План введения в Материалы конференции



жүктеу 6.12 Mb.
бет17/32
Дата10.09.2018
өлшемі6.12 Mb.
түріСборник
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   32

Материал и методы. Сборы зоопланктона, а также фитопланктона и водорослей перифитона на Раковском водохранилище осуществлялись с 1997 по 1999 годы. Всего отобрано около 200 качественных и количественных альгологических проб и 33 пробы зоопланктона. Пробы отбирали на 25 станциях, при расположении которых использовали стандартные гидрологические профили водохранилища.


Качественные и количественные планктонные пробы отобраны с помощью сети Апштейна с диаметром входного отверстия 0,05 м2, изготовленной из мельничного сита №76. Коэффициент уловистости сети принят за 1. Обработку альгологического материала и идентификацию водорослей проводили по стандартным методикам [3, 13, 4, 15]. Пробы зоопланктона обрабатывались по стандартной методике [6, 9]. Планктонные животные определялись с помощью работ Рылова [10], Кутиковой [5], Смирнова [12] и др. [7, 8].

При определении качества воды использовался наиболее широко известный и применяемый метод Пантле–Бука [14] в модификации Сладечека [11], который основан на выявлении показательных организмов (т. е. видов-индикаторов) для оценки степени органического загрязнения вод.



Видовой состав водорослей и зоопланктона. Альгофлора Раковского водохранилища и его притоков представлена 138 видами (с разновидностями и формами – 143 таксонами), принадлежащими к 8 отделам: Cyano­phyta – 19 видов, Euglenophyta – 2, Dinophyta – 3, Chrysophyta – 2, Bacillariophyta – 74, Xanthophyta – 2, Rhodophyta – 1, Chlorophyta – 35 (табл. 1).
Таблица 1

Таксономический состав альгофлоры РГУ (Приморский край)




Отдел

Класс

Порядок

Семейство

Род

Вид

Разновидность и форма

Cyanophyta

3

4

9

11

19

19

Euglenophyta

1

1

1

2

2

2

Dinophyta

1

1

1

3

3

3

Chrysophyta

1

1

1

2

2

2

Bacillariophyta

2

4

12

29

74

79

Xanthophyta

1

2

2

2

2

2

Rhodophyta

1

1

1

1

1

1

Chlorophyta

2

5

14

22

35

35

Всего

12

19

41

72

138

143

Массовыми видами, которые в различные периоды времени являлись по численности и биомассе определяющими в Раковском водохранилище, можно считать только 10 видов: Aulacoseira granulata, A. ambigua, A. distans, Asterionella formosa, Fragilaria crotonensis (Bacillariophyta), Aphanizomenon flos-aquae, Microcystis aeruginosa (Cyanophyta), Ceratium hirundinella, Peridinium cinctum, Sphaerocystis planctonica (Chlorophyta). Основной вид-доминант Раковского водохранилища – Aulacoseira granulat – является обычным доминантом в фитопланктоне питьевых водохранилищ.За весь период исследований в планктонных сборах обнаружено 43 вида животных. Их них коловратки составляли 18 видов, ветвистоусые ракообразные – 9, веслоногие ракообразные – 10 (из них на долю циклопов приходилось 8) и прочие – 6.

Из планктонных животных наиболее часто отмечались Asplanchna priodonta, Conochiloides sp., Kellicottia longispina, Keratella cochlearis macracantha, Polyarthra dolichoptera, Bosmina longirostris, Bosminopsis deitersi, Daphnia longispina, Diacyclops bicuspidatus, Mesocyclops leuckarti, Thermocyclops crassus, Neutrodiaptomus pachypoditus. Все эти виды широко распространены в Приморском крае, наиболее часто отмечаются в водоемах и водотоках на юге Приморья и, особенно, в бассейне р. Раздольной [2; неопубликованные данные].

Количественные характеристики фито- и зоопланктона.

В Раковском водохранилище по показателям плотности фитопланктона определился диатомово-зелено-синезеленый комплекс; за весь период исследования варьирование численности составило 6,6–2 100 млн.кл/м3 и биомассы 3,6–1 760 мг/м3. Пики наиболее высоких величин числа клеток и биомассы отмечены в РГУ дважды. Первый пик, отмеченный летом (июль) 1998 г., был вызван обильным развитием вида Aphanizomenon flos-aquae – в этот период численность фитопланктона изменялась от 225 до 920 млн кл/м3, среднее значение биомассы составляло 401 мг/м3; второй пик - осенью (сентябрь) 1999 г. – максимальное значение биомассы и плотности фитопланктона, на фоне массового развития Aulacoseira granulata составляли 2 100 млн кл/м3 и 1 760 мг/м3 соответственно.

Биомасса зоопланктона имела наиболее низкие значения во время ледового периода. К июню она достигала своего максимума – 2.5–3.3 мг/м3. В течение остального времени безледного периода биомасса зоопланктона снижалась в период с июля по сентябрь от 0,8 до 0,3 мг/м3. По биомассе самые высокие значения в разные годы в летний период имели Asplanchna priodonta (27,7–46,6%), Bosmina longirostris (10,8–29,7%), Daphnia longispina (15,1%), Thermocyclops crassus (14,9%), Neutrodiaptomus pachypoditus (19,6–38,9%). Осенью снижается количество теплолюбивых видов и возрастает доля холодолюбивых видов, а также веслоногих ракообразных. Среди них для этого времени года наибольшее количество составляли Asplanchna priodonta (13,1–39,7%), Bosmina longirostris (10,3–12,4%), Ceriodaphnia quadrangula (8,4–12,5%), Daphnia longispina (6,5%), Diaphanosoma dubium (12,7%), науплии веслоногих ракообразных (7,7–9,8%), Mesocyclops leuckarti (8,8–11,4%), Neutrodiaptomus pachypoditus (8,8–25,6%). Во время ледового периода в планктонных сборах по биомассе около 100% приходилось на долю веслоногих ракообразных.

Коловратки по численности преобладали в планктонных сборах, но, в связи с их маленькой индивидуальной массой, имели гораздо низкие значения суммарной биомассы, чем другие группы животных. Летом по численности в разные годы доминировали Kellicottia longispina (до 72,3%) и Conochiloides sp. (до 60%). Весной, в апреле, с началом вегетационного периода, также по численности доминируют коловратки. Наиболее массовой из них была Synchaeta sp. (до 60%). Осенью в планктоне водохранилища не только по биомассе, но и по численности доминируют веслоногие ракообразные, реже –ветвистоусые.

Скопления зоопланктона в течение всего безледного периода отмечаются в мелководной части водохранилища в районе впадения в него рек Раковки и Лихачевки. В период максимума планктонные животные распределены практически равномерно по всему водоему.

Таким образом, среди планктонных животных встречались виды характерные как для южной части Приморья, так и для всего бассейна р. Раздольной, особенно его верхней части. Максимум биомассы зоопланктона в водохранилище отмечался в июне и достигал 2,5–3,3 мг/м3.



Качество воды по показателям фитопланктона. За весь период исследования средние значения индекса сапробности для Раковского гидроузла изменялись от 1,30 до 1,75, таким образом, вода водохранилища в различные периоды могла быть отнесена к ο-сапробной и β-мезосапробной зонам, что соответствует II и III классам чистоты вод (табл. 2). Вода II класса – чистая питьевая вода, III класса – слабозагрязненная, пригодная для питья с особыми мерами предосторожности.
Таблица 2

Качество воды Раковского водохранилища




Показатель

1997 г.

1998 г.

1999 г.

VIII

IX

X

II

VI

VII

IV

VI

VII

IX

XII

Индекс сапробности (S)

1,75

1,61

1,49

1,38

1,75

1,67

1,57

1,30

1,49

1,51

1,40

Степень сапробности

β-ο

β-ο

ο-β

ο

β-ο

β-ο

ο-β

ο

ο-β

β-ο

ο-β

Зона сапробности

β-мезо

олиго

β-мезо

олиго

β-мезо

олиго

Класс чистоты

III

III

II

II

III

III

II

II

II

III

II

Литература


1. Авакян А.Б., Салтанкин В.П., Шарапов В.А. Водохранилища. –М.: Мысль, 1987. – 325 с.

2. Барабанщиков Е.И. Сезонные изменения качественного состава зоопланктона эстуарной зоны реки Раздольной // Изв. ТИНРО. 1998. Т. 123. С. 356-361.

3. Голлербах М.М., Полянский В.И. Определитель пресноводных водорослей СССР. Общая часть. Вып. 1. – М.: Сов. наука, 1951. – 200 с.

4. Водоросли: справ. – Киев: Наук. думка. 1989. – 608 с.

5. Кутикова Л.А. Коловратки фауны СССР. – Л.: Наука, 1970. – 744 с.

6. Методические рекомендации по сбору и обработке материалов при гидробиологических исследованиях на пресноводных водоемах. Зоопланктон и его продукция. – Л.: ГОСНИОРХ, 1984. – 33 с.

7. Определитель пресноводных беспозвоночных России и сопредельных территорий. Т. 1. – СПб.: Изд-во ЗИН РАН. 1994. – 396 с.

8. Определитель пресноводных беспозвоночных России и сопредельных территорий. Т. 2. – СПб.: Изд-во ЗИН РАН. 1995. – 629 с.

9. Руководство по гидробиологическому мониторингу пресноводных экосистем / под ред. В.А. Абакумова. – СПб.: Гидрометеоиздат, 1992. – 319 с.

10. Рылов В.М.. Cyclopoida пресных вод // Фауна СССР. Т. 3. Вып. 3. – М.;Л.: АН СССР, 1948. – 318 с.

11. Сладечек В. Общая биологическая схема качества воды // Санитарная и техническая гидробиология: материалы I съезда Всесоюз. гидробиол. о-ва. М.: Наука, 1967. С. 26–31.

12. Смирнов Н.Н. Chydoridae фауны мира: Фауна СССР. Т. 1. Вып. 2: Ракообразные. – Л.: Наука, 1971. – 531 с.

13. Топачевский А.В., Масюк Н.П. Пресноводные водоросли Украинской ССР. – Киев: Вища школа, 1984. – 336 с.

14. Pantle F., Buck H. Die biologische überwachung der Gewasser und die Darstellung der Ergebnisse // Gas- und Wasserbach. 1955. Bd. 96, № 18. P. 604.

15. Swift E. Cleaning diatoms frustules with ultraviolet radiation and peroxide // Phycologia. 1967. V. 6, N 2–3. P. 161–163.


МНОГОЛЕТНЯЯ ДИНАМИКА ЗООПЛАНКТОНА

В ВОДОХРАНИЛИЩЕ-ОХЛАДИТЕЛЕ ГРЭС В УСЛОВИЯХ ЗАБАЙКАЛЬЯ

ПО МАТЕРИАЛАМ МОНИТОРИНГА

(НА ПРИМЕРЕ ХАРАНОРСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА)
М.Ц. Итигилова, Е.Ю. Афонина

Институт природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН, Чита
Сообщества зоопланктона выполняют исключительно важную роль в трансформации вещества и потоках энергии в экосистеме, участвуют в формировании качества воды, служат естественной кормовой базой рыб, а также используются для индикации состояния и изменений в экологической системе.

Литературные данные по водоемам-охладителям касаются в основном крупных водохранилищ, и мало известно о зоопланктоне малых наливных водохранилищ. Ранее нами проведены исследования зоопланктона водоема-охладителя Читинской ГРЭС – озера Кенон [3] – малого степного водохранилища для резервного сохранения воды Краснокаменского ГОКа [2]. В настоящей работе впервые даны результаты исследований зоопланктона малого степного водоема-охладителя Харанорской ГРЭС. Это водохранилище пока является единственным водоемом-охладителем ГРЭС в бассейне Верхнего Амура, и расположено оно на правом берегу реки Онон на территории Оловяннинского района Читинской области. По физико-географическому районированию региона водохранилище находится в северо-монгольской пустынно-степной области с засушливым и резко континентальным климатом. Водоем образован путем обвалования дамбами участка поймы р. Онон в месте впадения в нее р.Турга; под затопление также ушли мелкие пойменные озера – Зеленое, Благодатное и Улан-Хада. По морфологическим характеристикам водохранилище-охладитель Харанорской ГРЭС относится к пойменным водоемам, при нормальном подпорном уровне 574 м БС имеет площадь водного зеркала 4,1км2 и объем 15,6 млн м3, среднюю глубину – 3,8 м. При горизонте сработки водохранилища, равном 572,5 м, средняя его глубина – 2,3 м, объем – 9,2 млн м3. Система технического водоснабжения ГРЭС смешанная (прямоточно-оборотная) летом и полностью оборотная – зимой. Забор воды идет из р. Онон, также поступает сток из р. Турга.

В развитии водохранилища условно выделяем два периода. Первый период – запуск первого энергоблока (1995–1999 гг.) – стадия сильного колебания уровня воды, который в отдельные даты падал даже ниже уровня мертвого объема (УМО – 572,5 м); второй период – запуск второго энергоблока (2000–2003 гг.) – в это время высшие значения уровней превышали форсированный подпорный уровень (ФПУ – 574,3 м), а низшие – не опускались до величин УМО. Тепловое влияние ГРЭС на водоем выражается в повышенных температурах воды в сбросном канале по сравнению с самим водохранилищем. Так, по нашим данным, в весенне-осеннее время средние значения температуры воды на сбросном канале превышали температуру водохранилища на 2–8 оС, в июне – на 2–3 оС, а в июле – августе температура воды по всей акватории водоема была одинаковой (19–24 оС). Максимальные температуры (до 26 оС) достигались в июне засушливых и жарких 2001 и 2002 гг., когда температура воздуха днем была выше 32-35 оС. Минерализация воды, по данным Л.В.Заманы, в системе технического водоснабжения менялась от 95,6 до 359,8 мг/л. Кислородный режим благоприятен, даже в период максимальных летних температур в придонном слое насыщение воды кислородом не падает ниже 54 %.

Основной полевой материал по зоопланктону собирали в водохранилище с августа 1995 г. до августа 1997 гг. и с сентября 2000 г. до июня 2003 г. Отбор проб и камеральная обработка проведены по общепринятой методике. Всего собрано и обработано около 130 количественных проб.

Биофонд водохранилища складывался из гидробионтов рек Онон, Турга и пойменных затопленных озер. По материалам "Теплоэлектропроекта", биомассы зоопланктона в июне – августе 1974 г. в р. Онон колебались от 1,5 до 7,6 мг/м3, в озерах – от 14,8 до 473,5 мг/м3.

Общий список видов планктонных беспозвоночных водоема-охладителя Харанорской ГРЭС и рек Турга и Онон содержит 105 таксонов. Наибольшее число видов отмечено среди Rotifera – 43; представители из отряда Bdelloida, класс Branchiopoda включают 33 вида, класс Сopepoda – 20 видов и представителей из подотряда Harpacticoida. Среди ракообразных постоянными составляющими зоопланктона во все сезоны года являются Bosmina longirostris, Daphnia galeata, Eudiaptomus graciloides, Acantodiaptomus denticornis, Cyclops vicinus, Thermocyclops crassus, летом появляются Diaphanasoma brachyurum, Ceriodaphnia quadrangula. Из коловраток весной всегда можно встретить Polyarthra dolychoptera, Keratella quadrata, иногда – Brachionus angularis, Keratella cochlearis, Kellicottia longispina, летом и осенью - Asplanchna priodonta, Kellicottia longispina, Keratella quadrata.

Развитие зоопланктона по годам рассматривалось в зависимости от колебания уровней в два периода, а сравнительную межгодовую динамику зоопланктоценозов – по материалам за август.

В 1995 г., в первые дни работы ГРЭС, в планктоне водохранилища доминировали ракообразные D. galeata, D. pulex, A. denticornis, M. leuckarti, коловратки – A. priodonta, Testudinella patina. В августе основная роль в формировании численности (63 %) и биомассы (74 %) принадлежала ветвистоусым рачкам (табл.1).


Таблица 1

Процентное соотношение численности (N) и биомассы (В) основных групп

зоопланктона в августе в разные годы (среднее по водохранилищу)


Год

Коловратки

Копеподы

Кладоцеры

Тип зоопланктоценоза

1995

N

11

26

63

Кладоцерный (D.galeata + D.pulex)

В

1

25

74

1996

N

79

8

13

Ротаторный (A.priodonta)

В

62

7

31

1997

N

29

31

40

Кладоцерно-копеподный (D.galeata – E.graciloides – T.crassus)

В

4

45

51

2001

N

21

23

56

Кладоцерно-копеподный (B.longirostris + B.deitersi – T.crassus)

В

11

33

56

Численность дафний в центре водохранилища достигала 167,97 тыс.экз./м3 , а биомасса – 8,15 г/м3. В популяции преобладали особи двух размерных групп: 0,5–0,7 мм (44 % численности дафний) и 1,1–1,3 (41 %). Средний индивидуальный вес особи равнялся 48,5 мг. Таким образом, зоопланктонное сообщество водохранилища, в первый год его заполнения, характеризовалось вспышкой численности (155,32 тыс.экз./м3) и биомассы (7,30 г/м3) (табл.2), богатым видовым разнообразием.

Таблица 2

Численность (N) и биомасса (В) зоопланктона водохранилища в августе



Год

N, тыс.экз./м3

В, г/м3

1995

47.18–337.12

155.32


0.60–14.31

7.30


1996

8.70–420.85

167.03


0.17–3.40

1.88


1997

10.24–54.2

32.24


0.13–0.97

0.55


2001

37.92–77.44

57.68


0.63–1.83

1.23


Примечание. В числителе – минимальные и максимальные значения, в знаменателе – средние.
В августе 1996 г., во второй год начала работы ГРЭС, отмечена значительная перестройка зоопланктонного сообщества. Ядро доминирующего комплекса составили A. priodonta, D. galeata, D. pulex T. crassus. Основная роль в создании численности (80 %) и биомассы (62 %) принадлежала коловраткам, в частности, хищной A. priodonta. (табл.1). В планктоне появились теплолюбивые виды – индикаторы α-β мезосапробных условий (брахионусы). Диаптомусы стали встречаться единично. Среди циклопов в сообществе стал превалировать мелкий T. crassus, вместо M. leuckarti. Заметно больше стало мелких рачков-фильтраторов (B. longirostris, Ch. sphaericus). Численность ранее господствующих дафний сократилась в 3 раза и составила 51,25 тыс.экз./м3, а биомасса – почти в 5 раз (1,69 г/м3). Произошло уменьшение их средней индивидуальной массы до 32,55 мг. Превалирующей размерной группой стали особи 0,7–0,9 мм (34 % от численности дафний). Общие значения численности и биомассы зоопланктона составили в среднем соответственно 167,03 тыс.экз./м3 и 1,88 г/м3 (табл.2). Таким образом, с началом работы ГРЭС зоопланктонное сообщество водохранилища приобрело ротаторный характер. Сокращение количества крупных ракообразных, видимо, связано с гибелью их при прохождении через охладительную систему станции, с интенсивным потреблением их мальками рыб так как в это время наблюдалась вспышка численности чебака, краснопера, жереха, коня-губаря.

По данным 1997 г., на третьем году эксплуатации станции ведущими видами в планктоне были D. galeata, C. unicornis, E. graciloides, A. priodonta, E. dilatata, T. crassus. Как видно, в доминирующем комплексе среди ракообразных произошла смена одних видов на другие. Так, D. pulex полностью утратила свое ведущее положение, вместо массового A. denticornis стал превалировать E. graciloides, не играющий ранее сколько-нибудь значимой роли в сообществе. Среди зоопланктеров был впервые обнаружен редкий вид – веслоногий рачок Sinodiaptomus sarsi, который отмечен ранее Сарсом в 1903 г. в культурах ила, привезенного из Китая, В.М.Рыловым – в 1923 г., в р. Амур ниже Хабаровска [1].

В зоопланктоценозе доминантами стали кладоцеры (40 % всей численности и 51 % – биомассы), копеподы (диаптомусы) стали занимать подчиненное положение (табл.1). Коловратка A. priodonta, хотя и утратила свое ведущее место, однако в сообществе имела немаловажное значение. Несмотря на то, что дафнии вновь стали преобладать в зоопланктонном сообществе, их численность и биомасса были ниже, чем в предыдущем году. Следовательно, наблюдалось и уменьшение среднего индивидуального веса особи до 25,21 мг. Популяция дафний была представлена молодью, размерные группы 0,3–0,5, 0,5–0,7, 0,7–0,9 составляли соответственно 33, 24, 28 %. Количественные показатели зоопланктона были невысокими и равнялись в среднем 32,24 тыс.экз./м3 и 0,55 г/м3 (табл.2). Отмеченные в третий год становления зоопланктонного сообщества изменения (дальнейшее сокращение общей численности и биомассы) могли стать следствием таких факторов, как "цветение" водоема, снижение в июле уровня воды ниже уровня "мертвого объема", отсутствие подкачки свежей воды из р. Онон.

Второй период – это период максимальных уровней. В 2000 г. в планктоне водоема-охладителя среди ветвистоусых рачков произошла смена доминантов и ведущий комплекс стали составлять B. longirostris и Bosminopsis deitersi, которые и определяли основу численности всего зоопланктона (57 %). Сопутствующими видами были A. priodonta, C. vicinus. В формировании биомассы участвовали ракообразные (76 %). Таким образом, на шестом году формирования водохранилища-охладителя (2000 г.), в зоопланктоценозе стали преобладать мелкие рачки – фильтраторы (босмины) и коловратки.

В августе 2001 г. наблюдалось наибольшее число доминантов: B.l ongirostris, A. priodonta, D. brachyurum, E. graciloides, C. vicinus. В это время отмечены первые экземпляры коловратки Kellicottia longispina. Доминирующий в первые годы образования водохранилища рачок D. galeata встречался в единичных экземплярах, его численность не превышала 1,9 тыс.экз./м3. По сравнению с августом 1995 г.численность дафний сократилась в 84 раза, биомасса – в 260 раз, а средний индивидуальный вес особи – в 3 раза. Несмотря на довольно высокое развитие планктонных животных общие значения численности и биомассы зоопланктона были невысокими и составляли в августе в среднем 57,68 тыс.экз./м3 и 1,23 г/м3 (табл.2). Летний зоопланктоценоз в 2001 г. характеризовался как кладоцерно-копеподный с доминированием B. longirostris, B. deitersi, T. crassus (табл. 1).

В 2002 г. после сдачи второго энергоблока, летом, в планктоне водохранилища господствовала коловратка K. longispina, составляющая до 99 % общей численности. В сентябре–октябре основу структурной организации зоопланктона составляли K. longispina (в большей мере – в сентябре), D. galeata (в октябре) и B. longirostris. Каляноиды не достигали сколько-нибудь значительного развития. В осеннем планктоне наблюдалось увеличение количества дафний (52–54 % от общей численности зоопланктона). В целом по показателям численности (до 40–99 %) зоопланктонное сообщество было ротаторным, по биомассе (80–97 %) – кладоцерным. Очень высокие показатели численности (2 137,32 тыс.экз./м3 в июне) зоопланктона обусловлены развитием K. longispina, увеличение биомассы (4,9 г/м3 в октябре) – D. galeata. В сообществе увеличилась роль дафний. В сентябре популяция в основном была представлена молодью (0,3–0,5 мм), составляющей до 60 % численности дафний. В октябре превалировала размерная группа 0,9–1,1 (54 %). Численность дафний в сентябре была 114,57 тыс.экз./м3, биомасса – 1,25 г/м3. Таким образом, в 2002 г., в восьмой год существования водохранилища, был отмечен подъем количественных показателей по сравнению с 1996–97 гг. В зоопланктоценозе отмечалось увеличение уровня развития коловраток и кладоцер.

За период с марта по июнь 2003 г. в зоопланктоценозе господствующее положение сохраняла коловратка K. longispina, составляющая 83–91 % от общей численности. Другие виды значимой роли в формировании биомассы не имели. В июне превалирующее положение перешло ракообразным D. galeata, C. vicinus, второстепенное значение занимали K. longispina, B. longirostris, T. crassus, E. graciloides. Весенний планктон водохранилища имел ротаторный характер. Интенсивное развитие коловраток обусловило высокие значения численности (1 662 тыс.экз./м3 в мае), а развитие ракообразных вызвало повышение биомассы (3,9 г/м3 в мае).

Итак, зоопланктон в первые годы существования водохранилища был представлен озерно-прудовыми видами и был дафниево-диаптомусовым, затем, в связи с эвтрофированием водохранилища, стали преобладать широко-толерантные, термофильные организмы с небольшими размерами тела и зоопланктоценоз стал в 2001 г. босминиево-термоциклоп-совым. Произошло уменьшение августовских биомасс от 14 до 1,5–2 г/м3 . В период минимального уровня отмечено уменьшение количества и размеров основных фильтраторов – дафний, сократилась численность грубых фильтраторов – диаптомусов. Как известно, исчезновение фильтраторов – потребителей фитопланктона, является одной из причин "цветения" водоема. В 2002–2003 гг. наблюдалось интенсивное развитие коловраток с численностью более 2 млн./м3 в весенне-летнее время, и в осеннее время – ракообразных, что повлекло повышение количественных значений.

В результате проведенного корреляционного анализа выявлены взаимоотношения зоопланктона между некоторыми абиотическими и биотическими элементами экосистемы Харанорского водохранилища. Благоприятные условия для развития зоопланктона (R2=0,6) создаются при повышении температуры. Снижение биомассы планктона может происходить при повышении уровня (R2=–0,97). Выявлены отрицательные связи зоопланктона (–0,48) с прозрачностью. Из биотических взаимоотношений выявлена отрицательная связь зоопланктона с бактериопланктоном (–0,5) и положительная – с фитопланктоном (0,55–0,59).
Литература
1. Боруцкий Е.В., Степанова Л.А., Кос М.С. Определитель Calanoida пресных вод СССР. Вып.157. – Л.: Наука,1991. – 504 с.

2. Эвтрофирование малых водохранилищ / Локоть Л.И., Горлачев В.П., Горлачева Е.П. [и др.] – Новосибирск: Наука,1985. – 159 с.

3. Экология городского водоема / Итигилова М.Ц., Чечель А.П.,Замана Л.В. [и др.] – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1998. – 260 с.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЗООПЛАНКТОНА

ХАНТАЙСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА
Н.Г. Шевелева

Лимнологический институт СО АН, Иркутск
Заполнение Хантайского водохранилища происходило в течение 1970–1977 гг. Оно явилось первым в бассейне Енисея, находящимся за Полярным кругом. Изучение зоопланктона, в том числе процесса формирования сообщества, видового состава, продуктивности (численность, биомасса, продукция), пространственного распределения, сезонной и межгодовой динамики проводилось с 1976 по 2000 гг. [1-5].

Фауна Хантайского водохранилища представлена 85 видами: коловратки – 41, ветвистоусые – 27, веслоногие – 17. Наиболее массовыми были виды, имеющие широкое распространение: Eudiaptomus gracilis, Eudiaptomus graciloides, Cyclopsscutifer, Heterocope appendiculata, Mesocyclops leuckarti, Holopedium gibberum, Bosminalongispina, Kellicottia longispina, Conochilus unicornis, Asplanchna priodonta, Keratellacochlearis. Наряду с последними, в доминирующий комплекс входили виды-эдификаторы олиготрофных водоемов или водоемов высоких широт: Daphniamiddendorffiana, Daphnia longiremis, Limnocalanus macrurus, Heterocope borealis, Synchaeta grandis, Synchaeta lakowitsiana. Зоопланктон водохранилища сформировался из обитателей мелких озерков зоны затопления и выходцев из глубоководного Хантайского озера: Mysida oculata, L. macrurus, H. borealis, D. longiremis, Daphnia cristata.

Но все-таки сообщество зоопланктона – на 30-м году существования водохранилищах – еще не оформировалось. Это выражается в качественных (перестройка и замена массовых видов в доминирующем комплексе) и количественных изменениях, как открытой части, так и заливов искусственного водоема. Так, доминирующее ядро 80-х годах прошлого столетия составляли ракообразные, при относительно большей численности в открытой части С. scutifer, а в заливах – ветвистоусых – D. longiremis, В. longispina, H. gibberum (табл. 1, 2).
Таблица 1

Структура доминирующего комплекса зоопланктона (% от общей численности)



в августе 1980 и 2000 гг.


Таксон

Створы

Карские ворота

Пос. Снежногорск

Залив Моген

Залив Кулюмбе

I

II

I

II

I

II

I

II

С. scutifer



2

32

10

6

О

59

12

L. macrurus



<1

9

3

<1

4





E. gracilis



11

5

4

1

4

<1

2

D. longiremis



1

2

<1

35

13

4

8

B. longispina



10

9

1

10

4

1

16

H. gibberum



<1

8

3

8

1

24

8

C. unicornis



56

14

31

23

28

1

15

K. longispina



13

8

39

3

40

2

30

Общая

численность, тыс.экз/м3





22.53

1.46

8.2

10.2

78.0

5.56

40.96

Общая биомасса, мг/м3




165.0

80.0

127.0

710.0

720.0

322.0

747.0

Примечание. I – данные 1980 г., II – данные 2000 г., "–" – отсутствие данных.
Доминирование веслоногих ракообразных (С. scutifer, E. gracilis, L. macrurus), а из ветвистоусых – только D. longiremis отмечали в 1982, 1983 гг. Коловратки, как и следовало ожидать, были многочисленны только на створе Северном, подверженном влиянию реки Хантайки (рис. 1). Исследования в августе и сентябре 2000 г. показали уменьшение численности диаптомид и циклопов, увеличение количества L. macrurus. Последний отмечен даже в заливах водохранилища (табл. 1, 2). Увеличение общей численности зоопланктона связано с большим количеством коловраток, главным образом С. unicornis, К. longispina, A. priodonta (табл. 1, 2). Коловратки составляли от 75 до 85 % численности сообщества зоопланктона, тогда как в 1980 г. – не более 45 % (рис. 1). Этим объясняются низкие значения биомассы зоопланктона на всех исследуемых точках при относительно высоких показателях численности в августе и сентябре 2000 г., по сравнению с 1980 г. (табл. 1, 2).
Таблица 2

Структура доминирующего комплекса зоопланктона (% от общей численности)



в сентябре 1980 и 2000 гг.


Таксон

Створы

Северный

Карские ворота

Залив Моген

Залив Могокта

I

II

I

II

I

II

I

II

С. scutifer

13

15

33 v

2

5

36

26

3

E. gracilis

<1

<1

2

8

-1

5

1

3

D. longiremis

7

<1

8

1

16

1

15

12

В. longispina

35

<1

5

10

51

5

28

3

С. unicornis

18

1

<1

47

8

7

<1

25

К. longispina

14

78

16

29

7

26

14

42

A. priodonta

2

4

<1

1

4

13

<1

2

Общая

численность, тыс.экз/м3



14.0

2.3

11.6

22.1

73.2

54.63

1.4

1.72

Общая биомасса, мг/м3

229.0

8.0

505.0

165.0

1820.0

655.0

21.0

9.0







Коловратки


ветвистоусые
веслоногие

А – % от общей численности;

Б – % от общей биомассы

Створы:


I – Карские ворота;

II – Центральный;

III – Северный

Рис. 1. Динамика распределения коловраток, ветвистоусых и веслоногих ракообразных

(% от общей численности и биомассы зоопланктона) в Хантайском водохранилище

в 1980 и 2000 гг.


Наибольшие значения численности и биомассы зоопланктона в водохранилище во все сезоны года отмечали в заливах (табл. 1, 2). Заливы характеризуются ослабленным водообменом и взмучиванием, высокими температурами воды, повышенным содержанием органического детрита. Здесь затоплены большие участки леса - в сухостое фауна зоопланктона была более разнообразна и обильна за счет ветвистоусых ракообразных.

Зоопланктон Хантайского водохранилища по всей акватории формируется неоднородно и значительно дольше, по сравнению с водохранилищами Ангарского каскада и Енисея [1]. Лес затопленных территорий, а вместе с ним мощный слой торфяников, создали хорошие условия для питания (детрит) всей биоты водохранилища. Процессы разложения древесных и растительных остатков в Хантайском водохранилище, находящемся в условиях Крайнего Севера, растянуты на более длительный период, по сравнению с искусственными водоемами Сибири и средней полосы России. Судя по качественным и количественным изменениям, процесс формирования зоопланктоноценозов в Хантайском водохранилище все еще продолжается.


Литература
1. Башарова Н.И., Шевелева Н.Г. Основные особенности формирования зоопланктона Ангаро-Енисейских водохранилищ // Гидробиол. жypн. l993. Т.29, № 1. С.9 –15.

2. Гидрохимические и гидробиологические исследовании Хантайского водохранилища. – Новосибирск: Наука, 1986. – 20 с.

3. Шевелева Н.Г. Зоопланктон Хантайской гидросистемы // Методы комплексных исследований сложных гидросистем. Томск, 1980. С.59 – 71.

4. Шевелева Н.Г., Башарова Н.И. Видовой и доминантный состав зоопланктона водохранилищ Ангаро-Енисейского бассейна // Новое в изучении флоры и фауны Байкала и его бассейна. Иркутск, 1988. С. 32 – 42.

5. Шевелева Н.Г., Башарова Н.И. Влияние гидроэлектростанций на формирование гидробиологического режима северных водохранилищ Ангаро-Енисейского бассейна {зоопланктон) // Экологические проблемы севера Европейской территории России: тез. докл. Апатиты, 1996. С. 131 – 132.


РЕЗУЛЬТАТЫ ПЕРВОГО ГОДА МОНИТОРИНГА СОСТОЯНИЯ

ИХТИОФАУНЫ ВОДОХРАНИЛИЩА БУРЕЙСКОЙ ГЭС
Г.В. Новомодный*, А.П. Шмигирилов*, В.В. Харитонов*, В.Н. Базаркин**

*Хабаровский филиал Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра

**Институт водных и экологических проблем ДВО РАН, г. Хабаровск
Мониторинг состояния ихтиофауны водохранилища Бурейской ГЭС начат с февраля 2004 года сотрудниками Института водных и экологических проблем ДВО РАН и ХФ Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра.

Целью работы по первому этапу ихтиологического мониторинга являлось определение современного видового состава водохранилища Бурейской ГЭС, выявление ухудшения или улучшения условий воспроизводства ценных видов рыб ГЭС и оценка эффективности его использования как рыбохозяйственного водоема.

Для сбора материала в 2004 г. была проведена ихтиологическая съемка и проведен анализ имеющейся литературы, фондовых данных и материалов ХФ ТИНРО.

Экспедиционные работы в 2004 г. проводились в зимний, весенний, летний и осенний периоды. Точки мониторинга заложены непосредственно в приплотинной части водохранилища, в ложе водохранилища на створе, в 8 км выше плотины, и в подпорах ключей правого и левого берега водохранилища, на участке от устья р. Талаканка до устья р. Мельгин, в подпорах рек Мельгин, Тырма, Талаканка, Чеугда и в заливе Чеугда.

Ихтиологическая съемка проводилась методом облова контрольных участков набором ставных одностенных и трехстенных сетей, изготовленных из капрона и мононити, длиной по 20–50 метров, с размером ячеи от 12х12 мм до 60х60 мм, и рыбных ловушек типа "мордуша" обтянутых делью с размером ячеи 5 мм, с приманкой. Кроме того, прибрежные доступные участки облавливались накидной круговой сетью с размером ячеи 10 мм и сачком, изготовленным из дели, с размером ячеи 3 мм. Для сбора материала использовались и крючковые снасти (удочка). Применяемый набор орудий лова позволял эффективно облавливать все размерные группы видов рыб, обитающих в районе исследований.

За период работ проведено 93 постановки сетей, 52 постановки "мордуш", 67 забросов накидной круговой сети. Общий вылов составил 1 392 экземпляра 22 видов жилых пресноводных рыб.

Бурейская ГЭС расположена в 174,2 км от устья р. Бурея в Амурской области. Водохранилище Бурейской ГЭС располагается на территории Амурской области и Хабаровского края. Водохранилище каньонного типа, берега лесистые, крутые, заливаемая пойма отсутствует. Полезная емкость водохранилища – 10,7 км3, длина 234 км (при нормальном подпорном уровне – НПУ – 256 м), максимальная ширина в озерной приплотинной части до 5 км, ширина в средней каньонной части до 1 км, годовое колебание уровня до 20 м. Бурейская ГЭС будет вести годичное регулирование стока с ежегодной сработкой водохранилища до уровня мертвого объема (УМО) – 236 м, достижение которого предполагается либо к концу второй (раннее половодье) или (позднее половодье) третьей декады апреля; кроме того, будет осуществляться также внутримесячное, недельное и суточное регулирование стока. Наполнение водохранилища до НПУ происходит не ранее начала июля, в случае поздних паводков – к концу октября. Длительность стояния уровней на отметке НПУ – 2–3 месяца, продолжительность стояния уровня на отметке УМО — около 1 месяца.

Добыча рыбы в Бурее всегда носила потребительский характер и значительной доли в общем объеме промысла по Амуру не занимала по причине отсутствия достаточных промысловых запасов. По данным отчета М.И. Задорожнева1 за период с 1957 по 1967 годы в бассейне р. Бурея объем промысла частика составлял от 3,2 до 93,3 , в среднем 22 т в год, или от 0,001 % до 0,9 % от общего объема промысла по Амуру. Отмечены годы с полным отсутствием промысла (или сведений по промыслу). Других сведений по состоянию промысла за период с 1967 года по настоящее время нет. Сейчас по бассейну р. Бурея, как в водохранилище, так и в русле выше водохранилища, государственного промысла не существует по причине низкого запаса промысловых видов и нерентабельности рыбохозяйственной деятельности.

В современный период зарегулирования р. Бурея, по данным исследований 2004 г. в верхнем бьефе Бурейской ГЭС состав ихтиофауны представлен 22 видами жилых пресноводных рыб, относящихся к 10 семействам. Наиболее представительно семейство карповых – 10 видов. Нами отмечено 7 промысловых и 14 непромысловых жилых видов пресноводных рыб и 1 промысловый проходной вид круглоротых (личинка - пескоройка проходной тихоокеанской миноги).

Анализ соотношения видов по численности в уловах показывает, что в составе ихтиофауны водохранилища на участке от плотины до впадения р. Чеугда (40 км вверх от плотины) преобладает гольян озерный, на участке выше впадения р. Чеугда практически отсутствует гольян озерный, а преобладающими видами становятся гольян Лаговского и гольян обыкновенный. Численность горчака обыкновенного, пескаря обыкновенного и гольяна китайского на всем исследуемом участке водохранилища значительно ниже численности гольяна озерного, гольяна Лаговского и гольяна обыкновенного; 7 остальных непромысловых видов в сумме составляют долю, равную доли китайского гольяна (рис.1А).



А

В







Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   32


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет