил.

Дуче. Оба-на. Ты ее зарубил что ли? Отрабатывал туше? А теперь начал артобстрел окна?

Фил. Дуче, у нее передоз, щас ласты завернет. Беги за скорой. Гелка, держись!

Кусков. Зоенька, держись родная! Надо бегать! Надо…

Громкие трели томагочи, переходящие в вой сирены скорой помощи.
Занавес.


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет