Пленарное заседание



жүктеу 6.8 Mb.
бет17/34
Дата04.03.2018
өлшемі6.8 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   34

3. Для предотвращения коллизий, а так же регистрации сомнительных нетрадиционных «сект», предлагаю внести норму, являющуюся основанием для отказа в регистрации религиозного объединения, а именно в случае если: а) деятельность религиозной организации, противоречащая Конституции РК и законодательству Республики Казахстан - со ссылкой на конкретные статьи законов; б) в случае если создаваемая организация не признана в качестве религиозной; в) устав и другие представленные документы не соответствуют требованиям законодательства РК или содержащиеся в них сведения не достоверны.

4. Весьма существенным аспектом в законодательстве о свободе вероисповедания Республики Казахстан, является издание производство, экспорт, импорт литературы религиозного содержания, не проходящий экспертизы, по крайней мере, в ст. 13 Закона РК «О свободе вероисповедания и религиозных объединений» не дается перечня необходимых условий для издания соответствующей литературы. На мой взгляд, необходимо Обязательное введение религоведческой экспертиы на литературу, носящую агитационный характер, а так же на литературу ввозимую, на территорию Республики Казахстан. Следует за основу взять предложенный Парламентом РК вновь вводимый подпункт 5) статьи 6-2.

«Ввоз религиозной литературы и иных информационных материалов религиозного содержания, за исключением предметов личного пользования, на территорию Республики Казахстан допускается после проведения религиоведческой экспертизы (статья 13 часть 2)».

5. В законодательстве о свободе вероисповедания в Республике Казахстан не получил достаточной разработки вопрос относительно финансирования религиозных объединений. Финансовое состояние, не анализируется, а так же не ведется учет пагубного влияния на религиозную ситуацию в стране, пропагандистское воздействие на умы и души людей. В связи, с чем, мое следующее предложение заключается в создании нормы непосредственно регулирующей финансирование, а именно а) предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, б) оказывать финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, в) а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях. Введение данной нормы послужит основанием для введения порядка, запрещающего финансирование религиозного объединения из средств частных организаций для совершения, противоречащих закону действий, противоправной агитации порождающей религиозные конфликты, основанные на принципе нетерпимости религий.

6. Как известно, наряду с культовой, внекультовой, культурно-просветительской, религиозное объединение занимается, так же религиозно-образовательной деятельностью. Религиозно-образовательная деятельность, направлена на трансляцию специфического вида знаний (религиозных доктрин), ценностей образа жизни и мироощущений, предполагающая специальную подготовку (священно служителями, религиозными педагогами) в отношении учащихся. В свою очередь религиозное образование следует рассматривать не обособленно, а как феномен, соотносящийся с другими, имеющими отношение к распространению религиозного знания: религиозным просвещением, а так же религиоведческим образованием и религиоведческим просвещением.

Из этого следует, что необходимо наличие обязательного религиозного образования у религиозных деятелей (священнослужителей). Что позволит, избежать самодеятельности со стороны священнослужителей, в свою очередь занимающихся передачей своих знаний и вероучений последователям. Различные школы, течения в религии несут свое понимание бытия и вопросы, связанные с верой, что, безусловно, должно контролироваться государством посредством введения обязательного религиозного образования, во избежание идеологического дисбаланса в обществе.



7. Как уже было указано выше, рост религиозных объединений увеличивается в геометрической прогрессии, и как следствии возрастает ответственность государственных служащих. В связи с чем возникает необходимость в расширение штата местных исполнительных органов по надзору за религиозной ситуацией, носящий организационный характер. Наличие в штате религиоведа как государственного служащего, необходимая мера для упрощения проведение религиоведческих экспертиз в отношении религиозных объединений, литературы выпускаемой данными объединениями и.т.д. Зачастую религиоведы работают в местных исполнительных органах на договорной основе, что затрудняет эффективность и заинтересованность в работе.

Сегодня деятельность религиозных объединений не исчерпывается только религиозными и культовыми делами, существенно расширена их возможность участвовать в общественной жизни, что является наглядным доказательством демократизации государственной политики по религиозному вопросу.

Вместе с чем на государство накладывается ответственность, обеспечить сохранение идеологического баланса в обществе, основами которого должны быть толерантность и равноправие.

Абылайулы А.

Заместитель декана Факультета международного права

Казахского гуманитарно-юридического университета
ОРГАНИЗАЦИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮСТИЦИИ

ВО ФРАНЦИИ
Во многих странах мира институт судебного контроля реализуется через систему административной юстиции, которая возникла во второй половине XIX в. Однако полемика о понятии и содержании термина «административная юстиция» длится в юридической науке и по сей день. В самом широком смысле административная юстиция - это порядок разрешения споров, возникающих между гражданином и органом государственного управления при реализации полномочий этого органа. Вместе с тем точное определение понятия и сущности этого института представляет известную трудность и сегодня, поскольку содержание, которое вкладывается в этот термин, понимается в юридической литературе неоднозначно. Это связано с многообразием конкретных разновидностей административной юстиции, появление которых вызвано комплексом исторических, социально-экономических и политических причин в каждой отдельной стране.

Образование административных судов в Республике Казахстан является объективной необходимостью совершенствования судебной системы нашего государства. В последнее время в Республике Казахстан специализация судов стала одним из этапов проведения реформы судебной системы. Судебная практика показала жизнеспособность специализации судов. Узкая специализация по различным отраслям правоприменения позволяет сформировать высококлассных специалистов и уменьшать риск судебных ошибок. У нас сейчас действуют специализированные экономические и административные суды, финансовый суд.

Вместе с тем сегодня в Казахстане имеется ряд правовых проблем, существенно затрудняющих защиту прав граждан и юридических лиц от необоснованных притеснений со стороны государственных органов. В большинстве своем эти проблемы касаются содержательной стороны, т. е. процессуальной деятельности судов. Например, если физическое лицо оспаривает незаконный акт местного государственного органа, то спор будет рассматриваться в районном суде по месту нахождения ответчика. Если с аналогичным заявлением обратится юридическое лицо, спор будет рассматриваться специализированным экономическим судом. Если же на физическое либо юридическое лицо наложено административное взыскание, вытекающее из этого же нормативного правового акта, то за защитой своих прав и интересов они должны обратиться в специализированный административный суд.

Обобщая известные модели административной юстиции, можно условно разделить их на две группы:

Первая группа - это административные трибуналы и учреждения, обладающие квазисудебными функциями в странах англо-саксонской правовой системы, в частности, в США и Англии. Их главная особенность заключается в том, что они функционируют на стыке исполнительной и судебной ветвей государственной власти: с одной стороны, они активно взаимодействуют с администрацией, что помогает лучше разобраться в существе рассматриваемого дела; с другой стороны, они наделены судебными полномочиями и жестко контролируются общими судами, что определяет правильное решение вопроса с точки зрения закона.

Вторая группа - это административные суды со свойственной им процессуальной вертикалью в странах континентальной правовой системы, в частности, в Германии и Франции.

Классический вариант формирования административной юстиции представляет собой французская модель, так как именно во Франции впервые возникла и получила свое практическое воплощение идея создания специализированных учреждений по разбору административно-правовых жалоб. В существующем виде современная административная юстиция возникла в конце ХVШ в. Великая французская революция 1789-1794 гг. реализовала принцип разделения властей и потребовала полного невмешательства обычных судов в сферу законодательной и исполнительной деятельности. Однако если суды общей юрисдикции не имели права контролировать исполнительную власть, а сложившаяся практика показала, что такой контроль необходим, то чем-то этот пробел должен был быть восполнен. В результате была создана самостоятельная ветвь правосудия в виде административной юстиции [1].

Создатели французской системы административной юстиции исходили из необходимости максимального обособления исполнительной власти путем изъятия контроля за администрацией из сферы действия обычных судов. «Современная административная юстиция, - отмечает Г. Брэбан, - была создана как результат недоверия революционеров к судебным властям и необходимости любой ценой обеспечить юрисдикционный контроль над аппаратом управления»[2].

Главной отличительной чертой и назначением французского судебного контроля за управлением является объективный судебный контроль (проверка) применяемой нормы. Государственный Совет, будучи высшим (организационно по вертикали) административным судом в системе судебной юрисдикции, рассматривает кассационные и апелляционные жалобы на решения административных трибуналов. Во Франции функционируют суды двух видов - общие и административные, при этом разграничение подсудности между ними подчас вызывает трудности, т.е. возникает проблема в какой суд направить иск. Для ее разрешения еще в 1848 г. был учрежден Суд по спорам о подсудности. Во-вторых, в силу принципа разделения властей деятельность администрации регламентировалась, в основном, нормами административного права. В то же время только административные суды (они же являлись создателями этого права) имели право рассматривать дела, одной из сторон в которых выступала администрация. С другой стороны, административная юстиция до настоящего времени интегрирована в состав самой администрации и неразрывно связана с ней. Такое положение ученые называют своего рода компромиссом между политической властью и администрацией [3].

Система органов административной юстиции во Франции включает:

1. Государственный совет – центральный и руководящий орган административной юстиции (Conseil d’Etat);

2. Административные суды, рассматривающие обычные административные споры;

3. Специализированные судебные учреждения административной юстиции [4].

В настоящее время Государственный Совет и административные трибуналы являются, по сути, судами, которые рассматривают деятельность органов государственного управления. Судья по административным делам защищает в установленном порядке права человека От представителей исполнительной власти, чьи действия ставят под угрозу не свободу отдельного индивида, а такие свободы, как свобода совести, прессы, собраний. Признание незаконного управленческого акта недействительным осуществляется в форме искового заявления по поводу превышения власти. Такую жалобу может подать любое лицо, заинтересованное в отмене незаконного акта государственной администрации (включая органы высшего правительственного уровня), а также акта администрации муниципального уровня.

Во французской метрополии насчитывается 26 административных судов, имеющих региональную компетенцию. Компетенция административных судов преимущественно судебно-юрисдикционная. В суде создается от 1 до 4 палат (в зависимости от количества рассматриваемых дел). Административный суд Парижа состоит из нескольких отделов, в каждом из которых создается по две палаты.

К числу специализированных судебных учреждении административной юстиции относятся счетные палаты (национальная и региональные), различные дисциплинарные судебные учреждения, создаваемые внутри аппарата управления или вне рамок административных органов. Возможно создание специализированных административных судов ad hoc – на определенное время и для решения определенных задач.

Французский административно-судебный процесс включает в себя процессуальные правила, характерные и для гражданского процесса. Вместе с тем он отличается и особыми процедурами. Административный суд не имеет права возбудить производство самостоятельно, для этого необходимо исковое заявление. Деятельность органов французской административной юстиции построена на демократических принципах административного процесса. Для административно-судебного разбирательства характерен принцип состязательности. Каждая из сторон имеет возможность ознакомления с информацией и любыми документами, имеющимися в деле. Сам административный судья обязан занимать в процессе активную роль, т.е., обеспечивая гражданину правовую защиту, он должен сам пытаться собрать недостающие материалы и доказательства. Вместе с тем судья исследует только те вопросы, которые были перед ним поставлены. Следовательно, принятое по делу решение должно основываться только на требованиях, которые были указаны в исковом заявлении.

Процедура подачи жалобы по поводу превышения служебных полномочий не отличается строгой формализованностью, ее характеризуют простота изложения сути жалобы и невысокая пошлина. Участие адвоката в судебном разбирательстве, как правило, необязательно (за исключением таких случаев, как, например, жалоба По поводу отказа в установлении пособия лицу, считающему себя жертвой неправомерного административного акта); в Германии, наоборот, участие адвоката по административным делам обязательно. Срок обращения с жалобой в суд – два месяца со дня ознакомления с обжалуемым административным актом или со дня его публикации. Контроль административного судьи является весьма ощутимым, в особенности, когда вопрос, например, касается превышения пределов полицейских полномочий. В случае нанесения значительного имущественного ущерба потерпевший вправе требовать отсрочки исполнения обжалуемого административного акта.

Решение по делу принимается, как правило, в коллегиальном порядке, что является важнейшим условием обеспечения высокого правового качества принимаемого решения, а также независимости административных трибуналов. Административный суд, как правило, отмечает в своем решении факт нарушения администрацией конкретных прав. Администрация обязана исполнить судебное решение и восстановить нарушенные права. При этом суды отменяют незаконные акты органов управления, т. е. они признаются недействительными, обязывают администрацию устранить последствия действия незаконных административных актов, восстановить нарушенные права и возместить причиненный ущерб. В случае неисполнения решения органов административной юстиции на администрацию может быть возложена обязанность уплаты пени за каждый день просрочки исполнения решения.

Административное разбирательство имеет и ряд недостатков. По мнению французских ученых[5], главное неудобство заключено в том, что судья по административным делам не правомочен адресовать какие-либо предписания органам государственной администрации. Иными словами, административный судья может наложить запрет на какую-либо деятельность аппарата управления, но он не вправе обязывать его к каким-либо действиям. Вместе с тем уже с 1980 г. Государственный Совет имеет право взыскивать с юридических лиц публичного права штрафные пени (санкции) за неисполнение решения административного суда. Потерпевшая сторона может возложить ответственность на публичную власть за неправильное и незаконное использование полномочий либо искусственное создание опасных ситуаций. Однако во всех случаях потерпевшая сторона должна представить доказательства нанесения ей непосредственного или заведомо несправедливого ущерба. В настоящее время существуют два фактора, препятствующие осуществлению контроля за соответствием законов Конституции: 1) это Посредник, учрежденный Законом от 3 января 1973 г., - французский эквивалент омбудсмена (уполномоченного по правам человека); 2) право направления индивидуальной жалобы в такие органы, как Европейская комиссия и Европейский Суд по правам человека в Страсбурге, призванные следить за надлежащей реализацией Европейской Конвенции по правам человека.

Еще одним недостатком считается то, что административный судья может вмешиваться в деятельность администрации лишь в том случае, если к нему обратились с соответствующим заявлением. Однако заявительный порядок с просьбой об оспаривании действий и решений административных органов и их должностных лиц представляет собой традиционный способ реализации судом своих контрольно-надзорных функций. Недостатком, действительно заслуживающим внимания, является «медлительность» административной юстиции, хотя в каждом конкретном случае необходимо определять причины подобной медлительности: то ли это возросшее число обращений и жалоб граждан; то ли это длительность процедуры разбирательства, установленной законом; то ли это медленная работа самих судей.

Сравнивая известные мировому сообществу модели административной юстиции с практикой формирования административных судов в Казахстане, закономерно возникает вопрос: какая модель способна наиболее эффективно функционировать применительно к правовым и общественно-психологическим реалиям нашего общества? Как представляется, Казахстан сегодня имеет уникальную возможность объединения лучших черт административной юстиции как англо-саксонской, так и континентальной системы права. При этом, по всей вероятности, институционально административные суды должны действовать в рамках единой судебной системы с институтом апелляции в областном суде (возможно - в коллегии по административным делам). Такое сочетание специализации судов и единой процессуальной соподчиненности позволяет не только обеспечить единство судебной практики, но и значительно улучшить процесс отправления правосудия в рамках единой судебной системы при наличии административного судопроизводства.


Список использованной литературы:
1. Защита прав граждан в сфере исполнительной власти. М.: Институт государства и права Российской академии наук, 1997. С. 116-122;

2. Брэбан Г. Французское административное право. М, 1988. С. 362.

3. Шарвен Р. Юстиция во Франции. М.: Прогресс, 1978. С. 7.

4. Козырина А.Н., Штатина М.А. Административное право зарубежных стран. М. Изд. «Спарк», 2003. С. 275-277.

5. Цоллер Э. Защита прав человека во Франции. Государство и право. 1992. № 12. С.108-117.

Ағыбаев А.

әл-Фараби атындағы Қазақ ұлттық

университеті қылмыстық құқық

және криминология кафедрасының профессоры,

заң ғылымдарының докторы,

Қазақстанның еңбек сіңірген қайраткері


Қылмыстық заң терминдерінің бірізділігі – заңдылық пен құқық тәртібін нығайтудың негізі
Қазіргі уақытта заң терминдерінің басқа тілдерден қазақшаға дұрыс аударылмауы қолдданыстағы заңдарда жиі дау туғызып отыр. Көп жағдайда халықаралық ортақ тіл терминдерін қазақшаға аударып босқа әуре болудамыз. Мысалы, принцип, экстрадиция, патенттілік, коррупция, амнистия, рецидив, т.б. сияқты терминдерді қазақшалаудың қажеті жоқ. Коррупция термині барлық мемлекеттерде осылай қолданылады. Ол латын тілінде берілген термин, мағынасы лауазым адамдарының, қызметкерлердің сатылғыштығын білдіреді. Біз бұл терминді заң жүзінде сыбайлас жемқорлық деп аудардық. Сөйтіп коррупция терминінің мәнінен шығып кеттік. Біріншіден, сыбайластық деген сөз бұл тұрғыдағы қылмыс ұйымдасып істелетіндігін білдірсе, екіншіден, жемқорлық деген терминді тауып алып, қылмыс субъектілеріне басқа атау бердік. Жалпы, коррупция деген терминді аудармай-ақ, сол өз атымен беруіміз керек еді. Мұның өзі біздің ел мен мемлекетімізде де осы құбылыспен пәрменді күрес жүріп жатқанын бір ғана термин арқылы дүние жүзі білер еді. Сондай-ақ, барлық елдердің қылмыстық заңдарында рецидив деген термин біркелкі қолданылады. Қазақстан Республикасы Қылмыстық кодексінің 13-бабының 1-бөлімінде (орысша нүсқасында) «Рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление»деп көрсетілген. Осы баптың қазақша аудармасында: «Бұрын қасақана жасаған қылмысы үшін соттылығы бар адамның қасақана қылмыс жасауы қылмыстың қайталануы деп танылады» делінген. Сөйтіп, рецидив деген халықаралық термин қазақшасында қайталану деп берілген. Ал осы қайталануды орыс тіліне аударсақ, ол «повторность» деген мағына береді. Осыған байланысты рецидив деген заң терминін аудармай-ақ, сол күйінде берген дұрыс болар еді.

Рецидив термині ҚазақССР-інің 1959 жылғы Қылмыстық кодексінде де қолданылған.

Қылмыстық кодекстің орысша нұсқасында деяние деген термин жиі кездеседі. Мысалы, ҚК-тің 9 бабы 1-бөлімінде (орысша мәтінде): «Преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания» деген ұғым бар. Ал осы ұғымның қазақшасы «Осы Кодексте жазалау қатерімен тыйым салынған айыпты қоғамдық қауіпті әрекет (іс-әрекет немесе әрекетсіздік) қылмыс деп танылады» деп аударылған. Бұл жерде деяние деген орыс тіліндегі термин әрекет болып, действие - әс-әрекет, бездействие - әрекетсіздік болып аударылып отыр. Ал оның анық аудармасы: деяние – іс-әрекет, действие - әрекет, бездействие - әрекетсіздік болып аударылуы керек. өйткені орыс тіліндегі деяние сөзі действие и бездействие деген сөздердің жинағы. Осыған байланысты қазақ тіліндегі деяние – іс-әрекет деген мағынаны білдіреді. Іс-әрекет деген сөз тұрған жерде қоғамға қауіпті қылмыстық қол сұғушылық әрекет немесе әрекетсіздік арқылы жасалатынын білеміз. ҚазақССР-інің 1959 жылғы Қылмыстық кодексінде осылай берілген еді. Заңымызда қолданылатын халықаралық терминдерді тиісінше пайдаланғанымыз жөн. Өйткені, оларды аударғанда термин өз мәнін жойып, мағынасы өзгеріп кетеді. Сондықтан, қоғамға заман үрдісімен енген халықаралық ортақ терминдерді сол қалпында қолдана берген дұрыс. Бұл мемлкеттік тілдің өркендеуіне, халықаралық деңгеймен ұштасуына оң әсерін тигізеді. Дегенмен, халықаралық тіл терминіне жатпайтын кейбір заң терминдерінің дұрыс аударылмауы заң нормаларын қолдануда әр түрлі қиындықтар туғызуда. Осы себепті Әділет министрлігі еліміздің Қылмыстық, Қылмыстық-атқару, Қылмыстық іс жүргізу кодекстерінің мемлкеттік тілдегі мәтіндері мен орыс тіліндегі мәтіндері арасындағы қайшылықтарды бір ізге келтіру жұмысын қолға аламыз деп өткен жылы мәлімдеп еді, бірақ қозғалыс жоқ. Кодекстердің орыс тіліндегі мәтіні дау туғызбайды. Өйткені, заң сол тілде жазылып қабылданған, ал қазақ тіліндегі аудармасында көптеген қателіктерге жол берілген.

Енді әр кодекс бойынша орын алған қате аудармаларға тоқталып кетейік. ҚР Қылмыстық кодексі бойынша оның 1-бабындағы алдын алу (предупреждение) сөзі сақтандыру, 9-баптағы айыпты сөзі кінәлі (виновный) деп аударылуы керек. Тағы осы баптағы әрекеттің деген сөзден кейін немесе әрекетсіздіктің (или бездействие) сөзі жазылмай қалған, 10-баптағы қылмыс санаттары онша ауыр емес, ауырлығы орташа, ауыр және аса ауыр деп көрсетілген, барлық кодекстерде дәл осылай жазылуы керек. Яғни, бұл терминдер 3 кодексте бірыңғай көрсетілуі шарт. 23-баптағы жазықсыз деген сөз кінәсіз (невиновный) деген мағынаны білдіреді, ол солай түзетілуі керек, 24-баптағы ерекше ауыр деген сөз аса ауыр деген сөзбен, 52-баптағы айыпты сөзі кінәлі (виновный) сөзімен, айыпкердің жеке басы кінәлінің жеке басымен деген аудармамен ауыстырылуы қажет. Қылмыстық кодекстегі айыпкер деген термин кінәлі деген сөзбен ауыстырылғаны жөн. Өйткені, орыс тілінде ол виновный, виновность деп көрсетілген, 55-баптағы себептерге деген термин ниеттерге деп ауыстырылуы керек. Ниет (мотив) дегеннің дәлме-дәл мағынасын береді. Меншікке қарсы қылмыстар (6-тарау) – осы тараудағы «хищение» сөзі ұрлық түрінде қате аударылған. «Хищениенің» қазақшасы – талан-тараж. Бұрынғы заңдардың бәрінде солай жазылатын. Соған байланысты аталмыш тараудағы «хищение» талан-тараж сөзіне ауыстырылуы қажет. ҚК-тің 206-бабы бойынша изготовление жасау деп қате аударылған. Ол дайындау, ал «сбыт» сөзі өткізу делінуі керек еді. Заңда «сбыт» сату түрінде қате аударылған. Сондай-ақ, 208-баптағы значительный сөзі айтарлықтай емес, едәуір болып көрсетілуі тиіс, басқа баптардың бәрінде бұл сөз едәуір ретінде берілген. Ал 251-бапты приобретение сатып алу емес, алу, сбыт сату емес, өткізу деп өзгертілуге жатады. 259-бапта да осындай қателіктерге жол берілген, 287-баптағы «добыча» сөзі олжалау деген мағынаны білдіреді (алу емес). 292-баптағы ұқыпсыз сөзі абайсыздықпен сөзімен ауыстырылғаны дұрыс (неосторожность). Мағынасы Конституцияға, басқа да кодекстерге сәйкес келмейтін сөздер түзетіліп, жекеленген баптарда атап көрсетілгені жөн.

Екінші, ҚР Қылмыстық-атқару кодексінде де жекеленген терминдердің дұрыс аударылмауынан қателіктер кеткен. Сол себепті кодекстегі «осужденный» деген термин сотталған, сотталған адам (сотталғандар) болып мағынасына қарай тура аударылуы тиіс. Кішігірім деген термин онша ауыр емес, орта ауырлықтағы ауырлығы орташа терминдерімен (69-бап) Қылмыстық кодекстегідей болып көрсетілуі керек. Ал осы кодекстің соңында сот үкімі бойынша тәркілеуге жатпайтын мүліктер тізбесінде инвентарь құрал-саймандар түріне өзгертілуі қажет. Оның бұрынғы аудармасы мукаммал екен, мұндай сөз еш уақытта қазақта болған емес. Басқадай жекелеген баптардағы терминдер ортақ терминологиялық өзгертулерге сәйкес болғаны мақұл.

Үшінші, ҚР Қылмыстық іс жүргізу кодексіндегі қате аудармалар түзетіліп, олар былай жазылуы керек. Свидетель – куәгер, понятой – қалыс адам, подозреваемый – күдікті, отвод – қарсылық білдіру, относимость – қатысты, допустимость – жол берушілік, достоверность – сенімділік, достаточность – жеткіліктілік, подсудность – соттылық, доказательство – дәлелдеме, правосудие – сот төрелігі, судебная власть – сот билігі, значение – маңызы, невменяемый – есі дұрыс емес, показания – жауап, жауап беру (айғақ емес) деп көрсетіліп, барлық кодекстердегі осындай аудармаларға бірізділік берілуі шарт. Қылмыстық іс жүргізу кодексінің жекелеген баптарындағы кемшіліктер бап мәтіндерінде тікелей көпе-көрінеу көрініп тұр. Сөйтіп, заң терминдерінің түсінігі бір ізге түсірілуі керек. Сонда ғана барлық кодекстердегі терминдер бір мағына береді. Жалпы, заң терминдерінің сапалы аударылуы, заң, құқықтық нормаларда дұрыс қолданылуы, заңдылықты жүзеге асырудағы маңызы жөнінде Республика Бас Прокуратурасының, Жоғарғы Сотының, Ішкі істер министрлігінің, басқа да құқық қорғау, құқық қолдану органдарының бірлесіп, арнайы ғылыми-теориялық конференцияның өткізілгені жақсы болар еді.

Сондай-ақ қазіргі уақытта қолданыста жүрген Қылмыстық, Қылмыстық іс жүргізу, Қылмыстық-атқару, Әкімшілік құқық бұзушылық кодекстеріндегі кездесетін терминдер қайшылықтарын жойып, оларды тиісті мемлекеттік терминология комиссиясының бекітуімен баспадан басып шығаратын уақыт жетті.

Заң терминдерінің дұрыс аударылуы, мінсіз қолданылуы – мемлекетіміздегі заңдылық пен құқық тәртібін нығайтудың кепілі.



Каталог: sites -> default -> files -> page docs
page docs -> Салтанат ЖҰбаниязова
page docs -> zha_adan_ta_ayyndal_an_sot_t_ra_alary.doc [Айдарбек би]
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2014-2018 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> Жумабеков О
page docs -> Об отправлении правосудия судами Республики
page docs -> 2001 жылєы бірінші жартыжылдыќтыѕ ќорытындысы бойынша
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2011-2015 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> 1-жоба Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының
page docs -> Халықаралық құқық


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   34


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет