Письмо Ибрагима Гази жене и сыну



жүктеу 128.97 Kb.
Дата29.04.2019
өлшемі128.97 Kb.

Письмо Ибрагима Гази жене и сыну
Грушенцем , улым!

Минем жан азыкларым!

Саулык һәм тыныч тормыш телим сезгә!

Мин тагын сездән читтә, еракта - вакытлымы, бөтенләйгәме - билге­сез.

Сезнең янга кайтканда, мин ашкынып, канатланып чапкан идем. Кайтканда күңел гел артта булды, чөнки алда мине бер төрле дә шатлык көтми иде бит.

Юл буе күңелдән татлы газап китеп тормады. Күрәсең, һәртөрле газап (бигрәк рухани газап) кешене яңарту өчен, яхшырту - облагораживать итү өчен бирелгән. Газап тойгыларны сафландыра, күңелне сафландыра. Вак-төяк дрязгалар бик әһәмиятсез булып, мәгънәсез булып калалар. «Тәнгә мунча, җанга юк», - диюе белән Тукай хаталанган булса кирәк. Җанга да мунча бар. Газап!

Әле ярый барганмын. Синнән әлегә кадәр бер хат та юк. Теге егет тә кермәгән. Бары тик Гордейдән генә бер хат бар иде. Синең хатларыңның килмәве - гаҗәп!

Юл турында тулырак итеп язганчы, башлап Г. Н-ка рәхмәт. Чабата үз хезмәтен бик яхшы үтәде. Бутафорный крестьян булып кайттым да кайт-тым.Таякның гына әллә ни кирәге булмады: теге этнең коерык асты каткан иде ахры - күренмәде. Сиңа да бик рәхмәт. Үзең шикелле кайнар бияләең эчендә кул рәхәтләнеп кайтты. Синең заботаңны, опекаңны сизеп тору миңа бик приятно булды.

Мин тау күтәрелеп артыма борылып караганда, кояш чыгып килә иде. Күк итәге бордо, ачык сары, чем-зәңгәр буяуларга буялган булса да, аңарда ниндидер суровость, караңгы-чырайлылык бар иде. Ерактагы дәһшәтле ва­кыйгалар табигатькә дә йогынты ясый кебек. Алда карага якын зәңгәр иде, мрачно иде. Күңел растеряться итеп китте.

Юлдагы вак-төяк приключениеләрне язып тормыйм. Егорьевода Марусялар яныннан узганда, күземне йомып уздым. Янәсе, мин күрмәгәч мине дә күрмиләр була.

Сокурыда көчкә кунарга керттеләр. 8 балалары бар! Әтиләре, бер ул­лары сугышта икән. Өй эче кырмыска оясы кебек — мыж итә. Хәер, өйләре зур.

Баланы аеруча газаплы сагыну белән сагынам. Үлеп китәр шикелле. Зинһар, саклый күр. Тормышка мин аның аркылы бәйләнгән. Ул үлсә, тор­мыш бәйләвечләре өзелер шикелле. Синең белән безнең арадагы җепләрне дә ул ныгытып тора.



Син аны вакыт-вакыт ярсып иркәлисең, ә кайвакытларда бик каты грубить итәсең. Син - порыв, синдә сабырлык, тигезлек юк. Син (һәм плюс теге малай) аның характерын бозасыз. Хәтта бабасы да аның белән бәхәскә-тартышка керә. Ләкин нишләмәк кирәк! Үз өең түгел. «В чужой монастырь со своим уставом не лезут».

Әнисе, ике атнага баланы ташлап китәргә уйлавың мине алдан ук кур­кыта һәм бер до ошамый.

Мин кайтып кергәндә бүлмәдә 10° җылы иде. Бүген 12°. Син сырып биргән юрган — минем спасение. Бик рәхмәт, әнисе! Бик!

Учреждениедә нольдән түбән, бүген туңып кайттым.

Тиздән безне дә монда йөртмәсләр шикелле. Шуны уйласам, әллә ки­леп китсәң дә зыян итмәс иде кебек. Ләкин теге малай үзенең деспотический терроры белән аны авыруга сабыштыруы мөмкин. Бәлки Алексейны аның янына яткырырга кирәк булыр? Киендереп йоклатырга! Бабасы яхшы опе­кага алса... Хәер, бөтен подробностьларын үзең карарсың инде.

Юлга чыксаң, авыр йөк алма. Бик арырсың. Төрле җирдә йоклама. Буранда, каты суыкта чыкма.

Минем теге пальто кесәсендә бер китап онытылып калган.

Фронт хәлләре. Безнекеләр Сталинградтан төньяктарак һәм көньяктарак 60-100 чакрым эчкә кергәннәр. (Бүгенге көнгә 64 мең пленный бар). Ә Сталинг-радның үзеннән немецлар китмәгән икән әле... Шулай ук Ржев юнәлешендә дә һөҗүм бара. «Западнее Ржева», - дип сөйли радио. Франция моряклары немецкә бирмәс очен, үзләренең почти бөтен флотла­рын батырганнар: 60 тан артык кораб! Союзниклар ягына чыга алмаганнар, шунысы үкенеч! Эшләр бераз алга бара шикелле.

Кайтмас борын бик сагынып: атагыз.

Р.5. В-к, чыгып китәр алдыннан, шыпырт кына миңа әйтә: поцелуй меня, папа, ди. Аңлап түгел инде ул, конечно. Шулай да приятно.

05.12., кич.

5 декабря 1942 г. (Подлинник)

Письма Г.А. Паушкина родителям

Здравсгвуйте, дорогие папа и мама!

Сегодня получил от вас письмо, из которого с радостью узнал, что вы получили мое письмо со стихом и фотокарточкой. Живу я сейчас кипучей жизнью. Назиачен иачальииком рации, работы много и наравне с этим выстступаю. 5 раз выступал перед донбассовцами и пограничниками, снова, как и в […] получил известность. Между прочим в том городе еще и по-сегодня поют песню «Жду тебя». На этом этапе особенно запомнился вечер в клубе 4-го июня. Выступал со стихами в составе нашего ансамбля, как полковой поэт. Джаз исполняет также 2 моих песенки. Послс выступления, когда зал опустел и я за сценой стал завертывать цигарку, меня позвали. У переднего края эстрады собрался весь ансамбль. Внизу персд нами стоял бригадный комиссар наших войск. Он звал меня. Я доложил, явившись, что «сержант Паушкин по вашему приказанию явился. В своих высказываниях он одобрил мое ныступлеиие и оценил стих. Затем предложил написать поэму-историю нашего полка. Спросил, сколько лет. Я ответил, что 21 год. «Это нам по плечу», сказал он. Тут же было предложено дать мие время, и т.д. Однако это не так все быстро делается. Видите ли, я к своему несчастью, незаменим на своем посту. Не всегда оказывается хорошо быть на все способным. Но ничего, день мой близится, если жизнь не разыграет все это в шутку. Да, между прочим, этот стих, который я послал вам, по прочтению вызвал у многих слышавших слезы. Читаю с душой, хотя еще голос слаб, но зал всегда мертвеино тих. Так что жизнь моя разделилась надвое — два пути: техника и поэзия. Последнее в глубинс души перед пограничниками с успехом читаю балладу «22-го июня», стихи о боях на границе. Баллада все же большая, я вам ее могу в следующсм письме прислать. Стихи же свои я все знаю наизусть, что позволяет мне на эстрадс еще большс разгораться. Погода стоит теплая. Чувствую себя хорошо. Ребята у меня мировые, живем дружно.

С Сережей вижусь почти ежедневно, он на всех моих выступлениях в нашем клубе был, может рассказать. Живу чем-то будущим, все чего-то жду. Пока писать нет времени, осваиваюсь с новым положени­ем, но это ничего. У меня всегда так, либо пишу, либо читаю, либо учусь жизни. И вообще, кажетея, я человск порыва. В момент вдохновения могу кое-что сделать, но бывают и «пустые минуты», как у веякого человека, изредка. Сегодня же получил письмо от Ирины. Вот, толковая, не хуже меня дает загадки. Друзей больше на родине, кроме нее, никого не осталось — все разлетелись, да и ей не быть долго в одном месте, каждый оперившийся стремится к полету. Я же привык путешествовать, поэтому не представляю, как это можно жить долго в одном месте. Неплохо было 6ы, если на папино 50-летие забросило меня судьбой в родной дом. Я очень рад, что к папиной годовщине угадал с маленьким подарком.

Я написал большое письмо Рите на ваш адрес, о получении сообщите, а ей передайте обязательно, что это ответ на все ее письма. Я ею горжусь и читаю ее стихи товарищам, и все говорят, что в родне моей сплошь поэзия, хотя они многого не знают. Только те в большинстве талантливы, чья жизнь подвергалась громадным колебаниям. Как мне сейчас хотелось 6ы побыть с вами и поговорить. Ведь я уже не тот, что был когда-то. Жизнь учит. Вот они, мои университеты — этапы боевого пути. Широки мои аудитории — бескрайние донские степи, строг мой учитель — жизнь. Чем заменишь это, какими заведениями и классами? Я очень рад, что все это так случилось. Я всегда боялся тихой последовательности из года в год и стремился к необычному, порывистому. Кончаю, надо спать, время 23-30.

Шлю всем свой боевой привет!



7 июня 1942 г. (Подлинник)

Здравствуйте, дорогие папа и мама!

Вчера получил от вас письмо. Перед этим опустил и свое к вам. Сегодня решил написать еще одно, вне очереди. Правда, времени очень мало, но представился удобный случай. Это письмо от вас я читал, стиснув зубы. Да, в этой беспощадной войне на жизнь и на смерть лишимся мы многих дорогих людей, близких и друзей. Жаль Сашу, кто бы мог подумать, что он будет убит? Представляю состояние матери. Я очень доволен, что Толя на родине, там он лучше поправится. Тете Нюре выражаю свое глубокое соболезнование по поводу гибели ее сына-орленка, моего младшего товарища и брата по оружию Саши Жукова. Он умер благородно. Плакать не будем. Воины не плачут — они мстят! Наша эпоха родила сильных людей, вчерашние птенцы окрылились, ныне они орлы — гроза фашистских ворон! Наша юность горит в пороховом дыму, проходит под свист пуль и грохот снарядов. Мы те, о которых люди грядущих поколений будут петь легенды.


За каждую каплю родной русской крови -

Мы отомстим врагу жестоко во стократ

Нам бранный путь привычен и не страшен

И тот, кто с нами - он нам друг и брат.

Мы не простим врагу, мой милый Саша!

Не умер ты, ты в нашем сердце жив!


Ты нас ведешъ тропой священной мести,

Орлиной кровью славу обагрив…
9 октября 1942 г. (Подлинник)


Письма Аделя Кутуя ответствениому секретарю Союза советских писателей ТАССР Т. М. Имамутдинову

Здравствуй, дорогой Тухват!

Сижу под проливным дождем, укрывшись плащ-палаткой. Ожидаю приказа, чтобы поехать в новый бой. Как всегда, вспоминаю милую Казань, ссмью, друзей — и сел писать письмо.

Литературой заниматься некогда. Если что-либо пишу, то только в рамках своего подразделения: песни, частушки, заметки. Регулярно редактирую газету своей части — туда и пишу. Уже побывал в нескольких боях. Два из них были такие, что никогда не забытъ. Таких боев я еще не представлял и о таких боях не читал. Земля тряслась. Люди находились под градом пуль и осколков. Мы так сильио, так крепко били немцев, что сотни и сотни фрицев смешались с землей. Каждый из нас ведет свой счет. На моем счету 20-25 убитых гитлеровцев, да плюс кое-какие трофеи.

Скоро, скоро, дорогой друг, создастся окончательный перелом в ходе войны. Успехи наши будут не временные, а постоянные. И это на некоторых фронтах уже началось. Вскоре сам в этом убедишься.

Сообщаю тебе свой адрес: Действ[ующая] армия, ППС 871, 72 ОГМД.

Правда, я все время бываю в переездах; то на одном, то на другом фронте, но письма по этому адресу до меня дойдут.

Так что я попал в такую часть — всем доволен. Здесь все живо, ярко, отношение хорошее. Действие эффективное. Правда, порою 6ывает тяжело и опасно. Война — ничего не поделаешь.

Встретимся — так для рассказов долгих ночей не хватит. Что ни день, то событие. Здесь мы ко всему уже привыкли, а как подумаешь глубже и мысленно поставив себя в стороне, то скажешь: сколько героизма в этих простых людях!

О Казани, о наших лит[ературных] делах я ничего не знаю. Кто еще поехал на фронт? Кто что написал? Живы ли те, которые ушли раньше? Передай всем мой братский привет. Пусть раз навсегда забудут мелочи жизни, дрязги, сплетни. Жизнь гораздо сложнее и от писателя требуется очень многое.

Особо поклонись Назибу Жиганову, Джавдату Файзи, Алекс[андру] Ключареву и Шамильскому.

Если будут общие вечера, вспомните и меня. Теплотою веет от них.

Бываешь ли в моей семье, не забыли ли семью товарища-фронтовика?

Крепко жму руку и целую в щеку. Адель. 16августа 1942 г. (Подлинник)


Письмо красноармейца Ш.Ш. Шарафутдинова родным

Хат башы


Сез ки кадерле иптәшем Галимә. Сиңа һәм барлык күз нурларым булган балаларым Зәкиягә, Вилгә, Флерама, Рузага Һәм Дамирга бик сагынып-сагынып, аермыйча бик күптән-күп сәламнәр язып, шатлыклы тормышыгызны һәм сау-сәламәт яшәвегезне теләп ка­лам.

Шулай ук газиз әнкәемә һәм калган туганнарга миннән сагынычлы сәламнәр сөйләгез. Сәлам соңында минем хәлне беләсегез килсә, бүгенгә мин исән әле, алдагы көннәр ни булыр? Мин сезгә егерме алтынчы августта үземә операция буласы, дип хат язган идем инде. Беренче сентябрьдә точно миңа операция була. Балакайлар бәхетенә исән генә калсам ярар иде. Ничектә түзәрмен, бик бәхет булса гына иңде түзеп булыр. Мин бу хатны язганда янымны кая куя алмый бик эчем пошып язам. Ничә еллар шул авыруга юл куеп килдем бит. «Чирен яшергән үләр» - шушы инде ул. Анда әллә нинди

авыруларга ышаньш йөрдек, тик бары начар ашау, начар сулар эчү, авыр эш нәтиҗәсендә мочевой пузыръга таш үскән. Ә ул инде бик зурайган, ди. Алмасаң да барыбер үләргә ерак калмаган, икенең бередер иңде. Моннан соң миннән хат тиз килмәс иңде. Бөтенләй йоклап китмәсәм, күзем ачыл­гач, хат язарга тырьшгырмын. Хәзер мине танырлык түгел. Беләкләрдән шәүләләр күренә, көчкә атлап кына йөрим. Хәлем шәп түгел.
Гаеп итмәсәгез, бер-ике җыр язам:

Быел урак уралмадым колхоз басуларында,

Безнең бәхет акты микән язгы кар суларында.

Балакайлар, сагынам сезне язгы пычракларда,

Сагынам да, ни хәл итим, калдыгыз еракларда.

Уф”, - дисәм дә, парлар чыга күкрәгемнән тышларга



Безнең кебек моңлы микән һаваларда очкан кошлар да?

Чит җирләргә чыгып киттем калдырып ялгызыңны,

Күрер күзем булыр микән матур таң йолдызымны.

30 августа 1942г. (Подлинник)

Письмо П. К. Анищенко сестрам

Привет с фронта!

Здравствуй, дорогая сестрица Нюра и Вена. Шлю вам самых наилучших успехов в вашей жизни. Сообщаю, что в настоящее время чувствую себя хорошо. Письмо твое получил, за которое горячо бла­годарю. А так же узнал, что у Маруси народился сын, но что-то очень скоро. Да, Нюра, жаль, что Вене ничего не послал в посылке, я ее сам не зашивал, а зашивали на другой стороне реки Одер, а я был совсем на другой стороне и только подписывал адрес, но скажи ей, что в следующей посылке пошлю платье и гармошку обязателыю, если жив буду. Пиши какие новости.

С приветом, брат Петр.



1 апреля 1945 г. (Подлинник)
Письмо командира части 03303 «Д» сестре П. К. Анищенко о его гибели

Тов. Камзина!

Спешу сообщить о нерадостной вести, т. е. о смерти вашего брата Анищенко Петра Кузьмича. Ваш брат Петр героически пал за освобождение наших братьев, сестер, отцов и матерей, временно угнанных немецкими фашистами.

Погиб он 6 апреля 1945 г. на территории Германии. Похоронен на территории Польши. За вашего брата Петра, а за моего лучшего командира, мы, командиры и бойцы, удесятерили в несколько раз ненависть к немцам и с этой ненавистью мы добились окончательной победы над немецким фашизмом.

С гвардейским приветом к вам командиры и бойцы той части, где служил ваш брат Петр.

Командир части 03303 «Д». Подпись. 17 мая 1945 г. (Подлинник)



Письмо Ф. Андреева брату Алексею

Здравствуй, Леша!

Сообщаю, что написанное Вами письмо 28/Х-43 получил 14/ХП-43 г. За что благодарю. Получил письмо от Федота, написанное 2/Х1-43 г. Письма Ваши все получаю, но только с опозданием.

Сообщаю о себе: я пока жив и здоров. Данное письмо, может быть, дойдет к Вам к Новому году, а поэтому поздравляю Вас всех с Новым [19]44 годом!

Немецких фашистов бьем и будем бить до полной победы. Недавно захватили в плен 32 соддата и офицеров. Сопли текут, мерзнут как курицы, и все заявляют «Гитлеру капут», но им также капут, проклятые мародеры.

Больше писать нечего, остаюсь жив и здоров. До свидания, всем привет.

Ваш брат Федя.

Пишите чаще.



17 декабря 1943 г. (Подпинник)

Письмо Х.Х. Шарафеева родным

Сәлам хатым.

Исәннәрмесез Әти һәм Әни.

Сезгә Кызыл Армия сафында хезмәт итүче улыгыздан күп сәлам. Шулай ук барлык балаларга, туганнарга миннән күп сәлам. Сәлам тәмам, сүзгә күчәм.

Мин пока исән-сау гына сугышьш ятам. Үзем исән-сау булгач, сезгә дә тазалык теләп калам.

Әни, бәгърем, мин хәзерге минуттан наступлениегә керәм. Әгәр дә исән кайтсам, сезгә хат язармын. Исән булмасам, хат көтмәгез. Минем күңелем сизә - мин бетәрмендер.

Әни, бәгърем, мине бәхилләтегез. Минем өчен җыламагыз. Үзегезне үзегез бетермәгез. Миннән башка да тормыш яхшы булыр. Миннән сезгә бернинди дә ярдәм тимәде, мине бәхилләгез.

Улыгыз Хуҗамөхәммәт. Хуш, сау булыгыз. Минем өчен кайгырмагыз. 1 февраля 1945 г. (Подлинник)


Письма Ф.Г. Булатова родным

Дорогие мои!

Шлю вам всем большой и горячий привет и желаю счастливой жизни. Я жив и здоров.

Пишу вам письмо в самое горячее время, в момент, когда наши бойцы и офицеры беспощадно истребляют немцев и освобождают мирное население от рабства. Взрослые от радости плачут. Дети кричат: «Наши пришли!» Везде возглас: «Спасибо за освобождение!» От Вас писем нет, очень обидно. Жду дснь и ночь.

До свидания. Крепко, крепко целую всех. Ваш папочка, Фатых. 11 сентября 1943 года. (Подлинник)

Дорогие мои - Фатыма, Флера, Флеза, Фаильчик!

Сердечный и пламенный привет и желаю доброго здоровья и счастья. Беспредельно рад, что получил письмо от Флеры. Большое спасибо.

Я жив и здоров. Здесь дела идут к концу. Я убежден, что вы слышали и читали приказ т. Сталина, где он благодарил за город Браунберг. Вчсра Вам прислал письмо Котов.

Я не могу выразить словами, как я скучаю о Вас, мои дорогие.

До свиданья, мои хорошенькие.До свиданья.Ваш пима. 23 марта 1945 г. (Подлинник)

Дорогие мои!

Война кончилась!Под ударом наших войск немцы на косе Неринг ночью 9 мая капи-тулировали.

Еще раз вас, моих любимых, от души поздравляю с Великой Победой нашего иарода и доблестной Красной Армии.

У меня в сердце сегодня, т.е. 9 мая, кипит великая радость. Это кажется, происходит во сие.

Дорогие мои, скоро придет время нашей встречи.

Я вам не сумел в течение 13 дней написать письмо. Дело в том, что мы форсировали залив Шриф-Гаф и вели бои на косе. Исключительно иапряженная обстановка явилась тормозом.

Сегодня, т.е. 9 мая, получил письмо от вашей дорогой мамочки, написанное 29 апреля. Таким образом, я переживал две радости одно-временно. Но в то же время очень беспокоился о тебе, Фатыма, что ты заболела. Желаю тебе здоровья. Желаю, чтобы ты совсем не болела.До свидания, мои любимые!

Еще раз поздравляю вас с днем Победы!До скорого свидания, дорогие мои!

Ваш папочка Фатых! 9 мая 1945 года (Подлинник)

Письма красноармейца Б.К. Валеева родным

Исәнмесез

Сез ки якын булган эткәй белән әнкәйгә улыгыз Баридан бик сагы­нып, бер күреп туйганчы сөйләшәселәрем килеп, бик күптин күп сәлам.

һәм дә шулай ук туганнарым, апага, матур аптыйга, Һаҗирәгә, Әмиргә, Һадига, һәм иң зур, матур да, әйбәт тә дәү дә энемә бик сагынып, бер туйганчы сөясе килеп күп сәлам.



һәм дә шулай ук тәтәгә, Фазылъян абыйларга барысына да, тугани апыйларга, Гатият җизниләргә, һәм башка тирә-күрше, карендәш-ыруларга, һәм дә шулай ук мине сораучы барлык иптәшләргә - барысы­на да бик күп итеп сәлам әйтерсез. Сәлам соңында, үзем хат киткән көнгә исән-сау, сезнең дә исән-сау, сәламәт, шат, рәхәт, тьныч яшәвегезне теләп калам.

12 июля 1947 г. (Подлинник)


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет