Потом пьеса в одном действии и сотне бутылок



Дата03.05.2019
өлшемі113.5 Kb.
#130469

«ПОТОМ»


Пьеса в одном действии и сотне бутылок
Екатерина Галямова  2002-2004 год.
Действующие лица:

Би – молодой парень, высокий и красивый.

Цу - молодой парень, один глаз закрыт черной повязкой.

Ла – молодая девушка с длинными волосами.

Зо – тихая, красивая молодая девушка
Действие происходит на дне небольшого пустого бассейна, центр которого ярко

освещен, а углы затемнены. Зрители сидят вокруг бассейна и на все

происходящее смотрят сверху. На дне песок, коряжки, мелкий мусор. На

протяжении всего действия слышен плеск воды, шум ветра, крики ночных

птиц. Персонажи одеты в длинные странные одежды из простого материала

серого цвета.

Вначале актеров не видно, а только слышно их голоса, раздающиеся неизвестно

откуда.
Ла: Я уже устала. Говорила же, пустая затея. Сюда вообще, ходить нельзя.

Би: Пожалуйста, не ной. Если тебе кто-то сказал, что нельзя, это еще не значит, что нельзя.

Они просто не знают, что говорят.

Цу: Иди за мной. Осторожнее, тут скользко. Руку давай.

Зо: Я иду, иду. Только ничего не видно. Би, скажи, куда ты нас ведешь?

Би: Тихо вы. Там, куда мы идем, еще никто не был. Старые шерпы говорят, что именно

здесь прошла вторая волна. И на самом узком участке, там, чуть дальше, можно найти

много бутылок.

Ла: Глупости это. Ничего мы не найдем. Это сказки, а ты поверил. Такой взрослый и

поверил.

Цу: Я тоже верю. Мы найдем их. Они где-то здесь.

Ла: И что дальше? Что будет после того, как мы их найдем? Точнее, если мы их найдем?

Би: Мы соберем их в одну кучу. И я спрячу её.

Зо: А зачем искать, если потом заново прятать?

Цу: Вот девчонки! Ничего не понимаете. Это будет уже наш секрет. Никто не должен будет

знать об этом кроме нас. Понятно?

Би: Да. Даже если мы ничего и не найдем, никто не должен узнать, что мы ходили сюда.

Запомните это.

Ла: Понятно! Хватит уже нас запугивать! Лучше смотри, куда ведешь.

Би: Цу, ты должен внимательно следить за луной. Когда она зайдет за Джомолунгму,

начнется прилив. Мы должны все успеть до него.

Цу: Я понял. Буду следить. Но ты мог бы доверить это кому-нибудь более зоркому.

Би: Я доверил тебе.

Цу: Спасибо. Куда дальше?

Ла: Я…. Дайте руку! Что это такое… (стонет)

Би: Что? Что случилось? Змея? Говори!

Ла: Я не знаю…. Не могу наступить…такая тупая боль.

Би: Дай я подниму тебя. Сейчас.

Цу: Вынеси ее к свету, скорее.

Из одного угла бассейна появляется Би, несущий Ла на руках. Из соседнего угла

выбегают Цу и Зо.

Зо: Положи ее сюда. Она ранена, смотри, вся нога в крови! Не удивительно, что идти не

смогла.


Би: Покажи мне ногу. Это стекло…. Где ты шла? Где ты на него наступила?

Зо: О чем ты говоришь? Ее надо перевязать!

Цу: Ничего страшного. Кровь идет не сильно, артерии не задеты, все обойдется.

Ла: Вам легко рассуждать. Это больно, между прочим. Такая тупая боль. Странно, стекло

острое, а боль тупая, почему? (теряет сознание)

Зо: Она умирает?

Цу: Нет. Это от боли. Она очнется через несколько минут.

Би: Перевяжите ее. (снимает рубаху, рвет ее на полоски) А я пойду, посмотрю, где она

нашла это стекло. (уходит)

Зо: (перевязывает ногу Ла) Он уже свихнулся, со своими бутылками. Почему мы должны

страдать из-за него?

Цу: Он знает что делает. Я чувствую, что он прав.

Зо: Не знаю. Может, когда вы расскажите мне эту легенду, я и поверю, а пока, думаю, все

это полная чушь.

Цу: Би не хотел, чтобы об этом знали остальные. Его прадед поведал ему секрет о бутылках

и умер. Би думал, что старик умер от этого. Но, когда он рассказал секрет мне и не

умер сам, то понял, что это просто тайна, которую надо беречь от чужих ушей. Я не

могу нарушить клятву.

Зо: Я думала, я не чужая тебе. Я просто хочу понять.

Цу: Если ты будешь молчать….

Зо: Я обещаю тебе. Я буду молчать.

Цу: Клянись.

Зо: Чем?

Цу: Кровью.

Зо: (проводит по своим губам пальцем, испачканным кровью Ла) Клянусь!

Цу: Вообще-то, надо бы своей…. Ну, ладно, пойдет.

Зо: Говори!

Цу: Слушай. Только молчи и не перебивай. Задашь хоть один вопрос, и я больше не скажу

ни слова.

Зо: Говори!

Цу: Слушай. Нам говорят, что мы посланы спасти землю. Но, прадед Би говорил, что это

неправда. Что мы сами те, кто смог спастись. Когда все это произошло, наши предки

жили высоко в горах. Джомолунгма спасла их. Все было затоплено и разрушено. На

воде плавали трупы людей и животных, но и они утонули через несколько дней. А

вместе с разным мусором, который не утонул, остались плавать бутылки. Они были

наполнены воздухом и плотно закрыты пробками, поэтому не тонули даже в большой

шторм.

Зо: А кто наполнял их воздухом? Зачем?



Цу: Зо, ты задала вопрос!

Зо: Ну, прости, прости, прости, я буду молчать….

Цу: Люди знали, что их ожидает. Они писали письма и запечатывали в бутылки. Теперь

никто не знает зачем. Но был один человек, который остался жив, потому что плавал на

огромном корабле, который не мог утонуть. Это был старый капитан, брат прадеда Би.

При попытке спастись в шлюпках, вся его команда утонула. А он жил на своем

корабле, пока у него была еда и вода. И все это время он доставал из воды плавающие

бутылки. Их были сотни, но он распечатывал каждую, читал письмо и снова

запечатывал.

Зо: А как он мог понять, что написано в письме?

Цу: Зо, ты опять задала вопрос!

Зо: Ой! Правда! Прости! Продолжай, пожалуйста.

Цу: Он был моряком и видел все-все! И знал все языки, которых было очень много. Он

читал письма и переводил их на наш язык, потом снова запечатывал все в бутылку и

складывал в большую лодку, которая тоже была на его корабле. И когда старик понял,

что скоро умрет, когда у него закончилась еда и вода, он оставил корабль на большой

воде, сел в эту лодку и поплыл домой. Но наш Арун не принял его. Река пошла вспять,

началась вторая волна и лодка разбилась о скалы. Вот так.

Зо: Ничего себе…. Значит они все где-то здесь?

Цу: Да. Те, что не разбились. Мы должны найти их. Тогда сможем узнать правду.

Ла: (приходя в себя, глядя на Зо) Почему у тебя такие красные губы?

Зо: Я клялась кровью…. Как ты? Тебе лучше?

Ла: Цу, неужели ты думаешь, что она будет молчать. Ты взял с нее клятву?

Зо: А ты что, все знала?

Ла: Знала. А что толку?

Зо: Я, выходит, одна ничего не знала?

Ла: Я же говорила, теперь она точно не будет молчать!

Зо: Ты плохо обо мне думаешь. Я не подведу. Я умею хранить тайны.

Ла: Это очень легко, хранить тайны, которые никогда не будут раскрыты.

Би: (вбегает) Я нашел ее! Я ее нашел!

Цу: Покажи мне!

Би: Тут только осколки, но это бутылка, определенно, бутылка!

Зо: А письмо? Там есть письмо?

Би: Откуда ты знаешь? Цу! Она уже третья, кто про это знает! Это много, ты понимаешь?

Цу: Она будет молчать. Я обещаю.

Зо: Я буду молчать…. Но, скажи мне, зачем вы взяли меня с собой, если не хотели, чтобы я узнала?

Би: Знаете, а я боялся…. Боялся….

Ла: Разве ты умеешь бояться?

Би: Я боялся, что мы ничего не найдем.

Ла: Ну, мы еще ничего и не нашли. Где письмо?

Би: Его нет. Она же разбита. Но там много стекла, осколков, крупных и мелких, значит они рядом.

Зо: Может, они все разбились?

Цу: Не может быть. Не должно. Надо искать.

Ла: Я вам не помощник. Я даже не могу встать.

Би: Ничего, ты будешь распечатывать бутылки!

Зо: А я буду читать! Можно?

Би: Мы все будем читать! А пока разведите огонь! (Дает Зо два небольших камня, убегает)

Цу: Зо, побудь с ней, я скоро вернусь. (убегает вслед за Би)

Зо: Конечно. Неужели мы и правда найдем их?

Ла: Лучше бы этого не случилось.

Зо: (собирает коряжки и складывает костерок) Почему?

Ла: Потому что мы можем узнать правду из этих писем. А я боюсь её.

Зо: (чиркает одним камнем о другой, загорается пламя) Почему?

Ла: Почему, почему! Потому! Потому что мне плохо сейчас и я могу думать только о

плохом. А представь, как плохо было людям тогда! Что они могли написать в этих

письмах?


Зо: Я не подумала об этом.

Ла: Вот в том то и дело.

Зо: (подбрасывая веточки в огонь) Уже подумала. Мне все равно, очень интересно. Очень.

Ла: Тогда ты и будешь читать первое письмо, если они его найдут.

Зо: Би мне не позволит.

Ла: Куда он денется! Он будет готов на все от счастья! Знаешь, в те редкие минуты, когда

он бывает спокоен, никуда не бежит, не торопится, я тоже бываю счастлива. Пусть

сегодня ему повезет. Он очень долго этого ждал.

Зо: А как его прадед узнал о погибшем брате?

Ла: Не знаю. Ветер нашептал, как Би говорит. Какая теперь разница, если это

действительно становится реальностью.

Зо: Они ведь были такие же, как мы….

Ла: Не такие. Разные. Все были разные. Иначе, почему мы все разные? Ты можешь часами

сидеть на одном месте, а Би всегда надо что-то делать. А мне все время надо быть с

ним. Почему? Ты не знаешь?

Зо: Нет.


Ла: Тебе не интересно слушать меня? Ты задумчивая, словно не здесь, где-то далеко.

Зо: Я думаю о них. Может, они тоже любили сидеть на одном месте часами и смотреть на

звезды, на воду, на огонь….

Ла: Все были разные. Как ты, как я, как Би и Цу. Кстати, Цу все время рядом с тобой. Это

он упросил Би взять тебя. Слышишь?

Зо: Странно. Я не замечала. Он рядом? Ну, мы все вместе, все рядом, мы же нужны друг

другу.

Ла: А зачем? Ты знаешь? Мы могли никогда не встретиться.



Зо: Но это случилось. Мы рядом.

Ла: Ты нужна Цу больше чем Би или я. Это видно с первого взгляда. Он хочет заботиться о тебе. Он смотрит на тебя как рыба на воду, как птица в небо.

Зо: Так серьезно?

Ла: Думаю да. Спроси его.

Зо: Хорошо. Я спрошу.

Цу: (вбегает) Обратно мы пойдем другой дорогой. Чтобы больше никто не поранил ноги.

Там и правда много стекла.

Зо: Цу, я хочу спросить тебя…

Ла: Вы нашли что-нибудь? Ну?

Цу: Да.


Ла: Где? Покажи мне, где? Письмо у тебя?

Зо: Цу, я хочу спросить у тебя…

Би: (медленно входит, в руках у него пять бутылок) Посмотрите! Это они! Мы нашли их!

Там все заросло, но мы их нашли!

Цу: Зо, что ты хотела, говори. Я слушаю тебя.

Зо: Да нет, ничего, потом…. После.

Би: Сейчас мы выберем одну, и я буду читать первое письмо.

Ла: Нет. Первое письмо будет читать Зо. Я обещала ей.

Би: Ты не должна была делать этого, я не давал тебе разрешения.

Ла: Ты стал слишком строг ко мне. Я сама могу принимать решения.

Зо: Ла, не надо. Он должен читать его сам.

Би: Я должен.

Ла: Читай. Тогда я не стану слушать.

Зо: Ла, перестань, он будет читать.

Би: Тебе придется слушать. Ты все равно не можешь никуда уйти.

Ла: Я уползу, если мне захочется.

Би: Ты, конечно, похожа на змею, но ползаешь хуже.

Цу: Би, ты обидел её.

Би: Я странно веду себя. Это все от этих поисков, мы все странно себя ведем.

Ла: Ничего. Я привыкла. Все хорошо.

Би: Нет. Я не прав. Но первое письмо читать буду я.

Цу: Пора вытащить его. Открывай бутылку.

Би: (открывает, достает два листка) Странные буквы, оно пахнет чем-то сладким.

Цу: И правда, оно пахнет медом! Там есть перевод?

Би: Да. Вот. Тут не все отчетливо….(читает) В шестисотый год жизни Ноевой, во второй

месяц, в семнадцатый день месяца, в сей день, разверзлись все источники великой

бездны, и окна небесные отворились; и лился на землю дождь сорок дней и сорок

ночей. В сей самый день вошел в ковчег Ной, и Сим, Хам и Иафет, сыновья Ноевы, и

жена Ноева, и три жены сынов его с ними. Они, и все звери земли, по роду их, и всякий

скот, по роду его, и все гады, пресмыкающиеся по земле, по роду их, и все летающие,

по роду их, все птицы, все крылатые, вошли к Ною в ковчег по паре, мужеского пола и

женского, от всякой плоти, в которой есть дух жизни.

И вошедшие к Ною в ковчег, мужеский и женский пол всякой плоти, вошли, как

повелел ему Господь Бог. И затворил Господь Бог за ним ковчег. И продолжалось на

земле наводнение сорок дней и сорок ночей, и умножилась вода, и подняла ковчег, и он

возвысился над землею. Вода же усиливалась и весьма умножалась на земле, и ковчег

плавал по поверхности вод. И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись

все высокие горы, какие есть под всем небом; на пятнадцать локтей поднялась над

ними вода. И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и птицы, и скоты, и

звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди. Все, что имело дыхание духа жизни

в ноздрях своих на суше, умерло. Истребилось всякое существо, которое было на

поверхности земли. Остался только Ной, и что было с ним в ковчеге. Вода же

усиливалась на земле сто пятьдесят дней.

Пауза


Зо: Это был брат твоего прадедушки? Ну, на его большом корабле?

Би: Нет. Не знаю. Он собирал только бутылки…

Ла: Я говорила, что это плохая затея. Мы ничего не сможем понять.

Зо: Может показать его старейшинам?

Цу: Зо! Мы же договорились, что об этом кроме нас никто не узнает!

Зо: Я просто хочу как лучше! Они старше и мудрее, они смогли бы понять.

Би: Цу обещал мне, что ты будешь молчать. Не подводи его.

Зо: Я же просто сказала, я ничего не сделала, я не проболтаюсь!

Ла: Оставьте вы ее. Ничего она не скажет. Дайте мне бутылку. Я прочту второе письмо.

(распечатывает бутылку, достает письмо) Оно запачкано, а где перевод? Вот.

Слушайте. Какие интересные буквы. Кто мог это написать?

Би: Читай.

Ла: (читает) В этом не было ничего удивительного. Просто началась гроза. 17 июля 2002

года в два часа ночи началась гроза. И это нормально, если бы сама гроза не была так

удивительна. Молнии сверкали беспрерывно. Гром катался из стороны в сторону. Но

самое страшное – это был запах. Вернее, не запах, а тошнотворная вонь, которая,

проникнув через открытое окно, наполняла уже всю комнату. Воняло чем-то химически

– масляным, разогретым до температуры кипения, и каждый вдох вызывал полнейшее

отвращение. Дождь все не начинался. Я ждала ливня, который мог бы прибить к земле

этот мерзкий запах и хоть как-то освежить ночной воздух. Но дождь не шел. Изредка,

кое-где, падали тяжелые капли, и казалось, они блестели по-особому, жирным блеском.

Как будто, они и были причиной этой страшной вони. Вдруг, меня посетило чувство

«не наступления завтрашнего дня». Такое бывало и раньше, но теперь оно было

особенно сильно и забеспокоило меня по-настоящему. Поворочавшись под одеялом и в

сотый раз пожалев об отсутствии компьютера, я заставила себя встать и взять бумагу.

Мысли одолевали меня и, надо сказать, эти мысли были не менее странными, чем гроза

за окном. Каждый нормальный человек хочет оставить после себя след. Отпечаток.

Чтобы помнили. Так вот. Когда чувство «не наступления завтрашнего дня» переросло в

уверенность, мне, естественно, тоже захотелось записать на последок пару гениальных

строк, которые останутся потомкам и чему-нибудь их научат. Но, чему я могу научить

потомков? Во-первых, их у меня лично нет, во-вторых, я даже не могу объяснить, зачем

я вскочила в третьем часу и вместо того чтобы спать, начала пачкать бумагу

гениальностями. Тем временем, свет в комнате замигал, зашла мама, возмутилась, что я

опять не экономлю электричество, и ушла в свою комнату. Пошел дождь. Прямой, как

отвесная стена, с врезающимся громом. Отрыть окно. Проверить, что же льется с неба.

Вода. Похоже на нее. Может, это последствия применения тайного

бактериологического оружия? Может, на другом конце земли уже взорвали атомную

бомбу и гроза эта, не что иное, как начало ядерной осени, а потом и зимы? Всемирный

потоп? Вероятно. По сводкам новостей он начался месяц назад. А может, еще с

весеннего паводка. Когда голова забита такими мыслями, страшно засыпать. Завтра…

А может, я подожду тебя? Несколько часов ожидания. И станет ясно, придешь ли ты.

Или оставишь меня в вечном сегодня? Забавно. Если разобраться, вся наша жизнь –

одно, сплошное, вечное сегодня. С мелькающими стареющими лицами. Пока я пишу

эту чушь, слышно, как на улице бьются машины. Откуда на нашем глухом переулке

столько машин? Дойти до окна еще раз. Посмотреть. Ничего не видно. Кромешная

тьма. Черное небо, черные стекла окон. И дым. Он поднимается от земли, когда дождь

долетает до нее. И что-то черное вместо воды льется теперь сверху. Нефть. И уже

нечем дышать. Я обожгла левую руку, высунув ее в окно. Под балконом зашипело. С

противоположной стороны улицы метнулось яркое. Горел, наверное, уже весь город.

Вот оно. Всемирный потоп, переходящий в адское пламя. Не успела написать

завещание. Смешно. Кому теперь? Два слова. Кремируйте меня. Будет исполнено!

Будет. Все еще будет, потому, что я верю, каждый может возродиться из пепла…

17 июля 2002 год, город N…..

Зо: (плачет) Она же умерла там! Она там….

Ла: А что значит кремируйте?

Би: (кидая палку в огонь) Сожгите. Значит, – сожгите меня после смерти. Это самое странное слово на букву К, из большой дедовой книги. Ну, после катапульты и коммунизма.

Цу: Черный дождь. Как это непонятно и …. Страшно.

Зо: Вы не понимаете! Она умерла там!

Ла: Зо, там погибло много людей! Очень много!

Би: Мы должны принести сюда все. Все бутылки. Все что там осталось.

Цу: Нам не хватит и трех лун, чтобы перетаскать все сюда.

Би: Пойдем, Цу, я должен узнать, что же там происходило. (уходит)

Цу: (идет за ним) Мы скоро. Зо, мы скоро вернемся. (уходит)

Ла: Вот видишь, я говорила тебе, что ты ему важнее всех. Теперь ты видишь? Зо, мы скоро

вернемся, Зо, не переживай, Зо то, Зо это…..

Зо: Может быть.

Ла: Это точно, как и то, что я уже не чувствую своей ноги. Вместо ноги у меня теперь осиный

рой, который жалит меня.

Зо: Все еще болит?

Ла: Пройдет. Давай откроем еще одну бутылку.

Зо: А Би?

Ла: А что Би? Он же ушел? И сейчас они принесут еще столько этого, что он и не заметит,

прочтем мы одну или нет.

Зо: Ладно, давай вот эту, черную. Там булькает что-то на дне.

Ла: Дай сюда. Смотри, тут перевод сверху. Написано: «КОНЬ-ЯК. Просто шикарная вещь!»

Откроем?

Зо: Давай.

Ла: Странно пахнет. Как думаешь, что будет, если я попробую?

Зо: Не знаю, может, это нельзя пить?

Ла: Проверим. (делает глоток, морщится, затем отпивает еще) Ты знаешь, как огонь внутри

загорелся. Ха-ха! Так тепло….

Зо: У тебя ничего не заболело?

Ла: Заболело? Нет! (прислушивается к себе) У меня даже нога перестала гудеть как улей.

Зо: Можно, я тоже. Попробую. (осторожно отпивает) Странно, правда огонь.

Ла: (берет бутылку, делает глоток и выплевывает в костер. Пламя вспыхивает, девушки

испуганно отстраняются) Вот это да! Жидкий огонь! Здорово!

Зо: Давай читать письмо! Я открою. (откупоривает бутылку красного цвета) Слушай а коньяк, странное слово.

Ла: Мы узнаем еще много странных слов. Хотелось бы их понять. (делает еще глоток) А ты сегодня очень красивая. Ты неспроста так нравишься ему.

Зо: Да. Ты тоже красивая. И бутылка эта красивая, правда? Красная. И само письмо красное.

Интересно. Это писала женщина. Тут так и написано: «Я женщина»!

Ла: (смеется) Я знаю, что ты женщина.

Зо: Да нет, тут написано. (читает) Я женщина! Я роковая женщина. Я ненавижу себя за это. Все мои отношения с мужчинами, а их было много, заканчивались одним и тем же. Мы расставались, и я забывала. Помнила только хорошее, только то, что всегда доставляло мне радость. Первые проявления страсти, последние слезы и бесконечную нежность посередине. Я всех всегда любила. Но никогда не страдала. Это они страдали. Причем все, без исключения. По-разному, конечно, но страдали. Звонили ночами, писали письма кровью, присылали букеты роз. Я постоянно слышала: «София! Ты не можешь так со мной поступить! Я не могу без тебя, ты как наркотик»! «Надо вовремя избавляться от этой зависимости» – говорила я – «потом будет еще тяжелее». Но они не слушали, устраивали осаду, брали штурмом, и все начиналось сначала. Я даже завидовала их страданиям. Такие яркие эмоции! И вот появился ты. И заставил меня почувствовать, что это такое. Интернет – великая вещь!

Ла: (делает глоток, смеется) А коньяк шикарная вещь! На, возьми!

Зо: (отпивает, продолжает читать) Интернет… А вот. Я встретила тебя там. Ты хотел найти сказку в этой порочной жизни. И я написала тебе такую сказку. Я написала: «Здравствуй. Меня зовут София. У меня грустные глаза и грустные мысли. Когда - то я была русалкой, но море моё высохло, и я научилась ходить по земле. Только на суше никто не мог понять моей постоянной тоски. Я плакала каждую ночь от непонимания и одиночества, от жестокости этого мира. И однажды поняла, что наплакала уже целое море слез. И с тех пор все изменилось. Каждое утро солнце встает на востоке, чтобы вечером с шипением упасть в мое море и погаснуть. Только я уже не могу больше плавать как рыба. Ведь, вместо хвоста у меня теперь две ноги, а ходить по воде я еще не научилась. Моё соленое море, что мне делать с тобой? Я грустна. Но для тебя, я сделаю исключение и покажу на миг свою лучезарную улыбку».

Ла: Я поняла. Это письмо в письме.

Зо: Подожди, не перебивай. (делает глоток, читает) Я отправила тебе свою лучшую

фотографию. Но ты не ответил. Почему ты не ответил? Неужели, я не пришлась тебе по

вкусу? Меня задело это, но что еще удивительнее, как можно было самой поверить в свою

сказку? Бросив всех любовников и оставшись одна, я каждый день писала тебе. Ты молчал.

Я плакала, ходила к морю и тосковала. Мой психиатр не понимал, что происходит и чем

это надо лечить. Алкоголь не помогал, я выпила все, что было в доме. Вино, текилу,

коньяк.


Ла: Коньяк? Понятно… А ты думала, что это не пьют. (отпивает из бутылки) На, это тебе.

Зо: (читает) Я стала хуже выглядеть, разговаривать по ночам, чего-то боятся. А ты так и не писал. (делает глоток) Кончилось….

Ла: Письмо кончилось?

Зо: Нет, что в бутылке было. Кончилось. (читает) Но, пойми, если ты сейчас держишь в руках это письмо, значит судьба все же свела нас. И теперь, я подарю тебе свою любовь, всю, до последний капельки. Море слез моих стало таким огромным, что в нем утонул весь мир…. Я купаюсь в нем и думаю о тебе. Если бы ты тоже был русалкой, мы могли бы быть счастливы и живы. Ты ответишь мне однажды, потому что не сможешь жить без меня. Я, грустная русалка, роковая женщина и та, которая так любит тебя. У меня больше нет прошлого, но без тебя и будущего нет. Я жду тебя на побережье нашего счастья. Я люблю тебя. (сворачивает письмо, плачет) Как это красиво…

Ла: (тоже плачет) Она просто ненормальная. Он же ни разу ей не ответил?

Зо: Ну и что, зато она так этого ждала, что поверила в свои мечты.

Ла: Нет.

Зо: Что нет?

Ла: (показывая на пустую бутылку) А там точно больше ничего нет?

Зо: Нет. Ничего нет.

Ла: Да. Меня тоже тянет, как и её. Меня тянет сила какая-то непонятная. Я рядом с ним так нервничаю всегда….

Зо: С кем?

Ла: С Би.

Зо: Понятно. А я?

Ла: А что ты?

Зо: Я нервничаю рядом с Цу?

Ла: А я откуда знаю! Ты нервничаешь?

Зо: Нет. Но если бы я могла, я бы написала ему такое письмо.

Ла: Зачем?

Зо: Не знаю, но мне этого хочется…. Так написать, так, отдать ему, он прочитал бы….

Из темноты выходят Би и Цу, затаскивают два больших мешка бутылок.

Би: Это еще не все. Их там очень-очень много.

Цу: Зо, почему ты плачешь? Что случилось?

Ла: (быстро вытирая слезы) А ничего, все просто ши-кар-но!

Цу: Но она плачет? Зо, что с тобой?

Зо: А что ты так переживаешь из-за меня?

Цу: Я…. Я просто спросил….

Зо: Просто-просто? Просто так и все?

Цу: Да, просто так.

Зо: Вот видишь, Ла, а ты говорила….

Ла: (смеется) А он сейчас ничего и не скажет! Он стесняется!

Цу: Ничего я не стесняюсь. Я не понимаю, чего вы хотите.

Ла: Мы хотим письмо написать!

Зо: Ла, перестань! Ты что!

Цу: Кому письмо?

Ла: Тебе! Понял?

Цу: Нет, не понял. Зачем?

Би: Да что с вами такое? Цу, оставь их. Они не в себе.

Ла: Мы очень даже в себе! Больше чем всегда! Правда, Зо?

Зо: Не знаю. Мне что-то не очень хорошо.

Ла: А ты вытри слезы, станет легче.

Зо: Нет, мне, правда, нехорошо. Я…. (встает, покачиваясь, быстро уходит в темноту)

Би: Что тут у вас произошло?

Ла: Ничего, все нормально.

Цу: А что случилось с Зо?

Ла: Она тебе сама все скажет. Потом. А в тех бутылках, ничего не булькает?

Би: Нет. Они плотно закрыты и вода в них не попала.

Ла: Да я не про воду….

Би: А про что? Главное, что письма целы. Будем разбирать эти, за остальными пойдем в другой

раз.


Ла: В другой раз? Зачем? Разве ты еще не понял, что нам это ничего не даст! Мы не такие как

они, мы многого не можем понять!

Би: Я буду стараться.

Ла: Это бесполезно.

Би: Тогда ты можешь идти. Уходи.

Цу: Она же не может идти сама.

Би: Тогда пусть молчит.

Ла: Ты… ты… просто…ладно, я буду молчать. Как ты можешь быть таким?

Цу: Луна быстро плывет сегодня….

Би: Да. Следи за луной. Надо все успеть.

Цу: Если мы все успокоимся, и будем заниматься делом, мы больше успеем. Я предлагаю

распечатывать. И читать по очереди. Вот, только посмотрю, куда Зо пропала. (уходит)

Би: (нерешительно) Извини меня. Ла, я не хотел снова обидеть тебя. Я сам не свой сегодня. Столько всего произошло.

Ла: Все это произошло не сегодня, а давным-давно! И мы уже ничего не можем исправить.

Би: Это так, но я долго думал, готовился, ждал….

Ла: Я знаю, как это важно для тебя. Потому я и здесь, с тобой. Только, вот, помочь ничем не могу. Всегда от меня лишние хлопоты.

Би: (обнимает ее) Ты такая хорошая. Ты терпишь от меня все. Почему?

Ла: Не знаю, не спрашивай. Не знаю. Я…. Я опять…. Ты теряешь время из-за меня. Займись делом.

Би: Я думаю, что мои дела не имели бы смысла, если бы ты не видела, что я их делаю. Ну, если бы тебя не было. Рядом.

Ла: Ты думаешь об этом?

Би: Да. Думаю….(задумывается) А что если это….

Ла: Что? То, главное?

Би: Что?

Ла: Ну, то, самое главное….

Би: Главное…. Главное успеть до прилива. Дай-ка мне ту бутылку, сзади тебя лежит. Такая интересная форма….

Ла: Да…. Очень интересная…. Очень….

Цу: (входит, ведет Зо под руки) Давай, вот так. Ей и вправду было плохо. Наверное, от той

ягоды. Говорил я тебе, не надо было её есть. Слишком яркие ягоды, да еще такие большие,

они опасны, они могут быть ядовитыми….

Зо: Просто, пить надо меньше…. Да, шикарная вещь!

Цу: Ты, давай, садись у костра. А то он уже погаснет скоро, пока погрейся, отдышись.

Зо: Все нормально. Уже хорошо.

Ла: (нервно распечатывает одну из бутылок, начинает громко читать) Проливные дожди,

которые продолжаются на всем средиземноморском побережье Израиля, стали причиной

наводнения. Несколько человек погибли и получили ранения. Среди жертв – маленький

ребенок, упавший с крыши дома, где его семья спасалась от разбушевавшейся стихии.

Уровень воды на некоторых улицах превышает два метра, многие здания затоплены до

третьего этажа. Спасатели вынуждены перемешаться по городу на надувных лодках.

Би: Ла, подожди….

Ла: (продолжает читать) Уже 680 человек считаются погибшими в результате крупного

наводнения, охватившего южные регионы России. Увеличилось число погибших в

результате разгула стихии на территории Краснодарского края.

Би: Ла, я тебе говорю, подожди!

Ла: Резкое повышение уровня воды в реке Нил стало настоящим стихийным бедствием для населения Судана. Пойма реки оказалась практически затопленной: вода смыла все

постройки и домашний скот. Наводнение оставило без крыши над головой десятки тысяч

жителей страны.

Би: Что же там происходило? Откуда столько воды….

Ла: (почти кричит) В Мозамбике, ЮАР и Зимбабве за последние недели погибли, по самым скромным подсчетам, 350 человек, а 500 тыс. человек остались без крыши над головой. После нескольких мощных ураганов, усугубивших ситуацию, положение мирных жителей в регионе стало критическим. Уровень воды в реках продолжает увеличиваться. Главной проблемой сотен тысяч людей, ставших бездомными в результате стихии, является нехватка продовольствия и медикаментов. Представители гуманитарных организаций опасаются возникновения эпидемий. (плачет) Я не могу больше….

Би: (обнимает ее) Успокойся, пожалуйста. Тихо, тихо….

Ла: Зачем ты это начал? Ну, зачем? Лучше бы не знать….

Цу: (поднимает письмо, продолжает читать) Совсем скоро рост народонаселения Земли

теоретически должен стать бесконечным. Примерно до 1970-х годов этот рост очень точно соответствовал теории гиперболы - относительное отклонение составляло не более 4%! Конечно, в реальности по мере приближения к катастрофической оси рост населения

немного замедляется - и в 2000 г. относительное отклонение от теории достигло уже 15%.

Однако и теория, и практика демографии подсказывают, что государственное

регулирование рождаемости не сможет сдержать ожидающий нас безудержный рост.

Би: Что это за письмо? Я ничего не понимаю.

Ла: Это то самое, ради чего мы здесь. Ты хотел знать, что там происходило. Теперь знай.

Би: Но я не понимаю, почему вот так, вдруг….

Ла: Они там умирали, все подряд! И мы уже ничего не можем сделать! Зачем это все нам?

Зачем?


Зо: Би прав, это надо знать.

Ла: Зачем? Все это давно прошло!

Зо: А кто может знать, что такого не случится снова?

Ла: Почему снова?

Зо: А почему тогда? Ты знаешь? Почему?

Ла: Просто раньше было меньше воды, а теперь она повсюду!

Зо: Но она может подняться выше. Что мы будем делать? Просто, однажды может начаться

дождь, который не захочет остановиться, и нам уже некуда будет подниматься.

Ла: И что?

Зо: И ничего, мы погибнем в этой воде, как и они!!!

Би: Тихо! Цу, читай дальше!

Цу: Также будет увеличиваться число катастрофических эпидемий и других катаклизмов. Рост населения планеты уже замедляется из-за эпидемии СПИДа в Африке. Действительный предел численности населения, который способна выдержать биосфера Земли, да еще при быстрорастущих техногенных эффектах, науке неизвестен. Есть только разные предположения на этот счет. Но главное заключается в том, что, какую бы цифру мы ни приняли в качестве предельной - 15, 20 или даже 50 миллиардов, - все равно время

всемирных катастроф должно наступить. Можно совершенно определенно утверждать, что мы уже входим в сценарий Апокалипсиса - естественно-природного ограничения

численности населения.

Би: Я понял! Их было слишком много. Как звезд в небе.

Зо: Но небо не покрылось водой от обилия звезд. А земля….

Цу: Доказательством этого, можно считать и перемещение магнитных полюсов Земли. Оно также связано с глобальными природными катаклизмами, землетрясениями и

наводнениями. Известно, что за последние 10 лет число землетрясений увеличилось в 5 раз по сравнению со средним показателем за 4000 лет. Последнее перемещение магнитных полюсов произошло, как считают ученые, примерно 12 400 лет назад. Это точно соответствует принятой ныне хронологии гибели Атлантиды и расшифрованной

топологии Великих пирамид в Гизе. Так вот, расчеты показывают, что следующее

перемещение магнитных полюсов и литосферных плит произойдет уже скоро и перед нами возникнет та роковая черта, за которой - Неизвестность.

Ла: Знали бы они….

Би: Неизвестность.

Зо: Они знали. Почему ничего не сделали? Неужели этот человек не мог рассказать всем?

Он знал, что будет.

Би: Да. Это произошло не сразу. Все началось постепенно, сначала понемногу, потом

сильнее и сильнее.

Цу: Как это все-таки страшно…. Наверно, поэтому старые шерпы молчат. Я тоже не знаю,

что можно сказать.

Ла: Давайте больше не будем ничего читать.

Би: Чем дальше мы заходим, тем яснее я чувствую, что все это мне уже известно.

Зо: Что известно? Как все это происходило?

Би: Да. И как, и почему…. Такое впечатление, что мы это знали всегда.

Ла: У меня такого чувства нет. Я больше ничего не хочу знать.

Цу: Давайте прочтем еще. Би, выбирай, какую?

Би: Эту.

Ла: Со мной тут вообще никто не считается?

Би: Хочешь, выбирай сама.

Ла: Я же сказала, что не хочу ничего знать. Решайте сами, что надо делать, а что нет. Но

снова слушать эти страхи я не могу.

Зо: А ты выбери бутылку с хорошим письмом!

Ла: Да их нет! Хороших писем! Давайте, может, убедитесь. Давайте, вон ту, маленькую!

Зо: Давайте! Мне она тоже нравится!

Би: (распечатывает, читает) Мадам, вы простите бессвязность, пыл.

Bедь вам-то известно, куда я плыл

и то, почему я, презрев компас,

курс проверял, так сказать, на глаз.

Я вижу бульвар, где полно собак.

Скамейка стоит, и цветет табак.

Я вижу фиалок пучок в петле

и вижу я вас, мадам, в букле.

Печальный взор опуская вниз,

я вижу светлого Джерси мыс,

две легкие шлюпки, как четкий рант.

Hа каждой, как маленький кливер, бант.

A выше (о, звуки небесных арф)

подобный голландке, в полоску шарф

и волны, которых нельзя сомкнуть,

в которых бы я предпочел тонуть.

И брови, как крылья прелестных птиц,

над взором, которому нет границ

в мире огромном ни вспять, ни впредь,

который незримому дал смотреть.

Цу: Би, погоди, можно дальше я? Пожалуйста.

Би: Ну, на, если ты так хочешь.

Цу: Спасибо. (читает, иногда смотрит на Зо)

Mадам, если впрямь существует связь

меж сердцем и взглядом (лучась, дробясь

и преломляясь), заметить рад:

у вас она лишена преград.

Mадам, это больше, чем свет небес.

Поскольку на полюсе можно без

звезд копошиться хоть сотню лет.

Поскольку жизнь лишь вбирает свет.

Hо ваше сердце, точнее - взор

(как тонкие пальцы - предмет, узор)

рождает чувства, и форму им

светом оно придает своим...

И в этой бутылке у ваших стоп,

свидетельстве скромном, что я утоп,

как астронавт посреди планет,

вы сыщете то, чего больше нет.

Bас в горлышке встретит,

должно быть, грусть.

До марки добравшись - и наизусть

запомнив - придете в себя вполне.

И встреча со мною вас ждет на дне!

И. Б. 1965 год.

Ла: (заглядывая в пустую бутылку) И встреча со мною вас ждет на дне! Интересно!

Зо: Это как музыка! Цу, ты, словно, пел сейчас!

Би: Это стихи. Раньше люди писали стихи.

Зо: Значит, мы тоже можем! Надо только понять, как это делается.

Би: Этому нельзя научиться. Ты либо можешь писать, либо нет. Так еще дедушка

говорил.

Зо: Ла, вот видишь, какое хорошее письмо! Стихи. А ты говоришь, что хороших не

бывает. Выбери еще, давай!

Ла: Я просто использовала свою интуицию. Она меня никогда не подводит. Правда,

давайте еще раз. Вот эту теперь, темную. Да.

Цу: Кто читает?

Ла: Ты открой, а я прочту.

Цу: (открывает бутылку) Держи.

Ла: Так-так. (читает) И пришел потоп от сатаны…. И разверзлось его чрево и извергает потоки

лжи. Лгут дети. Лгут отцы. Лгут правители. Лгут проповедники. Тонут и ликуют!

Исполнилось древнее пророчество! Люди с нечестивыми устами и сердцами налипли на

благодать Христову, как бессмысленные ракушки налипают на днище, лишая судно силы

и хода. Близко время гнева Агнца, ибо Сын погибели пришел тихо. Он не требовал ругать

Бога и отказываться от Христа. Люди сами все сделали. Он открыл широкие ворота, даря

блага цивилизации. Он дал людям силу усовершенствовать мир по содомскому образу и

подобию. Создать такие законы, когда прелюбодей стал не более чем шалунишка, когда

мужеложник нашел понимание в обществе, когда гангстер стал спокойно жить рядом с

законопослушным, когда блуд стал профессией, а похоть – образом жизни. Сатана дал

силу и власть тем, кто называет себя учеными, соблазнять и опутывать ложью мир. И

люди, ликуя, покорились. Все славят деньги, все славят образ зверя. Кровь зверя

циркулирует в жилах мира. И силу этой крови приумножают люди. И спорят за эту кровь,

и завидуют, у кого больше. Деньги обрели великую власть! Как кровь проникает, питая

каждую клетку тела, так и деньги, в нынешнем мире говорят и творят, поражают и

возвышают, кормят и сеют голод. Оглянись, есть ли вокруг тебя те, которые ни в чем не

уступили миру? Нет, таких. А значит, нет праведников. А значит, земля обречена. Ради

десяти праведников Бог готов был помиловать Содом. Содом был разрушен. Задумайся,

может, ты и есть десятый праведник, которого не хватает, чтобы защитить твой город?

Би: Это снова подтверждает мое мнение, что они знали, но ничего не сделали.

Зо: Это написал один человек. Разве он мог спасти весь мир?

Ла: Мог. Если бы к нему прислушались. Непонимание – это и была главная проблема

людей. Каждый занимался своей персоной….

Би: Ла, дай мне письмо, его надо свернуть.

Ла: Впрочем, с тех пор ничего не изменилось…. На, сворачивай.

Би: Цу, я не вижу луны! Ты следишь за ней?

Цу: Да. Она скрылась за тучами.

Би: Открывайте следующую бутылку. Цу, читай.

Цу: Как туго она завинчена, вода ее не пощадила. (открывает) А как ужасно пахнет!

Зо: Дай понюхать!

Би: Потом! Пусть читает.

Цу: Не торопите меня, я подхожу к этому делу серьезно! (читает) Люди! Услышьте

меня! С вами говорю я, чья угасающая жизнь не прошла даром. Чье здоровье было

подорвано суровой окружающей средой и развратом. Короче говоря, Тибетом и

минетом. Во времена моей бурной молодости, нас приучили верить в светлое

будущее и с надеждой смотреть в завтрашний день. Так вот теперь, глядя на всю эту

хрень, происходящую вокруг, я вспоминаю один анекдот про бога, которому горячо

молился старый еврей во время всемирного потопа. Мимо еврея проплывали разные

люди на лодках, звали его с собой, но праведник всем отвечал, что бог его не оставит

и непременно спасет. Захлебнувшись в волнах и представ перед Всевышним, он

спросил: «В чем-таки дело»? А Бог ответил: «Да меня уже достало присылать за

тобой лодки»! Вот так и мы. Пока ждали счастливого будущего, пропустили свое

настоящее. С этим потопом внезапно исчезла возможность отложить все дела на

потом. А вообще, плохая идея. Слышишь, Бог? Вся эта идея с потопом, скажу я тебе,

никакого очищения не принесет. Потому, что все дерьмо, по обыкновению своему,

непременно всплывет на поверхность вод, разлитых тобою, и будет дрейфовать до

скончания времен! Короче, ничего не изменится. Потомки! Еще один анекдот,

напоследок! Весна, потоп на Западной Украине. Сидят два кума на крыше хаты и

пьют самогон. Один говорит другому: - Дывысь Иван, кажись шапка Петра плывэ. -

Точно, наверно утоп Петро. - Давай выпьемо за упокой его души. Выпили. Через 15

минут опять шапка плывет, только в другую сторону, ну, опять выпили за упокой

Петра. И так 5 раз. На шестой выныривает Петро и говорит: - Ой, хлопци, замерз,

налыйте 100 грамм. Кумовья удивленно: - А шо, ты там робыш, Петро? Петро: - Як

шо роблю, весна же, потоп потопом, а пахать-то надо. Так что, послепотопные

потомки, если вы есть и не совсем допотопны, пашите, милые, пашите! Земля, она все

стерпит…. Надеюсь, когда вы это выудите из воды, бутылка сохранит свой запах,

запах настоящей водки. И еще. Прилагаю к письму свои любимые веселые картинки.

Зо: Ой! Покажи картинки! Давай!

Цу: Вот, еще одна загубленная жизнь…. На, смотри.

Зо: (разворачивает сверток, краснеет) Это…что это?

Ла: Что там? Покажи мне.

Зо: Это нельзя показывать! Это…

Би: Да что там? Дай сюда!

Зо: (кричит) Нет! Нет! Не дам! Тебе нельзя смотреть!

Ла: (выхватывает лист, смеется) Да! Вот это картинки! Вот это мужчина!

Би: Ла, дай мне сверток!

Ла: (читает) Вот так и делаются дети! Ха! Надо же!

Зо: Я это представляла по-другому. Не так….

Ла: И я, но так тоже ничего.

Би: Вредные девчонки! Цу, забери у них это!

Цу: (забирает лист, краснеет) Да…. Это…. Ну, так было раньше, наверное…. Хотя

иногда и у меня….

Би: Да что вы там все разглядываете? (выхватывает листок, тоже краснеет) Это просто

картинка. Что вы так….

Ла: Да нет, не просто, ты посмотри повнимательнее!

Би: Я не буду. Нельзя придавать столько значения пустякам.

Зо: А по-моему дети – это не пустяк! Вспомните, как нам радовались, когда мы были

маленькие? Как мамы купали нас на рассвете.

Ла: Лучше, дайте мне еще раз посмотреть!

Би: Это ни к чему. Все, забыли, нам надо работать.

Зо: Так просто и не забудешь….

Би: Цу, надо сходить еще раз и принести, сколько сможем.

Ла: Ты не мог бы остаться со мной? Би, пожалуйста.

Би: Я должен пойти с Цу, он один не справится.

Зо: А я пойду с ним и помогу. Можно я пойду с тобой, Цу? Можно?

Цу: Можно, конечно.

Ла: Вот видишь, все хорошо. Она ему поможет. Останься со мной.

Би: Ну, ладно, если это так важно, то я останусь. Но к чему такая загадочность?

Цу: Мы ушли. (уходят)

Ла: Ты говоришь, я загадочная?

Би: Иногда я не могу объяснить твоих поступков.

Ла: Забавно. А я твоих. Уже и не стараюсь объяснять.

Би: Это нормально, мы же такие разные. Потому мы и вместе.

Ла: Мы вместе?

Би: Ну, конечно.

Ла: Я хочу сказать тебе….Ты – это то, самое, для меня.

Би: Что?

Ла: Ну, то, самое главное. Я словно, летаю, когда ты рядом. Даже сейчас, когда и встать

не могу.

Би: Ты говоришь такое…. Ты, правда, так думаешь?

Ла: (разматывает повязку на ноге) Я могу поклясться кровью, если ты не веришь.

Би: Не делай этого, надо чтобы ты скорее поправилась. ( обнимает ее как младенца)

Тогда мы снова будем везде ходить, провожать солнце за Джомолунгму, плавать на

перегонки. И рыбки снова будут гоняться за твоими волосами….

Ла: Я так хочу этого. (тянется к его губам) Скажи мне еще. Скажи.

Би: Вымоет дождь и причешет ветер

Локоны самой красивой на свете…. (целует ее)

Ла: Это стихи…?

Би: Да. Про тебя. (целует ее, хочет встать)

Ла: Нет, нет, не отпускай меня! Так приято. Нам действительно стоило прийти сюда. Ради

этого. Правда? Зачем нам гоняться за прошлым, когда есть настоящее, наше

настоящее.

Би: Мы тоже все погибнем когда-нибудь. И не будем знать от чего. Так, наверное, должно

быть. Мне кажется, я знаю, обо всем, что тогда происходило, но я так ничего и не

понял. Мы другие, не такие, как они.

Ла: Разные. Мы все разные. Только, нам необходимо одно и тоже. Обними меня

покрепче.

Би: Ты дрожишь. Замерзла?

Ла: Немного.

Би: Скоро прилив. Надо сходить за ними, помочь.

Ла: Не надо. Пусть они побудут вдвоем. Им надо поговорить.

Би: О чем?

Ла: О том же, о чем говорили мы. Разве Цу не рассказывал тебе ничего?

Би: Нет. Но я видел, как он смотрит на нее.

Ла: Так же как ты на меня сейчас. У тебя такие теплые руки.

Би: Я никогда тебя не отпущу.

Неожиданно вбегает Зо, следом за ней Цу.

Зо: (взволновано) Я не знаю, что надо говорить. Ты пугаешь меня. Не надо было делать

этого.

Цу: Извини, пожалуйста! Так получилось. Я думал тебе тоже понравится.



Зо: Мне понравилось. Только…не надо было. Я буду нервничать теперь.

Ла: Что случилось?

Би: Где бутылки? Цу?

Зо: Только одна. (протягивает Би бутылку) Вот.

Би: Как одна?

Цу: Так вышло. Там сейчас совсем темно, мы боялись пораниться.

Би: Но, она не может быть последней!

Цу: Конечно нет. Просто, ничего не видно.

Би: Читай!

Цу: (открывает бутылку, читает) Чуда не будет. Финал один.

Выяснилось в итоге,

Властной десницею Господин

Молча сметал с дороги.

Сыпались камни нарядных лиц,

Пеной волна вздымалась,

Из непрочитанных мной страниц

Межстрочие вырывалось.

Краткий полет не поймешь - куда,

Брызги холодной соли,

Вдох разрывающийся, когда

Просто хрипишь от боли.

Помню – отчаянный ветра свист,

Помню – волна качала….

Белая простынь, чистый лист,

Все начинать сначала…..
Бассейн начинает наполняться водой.

Би: Ну, вот оно. Я так и знал. Опять все с начала.

Ла: Действительно. Неужели нельзя продлить это состояние подольше?

Цу: Простите, я не знал.

Би: Да ты и не виноват ни в чем. Когда-нибудь мы научимся медленнее возвращаться к

жизни.


Зо: Значит, эта игра будет дольше?

Цу: Ты же понимаешь, эта игра не зависит от времени.

Ла: Важно только наше желание. Ведь, согласитесь, коллеги, так интереснее просыпаться

и вспоминать.

Зо: Это точно!

Би: Силы возвращаются. Думаю, нам предстоит много работы.

Цу: Почему это происходит так часто?

Ла: Земле необходимо обновление. И кстати, не так уж и часто. С прошлого раза, прошло,

я думаю, не менее 850 тысяч лет.

Зо: Да! В этот раз возвращаться было куда интереснее, чем раньше.

Би: Пора будить остальных. Пора возрождать жизнь….

Сверху падает веревочная лестница, все четверо начинают подниматься по ней. В

бассейне шумит вода. Затемнение.

Голос: В 1999 году, ученые из Башкирии открыли в горах Тибета пещеры, в которых

находятся живые люди, в измененном состоянии тела и духа. Состоянии СОМАТИ.

Эти пещеры также называют городом Богов или Шамбалой, в которой есть

представители разных цивилизаций, существовавших ранее на земле. Лемурийцы,

атланты и арийцы. Они – хранители знаний. Трудно сказать, какие картины рисует их



коллективное сознание, но каждый раз они просыпаются, чтобы возродить жизнь.
КОНЕЦ.


Достарыңызбен бөлісу:




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет