Песня «охота на волков», безусловно, занимает особое место в творчестве В



жүктеу 105.92 Kb.
Дата03.04.2019
өлшемі105.92 Kb.

А.Н. Ярко

Г. Севастополь

Некоторые наблюдения над цитатами из Высоцкого в начале XXI века
Вопрос соотнесения Владимира Высоцкого и русского рока рассматривался неоднократно1. Вместе с тем речь всегда шла о так называемом «классическом» русском роке, существовавшем до начала 1990-х гг. Вопрос особенностей рока 1990-2000-х гг. и в принципе его существования – вопрос отдельный. Не вдаваясь в подробности этого феномена, не пытаясь отнести его ни к «русскому року», ни к «поп-року», ни к «рокопопсу», ни к «поп-культуре», рассмотрим две цитаты из Высоцкого начала XXI века.

В 2002 г. вышел альбом группы «Ночные снайперы» «Цунами», где была опубликована песня «Охота на волчат», отсылающая к одной из самых цитируемых песен Высоцкого2. Рассматривая песню «Охота на волчат», мы будем подходить к ней как совокупности нескольких вариантов: альбомного, нескольких концертных, наиболее известных, и так называемого «бумажного» варианта: публикации вербального субтекста песни в книге её автора Дианы Арбениной «Дезертир сна».

Начнём с названия. Одна из важнейших функций заглавия − формирование предпонимания − в этом случае будет весьма важна и интересна: слушатель ещё до прослушивания песни знает, что песня будет связана с песней Высоцкого. В названии песни Высоцкого − волки, у «Ночных снайперов» − волчата, то есть герой песни будет позиционирован как младший по отношению к герою песни Высоцкого в прямом или переносном смысле. Оговорим также, что на всех известных нам концертах исполнительница в автометапаратексте заглавие не эксплицирует. Таким образом, для тех слушателей, которые не слышали песню ранее, а значит, не знают её названия, связь с песней Высоцкого появится только в конце первого куплета, заканчивающегося фразой «идёт охота на волчат3».

Песня «Охота на волков» − одна из самых эмоциональных в творчестве Высоцкого, как минимум, в плане исполнения. То же можно сказать и о концертных исполнениях песни «Охота на волчат» в творчестве группы «Ночные снайперы», то есть связь с песней Высоцкого прослеживается и на перформативном уровне.

Если же говорить о музыкальном субтексте, то обе песни написаны в миноре, однако музыкальная составляющая «Охоты на волков» значительно богаче и эмоциональнее. Вместе с тем в довольно пёстром альбоме «Цунами» «Охота на волчат» занимает своё место. С одной стороны, она довольно энергична на фоне относительно мелодичной для Снайперов песни «Столица», звучащей до этого. С другой, следующая далее «Dance me» ничуть не менее энергична, чем «Охота на волчат». То есть песня, попадая одновременно минимум в два разноплановых контекста − контекст песни Высоцкого и контекст альбома «Цунами», − хоть и может быть рассмотрена как близкая в музыкальном плане песне «Охота на волков», однако в контексте творчества группы на музыкальном плане выделяться не будет.

Отметим также, что «Охота на волчат» − одна из немногих песен «Ночных снайперов», в которой смысловая нагрузка ложится скорее на музыку, нежели на текст: во всех известных нам исполнениях музыка с вербальным субтекстом занимает меньше времени, чем без него, исполнители делают акцент на гитарном соло, по большому счёту, на концертных исполнениях реципиент чётко может разобрать только фразу «идёт охота на волчат», остальной же текст практически ускользает.

Обратимся к вербальному субтексту. Начнём с архитектоники песен. Рефрен есть в обеих, однако в «Охоте на волков» − это четверостишие, которое с некоторыми вариациями повторяется четыре раза после восьмистрочных куплетов. В «Охоте на волчат» повторяется одна строчка − «идёт охота на волчат», повторяется трижды, завершая каждый из неравных куплетов, то есть здесь мы имеем дело не с припевом, а с эпифорой. В песне Высоцкого фраза «идёт охота на волков идёт охота» повторяется в начале припева, в песне снайперов фраза «идёт охота на волчат» − в конце куплета. Так или иначе, в сочетании с названиями песен, указанные фразы находятся в сильных позициях текста. Да и сама повторяемость этих фраз является главным маркером отсылки песни «Снайперов» к песне Высоцкого.

Синтаксис песни Высоцкого вполне традиционен. Синтаксис в песне «Снайперов» − «рваный»: предложения короткие и неполные, на одну строчку, как правило, приходится по два предложения. Подобный синтаксис передаёт состояние погони.

Первые полторы строчки песни «Охота на волчат» однозначной интерпретации не поддаются: «мой прицел оказался точнее всего пол-локтя до виска». С одной стороны, контекст песни Высоцкого предполагает, что «мой прицел» − это прицел, направленный на «меня», на героя песни (Ср.: «тот которому я предназначен улыбнулся и поднял ружьё»). С другой стороны, слова «мой прицел» вне контекста песни, скорее, будут ассоциироваться с человеком, наводящим прицел. Вместе с тем слова «пол-локтя до виска» вызывают ассоциации с самоубийством, в котором соединяются субъект, наводящий прицел, и тот, на кого он его наводит.

Герой песни «Охота на волков» ограничен флажками, расставленными егерями, в песне «Охота на волчат» причина ограничения не указывается, тем самым акцент делается на самой ситуации ограничения: «как по краю могла». Это ситуация края. Строчка «как по краю могла столько лет столько зим» отсылает к песне «Кони привередливые» («вдоль обрыва по-над пропастью по самому краю»), а вслед за ней и к другим песням Высоцкого, описывающим ситуацию нахождения на краю. Героиня Арбениной существует на краю долго, «столько лет столько зим», однако большим геройством это не считает: «невеликий герой» именует она себя.

Во втором куплете − интересная аллитерация:
не прикусывай рта не ищи покурить

к чёрту все времена ни к чему говорить

чёрной меткой по лбу по анфасу печать

лучше просто молчать

идёт охота на волчат
Повторение звуков «р» и «ч» в сочетании с «рваным» синтаксисом (короткими предложениями) создаёт ощущение рычания.

Героиня песни «Охота на волчат» решается убежать после долгого терпения:


как по краю могла столько лет сколько зим

<…>

но случилась луна cердце кануло вниз

и бровями в снега в синий цвет животом

а по спинам ракетами жгут фонари

дробным вальсом скользят
Герой песни Высоцкого − волк. В песне же Арбениной волчонок наделяется человеческими чертами, что актуализирует тот и без того очевидный факт, что волк в данном случае метафоричен: «не ищи покурить».

Наиболее же интересная отсылка к Высоцкому − в «бумажном» варианте. В строчке «к чёррррту просто слова. Ни к чему говорить»4 буква «р» в слове «чёрту» написана 4 раза. В песне, построенной на аналогии с песней Высоцкого, это «р» означает не только рычание, но и отсылку к одной из наиболее характерных особенностей исполнения Высоцкого: растягиванию согласных. Однако ни в одном из известных нам исполнений певица в этом слове «р» не растягивает. Таким образом артикуляционная особенность передаётся в «бумажном» варианте и не передаётся при исполнении.

Итак, перед нами две ситуации охоты: на волков и на волчат. Герой песни «Охота на волков» преодолевает природу волка не выходить за флажки и убегает. Героиня песни «Охота на волчат» долго находится на краю, удивляясь собственному терпению. Герой песни Высоцкого – победитель: «но остались ни с чем егеря». «Он побеждает не только обстоятельства, рок (ср.: “Тот, которому я предназначен, / Улыбнулся – и поднял ружье”), но прежде всего – самого себя, свой “социальный” инстинкт повиновения»5. Герой песни Арбениной − проигравший: несмотря на спасение, ему и дальше придётся терпеть, молчать и убегать:
лучше просто молчать

<…>

остаётся сцепить зубы и замолчать

ноги выбросить в бег

идёт охота на волчат


Героиня песни Арбениной, в отличие от героя песни Высоцкого, находится в постоянном состоянии травли, единственный выход из которой − молчать и убегать. Герой «Охоты на волков» преодолевает не только егерские влажки, он преодолевает свою природу, убегает, несмотря на запрет не только внешний, но и всосанный с молоком матери, внутренний. Героиня песни «Охота на волчат» предпочитает «сцепить зубы и замолчать», продолжать ползать по снегу под светом фонарей. В «Охоте на волков» побег – результат того, что герой смог преодолеть запрет егерей и своей природы, это признак смелости. В «Охоте на волчат» побег – признак трусости6, результат того, что героиня предпочитает «столько лет столько зим» молчать и убегать. Вместе с тем названия песен соединяют их в своеобразную дилогию о разных поколениях: поколении тех, среди которых, пусть нечасто, но находились те, кто мог «за флажки», и поколения тех, кто предпочитает «сцепить зубы и замолчать ноги выбросить в бег». Ситуация свободы, прежде всего, внутренней, сменяется ситуацией несвободы, и тоже, прежде всего, внутренней.

Между тем, интертекстуальность в широком смысле интересна, в числе прочего, ещё и тем, что авторский текст не только обогащается смыслами текста-источника, но и в какой-то мере влияет на него. Так, возникновение песни «Охота на волчат» актуализирует универсальную, вечную составляющую песни «Охота на волков», песни о свободе, о ситуации грани и т.д., и редуцирует её узкосоциальную, привязанную ко времени и конкретно В.С. Высоцкому составляющую7.

Другой принцип цитирования в песне Сергея Бабкина «Я не люблю».

Мелодия песни абсолютно противоположна мелодии песни Высоцкого: песня спокойная, мелодичная. На вербальном же уровне песня построена так же: первая и третья строки строф начинаются словами «я не люблю».

Однако если музыка полемична музыке песни Высоцкого, синтаксис ей соответствует, то содержательно песня не полемизирует и не повторяет песню Высоцкого: это, скорее, свой вариант подобной программы. Если «в безусловно программном стихотворении "Я не люблю" которое представляет собой почти сплошь прямое выражение авторской позиции и лишь в общих чертах намечает фигуру собственно лирического героя, перечислены ненавистные автору черты человеческого поведения и характеров»8, то в песне Бабкина перечислены не ненавистные автору черты, а, скорее, просто не принимаемые им. Это не «я не люблю=я ненавижу», а «я не люблю=мне не нравится, я стараюсь избегать». Это тем более интересно, что герои песен временами говорят об одних и тех же вещах: «в восторженность не верю» // «я не люблю громких слов», «я не люблю когда мне лезут в душу тем более когда в неё плюют» // «я не люблю когда грязной рукой лапают мою душу». Однако если в этих вопросах герои песен совпадают, то в главном, в том, в чём полемезируют песни на уровне музыкального и перформативного субтекста − в крайности выражения, – они не совпадают и на вербальном уровне: «я не люблю когда наполовину» // «я не люблю когда зря или уже слишком». Как представляется, если и эти песни объединить в своеобразную дилогию, то противопоставлены они окажутся именно в этом: в крайности выражения позиции. Герой Высоцкого может сказать про себя «я не терплю». Герой Бабкина говорит: «Я не люблю, когда терплю» − то есть всё-таки терпит.

Если же встать на позицию Л.Я. Томенчук, то есть предположить, что «сам Высоцкий воспринимал эту песню не только как собственное кредо, но как коллективное кредо тех, в чьих душах жило активное неприятие негативных явлений, отравлявших социальный, нравственный климат общества9», то в таком контексте и при таком подходе песня Бабкина тоже станет выражением позиции поколения, менее категоричного по сравнению с поколением Высоцкого.

Итак, песня Сергея Бабкина «Я не люблю» представляет собой несколько иную, нежели «Я не люблю» Владимира Высоцкого, концепцию мира, систему моральных правил, нравственых постулатов, набор «я не люблю». Прежде всего, это разная степень категоричности высказываемой позиции: протест у Высоцкого и уход, эскапизм у Бабкина (вплоть до «лучше уж камнем упасть на дно честно и откровенно»). Эту разницу актуализируют и музыкальный и перформативный субтексты: ритмичные, напряжённые у Высоцкого и спокойные, мягкие у Бабкина.

Между тем именно структура песни Высоцкого, повторяемая Бабкиным, позволяет последнему создать свою программу, в чём-то полемезирующую, но в чём-то совпадающую с программой Высоцкого, и именно это сочетание полемики и следования традиции Высоцкого делает эту программу не полемичной и не «ученической», а своей, автономной, программой не протеста, но и не трусости, а именно эскапизма.

Так же, как структура песни «Я не люблю» позволяет Бабкину высказать свою позицию, метафора, созданная Высоцким в песне «Охота на волков», позволяет Диане Арбениной высказать свой взгляд на поколение «волчат», не совпадающее ни с волками, бегущими на егерей, ни с героем песни, убегающим за флажки, а ползающее и молчащее.

В заключение рассмотрим отсылку к Высоцкому совсем иного рода. Речь идёт о песне группы «5nizza» «Ушедшим слишком рано». Песня посвящена рано погибшим певцам. В конце песни полуречетативом несколько раз повторяется фраза «я посвящаю эту песню ушедшим cлишком рано пока она живая ножевая рана», после этого идут цитаты из песен разных исполнителей: «Группа крови, I wanna jamming with you, Polly wants a cracer, Поррррвали парус» (Виктор Цой, Боб Марли, Курт Кобейн и Владимир Высоцкий соответственно). Упоминается в песне и ещё один рано умерший певец: Джим Моррисон: один раз прямым упоминанием фамилии (да я Сан я не Моррисон) (обыгрывается кличка участника группы «5nizza» «Сан») и в припеве повторяется строчка из песни Моррисона «Common baby light my fire так ярко летят так быстро сгорают». Авторы не называются на прямую, отсылка идёт за счёт цитат из их песен.

Между тем все упомянутые певцы ушли гораздо ранее Высоцкого (Виктор Цой и Джим Моррисон в 28, Курт Кобейн в 26, Боб Марли в 36). Кроме того, все остальные певцы принадлежат к направлению рока, Высоцкий − нет.

Несмотря на то, что по сравнению с другими исполнителями, Высоцкий ушёл из жизни позже, в массовом сознании он принадлежит к числу рано умерших поэтов. Более того, Высоцкий оказывается если не включённым, то близко примыкающим к рок-культуре: из пяти упомянутых поэтов четверо − рокеры.

Отдельно отметим что выбрана строчка из песни «Парус», одной из самых популярных песен Высоцкого, и что при исполнении, как и при публикации песни Арбениной, тоже растягивается «р» − «порррвали парус».

Итак, эта цитата включает Высоцкого в культурный контекст роковой классики. Впрочем, в данном случае мы имеем дело с прецедентным именем, функционирующим коннотативно10 и актуализирующим определённую характеристику Высоцкого: ранний уход из жизни. Что же касается двух первых рассмотренных примеров, то Арбенина использует структурирующую метафору песни Высоцкого, Бабкин – собственно структуру, композицию. Таким образом, обоих случаях новые песни вступают в диалог с песнями источниками, создавая новые концепции, новые картины мира, не повторяя концепции песен Высоцкого, но и не полемизируя с ними.



1 См.: Смирнов И. «Первый в России рокер» // Мир Высоцкого. Вып. 1. М., 1998. С. 402–414; Владимир Высоцкий и русский рок. Сборник научных статей. Тверь, 2001; Доманский Ю. Феномен Высоцкого в культуре русского рока // Доманский Ю. В поэтическом мире Высоцкого. Тверь, 2011. С. 52−68 и др.

2 См., например: «Всего в обработанном нами массиве вырезок встретились заголовки более чем из 160 песенных текстов Высоцкого, то есть почти из половины. Кроме четырёх сочинений, вошедших в «Вертикаль», чаще всего встречается цитирование песен «Большой Каретный» (63), «Диалог у телевизора» (70) и «Охота на волков» (85)» (Крылов А. Бытование и трансформация крылатых выражений Высоцкого в газетно-журнальных заголовках (на примере песен для фильма «Вертикаль») // Мир Высоцкого. Вып. IV. М., 2000. С. 217.

3 Здесь и далее песни цитируются по фонограммам.

4 Арбенина Д. Дезертир сна. С. 219.

5 Кихней Л. Лирический субъект в поэзии Высоцкого // Владимир Высоцкий: исследования и материалы 2007−2009. Воронеж, 2009. С. 31

6 Напомним, что название книги Дианы Арбениной – «Дезертир сна».

7 См. об этом Крылов А. «Про нас про всех»? Исторический контекст песни «Охота на волков» // Мир Высоцкого: Исслед. и материалы. Вып. II. М., 1999. С. 28-42.

8 Скобелев А., Шаулов С. Владимир Высоцкий: Мир и слово. Уфа, 2001. С. 73.

9 Томенчук Л. О музыкальных особенностях песен Высоцкого // Высоцкий: исследования и материалы. Воронеж, 1990. С. 156

10 См.:Гудков Д. Теория и практика межкультурной коммуникации. С. 146.

Каталог: media -> publications -> articles
publications -> Баден под Веной и его окрестности. Историко-культурологический путеводитель с приложением воспоминаний барона Ф. Ф. Торнау
publications -> Преподавателей гуманитарныхи социальных наук кафедра истории
publications -> Преподавание советизмов в курсе «введение в литературоведение»: постановка проблемы
publications -> Тектонические условия формирования офиолитовой ассоциации юго-западного крыма
articles -> Голионко евгения Станиславовна, кандидат исторических наук, старший
articles -> Трансформация эстетики зла в этику абсурда во французской литературе второй половины XIX века на примере творчества Бодлера
articles -> Проявления суеверных представлений


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет