Последний сёгун



жүктеу 3.32 Mb.
бет10/22
Дата04.09.2018
өлшемі3.32 Mb.
түріОтчет
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22
– Эдо скоро станет полем битвы! – бесстрашно говорил он, и слова его бальзамом лились на души сторонников изгнания варваров, которые, в свою очередь, повторяли, что вся надежда теперь – на Хитоцубаси, что их ожидания, наконец, начинают оправдываться (на самом же деле ни до какой эвакуации семей дело так и не дошло из-за того, что в провинции не нашлось «подходящих особняков»).
Если даже теперь Хитоцубаси не удастся довести до конца дело изгнания варваров – вся вина за это, несомненно, ляжет на его коварных приближенных.

Глава IX


Двадцать шестого дня десятой луны (6 декабря 1863 года) из Цукидзи вышел в открытое море и взял курс на запад принадлежавший бакуфу пароход «Банрю-мару» («Свернувшийся дракон»). Ёсинобу снова направлялся в Киото. Казалось, судьба к нему благоволила: в восьмом лунном месяце, пока он был в Эдо, в результате разнообразных политических интриг удалось вытеснить из Киото войска Тёсю и семерых наиболее радикальных сторонников этого клана из числа придворных аристократов, и при дворе практически не осталось сторонников «изгнания варваров».
Но Ёсинобу ждала другая напасть – самураи клана Сацума. Сражаясь рука об руку с воинами из Аидзу, сацумцы изгнали из Киото войска Тёсю, но затем именно их лидеры заняли в Киото все важнейшие посты. Казалось, что в Японию вернулись старинные времена вражды Тайра и Минамото! [[87 - Речь идет о событиях XII века, когда фактическим диктатором Японии стал феодальный дом Тайра, поставивший под свой контроль сначала императорский двор и Киото, а потом и всю западную Японию. В борьбе с ними выдвинулся другой феодальный дом – Минамото, имевший опору в восточных районах страны. Весной 1185 года в решающем морском сражении дом Тайра был окончательно разбит, однако реальная власть не вернулась к императору, а была узурпирована лидером объединения восточных феодалов Минамото Ёритомо (1147-1199), который в 1192 году провозгласил себя сёгуном и основал первую в Японии систему военного правления – Камакурский сёгунат.]]
Практически сразу после того, как Ёсинобу выехал в Киото, в эдосский дом Хираока Энсиро в отсутствие хозяина пришли Сибусава Эйдзиро и его двоюродный брат Кисаку. Потерпев неудачу со своей затеей поднять армию на борьбу за изгнание варваров, братья хотели теперь добраться до Киото и там, в столице, понять, что им делать дальше.
В пути им бы очень не помешало свидетельство о том, что они временно служат у Хираока Энсиро. Хираока согласился дать такую бумагу, причем предупредил, что за ней можно будет прийти и в том случае, если сам он будет в отъезде. Друзья так и поступили, получили документы и отправились в Киото. Добравшись до столицы, они поселились на постоялом дворе в квартале Дзюдзуя, по соседству с храмом Хигаси Хонгандзи, в котором жили многие самураи из дома Хитоцубаси, и сразу же дали о себе знать Хираока.
С этого дня они могли свободно заходить в Хигаси Хонгандзи как обычные воины дома Хитоцубаси. Хираока изо всех сил стремился увеличить число самураев этого дома, поскольку, как известно, глава Хитоцубаси не был настоящим даймё, потому что у него не было ни одного настоящего вассала. Несколько самураев из Эдо, две сотни человек охраны, предоставленных бакуфу, да десяток ратников из дома Мито – вот и вся людская сила дома Хитоцубаси. Как говорил Хираока, «нет у нас ни солдат, ни людей».
«Да, шаткие времена настали», – размышлял, в свою очередь, Сибусава. Совсем непростые времена, если на службу с радостью берут таких, как он, бывших крестьян, которые к тому же замышляют поднять вооруженное восстание против бакуфу и вышвырнуть из страны иностранцев!..
Хираока много рассказывал Сибусава о привычках своего хозяина. Любимым блюдом Ёсинобу была свинина. И как же может человек, которому из открытого порта Иокогама специально присылают эту свинину, говорить о том, что он твердый сторонник изгнания варваров, оскверняющих Землю Богов – Японию? [[88 - До середины XIX века в течение многих столетий в Японии действовали религиозные (буддийские) запреты на употребление в пищу мяса животных.]]
– А что тебя удивляет? – отвечал на это молодому человеку Хираока Энсиро, который вслед за Ёсинобу тоже приобщился к новым веяниям. – Он и ездить верхом обожает!
Действительно, Ёсинобу каждое утро еще затемно седлал европейским седлом своего коня по кличке «Хидэн» («Вспышка молнии») и два-три часа скакал верхом. Ёсинобу настолько понравилась европейская техника верховой езды, что он даже попросил проживавшего в Киото господина Киси, командующего кавалерией бакуфу и правителя Осуми, поделиться с ним секретами этого искусства, и, как говорили, быстро превзошел мастерством своего наставника.
Словом, в том, что касается кухни или верховой езды, Ёсинобу склонялся к западным веяниям – что, конечно, никак не радовало сторонников изгнания варваров.
Любил Ёсинобу и фотографироваться. Так, на память о въезде в Киото он заснялся в официальной позе на фоне десятка европейских винтовок. Разглядывая эту фотографию, Хираока заметил:
– Да, если бы эту картинку увидели наши «борцы с варварами», то подняли бы бо-о-льшой шум! Но ведь только четырехфунтовыми орудиями горной артиллерии да винтовками и можно спасти империю! [[89 - Горная артиллерия зародилась в конце XVIII века, имела на вооружении легкие орудия (в середине XIX века – единороги и мортиры), которые вели огонь с закрытых огневых позиций и прямой наводкой. Четырехфунтовые орудия – орудия, которые стреляли снарядами массой около 4 фунтов, то есть 1,8 кг.]] – И, продолжая рассматривать фотографию, не смог удержаться от похвалы обожаемому Ёсинобу: – Нет, ну разве не орел наш хозяин?!
Сибусава много размышлял о том двойственном положении, в котором он оказался. С одной стороны, бывший крестьянин собирался, что называется, «изгонять варваров, бороться с бакуфу». С другой – он же идет на службу в дом Хитоцубаси! Впрочем, под влиянием рассказов Хираока Сибусава все более склонялся к мысли просто отдать все свои силы служению конкретному человеку – Среднему советнику Хитоцубаси. «Откроют страну, закроют страну – все равно, наверное, никто, кроме Ёсинобу не сможет спасти Японию и вывести ее из нынешней неразберихи», – полагал Сибусава. Было у него и еще одно простое соображение. Став самураем дома Хитоцубаси, на который сейчас смотрит, без преувеличения, вся Япония, ему будет гораздо легче прославиться на всю страну! И Сибусава решил принять предложение Хираока – стать самураем этого дома.
Однако оставалась еще одна сложность: как крестьянина его нельзя было формально представить хозяину – Ёсинобу. Но хитрый Хираока и тут нашел выход. Сначала он, Хираока, сам переговорит с господином о Сибусава. А потом можно будет воспользоваться тем, что Ёсинобу каждое утро совершает конные прогулки, дождаться хозяина в Мацугасаки и, выбежав навстречу, упасть ему в ноги.
«Ну прямо „Тайкоки“! [[90 - «Тайкоки» – хроника в 22 томах (свитках), жизнеописание феодального лидера Тоётоми Хидэёси со множеством захватывающих эпизодов из японской истории времен «воюющих провинций» и начального этапа объединения страны. Имела в Японии хождение начиная с первой трети XVII века.]]– подумал Сибусава, но уже на следующее утро решил этот план осуществить.
Местность под названием Мацугасаки («Сосновый мыс») находилась к северу от столицы, примерно в половине ри севернее Симогамо [[91 - Симогамо (букв. «Нижняя Камо») – в период Эдо пригород Киото, известный своим синтоистским святилищем, в котором поклоняются божеству нижнего течения реки Камо, протекающей через весь город.]]; она получила свое название оттого, что здесь на холмах зеленел хвоей сосновый бор. Каждое утро Ёсинобу проделывал верхом немалый путь из южной части столицы через центр до этого пригорода. Его свита состояла из полусотни всадников и двадцати пеших воинов. Кавалеристы, вооруженные винтовками, были лучшими преподавателями и ассистентами Школы воинских искусств Кобусё [[92 - Кобусё – Школа воинских искусств, основана правительством бакуфу в 1854 году. Непосредственным инициатором создания этого учебного заведения был Абэ Масахиро. Здесь преподавали традиционные японские боевые искусства, основы артиллерийского дела, давали общие сведения об армиях иностранных государств. Школа просуществовала до 1866 года.]] – своего рода военной академии правительства. Сейчас, наверное, это были самые надежные телохранители во всей кавалерии бакуфу, а, может быть, во всех правительственных войсках вообще, исключая, разве что, отряды Новой Гвардии.
Сибусава и Кисаку еще до рассвета укрылись в зарослях бамбука и стали ждать появления Ёсинобу и его спутников. Наконец, когда небо на востоке посерело, они услышали топот копыт, который, казалось, сотрясал всю землю. Сибусава с братом выбежали из укрытия, но было уже поздно: кавалькада успела проскакать мимо.
«Ну и резвые же кони у господина!» – подумал Сибусава и стал ждать нового появления хозяина. Впрочем, и во второй раз им тоже не повезло, и тогда на третьей попытке Сибусава изо всех сил устремился вдогонку за всадниками, крича и размахивая руками. Всполошившаяся охрана споро вернулась и окружила братьев плотным кольцом. Вытащив меч из ножен, Сибусава бросил его на землю, упал на колени и совершил глубокий поклон в сторону Ёсинобу. Тот, натянув поводья, с размаху ударил юношу плеткой. Сибусава показалось, что от господина исходит какое-то сияние; мелькнула мысль, что перед ним буквально исторического значения личность. Словно во сне, Сибусава приблизился к Ёсинобу, словно во сне, обратился к нему со словами приветствия. Ему изо всех сил хотелось сказать что-то очень важное, что-то отвечавшее всей значимости момента. Он и проговорил какие-то слова, но потом не мог вспомнить из них ни единого… Когда он умолк, Ёсинобу кивнул в знак согласия, сказал, что переговорит с Хираока, повернул коня и ускакал прочь. Все произошло очень быстро, но именно в этот момент Сибусава понял, что он готов отдать жизнь за этого человека.
Зайдя на следующий день к Хираока, Сибусава обнаружил, что пунктуальный Ёсинобу уже все решил. Юноша был принят на службу во внутреннюю стражу с двойным окладом жалованья – четыре коку. Кроме того, на время постоя в Киото ему положили еще и денежное довольствие в размере четырех рё одного бу в месяц [[93 - Рё – в период Эдо золотая или серебряная монета. Один рё равнялся четырем долям (бу).]].
Кстати сказать, в начале следующего года, первого года Кэйо (1865), Сибусава получил повышение и право передвигаться в паланкине с длинными ручками в сопровождении копьеносцев…
В целом ситуация в стране все больше и больше напоминала грозовые времена «периода сражающихся провинций».
Прибыв вторично в Киото, Ёсинобу решил поставить под свой единоличный контроль все высшее общество: двор, знать, даймё. Другого способа справиться с нараставшим хаосом, по-видимому, уже не было.
Почти сразу же по возвращению в столицу он переехал из храма Хигаси Хонгандзи в пустовавший особняк Сакаи из Вакаса, который находился у пруда Сада Священного Источника [[94 - Сад Священного Источника (Синсэнъэн) – название квартала и парка, которые примыкают с южной стороны к замку Нидзёдзё. На этом месте был запретный (то есть императорский) сад, заложенный еще в VIII веке основателем Киото императором Камму.]]. Ёсинобу часто приглашал к себе Мацудайра Сюнгаку из Этидзэн, Датэ Мунэнари из Иё, Симадзу Хисамицу из Сацума и проводил своего рода совещания, на которых обсуждались самые разные вопросы.
Идейно к ним примыкал также Яманоути Ёдо из клана Тоса, но, как человек исключительно капризный, он на эти собрания почти не ходил.
Ёсинобу предложил назвать эти встречи «собраниями в доме сёгунского регента». Каждый из их участников возглавлял крупный самурайский клан, и, наверное, не было сейчас в Японии других лидеров знатных феодальных домов, которые лучше них разбирались бы в делах страны. В идеале Ёсинобу надеялся превратить участников «регентских собраний» во влиятельную политическую группировку, которая бы взаимодействовала как с бакуфу, так и с императорским двором.
Однако у регента собирались уж слишком разные и своенравные люди. Сразу же начались распри. Даже самый горячий сторонник Ёсинобу, Сюнгаку, и тот начал сомневаться в искренности его намерений:
– Уж не думает ли этот господин, что какими-то вывертами можно изменить положение в стране? – вопрошал Сюнгаку. – Уловок у него много, но ни одному его слову верить нельзя!
В свою очередь, Ёсинобу с большим недоверием относился к Симадзу Хисамицу, подозревая, что тот хочет воспользоваться влиянием императорского двора для того, чтобы сбросить Токугава и самому возглавить бакуфу. Собственно, эти подозрения разделяли все члены правительства; если посмотреть с этой точки зрения, то вся политическая активность этого клана сразу же становилась совершенно прозрачной. Недаром говорили, что три человека, которым император доверяет более других – лидер умеренного дворянского крыла принц Накагава, бывший канцлер Коноэ Тадахиро и нынешний канцлер Нидзё Нариюки – это люди Сацума. Клан Сацума оплачивал большую часть их постоянно нараставших расходов, клан вообще выплескивал на Киото гигантские потоки энергии и денег, что было достаточно странно.
Вскоре коалиция участников «регентских собраний» окончательно рассыпалась, после чего закулисная деятельность клана Сацума стала едва ли не бить в глаза. Симадзу Хисамицу и его люди почти в открытую убеждали принцев и придворных изменить свою позицию и пойти на открытие страны.
Ёсинобу поначалу не придавал этому особого значения. Однажды он даже нарочно обратился к собравшимся в замке Нидзёдзё высшим чинам бакуфу во главе с советником правительства, начальником департамента церемониальной музыки господином Сакаи Тадасигэ с такими словами:
– Сейчас изгонять варваров – дело трудное. Чем выдворять иностранцев и тем вбивать клин между императором и бакуфу, может быть, лучше, наконец, ясно сказать, что мы за открытие страны?
Чиновники замерли.
– Что же вы молчите? – недоуменно спросил Ёсинобу. Он полагал, что министры бакуфу, уставшие от постоянного давления иностранных держав, с радостью примут его план.
– Ваше Превосходительство, а Вы осведомлены о последних действиях клана Сацума? – заговорил, наконец, после долгого молчания Сакаи. Слушая советника, Ёсинобу думал о том, что сацумцы, наверное, весьма преуспели в своих закулисных маневрах, раз уже ближайшее окружение императора вдруг и сразу стало под знамена сторонников открытия страны.
– Вчера Тёсю были за изгнание варваров, – продолжал Сакаи. – Сегодня Сацума позволяют себе выступать за открытие страны. А где же достойное слово самого бакуфу? Нет, если сейчас сменить курс на открытие страны, то авторитет Сацума взмоет вверх, как радуга после дождя, а мы окончательно выпустим из рук власть. Так что если Вы, Ваше Превосходительство, будете следовать своим словам, то нам всем не останется ничего иного, как подать прошения об отставке и вернуться к себе на родину…
Услышав эти слова, Ёсинобу выронил веер и буквально потерял дар речи. В другое время он, наверное, просто бы высмеял глупость и ограниченность чиновников, сказав что-нибудь типа: «Ну что за тупость? Вот потому-то власть бакуфу и дряхлеет!»
Однако сейчас было не время упражняться в уничижительных оценках. Ёсинобу внезапно понял, что ему предстоит исключительно важный выбор. Ведь если он будет ратовать за открытие Японии, то окажется в одном стане с Сацума, что только укрепит подозрения членов бакуфу – в правительстве и так уже давно множились слухи о том, что Ёсинобу вместе с Сацума собирается захватить власть в стране. Иными словами, он предстанет обыкновенным заговорщиком, с которым вообще нельзя иметь дело.
С другой стороны, если он будет противодействовать людям Сацума в их попытках открыть страну, то окажется, в конце концов, под стягами сторонников изгнания иностранцев. Это укрепит доверие к нему в бакуфу и позволит с меньшими усилиями завоевать симпатии членов правительства.
Поскольку Ёсинобу сейчас фактически возглавлял правительство, то остальные члены бакуфу относились к нему со вполне понятным холодком. Ёсинобу же, как и всякий настоящий политик, строил свои отношения с чиновниками, исходя не из каких-то общих принципов, а из особенностей своего положения в данный момент. А сейчас положение было таково, что он как регент продолжал терять доверие бакуфу – и терять очень и очень не вовремя!
Для того, чтобы спасти ситуацию, был нужен какой-то нестандартный ход. «Ну а что, если взять и закрыть Иокогама?» – мелькнула у Ёсинобу мысль. Это требование было излюбленным лозунгом дворцовых экстремистов с тех пор, как в Киото стал хозяйничать клан Тёсю. Но такое решение связывало бакуфу по рукам и ногам. Закрыть открытый порт – значит фактически сбросить в море иностранные консульства и торговые дома, что, несомненно, спровоцирует зарубежные государства на военные действия…
«Да, похоже, войны не избежать! – продолжал размышлять Ёсинобу. – Но противником в ней будет клан Сацума!»
Для решения этой задачи необходимо было заручиться поддержкой императорского двора. Ёсинобу подумал было согласовать свою позицию с Мацудайра Сюнгаку и Датэ Мунэнари, но с удивлением обнаружил, что и до них дотянулись уже руки сацумцев, и оба бывших соратника фактически обращены в клановую веру. Здесь ему тоже нанесли чувствительное поражение…
Тогда Ёсинобу попросил Хираока Энсиро и выходца из Мито по имени Хара Итиносин выяснить детали позиций принца Накагава и других аристократов. Однако, как оказалось, в Киото дело дошло уже до выхода соответствующего императорского указа. От императорского двора его тоже, можно сказать, оттеснили.
«Дожили! Сначала в Тёсю, а вот теперь и в Сацума уже издают собственные императорские указы! – Ёсинобу попытался заглушить горечь поражения, выплеснув свой гнев на даймё „сторонних“ кланов. – Теперь можно прямо сказать – никакого законного правительства в Японии нет!»
Спохватившись, Ёсинобу начал принимать контрмеры против действий императорского двора. Прежде всего, он переманил на свою сторону ярого сторонника клана Сацума принца Накагава и начал с его помощью постепенно создавать такую ситуацию, в которой мог бы выйти указ о закрытии порта Иокогама. Однако против него жестко выступили Мацудайра Сюнгаку, Датэ Мунэнари и, конечно, Симадзу Хисамицу. Сюнгаку в частном разговоре даже предположил, что Ёсинобу тронулся умом. Кончилось дело тем, что все трое – Хисамицу, Сюнгаку и Мунэнари – пришли к Ёсинобу и потребовали объяснений, но неожиданно для себя сами оказались под огнем его красноречия.
– Господа, вы ошибаетесь! Не Вы ли, господин Сюнгаку, еще недавно в Административном совете ратовали за полное закрытие портов и изгнание иностранцев? Ну да что было, то прошло… Поговорим о нынешней ситуации. После открытия трех портов и, прежде всего, Иокогама, цены на все товары резко взлетели вверх, что поставило наших людей в очень трудное положение. Поэтому вред от открытия портов очевиден. И что в том такого, если из трех открытых портов закрыть один – Иокогама? – Ёсинобу пользовался теми же аргументами, которые не далее, как в прошлом году применяли радикальные сторонники выдворения иностранцев – самураи клана Тёсю.
Трое гостей, пораженные полной переменой позиции Ёсинобу, покинули его кабинет в тягостном молчании. Однако Симадзу Хисамицу тут же разработал новый план действий императорского двора, который должен был порушить любые замыслы Ёсинобу. Главная его идея состояла в том, чтобы, пользуясь влиянием принца Накагава, отозвать невыгодный бакуфу указ о закрытии порта Иокогама. Маневры сацумцев удались и на этот раз: принц вторично изменил свою позицию, показав полную беспринципность.
В это время в Киото снова прибыл сёгун Иэмоти, который остановился в замке Нидзёдзё. Ёсинобу разместился в соседних апартаментах. Как-то правитель зашел к Ёсинобу и предложил выпить сакэ. Были приглашены также Мацудайра Сюнгаку, Датэ Мунэнари и Симадзу Хисамицу. Сёгун сам подливал гостям в рюмки вино.
После того, как правитель удалился к себе, Симадзу подсел к Ёсинобу и стал заговорщицким тоном нашептывать ему, что не далее, как сегодня его вассал Такасаки Итиро был у принца Накагава, во время беседы с которым выяснилось, что пресловутый указ о закрытии порта Иокогама не соответствует замыслам Его Императорского Величества и был издан ошибочно.
– Так что можно считать его недействующим, – заключил Хисамицу и добавил: – Я хотел бы, чтобы Вы тоже об этом знали.
– Как?! – уставился Ёсинобу на трех даймё. Такого удара он не получал никогда. И это удар не только по нему, это серьезный удар по всему правительству. Значит, выходит, что полученный при посредничестве бакуфу документ для людей Сацума – действующий, а для бакуфу – недействующий?!
«Нет, с этим пора кончать!» – рассвирепел Ёсинобу. Нужно сейчас же прекратить вмешательство этих «благородных семейств» в дела государства! Прекратить! Пока он, Ёсинобу, не будет нести личную ответственность за все распоряжения, которые император направляет военному правительству, конца у нынешней болезни не будет!
– Я сейчас же еду к принцу! – вскочил Ёсинобу. – Едем вместе! Устроим ему очную ставку!
Остальные тоже заполошенно повскакали с мест и вместе с Ёсинобу устремились из замка Нидзёдзё.
Принц Накагава в юности был рьяным сторонником изгнания варваров, после репрессий годов Ансэй поддерживал бакуфу, а в последнее время возглавлял при дворе просацумскую группировку.
Опытный царедворец, Накагава быстро оценил значимость визита Ёсинобу и его спутников. Увидев, что необходимо спешно разрядить обстановку, принц приказал побыстрее принести напитки и закуски и предложил гостям угощаться. Ёсинобу заметил его суетливость и решил ее использовать:
– Что-то рюмки у Вас, хозяин, маловаты! – развязно заявил он и протянул прислуживавшему за столом самураю крышку от чашки с супом. В то время Ёсинобу не был большим любителем спиртного, однако, к удивлению принца и трех даймё, в этот раз пил невиданно много. Скоро у него покраснели даже руки и ноги, так что Ёсинобу стал походить на законченного пьянчугу. Внезапно он поднял голову и оглядел собравшихся мутными, выпученными глазами:
– И что, это правда? – пробормотал Ёсинобу, имея в виду отзыв указа. Принц начал было говорить о том, что не припоминает, чтобы у него был разговор на эту тему с людьми из Сацума, однако в присутствии Симадзу Хисамицу эта версия выглядела настолько жалкой, что он смешался и что-то невнятно забормотал, подыскивая другие, более правдоподобные и подходящие слова.
– Это непростительно! – перебил его Ёсинобу, переходя почти на крик. – Что, Вашему Высочеству вздумалось поиграть судьбами Японии? – Похоже, Ёсинобу был готов выплеснуть на принца весь запас своего непревзойденного красноречия. Его голос обладал исключительно тонкими обертонами, но одновременно громыхал так, что, казалось, будто от его раскатов вот-вот посыплется пыль с потолочных балок. Все вместе это давало замечательный драматический эффект – Ёсинобу действительно был прирожденным актером.
Подняв голос еще выше, он торжественно произнес:
– Сегодня, когда вся страна уже знает о тайных замыслах клана Сацума… – Все сидевшие за столом как-то сразу посерели. Симадзу Хисамицу так сильно сжал на коленях свои хакама, что на руках у него вздулись и начали учащенно пульсировать вены. Сюнгаку и Мунэнари тоже приняли бранные слова Ёсинобу близко к сердцу – ведь ни кто иной, как они сами вместе с Хисамицу и вынашивали эти «тайные замыслы». Сюнгаку, как всегда в состоянии крайнего возбуждения, периодически прикусывал верхними зубами нижнюю губу. Датэ Мунэнари, весь седой, несмотря на свои тридцать восемь лет, видимо, совершенно не представлял, как нужно реагировать на слова Ёсинобу (который, кстати говоря, был моложе его на десять лет), и потому, отставив в сторону рюмку, сосредоточился на тщательном изучении потайных гвоздей, черневших на боковых стойках ниши токонома. Шляпки гвоздей украшали изображения хризантемы о шестнадцати лепестках [[95 - Изображение хризантемы о шестнадцати лепестках – герб японской императорской фамилии.]].
Ёсинобу, казалось, даже не заметил, сколь сильный удар нанес он по присутствующим, и продолжал:
– А Вы, Ваше Высочество, мало того, что верите словам этих лиходеев из Сацума, так еще и двурушничаете, по их наущению берете свои слова обратно! Будете доверять сацумским прислужникам и не считаться с сёгунским опекуном – не выстоять Японии! Думал я было во благо страны нашей зарубить лицемерного принца, да здесь же и себя порешить, даже меч для этих дел припас… Нет, но каков принц! Так юлить, да и якшаться с каким-то Такасаки Итиро из Сацума! Ну да ладно, мараться не буду! Но запомните: пока императорские указы, высочайшие решения, послания Его Величества и тому подобные документы каждый придворный будет перекраивать по своему усмотрению, да еще и походя рассказывать о них какому-то вассалу какого-то даймё – не выстоять Японии! Запомните: с этого момента бакуфу будет строить свою собственную политику, не дожидаясь издания по любому поводу императорских указов и постановлений! Хватит!

Каталог: lib
lib -> Біз Жалпыұлттық идеямыз – Мәңгілік Елді басты бағдар етіп, тәуелсіздігіміздің даму даңғылын Нұрлы Жолға айналдырдық. Қажырлы еңбекті қажет ететін, келешегі кемел Нұрлы Жолда бірлігімізді бекемдеп, аянбай тер төгуіміз керек
lib -> Ќазакстан Республикасы Білім жјне єылым министрлігініѕ Бїйрыєымен бекітілді 17 тамыз 2000 ж
lib -> Ќазаќстан Республикасыныѕ Білім жјне єылым министрлігі
lib -> Академик Ќ
lib -> Қазақстан Республикасының мереке (демалыс) күндері
lib -> Ќазаќстан тарихындаѓы атаулы к‰ндер
lib -> Жеңіс сәті – тарихта өшпес із қалдырған айрықша оқиға, ұлы мейрам
lib -> Георг Зиммель
lib -> М. Х. Дулати мұраларын ұЛЫҚтау міндетіміз бақторазов С. У. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, Тараз


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет