План введения в Материалы конференции


РЕЗУЛЬТАТЫ ПЕРВОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ ФИТОПЛАНКТОНА



жүктеу 6.12 Mb.
бет13/32
Дата10.09.2018
өлшемі6.12 Mb.
түріСборник
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32
    Навигация по данной странице:
  • Отдел

РЕЗУЛЬТАТЫ ПЕРВОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ ФИТОПЛАНКТОНА

ЗЕЙСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА




Л.А. Медведева


Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток
При изучении водохранилищ, относящихся к категории комплексных и используемых различными отраслями народного хозяйства, таких как энергетика, водный транспорт, промышленное и коммунальное водоснабжение, рыбное хозяйство, а также используемых в рекреационных целях, особенно важно иметь представление о закономерностях развития водорослей и их количественных показателях. Прогноз санитарно-биологического состояния водохранилищ тесно связан с выявлением динамики видового состава и численности водорослей его населяющих, изучением биологии и экологии массовых видов [1, 2].

Зейское водохранилище образовано плотиной одноименной гидроэлектростанции и заполнено в 1974–1980 гг. Площадь водохранилища 2 420 км2, объем – 68,4 км3, длина 225 км, наибольшая ширина – 24 км. Водохранилище осуществляет многолетнее регулирование стока, колебания уровня воды достигают 26 м. Водохранилище было создано для нужд энергетики и борьбы с наводнениями.

Исследования водорослей Зейского водохранилища ранее не проводились, поэтому перед нами был поставлен ряд задач: выявить видовой состав фитопланктона водохранилища, оценить количественные характеристики фитопланктона и провести санитарно-биологическую оценку качества воды.

Альгологический материал был собран нами в июне–июле 2004 г. совместно с сотрудниками ИВЭП ДВО РАН и ФГУ "Управление эксплуатации Зейского водохранилища". Было собрано 23 количественные пробы фитопланктона на нескольких створах: у плотины Зейской ГЭС, в центральной части водохранилища, у пос. Бомнак, в приустьевых частях рек Инарогда, Уркан и Мульмуга. Пробы брались батометром с глубин 1 м, 2 м, с середины в данной точке и со дна в данной точке. Объем воды, взятый батометром (2 л), фильтровался через планктонную сеть. Пробы фиксировались 4% формалином. Подсчет количества водорослей производился в счетной камере, биомасса водорослей определялась счетно-объемным методом. При отборе проб измерялись глубина взятия пробы, температура воды, рН и количество растворенного кислорода (табл. 1).

Был охарактеризован видовой состав водорослей в каждой обследованной точке отбора проб и подсчитаны количественные характеристики фитопланктона, то есть численность и биомасса водорослей в каждой точке взятия проб (табл. 1).

На створе № 1, расположенном в одном километре от плотины водохранилища и характеризующемся максимальной глубиной, было взято пять проб: с поверхности, с глубин 2 м, 10 м, 40 м и 80 м. На поверхности воды вегетировали Dinobryon divergens и Asterionella formosa. На глубине двух метров видовой состав водорослей увеличился, появились виды из отдела синезеленых водорослей – Merismopedia tenuissima, зеленых – Dictyosphaerium pulchellum и диатомовая водоросль Aulacoseira sp. На глубине 10 м, также как и на поверхности, доминировали Asterionella formosa и Dinobryon divergens. Такой же состав наблюдался и в середине водной толщи. На дне были найдены только единичные клетки Asterionella. Наибольшая численность водорослей отмечена на глубина двух метров – 158,0 тыс. кл/л. Значения численности постепенно снижаются до 7,0 тыс. кл/л на дне данной точки. Биомасса водорослей невелика и также постепенно уменьшается от 0,044 до 0,004 мг/л от поверхности до дна (табл. 2). Значения индекса сапробности колебались от 1,4 до 1,96.

На створе № 2 при выходе из каньона напротив устья р. Инарогда в составе водорослей как на поверхности, так и на двух метрах глубины доминировали вышеупомянутые Dinobryon divergens и Asterionella formosa. С увеличением глубины на середине (35 м) и дне (69 м) данной точки Dinobryon divergens исчезает и преобладающим видом остается только Asterionella formosa. Значения численности водорослей на поверхности и глубине 2 м относительно велики – 140,2 и 183,8 тыс. кл/л соответственно, а максимальная биомасса отмечена на двух метрах: 0,118 мг/л (табл. 2). Значения индекса сапробности изменялись от 1,23 до 1,58.

Створ № 3 (центральная часть водохранилища) характеризуется практически таким же составом водорослей и его распределением по глубинам. Только на дне данной точки Asterionella formosa отсутствует, а в пробах отмечены единичные виды бентосных водорослей. Значения численности и биомассы водорослей невелики и составляют соответственно от 56,5 тыс. кл/л на поверхности до 8,2 тыс. кл/л на дне и от 0,038 до 0,003 мг/л. Индекс сапробности достигал значений от 0,85 до 1,51.
Таблица 1

Некоторые показатели Зейского водохранилища




Створ

Глубина

Т, оС

-

Электро-провод-ность

S

Класс чистоты воды

Численность,

тыс. кл/л



Биомасса,

мг/л


Створ 1

(1 км выше плотины)



Поверхность

22.2

6.72

31.3

1.74

III

34.6

0.044

2 м







1.96

III

158.0

0.026

10 м

17.2

6.37

30.9

1.44

II

49.9

0.03

Середина, 40 м

8.0

6.35

26.4

1.58

III

28.3

0.017

Дно, 80 м

7.5

6.35

25.6

1.4

II

7.0

0.004

Створ 2

(напротив

р. Инарогда)


Поверхность

22.8

6.86

32.5

1.58

III

140.2

0.085

2 м







1.39

II

183.8

0.118

Середина, 35 м

4.9

6.48

25.8

1.5

II–III

25.5

0.027

Дно, 69 м

4.9

6.48

22.8

1.23

II

57.7

0.043

Створ 3

(центр)


Поверхность

19.8

6.69

29.7

1.39

II

56.5

0.038

2 м







1.37

II

42.2

0.028

Середина, 15 м

4.6

6.44

24.7

1.51

III

41.3

0.018

Дно, 28 м

4.2

6.42

22.9

0.85

II

8.2

0.003

Створ 4

(п. Бомнак,

бывшее устье р. Зея)


Поверхность

15.6

6.45

27.5

1.4

II

5.3

0.003

2 м







0.6

II

3.4

0.0014

Дно, 8.6 м

10.2

6.01

25.5

1.12

II

24.0

0.049

Створ 5

(устье р. Уркан)



Поверхность

16.4

6.32

26.3





48.1

0.0455

2 м







0.88

II

267.7

0.472

Середина, 10 м

5.8

6.17

24.9

0.68

II

40.1

0.077

Дно, 21 м

5.6

6.2

26.1

1.8

III

28.5

0.017

Створ 6

(устье р. Мульмуга)



Поверхность

16.0





1.68

III

88.8

0.039

2 м







1.12

II

29.6

0.036

Середина

5.0





1.4

II

23.4

0.011

Дно

5.0





1.51

III

28.4

0.017


Створ № 4 (у пос. Бомнак, бывшее устье р. Зеи) характеризуется наименьшей глубиной и самым бедным видовым составом водорослей, здесь отмечены только единичные клетки Asterionella formosa (на поверхности), Tabellaria flocculosa (2 м) и некоторые другие диатомовые водоросли (дно), видимо, поднятые течением со дна водоема. По-видимому, фитопланктонные комплексы были разрушены сильным волнением водных масс и вследствие этого в этой точке были отмечены минимальные значения численности водорослей – от 5,3 тыс. кл/л на поверхности до 24,0 тыс. кл/л на дне. Значения биомассы также были минимальными по сравнению с другими обследованными точками. Диапазон индекса сапробности от 0,6 до 1,4.

На створе № 5 в приустьевой части р. Уркан в качестве доминантов фигурировали диатомея Tabellaria fenestrata и зеленая водоросль Dictyosphaerium pulchellum. Dinobryon divergens вообще отсутствовал, а Asterionella formosa была отмечена как субдоминант. В этой точке, на глубине 2, м за счет крупноклеточной Tabellaria fenestrata отмечены максимальные величины численности и биомассы водорослей: 267,7 тыс. кл/л и 0,472 мг/л соответственно. Индекс сапробности изменялся от 0,68 до 1,8. Значения индекса сапробности относительно стабильны: от 1,12 до 1,68.

На поверхности створа № 6 (приустьевая часть р. Мульмуга) в большом количестве была обнаружена синезеленая водоросль Anabaena flos-aquae, являющаяся одним из возбудителей "цветения" воды в водоемах. На остальных глубинах доминировала вышеназванная Asterionella formosa. Довольно высоки только значения численности водорослей на поверхности за счет плавающей Anabaena flos-aquae – 88,8 тыс. кл/л. Биомасса водорослей практически одинакова с биомассой на других обследованных точках.

К настоящему моменту в фитопланктоне Зейского водохранилища обнаружено 27 видов водорослей двадцати родов из пяти отделов (табл. 2).

Таблица 2

Таксономический состав фитопланктона

Зейского водохранилища





Отдел


Род

Вид

1

CYANOPROCARYOTA

2

3

2

DINOPHYTA

1

1

3

CHRYSOPHYTA

2

4

4

BACILLARIOPHYTA

11

15

5

CHLOROPHYTA

4

4

Всего

20

27

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Наиболее часто встречающимися видами фитопланктона Зейского водохранилища являются Dinobryon divergens (отдел золотистые) и Asterionella formosa (отдел диатомовые).

Численность и биомасса водорослей наиболее значительны на глубине 2 м, хотя в некоторых случаях их значения наиболее велики на поверхности воды. Такая динамика фитопланктона зависит от степени освещенности водной толщи, так как при сильной освещенности водоросли предпочитают скапливаться немного ниже поверхности воды, а в пасмурную погоду поднимаются к самой поверхности водоема. Такие флуктуации фитопланктона зависят от пигментного состава водорослей, их физиологии и ряда других причин [3].

Нами сделан также анализ качества воды обследованного водохранилища по сапробности водорослей. Преобладают виды олиго- и олиго-бетамезосапробионты, то есть показатели практически чистых и слабо загрязненных вод. Величины индексов сапробности, подсчитанные на обследованных точках, показали значительный разброс значений как по глубинам, так и по акватории водохранилища: от 0,6 до 1,96. Какой-либо закономерности распределения показательных видов не обнаружено.

Полученные значения индексов соответствуют практически в равной степени олигосапробной и бетамезосапробной зонам, II-III классам качества воды – практически чистые и слабо загрязненные воды.

В заключении отметим, что Зейское водохранилище построено несколько десятилетий назад и его водная экосистема давно сформировалась. Комплексы планктонных водорослей водохранилища сложились окончательно и в них доминируют холодолюбивые озерные, широко распространенные, особенно в эвтрофных водоемах, виды. В целом фитопланктон водохранилища характеризуется значительной бедностью видового состава. Численность и биомасса водорослей были очень низки и изменялись в зависимости от глубины взятия проб.

Санитарно-биологический анализ качества воды водохранилища по сапробности водорослей показал, что значения индекса изменяются в довольно широких пределах. Воды водохранилища можно охарактеризовать как практически чистые и слабо загрязненные воды, II-III классов чистоты.

Хотя среди водорослей водохранилища обнаружен вид, способный вызывать "цветение" воды (Anabaena flos-aquae), однако достаточно низкие температуры воды даже в летний период, скорее всего, не позволят водорослям достигнуть массового развития.

Сравнивая качество вод Зейского водохранилища с водами недавно образованного Бурейского, необходимо отметить, что качество воды Зейского водохранилища ниже. По-видимому, ухудшение качества является результатом медленного – при сравнительно низких температурах – разложения органического материала (стволы деревьев, почва), затопленного в свое время водами р. Зея, поэтому необходим постоянный контроль состояния этой водной экосистемы.


Литература


  1. Водохранилища. – М.: Мысль, 1987. – 325 с.

  2. Лаврентьева Г.М. Фитопланктон водохранилищ Волжского каскада // Изв. ГосНИОРХ. Т. 114. 1977. – 157 с.

  3. Саут Р., Уиттик А. Основы альгологии. – М.: Мир, 1990. – 595 с.



ТРОФИЧЕСКИЙ СТАТУС ВОДОТОКОВ БАССЕЙНА РЕК БУРЕЯ, ЗЕЯ,

БУРЕЙСКОГО И ЗЕЙСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩ
С.Е. Сиротский

Институт водных и экологических проблем ДВО РАН, Хабаровск
Роль автотрофных организмов в функционировании водных и наземных экосистем общеизвестна. К организмам, создающим первичную продукцию в водных объектах. относится фитопланктон, перифитон и высшая водная растительность. Синтез органических веществ хлорофиллсодержащими организмами является энергетической основой для всех последующих звеньев трофической цепи. Количественные характеристики первичной продукции отражают эффективность продукционных процессов и уровень трофии водоемов, составляют основу их трофической и рыбохозяйственной классификации, входят в число показателей эколого-санитарной оценки качества вод [2,4]. Среди показателей продуктивности афтотрофных организмов важное место занимает хлорофилл "а". По хлорофиллу оценивают степень развития водорослей, их биомассу, ассимиляционную активность, косвенно первичную продукцию, судят об уровне нагрузки биогенными элементами водных объектов в целом.

Определение фотосинтетических пигментов входит в программы по мониторингу пресноводных и морских экосистем.

Количественные данные по первичной продукции лежат в основе трофической классификации водоемов, которая, в свою очередь, служит для рыбохозяйственной типологии водных ресурсов. Благодаря широкому кругу вопросов, решаемых с помощью исследований первичной продукции, эта тематика стала центральным звеном как лимнологии, так и океанологии, и к настоящему времени достигла уровня особой гидробиологической дисциплины [2].

Тема градации водоемов по величинам первичной продукции фитопланктона и содержанию хлорофилла в сестоне широко обсуждается в литературе [1,2,4,5,8]. Впервые с полной определенностью первичная продукция как важнейший критерий трофности водоемов был обоснован и выделен Г.Г. Винбергом [4]. Развитие и современное состояние вопроса о трофической классификации лимнических экосистем по величине первичной продукции планктона и концентрации хлорофилла "а" подробно изложено в научных трудах В.В. Бульоном [1–3], для океанических вод – в работе Г.Г. Кобленц-Мишке и В.И. ведерникова [5].

Наряду с определением трофического статуса лимнических экосистем, где основу первичной продукции составляют водоросли планктона, значительный научный и практический интерес представляет типология речных экосистем [8].

По международным нормам оценки трофического статуса и классов качества вод по концентрации хлорофилла "а" для водной толщи, согласно "Единым критериям качества природных вод", принятым странами СЭВ в 1982 г., принято выделять шесть классов качества вод в соответствии с трофическим статусом водных объектов (Сиренко, 1988). В соответствии с данными нормами шестибальная шкала разработана и предложена нами для оценки трофического статуса и классов качества вод по величине первичной продукции для озерных и планктонных экосистем бассейна Амура, а также и по содержанию хлорофилла "а" в сообществах водорослей перифитона, населяющих гравийно-галечный субстрат водотоков горного и предгорного типа (табл. 1) [10,11]. Первичная продукция может быть выражена как в единицах кислорода, так и углерода.

Таким образом, представленная система классификации позволяет нам определить и отметить тенденцию изменения трофического состояния исследуемых водных экосистем.

Бассейн р. Бурея и Бурейское водохранилище. Материалы по определению фотосинтетических пигментов водотоков бассейна р. Бурея за летний период 2003 г. представлены в таблице 2. Обследование водотоков совпало с прохождением летнего паводка.

Необходимо отметить, что существенным фактором, определяющим степень развития водорослей в водотоках, является их гидрологический режим, обусловленный конкретными климатическими условиями на водосборной площади. Регулирующая роль паводка в развитии сообществ перифитона для горных рек Северной Америки, Канады, Японии, а также для Нижнего Амура отмечается в ряде работ [8,12]. При частых паводках в водных объектах поддерживается низкий уровень развития водорослей, а его максимум устанавливается в период межени. Влияние гидрологического фактора отчетливо проявляется и по нашим данным. Так, например, после прохождения мощного паводка в июне 1993 г. концентрация хлорофилла "а" в реках Бурея, Ургал и Чегдомын не превышала 1 мг/м2. Только после установления меженного режима началось формирование сообществ перифитона в вышеперечисленных реках. В сентябре на незагрязненных участках водотоков она достигала 15–33 мг/м2.


Таблица 1

Трофический статус водных объектов и классы качества воды по содержанию

хлорофилла "а" в фитопланктоне и водорослях перифитона


Характеристика трофического статуса водного объекта

Олиготрофный

Мезотрофный

Слабо

евтрофный



Сильно

евтрофный



Политрофный

Гипертрофный

Класс качества вод

I

II

III

IV

V

VI

Очень чистые

Чистые

Умеренно

загрязненные



Загрязненные

Грязные

Очень грязные

Первичная продукция г О22 сутки

до 1.22

1.23–2.22

2.23–3.47

3.48–5.20

5.21–6.40

>6.40

Концентрация хлорофилла "а" в водорослях фитопланктона, мг/м3

до 3

4–8

9–15

16–30

31–60

> 60

Концентрация хлорофилла "а" в водорослях перифитона (водотоки), мг/м2

до 15

16–30

31–45

46–65

66–80

> 80

Во время межени наиболее высокие концентрации хлорофилла "а" в перифитоне отмечаются на участках водотоков, которые подвержены антропогенному воздействию. Так, проведенные нами ранее исследования в Республике Саха (Якутия) показали, что среди водотоков Лено-Индигирской водной системы максимальная концентрация хлорофилла "а" (до 130 мг/м2) была отмечена в р. Верхняя Нерюнгри, в которую сбрасывались шахтные воды угледобывающего комбината г. Нерюнгри. В р. Куранах, выше деятельности золотодобывающего прииска "Ленинский", концентрация хлорофилла "а" составляла около 4 мг/м2, а после сброса в нее отработанных вод этого предприятия хлорофилльная масса водорослей возросла до 63 мг/м2 [8]. В р. Левый Ул, после сброса хозяйственно-бытовых сточных вод со станции биологической очистки пос. Многовершинный, содержание хлорофилла "а" достигало 537 мг/м2 при фоновых концентрациях около 30 мг/м2. В р. Бирсалали, ее левобережном притоке, содержание хлорофилла "а" закономерно увеличивалось от верховьев к устью – от 24 до 62 мг/м2 – вследствие поступления дренажных, богатых органическим веществом вод из хвостохранилища горнообогатительного комбината "Многовершинный" [7]. Подобная ситуация отмечается и на водотоках Японии. На участках рек, испытывающих влияние хозяйственно-бытовых сточных вод населенных пунктов, вода имеет белесый оттенок. В устьевой части р. Сагами, например, концентрация хлорофилла в перифитоне составляла 99–130 мг/м2. В водотоках окрестностей г. Осака на умеренно и сильно загрязняемых участках рек Нуи, Иши, Кино она составляла соответственно 58, 133, и 105 мг/м2. Значительное превышение биомассы водорослей перифитона на загрязняемых участках рек свидетельствует о стимулирующем влиянии техногенных вод на интенсивность биообрастания.

Результаты по мониторингу фотосинтетических пигментов в водотоках бассейна р. Бурея представлены в таблице 2.

Как следует из табл. 2, минимальное содержание хлорофилла "а" 0,03–0,64 мг/м2 отмечается в основном русле р. Бурея как выше, так и ниже плотины БГЭС. По данному показателю р. Бурея характеризуется как олиготрофный водный объект. Класс качества вод – I. По концентрации хлорофилла "а" до 15 мг/м2 к олиготрофному типу относятся реки Ниман, Нимакан, Дубликан, Ягдынья, Эльганджа, руч. Малый Ерик, верховье р. Чегдомын. К мезотрофным водным объектам и II классу качества вод относятся р. Ургал, р. Туюн, в среднем течении – р. Чегдомын. Максимальное содержание хлорофилла "а" отмечено в устьевой части р. Чегдомын – 52,6 мг/м2, ниже влияния хозяйственно-бытовых сточных вод пос. Чегдомын.

Наблюдения за динамикой фотосинтетических пигментов в Бурейском водохранилище ведутся с момента наполнения водохранилища на 5 постоянных створах. Первый створ расположен в 200 м выше плотины. Расстояние от левого до правого берега 760 м. Отбор проб воды осуществлялся на 3-х вертикалях. Вертикаль № 1 расположена на удалении 0,25, вторая – на удалении 0,5, третья – на удалении 0,75 от левого берега. На каждой вертикали отбиралось по 3 пробы – дно, середина, поверхность.
Таблица 2

Содержание хлорофилла "а" (С хл "а") в перифитоне водотоков бассейна р. Бурея




Водный объект

Дата

С хл. "а",

мг/м2



Водный объект

Дата

С хл. "а",

мг/м2



Р. Ниман, выше устья

15.07.2003

0.25

р. Чегдомын. устье. слив

18.07.2003

19.24

Р. Нимакан, устье

15.07.2003

2.11

р. Ургал. пос. Средний Ургал

14.07.2003

26.56

Р. Нимакан, устье

15.07.2003

1.34

р. Ургал. пос. Ср.Ургал.перекат

14.07.2003

20.08

Р. Бурея, 1.5 км выше р.Ниман

16.07.2003

0.03

р.Ургал. устье

11.07.2003

19.29

Р. Бурея, пос.Усть-Ургал

18.07.2003

0.05

р. Ургал. устье

18.07.2003

5.09

Р. Бурея, ниже плотины

23.07.2003

0.64

р. Ургал. 4 км выше устья, слив

18.07.2003

3.07

Р. Эльганджа, 200 м выше устья, перекат

13.07.2003

7.24

р.Солони

13.07.2003

7.25

Р. Эльганджа, 200 м выше устья, слив

13.07.2003

13.54

р. Дубликан. перекат

17.07.2003

0.02

Руч. Малый Ерик

16.07.2003

10.44

р. Ягдынья

17.07.2003

0.91

р. Чегдомын, выше устья р. Эльганджа

13.07.2003

1.51

р. Ягдынья

17.07.2003

2.61

Р. Чегдомын, 3-я шахта, плес

10.07.2003

20.56

р. Туюн. выше устья. плес

17.07.2003

32.41

Чегдомын, у моста ниже пос. Чегдомын

10.07.2003

53.60

Туюн. выше устья. перекат

17.07.2003

14.72

Чегдомын, устъе перекат

18.07.2003

11.05









Второй створ на водохранилище расположен выше плотины на удалении 8 км. Номера вертикалей и схема отбора проб аналогична 1-му створу. Третий створ расположен у м/п Сектагли. Четвертый – в устье р. Тырма. Пятый – в 0,5 км выше устья р. Тырма. На 3–5 створах отбор проб осуществляется у дна, с середины и с поверхности водного объекта.

При зарегулировании водного стока р. Бурея в 2003 г. в Бурейском водохранилище основными первичными продуцентами органического вещества, как и во всех внутренних водоемах, явились водоросли фитопланктона. При достаточно высоком водообмене Бурейского водохранилища нами прогнозировались невысокие величины сырой биомассы фитопланктона (от 1,0 до 2,5 г/м3 при содержании хлорофилла "а" до 5 мг/м3). Прогнозные характеристики подтверждаются данными мониторинга за 2003–2004 гг. Содержание хлорофилла "а" в водной толще водотоков реки Бурея в современных условиях не превышает 0,7 мг/м3, обычно – 0,0–0,5 мг/м3.

В июне 2003 г. содержание хлорофилла "а" на обследованных створах в среднем составляло 0,7 ± 0,91 мг/м3 при максимальном значении 3,79 мг/м3 на первом створе в поверхностном горизонте. В июле 1,16 ± 1,17 мг/м3, при максимуме 3,82 мг/м3 на 1 створе у поверхности. В августе – 1,16 ± 0,61 мг/м3, при максимуме в поверхностном горизонте на створе 2. В октябре – 0,16 ± 0,18 мг/м3, при максимуме 0,7 мг/м3 у дна на 2 створе. В марте 2004 г., в период ледостава, среднее значение содержания хлорофилла "а" составило 0,65 ± 0,60 мг/м3 при максимуме 2,6 мг/м3 на станции 2 в придонном горизонте. В июле 0,97 ± 0,68 мг/м3, при максимуме 3,34 мг/м3 на створе 1 у поверхности. В августе – 0,14 ± 0,14 мг/м3, при максимальном значении 0,60 мг/м3. В сентябре – 0,53 ± 0,60 мг/м3, при максимальном значении 2,59 мг/м3 в заливе р. Талакан. В октябре при форсированном наборе уровня воды до отметки 224 м содержание хлорофилла "а" составляло 0,16 ± 0,07 мг/м3 при максимальном значении 0,31 мг/м3.

Таким образом, на стадии формирования Бурейского водохранилища его водные массы по содержанию хлорофилла "а" можно отнести к олиготрофному типу и I классу качества вод.

Бассейн р. Зея и Зейское водохранилище. В дальневосточном регионе в качестве аналога Бурейскому водохранилищу принимается Зейское.

На предмет содержания фотосинтетических пигментов в перифитоне обследование водотоков в бассейне р. Зея проведены в июне 2004 г. (табл. 3).


Таблица 3

Содержание хлорофилла "а" (Схл "а") в перифитоне водотоков бассейна р.Зея




Место отбора

Дата

Схл "а", мг/м2

Место отбора

Дата

Схл "а", мг/м2

р. Зея, 500 м ниже п. Красноярово

13.06.2004

1.68

р. Малый Десс (басс. Зейского вод–ща) у моста по трассе, плес

21.06.2004

2.24

р. Зея, п. Зея,1,5 км ниже плотины ГЭС, перекат

20.06.2004

44.06

р. Большой Десс (басс. Зейского вод–ща), у моста по трассе, перекат

21.06.2004

3.41

р. Зея, п. Зея,1,5 км ниже плотины ГЭС, плес

20.06.2004

17.88

р. Большой Десс (басс. Зейского вод-ща), у моста по трассе, плес

21.06.2004

1.69

р. Бурунда (приток р. Нора), 300 м выше устья, плес

16.06.2004

2.60

р. Сирик (басс. Зейского вод–ща), у моста по трассе, перекат

21.06.2004

9.05

р. Бурунда (приток р. Нора),300 м выше устья, перекат

16.06.2004

5.04

р. Сирик (басс. Зейского вод–ща), у моста по трассе, плес

21.06.2004

11.14

р. Нора, 1км ниже устья Бурунда перекат

16.06.2004

2.37

Безымянный ключ (приток р. М. Киряк), у моста по трассе, перекат

22.06.2004

3.69

р. Нора, 1км ниже устья Бурунда, плес

16.06.2004

2.25

р. М. Киряк (басс. Зейского вод–ща.), у моста по трассе, перекат

22.06.2004

7.99

р. Гилюй, 15 км выше п. Золотая гора,перекат

19.06.2004

4.63

р. Ижак (басс. Зейского вод–ща.), у моста по трассе, перекат

22.06.2004

2.61

р. Гилюй, 15 км выше п. Золотая гора, плес

19.06.2004

6.05

р. Нагнал (басс. Зейского вод–ща), у моста по трассе, перекат

22.06.2004

1.49

р. Малые Дамбуки (басс. Зейского вод вод–ща), 2 км выше п. Береговое, перекат

19.06.2004

9.15

р.Пальпага (басс. Зейского вод–ща), у моста по трассе, перекат

22.06.2004

6.78

р. Малые Дамбуки (басс. Зейского вод–ща), 2 км выше п. Береговое, плес

19.06.2004

6.22

р. Большой Гармакан (басс. Зейского вод–ща), устье, перекат

23.06.2004

1.62

Руч. Артемей (басс. Зейского вод–ща), у моста по трассе, перекат

21.06.2004

3.23

р. Большой Гармакан (басс. Зейского вод–ща.), устье, плес

23.06.2004

1.49

Руч. Артемей (басс. Зейского вод–ща), у моста по трассе, плес

21.06.2004

1.28

р. Широковка (басс. Зейского вод–ща.), устье, перекат

23.06.2004

4.33

р. Малый Десс (басс. Зей-ского вод–ща) у моста по трассе, перекат

21.06.2004

3.49

р. Широковка (басс. Зейского вод–ща.), устье, плес

23.06.2004

1.79

Как следует из представленных данных, основные водотоки бассейна р. Зея по трофическому статусу относятся к категории олиготрофных. Исключение составляет р. Зея – ниже плотины Зейского водохранилища, где содержание хлорофилла "а" в перифитоне характеризует участок реки как слабо-евтрофный (III класс качества вод).

По нашим первичным данным, в летний период 1994 г. содержание хлорофилла "а" поверхностных слоях Зейского водохранилища выражалось максимальными величинами – от 3,50 до 4,64 мг/м3 . При обследовании водной акватории Зейского водохранилища в июле 2004 г. от плотины до пос. Бомнак (верхний бьеф) среднее содержание хлорофилла "а" в водной толще составляло 1,16 ± 0,69 мг/м3, при максимальном значении у плотины на поверхности водоема 2,49 мг/м3.

Представленные выше материалы по содержанию хлорофилла "а" в планктоне Бурейского и Зейского водохранилищ в целом характеризуют рассматриваемые водные экосистемы как олиготрофные. При имеющемся количестве первичных продуцентов потенциальная рыбопродуктивность водохранилищ может составлять от 0,5 до 2,0 кг/га [11], в то время как возможный вылов рыбы в водных объектах составляет до 30 % от их рыбопродуктивности.

При низкой продуктивности формируемой водной экосистемы Бурейского водохранилища нецелесообразно строительство рыбозащитных сооружений на постоянных водоводах Бурейской ГЭС.
Литература
1. Бульон В.В. Первичная продукция планктона внутренних водоемов. – Л.: Наука, 1983. – 150 с.

2. Бульон В.В. Первичная продукция планктона и классификация озер // Продукционно-гидробиологические исследования водных экосистем. Л.: Наука, 1987. С. 45–51.

3. Бульон В.В. Закономерности первичной продукции в лимнических экосистемах. – СПб.: Наука, 1994. – 222 с.

4. Винберг Г.Г. Первичная продукция водоемов. – Минск: Изд-во АН БССР, 1960. – 329 с.

5. Кобленц-Мишке О.И., Ведерников В.И. Первичная продукция // Океанология. Биология океана. Т. 2. Биологическая продуктивность океана. М.: Наука, 1977. С. 183–209.

6. Сиротский С.Е. Значение первичной продукции в оценке состояния водной экосистемы реки Амур // Биогеохимическая экспертиза состояния окружающей среды. Владивосток: Дальнаука, 1993. С. 49–69.

7. Сиротский С.Е. Методические аспекты расчета первичной продукции фитопланктона на основе светового фактора для условий бассейна р. Амур // Биогеохимические и экологические оценки техногенных экосистем бассейна реки Амур. Владивосток: Дальнаука, 1994. С.82–97.

8. Сиротский С.Е., Медведева Л.А. Пигментные характеристики водорослей перифитона водотоков Дальнего Востока // Биогеохимические и экологические исследования природных и техногенных экосистем Дальнего Востока. Владивосток: Дальнаука, 1995. С. 86–96.

9. Сиротский С.Е. Причины критических ситиуаций в бассейне реки Амур в контексте евтрофирования водной экосистемы // Исследования водных и экологических проблем Приамурья . Владивосток-Хабаровск: Дальнаука, 1999. С.162–164.

10. Сиротский С.Е. К вопросу о трофической классификации водоемов и водотоков на основании величин первичной продукции и концентрации хлорофилла "а" // Биогеохимические и гидроэкологические исследования на Дальнем Востоке. Владивосток: Дальнаука, 1998. С. 77–83.

11. Сиротский С.Е., Богатов В. В. Методические рекомендации по оценке ущерба рыбному хозяйству на основе данных о первичной продукции в водотоках и водоемах // Геохимические и биогеохимические процессы в экосистемах Дальнего Востока. Владивосток: Дальнаука, 1999. Вып. 9. С. 129–152.

12. Tominaga H, Ichimura S. Ecological studies on the organic matter production in a mountain river ecosystem // Bot. Mag. Tokio, 1966. Vol. 73. P.815–829.






Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет