План введения в Материалы конференции



жүктеу 6.12 Mb.
бет22/32
Дата10.09.2018
өлшемі6.12 Mb.
түріСборник
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   32

Примечание. Нумерацию выборок см. в тексте; L – длина тела (см); с – длина головы в % от длины тела; ic – ширина головы в % от длины головы; io – ширина лба в % от длины головы; po – заглазничное расстояние в % от длины головы; np – диаметр глаза в % от длины головы; H – наибольшая высота тела в % от длины тела; h – наименьшая высота тела в % от длины тела; aD – антедорсальное расстояние в % от длины тела; aA – антеанальное расстояние в % от длины тела; aV – антевентральное расстояние в % от длины тела; Limпределы варьирования; M – среднее; m – ошибка средней.
Таблица 2

Уровень различий между выборками по критерию Стьюдента







Сравниваемые выборки

1–2

1–3

1–4

1–5

1–6

2–3

2–4

2–5

2–6

3–4

3–5

3–6

4–5

4–6

5–6

c

***













*




*






















ic

*







***

***

***




***

*

**

***

***

***

**

*

io

***

***

***

***

**

**










***

***







*




po

***

***

***

***

***







***







***




***




*

np

***

***

**

***







***




*

**







**







H




***




***

*

***




***

**

***

***




***

**

***

h




***






***

***

*

*

***

***

***







**

***

aD




**

**

***




*

*

***



















*

aA







***

***







***

***




***

***







***

***

aV

**







***




**

***

***




***

***




**

**

***

Примечание. * – p < 0,05;,** – p < 0,01, *** – p < 0,001 (уровень значимости различий); нумерацию выборок см. в тексте; обозначения признаков приведены в примечании к табл.1.

Таблица 3

Суммарный показатель дивергенции Кульбака


Сравниваемые выборки

1

2

3

4

5

2

5.21













3

13.66

10.33










4

6.88

3.36

11.55







5

43.87

24.12

47.68

22.51




6

8.34

4.64

7.37

6.83

29.10

Примечание. Нумерацию выборок см. в тексте.
Литература
1. Изюмов Ю.Г. Экологические морфы плотвы Rutilus rutilus в Рыбинском водохранилище // Биология внутренних вод. 1981. № 50.

2. Интересова Е.А. Морфологическая изменчивость сибирской плотвы Rutilus rutilus lacustris (Pall.) водоемов Западной Сибири: Автореф. дис. ... канд. биол. наук. – Новосибирск, 2002. – 19 с.

3. Касьянов А.Н. Симпатрическая дивергенция экологических рас плотвы в бассейне реки Волги // Фенетика популяций: материалы 3 Всесоюз. совещ..–М., 1985. – С. 154 –155.

4. Куликова А.А. Плотва Западной Сибири: морфол.-экол. исслед. автореф. дис. ... канд. биол. наук. – Томск, 1962. – 21с.




ВЛИЯНИЕ РЕЖИМА ЭКСПЛУАТАЦИИ НОВОСИБИРСКОГО

ВОДОХРАНИЛИЩА НА СОСТОЯНИЕ РЫБНЫХ ЗАПАСОВ
М.В. Селезнева, О.В. Трифонова

Новосибирский филиал ФГУП Госрыбцентр Западно-Сибирский

научно-исследовательский институт водных биоресурсов и аквакультуры, Новосибирск
В результате строительства Новосибирского гидроузла в 1957 г. река Обь была перегорожена плотиной. Образовавшееся Новосибирское водохранилище является крупнейшим в Западной Сибири (площадь зеркала при НПУ 1 070 км2) и имеет большое рыбохозяйственное значение в масштабах области.

Формирование структуры рыбного населения водоема прошло ряд этапов и в настоящее время находится в относительно стационарном состоянии, для которого характерны достаточно высокий уровень разнообразия (24 вида рыб) и высокая степень доминирования ценных видов-акклиматизантов – леща и судака. Рыбопромысловая эксплуатация водоема осуществляется в пределах ежегодно выделяемых лимитов вылова. Согласно официальной статистике за последние десять лет (1992–2002 гг.) годовые уловы леща составили в среднем 814,5 т или 89,9% от общего улова, соответственно уловы судака – 63,6 т или 6,9%. Кроме того, анализ промысловой статистики, с учетом колебаний уловов по годам, свидетельствует об их устойчивом снижении за рассматриваемый период.

Рыбное хозяйство является одной из составляющих целого комплекса отраслей, которые заинтересованы в эксплуатации водохранилища. При этом, как показывает практика, интересы различных отраслей обычно не совпадают. Такое положение создает значительные трудности в работе, прежде всего, рыбного хозяйства, которое стоит в конце списка основных водопользователей.

Важнейшим фактором, влияющим на состояние запасов рыб, как в верхнем, так и нижнем бьефе Новосибирского гидроузла, является уровенный режим. В водохранилище осуществляется сезонное регулирование уровня с глубиной сработки в осенне-зимний период до 5 м. В связи с малой полезной емкостью водоема в отдельные годы уровень срабатывается ниже отметки УМО (108,5 м БС). Площадь мелководий, подвергаемых осушению в зимний период в связи с осенне-зимней сработкой уровня до УМО, составляет в Новосибирском водохранилище не менее трети от общей площади водоема. Глубокая сработка уровня в конце зимнего периода приводит к массовой гибели рыб на осушаемых и отчленяемых участках мелководной зоны, площадь которой за время существования водохранилища расширилась за счет отложения наносов, разрушения берегов и островов. Условия обитания ихтиофауны ухудшились в результате заиления водоема, повышения однородности рельефа дна, снижения качества воды, приводящего к нарушению кислородного режима в водоеме.

Заморы рыб на водохранилищах обусловлены комплексом факторов, важнейшим из которых является уровенный режим, в частности, скорость и глубина сработки в относительно короткие сроки [2]. Особенно опасны форсированные сбросы воды в краткие сроки во второй половине зимы [4].

Как показал опыт наблюдений 2003–2004 гг. и анализ материалов прошлых лет, массовая гибель рыб в водохранилище происходит не ежегодно, а может случиться при сочетании ряда условий. Проведенные наблюдения за условиями зимовки и воспроизводством рыб показали, что два смежных года могут значительно отличаться по гидрометеорологическому режиму, обусловленному как объективными условиями (водность, термика и т. д.), так и условиями технической эксплуатации водных ресурсов водохранилища.

Так, накопленный в водохранилище к сентябрю 2002 г. большой запас воды и теплая продолжительная осень способствовали рассредоточению рыбы по залитым площадям поймы. В течение почти всего зимнего периода 2002–2003 гг. в водохранилище поддерживался высокий уровень, так что условия зимовки были вполне благоприятными. Однако в марте, в результате интенсивной сработки уровня перед приемом паводка, предпринятой Верхне-Обским водным бассейновым управлением без учета интересов рыбного хозяйства, произошла массовая гибель рыб от замора в отчлененных углублениях поймы и под осевшим льдом. Уровень воды в течение марта снизился на 2,7 м (наибольший показатель за последние 10 лет). Средняя скорость снижения уровня составила 8,63 см/сутки, достигая в отдельные дни 12–13 см.

На пойменных участках, как в верхней, так и в нижней зонах водоема, в районах г. Камень-на-Оби, с. Крутиха и с. Береговое были обнаружены скопления погибшей рыбы, видовой состав которой был представлен щукой, окунем, плотвой, судаком, сазаном. Плотность погибшей рыбы составляла в среднем 50–100 экз./м2. Ущерб рыбным запасам Новосибирского водохранилища в связи с гибелью рыб в подледный период 2003 г., рассчитанный специалистами ФГУ "Верхнеобьрыбвод" по наблюденным данным составил более 70 млн руб. Общая исследованная площадь, по которой рассчитывался ущерб от гибели рыб, составила чуть более 660 м2. Реальная площадь акватории водохранилища, на которой произошла гибель рыб, по всей вероятности, значительно превышает эту величину.

С осени 2003 г. в водохранилище был накоплен гораздо меньший объем воды по сравнению с прошлым годом. К моменту становления ледового покрова (начало ноября) уровень воды был более чем на 1 м ниже аналогичной даты предыдущего года. В период зимовки содержание кислорода в воде на контрольных участках колебалось от 6 до 10 мг/л. Заморных явлений не было отмечено.

В течение марта снижение уровня составило 1,80 м, что меньше среднемноголетнего значения (1,98 м). Уровень срабатывался со средней скоростью 6 см/сутки. Фактов гибели рыб в водохранилище не отмечено. В отличие от 2003 г., когда в водохранилище произошла массовая гибель рыб, в течение 2004 г. эксплуатация водохранилища в целом проходила с учетом интересов рыбного хозяйства.

Однако в осенний период 2004 г. в водохранилище из-за продолжительной теплой погоды, сравнительно высокого уровня воды, а также отсутствия сильных штормов, значительная часть рыб могла остаться на зимовку на пойменной территории. Аналогичные условия осени 2002 г. привели к массовой гибели рыб в марте–апреле 2003 г. Таким образом, в период зимней сработки уровня, и особенно в конце зимы (март) 2005 г., необходимо обеспечить эксплуатацию водных запасов водохранилища без нарушения условий, предъявляемых рыбным хозяйством, а именно:

– зимнюю сработку уровня осуществлять постепенно на протяжении всего подледного периода для того, чтобы рыбы успели своевременно отреагировать на падение уровня воды и уйти с мелководных участков до начала их изоляции от основной акватории водоема;

– в период минимальных уровней воды в марте не допускать снижения уровня ниже УМО; сработка уровня не должна превышать 10 см в сутки (с общим падением уровня за этот период не более 1,5–2,0 м) для обеспечения ухода максимального количества рыбы с осушаемых отчленяющихся мелководий и сокращения объемов возможной гибели ее от замора и под оседающим льдом.

Другим фактором, влияющим на рыбные запасы и рыбопродукционные процессы в водохранилищах, является гибель рыб при скате их через сооружения гидроузлов [1, 3].

Многими исследователями отмечалось существование покатной миграции рыб, а также вынос молоди рыб и кормовых организмов из Новосибирского водохранилища в нижний бьеф гидроузла, однако подробного изучения и количественной оценки этих явлений не проводилось.

В 2003 г. проводилось изучение ската рыб через плотину Новосибирской ГЭС. Сбор материала осуществлялся на водоприемных окнах ГЭС и в зоне растекаемого потока перед плотиной, где были определены два створа. Для учета личинок и молоди рыб использовалась конусная ловушка. Взрослые рыбы учитывались в колодцах ГЭС с помощью рыбоподъемника, ниже плотины – в результате регулярных визуальных осмотров и ставных сетей. В расчетах использованы объемные единицы измерения количества рыб – экз./1 000 м3 воды.

Для оценки потерь рыб при их скате из водохранилищ существуют различные показатели: экономический (выражающий стоимость рыбной продукции, потерянной в результате ската рыб из водохранилища), рыбохозяйственный (определяет долю погибших рыб промысловых размеров от объема их вылова в водоеме) и экологический (определяет долю скатившихся рыб от их численности в водоеме) [3]. Основой для расчета этих показателей является абсолютное количество покатников, которое характеризует масштабы ската рыб.

По данным наблюдений за сутки при работе всех агрегатов через плотину ГЭС скатывалось от 0,2 до 6,8 млн экз. ранней молоди судака и от 0,8 до 2,9 млн ранней молоди леща. В период с 27 мая по 18 июня из водохранилища, с учетом расходов воды в створе плотины ГЭС (1900 –2500 м3/с), скатилось 45,8 млн. личинок судака и 23,0 млн. личинок леща. В результате ската ранней молоди рыбное хозяйство водохранилища понесло ущерб, экономический показатель которого составил 1,44 млн. руб.

Согласно ориентировочным расчетам, в июне-сентябре 2003 г. из водохранилища в нижний бьеф скатилось 1,5 тыс. разновозрастных особей леща, 36,6 тыс. судака, 15,4 тыс. налима, 1,3 тыс. окуня, 0,2 тыс. язя, что с учетом средней навески этих видов составило соответственно 0,8, 29,3, 12,4, 0,3 и 0,1 т рыбной продукции. Экономический показатель потерь рыб при их скате из водохранилища составил 176,7 млн. руб.

При расчете рыбохозяйственного показателя ущерба использовали данные по уловам рыб в водохранилище за 2003 г. Улов судака составил 29,56 т, улов леща – 679,9 т. Следовательно, из водохранилища было вынесено 99,1% от объема промысловых уловов судака и 0,12% – от уловов леща. Наблюдения показали, что особенно интенсивно в июне 2003 г. скатывался из водохранилища налим. Его промысловый годовой улов составил 10,6 т. Таким образом, из водохранилища было вынесено 116,6% от объема промыслового улова этого вида.

Используя данные по учету абсолютной численности судака и леща в Новосибирском водохранилище в 2003 г. (542 тыс. экз. судака и 5 759 тыс. экз. леща в возрасте 2+ и старше), можно определить, какая часть промыслового стада рыб скатилась из водохранилища в нижний бьеф. За июнь–сентябрь 2003 г. скатилось 0,03 % леща и 6,75 % судака от учтенной численности промысловой части этих видов. Полученные величины являются экологическим показателем ущерба от ската рыб, так как позволяют получить представление о том, какое влияние оказывает масштаб этого явления на процесс воспроизводства популяций рыб. Биологические особенности судака и его распределение по глубинам и акватории водохранилища способствуют большей интенсивности ската именно этого вида.

Таким образом, наблюдения за скатом рыб из Новосибирского водохранилища через плотину ГЭС свидетельствуют о значительных масштабах этого явления, как для ранних стадий развития рыб, так и для взрослых особей. Наиболее велика доля скатившихся рыб от объема промысловых уловов у судака и налима. Наименее подвержены скату взрослые особи леща. Общий ущерб, в стоимостном выражении, от ската рыб из Новосибирского водохранилища в нижний бьеф в 2003 г. составил более 180 млн руб. Следует отметить, что количественная оценка ущерба рыбным запасам от ската рыб из водохранилища носит ориентировочный характер. В дальнейшем необходимо проведение более углубленных исследований этого явления с учетом расширения наблюдений во временном масштабе (круглогодично) и усовершенствования методики сбора первичных материалов.

Исследования показывают, что современный режим эксплуатации водных ресурсов Новосибирского водохранилища по ряду аспектов является неблагоприятным для рыбного хозяйства, вызывает значительные потери сырьевых ресурсов водоема. Часть этих потерь можно компенсировать за счет упорядочения режима эксплуатации Новосибирской ГЭС, но возмещение большей части ущерба невозможно без осуществления специальных мер. В целях сохранения биопродукционного потенциала Новосибирского водохранилища должна быть разработана и реализована комплексная программа, включающая следующие природоохранные и рыбоводные мероприятия:

– обязательное соблюдение правил эксплуатации водохранилища с учетом интересов рыбного хозяйства: весеннее наполнение водохранилища в сроки, наиболее оптимальные для нереста основных промысловых видов рыб; равномерная осенне-зимняя сработка уровня с целью исключения больших масштабов гибели рыб;

– в целях частичной компенсации ущерба, наносимого ихтиофауне водохранилища за счет большого ската ее молоди и особей старших возрастов в нижний бьеф Новосибирской ГЭС, рекомендуется регулярное его зарыбление ценными видами рыб (пелядью, растительноядными) с учетом недоиспользуемой кормовой базы.
Литература
1. Конобеева В. К., Изюмов Ю. Г. Эколого-функциональный подход к методике оценки влияния гидротехнических сооружений на численность популяции рыб в водохранилищах // Энергет. стр-во. 1993. № 4. С. 21–29.

2. Кудерский Л. А. Разработка стратегии оптимизации функционирования экосистем зарегулированных рек с целью сохранения и восстановления их биоресурсов: // сводный отчет по проекту № 6.2.16 ГНТП "Экология России". СПб, 1992. 142 с.

3. Павлов Д. С., Лупандин А. И., Костин В. В. Покатная миграция рыб через плотины ГЭС. – М.: Наука, 1999. - 256 с.

4. Тюрин П. В. Влияние уровенного режима в водохранилищах на формирование рыбных запасов // Водохранилища СССР и их рыбохозяйственное значение // Изв. ГосНИОРХ. Л., 1961. Т. L. С. 395–410.




К ПРОГНОЗНОЙ ОЦЕНКЕ ВЛИЯНИЯ АЛТАЙСКОЙ ГЭС

НА РЫБ КАТУНИ
П.А. Попов

Институт водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН
Прогнозная оценка влияния Алтайской ГЭС на рыб Катуни при зарегулировании этой реки осуществлена нами на основе проектных данных (табл. 1), предоставленных филиалом ОАО "Инженерный центр ЕЭС" "Институт Гидропроект" (Москва), а также фондовых материалов по результатам исследований, выполненных ИВЭП СО РАН по программам: 1) Прогнозирование поведения ртути и других токсичных элементов в бассейне р. Катунь и водохранилищах Катунской ГЭС. Гидролого-экологические аспекты проблемы, 1989; 2) Экологические исследования и разработка системы мониторинга состояния природной среды в зоне влияния Катунских водохранилищ. Том 1. Водно-экологические исследования, 1991; 3) Малая Катунская ГЭС. Оценка воздействия на окружающую среду, 1994. Кроме того, была использована имеющаяся информация по биологии рыб Катуни.

Условия существования гидробионтов, включая рыб, в Катуни, особенно на ее верхнем и среднем участках, в том числе на отрезке проектируемого Алтайского водохранилища, неблагоприятны, что связано с высокими скоростями течения водного потока и его интенсивным перемешиванием, особенно в периоды половодья и дождевых паводков, большим содержанием в воде взвешенных веществ, низкими температурами и минерализацией воды при невысоких концентрациях в ней элементов-биогенов, слабой степенью формирования или полным отсутствием иловых наносов на галечных и галечно-каменистых грунтах дна, отсутствием системы пойменных водоемов. В таких условиях уровень разнообразия (число видов и экологических форм) и степень развития (численность, биомасса) населяющих реку организмов автотрофного (фитопланктон, фитобентос) и гетеротрофного (зоопланктон, зообентос, рыбы) комплексов чрезвычайно низки. Преобладание в составе населения реки гидробионтов-реофилов и невысокий уровень биоразнообразия и биологической продуктивности биоценозов характеризует ее как типично олиготрофный, на отдельных участках – ультраолиготрофный водоток Алтая.


Таблица 1

Некоторые проектные параметры водохранилища Алтайской ГЭС




Расположение подпорных сооружений  на р. Катунь в 1,5 км выше д. Еланда

Нормальный подпорный уровень (НПУ) – 490 м

Уровень мертвого объема (УМО) – 475 м

Статический объем – 0,2 км3

Протяженность при НПУ – 25 км

Площадь водного зеркала при НПУ – 12,1 км2

Средняя ширина – 500–700 м

Глубины: средняя – 17,4 м, максимальная – 50 м, на приплотинном участке – 35–40 м

Характер донных грунтов – галечники с включением валунов с гравийно-песчаным заполнителем 20–30 %

Характер регулирования стока – в рабочем режиме ГЭС сток не регулируется (при этом уровень воды близок к НПУ)

Средние сроки ледостава – с середины ноября до конца декабря

Толщина ледового покрова к концу зимы – в сред. 0,9–1,0 м, макс. – 1,2–1,3 м

Очищение водохранилища ото льда – в среднем в середине мая

В общей сложности в водоемах бассейна Катуни обитает 26 видов рыб, а именно: сибирский осетр, стерлядь, ленок, таймень, нельма, сибирский хариус, щука, лещ, карась серебряный, карась золотой, пескарь, верховка, язь, елец, гольян Чекановского, речной гольян, озерный гольян, плотва, сибирский голец, сибирская щиповка, налим, окунь, ерш, судак, пестроногий подкаменщик, сибирский подкаменщик. Лещ, карась серебряный (амурская форма), верховка и судак являются видами-акклиматизантами. В пределах верхнего и среднего участков реки, включая участок будущего водохранилища, достоверно обитает 11 видов рыб: ленок, таймень, хариус, елец, речной гольян, сибирский голец, налим, окунь, ерш, пестроногий и сибирский подкаменщики. Из них только хариуса, ельца, налима и бычков можно отнести к сравнительно часто встречающимся (обычным) здесь рыбам. Но и их абсолютная численность невелика. На нижнем участке реки – от с. Майма до устья, обитают все 26 указанных видов рыб, из которых к сравнительно многочисленным можно отнести только сибирского ельца. Обычны здесь налим, окунь, ерш и подкаменщики, а также амурский серебряный карась. Золотой карась обитает в придаточных водоемах низовьев Катуни. Менее многочисленны, но обычны в уловах рыбаков-любителей лещ, судак и плотва. В районе многоостровья и на устьевом участке обычна (но немногочисленна) щука. Суммарная ихтиопродуктивность (годовой прирост ихтиомассы) сравнительно невелика даже на нижнем, наиболее развитом в гидробиологическом отношении, участке Катуни и составляет около 5–15 кг/км протяженности реки, или 0,1–0,3 кг/га площади водного зеркала при ширине реки 0,5 км. Для сравнения: в Телецком озере ихтиопродуктивность составляет 0,5–1кг/га, в Новосибирском водохранилище – 2,0–2,5 кг/га [3].

Все виды рыб Катуни, кроме хищных ленка, тайменя, нельмы и щуки, бентофаги – и питаются организмами зообентоса. Размножаются рыбы этой реки, кроме нельмы и налима, весной и в начале лета, то есть в период паводка и половодья. Нельма нерестится в октябре, налим – в январе. Больших по протяженности нерестовых миграций рыбы в реке не совершают. Нерестилища осетра, стерляди и нельмы расположены преимущественно в районе многоостровья в низовьях Катуни, где эти рыбы откладывают икру на галечный субстрат. На участке Катуни в зоне проектируемого водохранилища нерестилища ценных видов рыб не отмечены. Развитие оплодотворенных икринок у большинства рыб Катуни продолжается 10–14 сут, у тайменя – около 30, у нельмы – 160–180, у налима 100–120 сут. Важными факторами, обеспечивающими успех нормального развития икры и роста личинок рыб Катуни, являются уровенный и температурный режимы реки. В среднемноголетнем аспекте процесс размножения рыб весной в низовьях Катуни происходит при высоких уровнях и сравнительно невысокой температуре воды (в створе у с. Сростки 8–14 0С).

Промысловый лов рыб в Катуни на всем ее протяжении не ведется в силу нерентабельности из-за малочисленности рыбного стада. Лов рыбы рыбаками-любителями осуществляется удочковой и спиннинговой снастью в течение всего года.

Важное место в свете рассматриваемого прогноза занимает проблема накопления в гидробионтах Катуни ртути. Исследования, проведенные в конце 1980-х и в начале 1990-х гг., главным образом ИВЭП СО РАН, выявили сравнительно небольшие концентрации этого металла как в растениях, так и у животных реки. Так, в 1989 г. на участке будущего водохранилища концентрация ртути в макрофитах составила 0,07–0,53 (в среднем 0,19) мкг/г, в фитопланктоне 0,09–0,65 (0,14), в перифитоне  0,21–3,06 (0,35), в фитобентосе  0,11–0,98 (0,27), в зоопланктоне – 0,07–1,34 (0,13), в зообентосе  0,09–3,56 (0,12) мкг/г сухой массы проб; в пересчете на сырую массу проб указанные значения концентраций в 35 раз меньше. В мышечной ткани хариуса из устьевых участков притоков Катуни на отрезке водохранилища содержание ртути составило 0,070,72 (в среднем 0,25) мкг/г, тайменя  0,120,80 (0,21), окуня – 0,090,76 (0,13) мкг/г сырой массы [1, 5]. Принятая в России допустимая остаточная концентрация (ДОК) ртути в мышечной ткани свежих рыбопродуктов (согласно СанПиН 2.3.2.560-96 и ГН 2.1.5.690-98) составляет 0,5 мкг/г сырой массы.

Низкая концентрация металла (0,040,13 мкг/г сыр. массы) в мышечной ткани рыб Катуни в ее среднем течении обнаружена в начале 1990-х гг. С.С. Эйрих и Т.С. Папиной [5]. При этом в исследованных пробах отмечена сравнительно невысокая доля (1635 %) метилртути, что связано, по мнению авторов, с низким содержаним в реке как органических соединений, выступающих в роли лигандов ртути, так и метилирующих этот элемент бактерий, а также со сравнительно высокими значения рН и повышенной концентрацией в воде ионов кальция. В отобранных нами в сентябре 2002 г. пробах мышечной ткани хариуса и ленка, выловленных в реке в 15 км выше створа ГЭС, концентрация ртути равнялась в среднем 0,14 и 0,38 мкг/г сырой массы [2].

Исходя из параметров водохранилища Алтайской ГЭС, особенностей структуры и функционирования экосистем Катуни, основных черт биологии рыб этой реки и верховьев Оби в целом, с большой долей вероятности, можно предположить, что ихтиоценоз Алтайского водохранилища сформируется из тех видов рыб, которые обитают в пределах верхнего и среднего участков Катуни и в настоящее время – ленка, тайменя, хариуса, ельца, речного гольяна, сибирского гольца, налима, окуня, ерша, пестроногого и сибирского подкаменщиков. Из них ленок, таймень и хариус будут обитать преимущественно в верхней части водохранилища и в его притоках. Гольян и голец предпочтут участки выклинивания водохранилища по притокам, с наибольшими для водохранилища температурами воды и большей массой водной растительности – основы для размножения и развития кормовой базы для этих рыб. Елец, налим, окунь, ерш и подкаменщики расселятся по всей акватории водоема, но питаться и размножаться будут преимущественно в прибрежной зоне. Литораль водохранилища, включая участки выклинивания по главным притокам, будет основной зоной для нагула всех рыб водохранилища.

Нерест рыб водохранилища, кроме ленка, тайменя и хариуса, будет происходить преимущественно в его, а указанные виды рыб, кроме того, могут подниматься на нерест в верховья Катуни и притоки. Нерест всех весенненерестящихся рыб будет проходить в той же очередности, в какой он проходит в настоящее время, но в более поздние сроки – в соответствии с характером прогрева воды. Практически полное отсутствие мелководной зоны, ее слабый прогрев и высокие скорости течения воды в период размножения рыб (май–июнь) отрицательно повлияют на репродуктивный потенциал рыб в водохранилище. Основу питания мирных рыб водохранилища будут составлять организмы перифитона и бентоса, в гораздо меньшей степени (главным образом молоди) – зоопланктона. Будут использоваться в пищу, особенно хариусом и ельцом, падающие на воду имаго воздушных насекомых. Хищные рыбы будут питаться рыбами, а также крупными формами зообентоса. Условия для зимовки всех рыб водохранилища будут благоприятными по условиям газового состава воды (высокому содержанию О2) и неблагоприятными – в связи с большой степенью зашугованности русла реки под ледяным покровом.

Общая численность рыб в Алтайском водохранилище будет сравнительно низкой, но не менее чем в два раза большей на единицу площади водного зеркала, чем в настоящее время в Катуни, на участке будущего водохранилища. Рыбопродуктивность водохранилища вряд ли превысит 1 кг/га, в связи с чем промысловый лов в этом водоеме нецелесообразен, а контролируемый органами рыбоохраны и санэпиднадзора (по содержанию в рыбе ртути) любительский – вполне возможен.

По мере формирования ихтиоценоза водохранилища будет происходить как пассивное (в результате выноса со стоком воды через плотину), так и активное (в силу миграционных свойств) попадание рыб всех видов (в том числе половозрелых особей) в нижний бьеф. В целом это явление можно оценить как положительное, поскольку оно будет способствовать увеличению численности рыб в небогатой Катуни, по крайней мере на участке, до пос. Майма.

Вероятность высокого (в среднем выше ДОК) содержания в рыбах (прежде всего, в мышечной ткани) Алтайского водохранилища ртути, на наш взгляд, небольшая. По опыту США, Канады и стран Европы в рыбе водохранилищ фиксируется временное увеличение содержания этого металла, по сравнению с речными условиями, в 25 раз в первые 515 лет эксплуатации, после чего содержание ртути снижается до первоначального. Это связано с выщелачиванием соединений ртути из затапливаемых почв и зависит, при прочих равных условиях, от площади затапливаемых земель и от величины зеркала водохранилища. Для водохранилищ с площадью зеркала менее 100 км2 увеличение содержания ртути в рыбе происходит в 22,5 раза. При среднем содержании ртути в рыбе Катуни 0,2 мкг/г, в Алтайском водохранилище, с площадью зеркала 12 км2, можно ожидать временного увеличения содержания металла в рыбе до 0,40,5 мкг/г сырой массы. Но нельзя полностью исключать возможность небольшого превышения ДОК ртути в рыбе. Поэтому при строительстве и эксплуатации Алтайского гидроузла должен быть организован мониторинг ртути в воде, гидробионтах и рыбе. Отметим, что из всех водохранилищ Сибири превышение ДОК ртути в мышечной ткани рыб выявлено только в верхней части Братского водохранилища, в воды которого этот элемент поступает со сточными водами предприятий по производству каустической соды, расположенных в городах Усолье-Сибирское и Саянск. Сравнительно небольшие (в среднем не превышающие ДОК) количества ртути регистрируются нами с 1991 г. в мышечной ткани рыб Новосибирского водохранилища [4].
Литература
1. Грошева Е.И. Ртуть в природных объектах бассейна р. Катунь // География и природные ресурсы. 1992. Т. 2. С. 5357.

2. Попов П.А. Оценка экологического состояния водоемов методами ихтиоиндикации. – Новосибирск, 2002. 270 с.

3. Попов П.А. Рыбы Горного Алтая  состояние численности, стратегия охраны // Изучение и охрана природы Алтай-Саянской горной страны. Горно-Алтайск, 2002. С. 115116.

4. Попов П.А., Андросова Н.В., Аношин Г.Н. Накопление и распределение тяжелых и переходных металлов в рыбах Новосибирского водохранилища // Вопр. ихтиол. 2002. Т. 42, № 2. С. 264270.

5. Эйрих С.С., Папина Т.С. Особенности определения ртути в водных экосистемах бассейнов рек Катунь и Томь. Оценка биодоступности // Проблемы ртутного загрязнения природных и искусственных водоемов, способы его предотвращения и ликвидации. Иркутск, 2000. С. 10.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   32


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет