Повесть о преужасной жизни великого гаргантюа, отца пантагрюэля, некогда сочиненная магистром алькофрибасом назье, извлекателе


О том, как Панург обращается за советом к Эпистемону



бет19/25
Дата17.03.2018
өлшемі4.61 Mb.
#21339
түріКнига
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   25

О том, как Панург обращается за советом к Эпистемону Покинув Вилломер и возвращаясь к Пантагрюэлю, Панург дорогой обратился к Эпистемону и сказал: -- Родной мой, друг вы мой старинный, вы видите, как мятется мой дух. Вам известно столько хороших средств! Не поможете ли вы мне? Эпистемон взял слово и, поставив на вид Панургу, что честной народ животики надорвал, хохоча над его ряженьем, посоветовал ему принять небольшую дозу чемерицы на предмет изгнания из организма вредных соков и облачиться в обыкновенный наряд. -- Эпистемон, родной мой, мне приспичило жениться, -- объявил Панург. -- Вот только я боюсь, что мне наставят рога и что я буду несчастлив в семейной жизни. Между тем я дал обет святому Франциску Младшему, особо чтимому всеми жительницами Плеси-ле-Тур за то, что он основал орден женолюбивых, то бишь боголюбивых братьев миноритов, к которым они испытывают естественное влечение, носить очки на шляпе и не носить гульфика, пока я окончательно не разрешу обуревающие мой дух сомнения. -- Ну и обет, умнее не придумаешь! -- заметил Эпистемон. -- Дивлюсь я вам, как это вы до сих пор не образумитесь и свои до ужаса расстроенные чувства не приведете в привычное состояние спокойствия. Слушая вас, я невольно вспоминаю длинноволосых аргивян, которые, проиграв лакедемонянам битву за Тирею, после всех своих бед дали обет не носить волос на голове, пока не добудут в бою свою утраченную честь и не отвоюют землю, отданную врагу, а также забавный обет испанца Мигеля де Ориса, который так все и носил обломок наколенника. Я не знаю, кто больше заслуживает и кто более достоин желто-зеленого колпака с заячьими ушами -- этот ли отважный воитель, или же Ангеран, длинно, обстоятельно и нудно о нем повествующий, пренебрегая искусством и способом писания истории, которые нам заповедал самосатский философ. Когда читаешь длинное это повествование, кажется, что это только начало и завязка кровопролитной войны, что за этим последует смена царств, а под конец оказываются в смешном положении и дурашливый воин, и англичанин, вызвавший его на поединок, и самый их летописец Ангеран, надоевший своим читателям хуже горькой редьки. Это такая же забавная штука, как Горациева гора, которая вопила и кричала не своим голосом, ни дать ни взять роженица. На ее крики и вопли сбежалась вся округа посмотреть на необычайные и дотоле не виданные роды, а родила гора всего-навсего мышку. -- Кошке игрушки, а мышке слезки, -- подхватил Панург. -- Как бы вам самому потом не заплакать! Нет, я пребуду верен своему обету. Послушайте, мы с вами с давних пор доверяем друг другу и водим дружбу, коей покровительствует сам Юпитер. Скажите же мне свое мнение: стоит мне жениться или нет? -- Шаг в самом деле рискованный, -- заметил Элистемон. -- Я чувствую, что мне не под силу решить этот вопрос и если слова старого Гиппократа Косского: решение затруднительно имеют какое-нибудь значение для медицины, то в настоящем случае они справедливы в высшей степени. У меня есть кое-что на уме, такое, что могло бы, пожалуй, вывести вас из затруднения, но все же меня это не вполне удовлетворяет. Кое-кто из платоников утверждает, что кому удается увидеть своего гения, тот сможет узнать свою судьбу. Я недостаточно хорошо разбираюсь в их учении и не стремлюсь к тому, чтобы вы стали их последователем, -- там много ложного. Меня в том уверил пример одного любознательного и пытливого дворянина из Эстрангуры. Это первое. Теперь второе. Если бы и в наше время царили оракулы Юпитера-Аммона, Аполлона в Ливадии, Дельфах, Делосе, Кярре, Патаре, Тегире, Пренесте, Ликии, Колофоне, у Кастальского ключа, близ Антиохии в Сирии, у Бранхидов, Вакха в Додоне, Меркурия в Фарах близ Патр, Аписа в Египте, Сераписа в Канобе, фавна в Менальских горах и в Альбунее близ Тиволи, Тиресия в Орхомене, Мопса в Киликии, Орфея на острове Лесбос и Трофония на острове Левкадии, я бы склонен был (а может быть, и нет) пойти к ним и послушать, что они скажут о вашем начинании. Вы знаете, однако ж, что все они стали немы как рыбы с той поры, как пришел Царь-Спаситель, в коем потонули все оракулы и все пророчества, -- так при ярком свете солнца исчезают домовые, ламии, лемуры, оборотни, всякая нечисть и нежить. Впрочем, если бы даже они и царствовали, я бы вас все равно убедил не придавать веры их ответам. Слишком уж много народа они погубили. Так, например, я припоминаю, что Агриппина упрекала прекрасную Лоллию, зачем та обратилась к оракулу светлейшего Аполлона с вопросом, выйдет ли она замуж за императора Клавдия; за это Лоллия была сначала изгнана, а потом подвергнута позорной казни. -- Мы сделаем лучше, -- решил Панург. -- Недалеко от гавани Сен-Мало расположены Огигийские острова. Мы отпросимся у нашего государя и двинемся туда. Я читал у славных древних авторов, что на одном из четырех этих островов живут предсказатели, прорицатели и пророки, а в глубине золотой скалы возлежит окованный золотыми цепями Сатурн, питающийся амброзией и божественным нектаром, которые ему ежедневно в изобилии доставляют с неба какие-то неведомые птицы (быть может, это те самые вороны, что питали в пустыне первого отшельника, святого Павла), и точно предсказывает желающим их судьбу, их жребий и что ожидает их впереди. Что бы ни соткали Парки, что бы ни замыслил и ни предпринял Юпитер, все это добрый отец богов узнает во сне. Послушаем, что он нам скажет касательно моего затруднительного положения, -- это нас избавит от лишних хлопот. -- Это слишком явный обман и слишком баснословная басня, -- заметил Эпистемон. -- Я туда не пойду.

ГЛАВА ХХV



О том, как Панург советуется с гер Триппой -- Если вы мне доверяете, -- продолжал Эпистемон, -- то, прежде чем возвращаться к нашему государю, давайте сделаем вот что. Тут, недалеко от Иль-Бушара, живет гер Триппа. Вам известно, что при помощи астрологии, геомантии, хиромантии, метопомантии и других такого же сорта искусств он предсказывает будущее. Поговорим о вашем деле с ним. -- Не знаю, что вам на это сказать, -- заметил Панург. -- Знаю только, что однажды, пока он вел беседу с великим королем о небесном и сверхчувственном, придворные лакеи на ступеньках между дверьми, вдоволь надергали его жену, а она была собой недурна. И вот он, видевший без очков все, что совершалось и в эфире и на земле, имевший свое суждение обо всех событиях, как минувших, так равно и текущих, и предсказывавший будущее, он не видел, как раскачивали его супругу, и так никогда про это и не узнал. Ну да ладно, пойдемте, если хотите. Учиться уму-разуму всегда полезно. На другой день приблизились они к обиталищу гер Триппы. Панург преподнес ему плащ, подбитый волчьим мехом, огромных размеров золоченый двуострый меч в бархатных ножнах и полсотни ангелотиков чистоганом; потом он запросто заговорил с ним о своем деле. Гер Триппа, взглянув на него в упор, без дальних размышлений объявил: -- У тебя метопоскопия и физиономия рогоносца, и не просто рогоносца, но рогоносца ославленного и опозоренного. Тут он со всех сторон осмотрел Панургову правую ладонь и сказал: -- Вот эта прерывистая линия над холмами Юпитера бывает только у рогоносцев. После этого он быстро поставил пером несколько точек, соединил их, как того требует геомантия, и сказал: -- Воистину и вправду ты станешь рогоносцем вскоре после женитьбы. Затем он спросил Панурга, какой гороскоп был составлен при его появлении на свет. Панург ответил ему на этот вопрос, тогда гер Триппа нимало не медля построил его небесную камеру со всеми соответствующими отделениями и, изучив ее расположение и треугольные ее аспекты, испустил глубокий вздох и молвил: -- Я сразу же ясно тесе сказал, что ты будешь рогат, -- это неизбежно. Теперь у меня есть новое тому доказательство, и я тебя уверяю, что ты будешь рогат. Притом жена будет тебя бить и будет тебя обирать. Аспекты седьмого отделения камеры все до одного зловещи: здесь смешались в кучу все рогоносные знаки Зодиака, как-то: Овен, Телец, Козерог и прочие. В четвертом же отделения камеры Юпитер -- на ущербе, а четырехугольный аспект Сатурна примыкает к Меркурию. Ты подцепишь дурную болезнь, дорогой мой. -- А я к тебе прицеплю лихоманку, старый дурак, болван, противная твоя рожа, -- подхватил Панург. -- Когда все рогоносцы построятся, ты понесешь знамя. Скажи-ка лучше, что это у меня за чесоточный клещ между пальцев? С этими словами он протянул гер Триппе два пальца в виде рогов, все же остальные загнул. Затем обратился к Эпистемону: -- Перед вами настоящий Ол из Марциаловой эпиграммы, который все силы своего ума потратил на то, чтобы наблюдать и изучать чужие беды и напасти. А жена его между тем весело проводила время. Наш советчик беднее самого Ира, а до чего же он важен, спесив и несносен при этом, как семнадцать чертей, одним словом -- нищий спесивец, как совершенно справедливо называли древние этакую сволочь и мразь. Уйдемте от этого обалдуя, от этого сумасброда, от этого буйнопомешанного, пусть слушают этот пьяный бред его друзья дома -- черти. Такому прохвосту черти рады услужить, -- я в этом нимало не сомневаюсь. Он не знает основы основ всей философии, а именно: познай самого себя, он воображает, будто видит сучок в глазу ближнего своего, и при этом не замечает, что у него у самого торчит в каждом глазу по толстенному бревну. Это прямой Полипрагмон, описанный Плутархом. Это вторая Ламия, которая в чужих домах, на людях, при всех, видела зорче рыси, а в своем собственном была слепа, как крот: у себя она ничего не видела, оттого что, возвращаясь откуда-нибудь восвояси, снимала глаза, как очки, и прятала их в башмак, подвешенный у входа. При этих словах гер Триппа взял ветку тамариска. -- Он берет то, что нужно, -- заметил Эпистемон. -- Никандр называет это дерево вещим. -- Как тебе угодно более подробно узнать правду, -- спросил гер Триппа: -- С помощью ли пиромантии, аэромантии, которую Аристофан прославляет в Облаках, гидромантии или же леканомантии, которая была так широко распространена среди ассирийцев и которую подверг испытанию Гермолай Варвар? Я покажу тебе в тазу с водой, как твою жену будут раскачивать двое ражих детин. -- Когда ты сунешь свой нос в мой зад, то не забудь снять очки, -- предупредил Панург. -- Или, быть может, с помощью катоптромантии, -- продолжал гер Триппа, -- благодаря которой Дидий Юлиан, император римский, предугадал все, что с ним долженствовало произойти? Очки тебе для этого не понадобятся. Ты увидишь в зеркале, как почесывают твою жену, до того ясно, словно я тебе ее показал в источнике храма Минервы, близ Патр. Или, быть может, с помощью коскиномантии, к которой некогда с таким благоговением относились римляне, совершая свои обряды? Возьми решето, клещи -- и ты увидишь чертей. Быть может, с помощью альфитомантии, которую упоминает Феокрит в своей Чародейке, или же алевромантии, смешав зерно с мукой? С помощью астрагаломантии? Костяшки у меня найдутся. С помощью тиромантии? Кстати, у меня есть бреемонтский сыр. С помощью гиромантии? Ты у меня будешь вертеть круги, и все они упадут в левую сторону, можешь мне поверить. С помощью стерномантии? По чести скажу, уж больно ты тщедушен. С помощью либаномантии? Для этого нужно лишь малую толику ладана. С помощью гастромантии, которую долгое время применяла в Ферраре одна дама, чревовещательница Якоба Родиджина? С помощью кафалеономантии, коей обыкновенно пользуются германцы, жарящие ослиную голову на горящих углях? С помощью керомантии? Тогда лей расплавленный воск в воду -- и ты увидишь свою жену и ее игрунов. С помощью капномантии? Положи на горящие угли зерна мака и сезама -- просто один восторг! С помощью аксиномантии? Запасись только пестом и гагатом, который ты бросишь потом в жаровню. До чего же ловко все узнал этим способом про женихов Пенелопы Гомер! С помощью онимантии? Возьмем прованского масла и воску. С помощью тефрамантии? Ты увидишь, как из пепла образуется в воздухе фигура твоей жены, принявшей весьма занятную позу. С помощью ботаномантии? У меня как раз есть для этого листья шалфея. С помощью сикомантии? О божественное искусство гадания на фиговых листочках! С помощью ихтиомантии, которую некогда так чтили и к которой столь часто обращались Тиресий и Полидамант и которая применялась также во рву Дина в роще, посвященной Аполлону в стране ликийцев? С помощью хэромантии? Тогда надобно заготовить побольше поросят и вырезать у них мочевой пузырь. С помощью клеромантии, для чего требуется в крещенский вечер запечь в пирог боб? С помощью антропомантии, коей не гнушался император римский Элагабал? Способ довольно неприятный, но ты его вытерпишь: ведь тебя же сама судьба обрекла быть рогоносцем. С помощью сивиллиной стихомантии? С помощью ономатомантии? Как твое имя? -- Дерьможуй, -- отвечал Панург. -- Или же алектриомантии? Я искусно начерчу здесь круг и разделю его при тебе и на твоих глазах на двадцать четыре равные части. В каждой части я напишу какую-нибудь букву алфавита, на каждую букву положу пшеничное зерно, а затем впущу в круг молодого, еще не спарившегося петушка. Вот увидите, -- могу ручаться, -- что он склюет зерна, которые я положу на буквы: Б. У. Д. Е. Ш. Ь. Р. О. Г. А. Т. Ы. М., и, следственно, окажется не менее проницательным, чем тот прозорливый и алектриомантический петел, который при императоре Валенте, жаждавшем знать имя своего преемника, склевал зерна на буквах: Ф. Е. О. Д. А быть может, ты больше доверяешь приметам, связанным с полетом птиц, с пением птиц вещих, с кормлением священных утиц? Или вы желаете прибегнуть к гаруспициям? Или же к экстиспициям? -- К какаписпициям, -- отвечал Панург. -- Или же к некромантии? Я бы вам сей же час кого-нибудь воскресил из недавно умерших, подобно Аполлонию Тианскому, воскресившему Ахилла, или же той волшебнице, что волхвовала в присутствии Саула, и восставший выложил бы нам все -- ничуть не хуже, чем усопший, которого вызвала Эрихто, предсказал Помпею течение и исход Фарсальской битвы. Если же вы страшитесь мертвецов, каковой страх присущ всем рогоносцам на свете, то я прибегну только к скиомантии. -- Пошел ты к черту, дурак, сумасброд, ступай перепорть всех албаяцев -- получишь за это остроконечную шляпу! -- вскричал Панург. -- С таким же успехом ты, черт бы тебя подрал, мог бы мне посоветовать подложить под язык изумруд или же камень гиены, запастись язычками удодов или же сердцами зеленых лягушек, съесть сердце и печень дракона, чтобы обрести способность угадать свою судьбу по ячанию и пению лебедей и других птиц, как делывали это в старину месопотамские арабы. Пошел ты ко всем чертям, рогоносец, рогач, выкрест, чертов колдун, антихристов ведун! Идемте к нашему государю! Я уверен, что он не погладит нас по головке, когда узнает, что мы побывали в берлоге у долгополого этого черта. Я жалею, что к нему пошел, и тому человеку, который когда-нибудь дул мне в зад, я с удовольствием заплатил бы сто нобилей и четырнадцать кобелей только за то, чтобы он сейчас своей харкотиной разукрасил ему усы. Боже правый, мне дышать нечем от его болтовни, чертовни, чародейства и ворожейства! Черт бы его взял! Говорите аминь -- и пойдемте выпьем. А всякую охоту к веселью он мне отбил дня на два, а то и на четыре.

ГЛАВА XXVI



О том, как Панург обращается за советом к брату Жаь Зубодробителю Речи гер Триппы обозлили Панурга, и, пройдя сельцо Юим, он, запинаясь и почесывая себе левое ухо, обратился к брату Жану: -- Развесели меня, толстопузик! Совсем заморочил мне голову бесноватый этот дурак. Послушай, блудодей-лиходей, блудодей-чародей, блудодей-чудодей, блудодей плодовитый, блудодей знаменитый, блудодей мастеровитый, блудодей взлохмаченный, блудодей истый, блудодей проконопаченный, блудодей шерстистый, блудодей узорчатый, блудодей оштукатуренный, блудодей створчатый, блудодей сборчатый, блудодей зернистый, блудодей отточенный, блудодей с арабесками, блудодей промоченный, блудодей с фресками, блудодей пролощенный, блудодей прожженный, блудодей навощенный, блудодей луженый, блудодей клейменый, блудодей нашпигованный, блудодей фаршированный, блудодей антикварный, блудодей прирожденный, блудодей грешный, блудодей бешеный, блудодей просмоленный, блудодей кафтанный, блудодей непостоянный, блудодей капюшонный, блудодей желанный, блудодей лакированный, блудодей крапчатый, блудодей чернодеревчатый, блудодей краснодеревчатый, блудодей буксовый, блудодей латинский, блудодей пищальный, блудодей арбалетный, блудодей пистолетный, блудодей неистовый, блудодей батистовый, блудодей неуемный, блудодей огромный, блудодей скоромный, блудодей ретивый, блудодей спесивый, блудодей учтивый, блудодей красивый, блудодей прыткий, блудодей юркий, блудодей винительный, блудодей творительный, блудодей родительный, блудодей живительный, блудодей гигантальный, блудодей витальный, блудодей овальный, блудодей магистральный, блудодей клаустральный, блудодей монахальный, блудодей мощный, блудодей прочный, блудодей бесспорный, блудодей проворный, блудодей почтенный, блудодей отважный, блудодей егозливый, блудодей похотливый, блудодей объемистый, блудодей напористый, блудодей забористый, блудодей туговатый, блудодей молодцеватый, блудодей шишковатый, блудодей решительный, блудодей обходительный, блудодей предупредительный, блудодей оплодотворяющий, блудодей блестящий, блудодей свистящий, блудодей визжащий, блудодей всемилюбимый, блудодей необходимый, блудодей общеполезный, блудодей благопристойный, блудодей жестокосердный, блудодей усердный, блудодей удалец, блудодей счастливец, блудодей таран, блудодей жирный баран, блудодей насущный, блудодей сдобный, блудодей высокопробный, блудодей бесподобный, блудодей грузный, блудодей толстогузный, блудодей пикойвверхторчащий, блудодей рафский, блудодей гвельфский, блудодей орсинский, блудодей сеятельный, блудодей веятельный, блудодей жизнедеятельный, блудодей родоначальствующий, блудодей румяный, блудодей рьяный, блудодей алидадический, блудодей альгамалический, блудодей алгебраический, блудодей здоровенный, блудодей отменный, блудодей прожорливый, блудодей неукротимый, блудодей неутомимый, блудодей неодолимый, блудодей непоколебимый, блудодей неумолимый, блудодей неотвратимый, блудодей привлекательный, блудодей очаровательный, блудодей достопримечательный, блудодей осязательный, блудодей мускулистый, блудодей питательный, блудодей вспомогательный, блудодей трагический, блудодей сатирический, блудодей заморский, блудодей щекотательный, блудодей пищеварительный, блудодей удовлетворительный, блудодей воплотительный блудодей укрепительный, блудодей печатьюскрепительный, блудодей мужеложный, блудодей скотоложный, блудодей наложный, блудодей неслезающий, блудодей полыхающий, блудодей громыхающий, блудодей вправляющий, блудодей вставляющий, блудодей пробивающий, блудодей скрипучий, блудодей пахучий, блудодей громозвучный, блудодей сперматозальный, блудодей тучный, блудодей сопящий, блудодей охальный, блудодей нахальный, блудодей сальный, блудодей прорывающий, блудодей втыкающий, блудодей протыкающий, блудодей въедливый, блудодей непоседливый, блудодей проходунедающий, блудодей доднадостающий, блудодей какрешетотрясущий, блудодей-попрыгун, блудодей-поскакун, блудодей-кувыркун, брат Жан, друг мой, я к тебе питаю особое уважение, а потому приберег тебя на закуску. Будь добр, скажи мне свое мнение: стоит мне жениться или нет? Брат Жан, возвеселившись духом, ответил ему так: -- Женись, черт побери, женись, но уж потом не ленись. Словом сказать, ты этого дела не откладывай. Нынче же вечером должно совершиться ваше сношение, то бишь оглашение. Бог мой, чего ты тянешь? Разве ты не знаешь, что близится конец света? Нынче мы стали на два трабюта и полтуазы ближе к нему, чем были позавчера. Я слышал, антихрист уже народился. Правда, пока он только царапает кормилицу и нянек и до времени не обнаруживает своих сокровищ: он еще мал. Crescite, nos qui vivimus, multiplicamini / Плодитесь, все живые, и множитеся (лат.)/ -- так сказано в служебнике, а ведь мешок зерна стоит у нас от силы три патака, а бочонок вина шесть бланков. Ты что же это, хочешь и на Страшный суд, dum venerit judicare, / Когда придет Господь судить землю (лат.)/ явиться с полными яичками? -- У тебя светлый и ясный ум, брат Жан, блудодей ты мой столичный, и говоришь ты дело, -- заметил Панург. -- Леандр Абидосский, плывя через Геллеспонт из Азия в Европу, в Сеет, к своей подружке Геро, именно об этом молил Нептуна и прочих морских богов: Коль скоро вы в пути меня хранили, То хоть бы уж теперь не потопили! Он не желал отправляться на тот свет с полными яичками. И я вот на чем порешил: отныне во всем моем Рагу каждому преступнику, приговоренному судом к смертной казни, будет предоставлен день или два покра-лям-соваться, так чтобы в семяпроводе у него нечем было изобразить букву игрек. Такая драгоценная вещь непременно должна быть употреблена в дело. Глядишь, от него кто-нибудь и родится. Тогда он умрет со спокойной совестью, ибо вместо себя оставит другого человека.

ГЛАВА XXVII



О том, какие веселые советы дает Панургу брат Жан -- Клянусь святым Ригоме, -- оказал брат Жан, -- я, друг ты мой сердечный, не посоветую тебе ничего такого, чего сам бы не сделал на твоем месте. Только прими в рассуждение и в соображение, что удары твои должны быть безостановочны и беспрестанны. Если допустишь перерыв, то ты, бедняга, погиб. С тобой случится то же, что с кормилицами: как скоро они перестают кормить, они теряют молоко. Если ты не будешь постоянно упражнять свой живчик, он также потеряет молоко, и будет он тебе служить только мочепроводом. Равным образом яички у тебя будут попусту болтаться в мошонке. Почитаю за должное тебя о том предуведомить, друг мой. Я знаю многих, которые уже не могли, когда хотели, оттого что не делали, когда еще могли. По той же самой причине, говорят ученые, теряются все привилегии, если ими не пользуются. А посему, сынок, заставляй двоих нижних, маленьких, всем известных троглодитов вечно трудиться. Воспрети им следовать примеру дворян, то есть жить на доходы и ничего не делать. -- Добро, брат Жан, блудодей ты мой драгоценный, я тебе верю, -- отозвался Панург. -- Ты приступаешь прямо к делу. Без подходов и обиняков ты мгновенно рассеял всякий страх, какой только мог закрасться ко мне в душу. За это да поможет тебе небо всегда бить без промаха. Итак, по твоему совету, я женюсь, и женюсь удачно, а как скоро у меня появятся хорошенькие горничные, то ты меня навестишь и сделаешься покровителем сестринской общины. Вот все, что я мог тебе сказать касательно первой части твоей проповеди. -- Послушай-ка оракула варенских колоколов, -- сказал брат Жан. -- Что они говорят? -- Я понял, -- отвечал Панург. -- Ей-бочку, их звон представляется мне более вещим, нежели звон котлов Юпитера Додонского. Слушай: Быть тебе муженьком, быть тебе муженьком, муженьком, муженьком! Коли станешь муженьком, муженьком, муженьком, света с радости невзвидишь, там увидишь, видишь, видишь, Муженьком, муженьком! Головой тебе ручаюсь, что я женюсь, -- все стихии меня к тому призывают. Да будет слово мое крепче медной стены! Переходя же ко второму пункту твоей проповеди, я должен признаться, что, по-моему, ты сомневаешься, ты не веришь в мою способность быть отцом, ты, как видно, полагаешь, что тугой бог садов ко мне не очень благоволит. Сделай милость, поверь мне, пожалуйста, что он у меня по струнке ходит: покорен, благожелателен, покладист и услужлив всегда и во всем. Стоит только отвязать ремешок, то бишь шнурок, показать ему добычу и сказать: "Пиль, дружок!" И если даже будущая моя супруга окажется такою же точно жадной на приятности любви, как некогда Мессалина или английская маркиза Винчестерская, то -- можешь мне поверить -- удовлетворяя ее, я стану только еще более обильным. Мне известно, что сказал Соломон, а ведь он был по этой части человек сведущий и опытный. После него Аристотель заметил, что женский пол по природе своей ненасытен, я же, со своей стороны, объявляю во всеобщее сведение, что обладаю орудием того же калибра, и притом безотказным. Только, пожалуйста, не приводи мне в пример таких баснословных потаскунов, каковы Геркулес, Прокул, Цезарь и Магомет, который в Алькоране похваляется, что по своей мужской силе равен шестидесяти конопатчикам. Врет, подлец! Не приводите мне также в пример индийца, о котором раззвонили Теофраст, Плиний и Афиней, будто бы он с помощью какой-то там травы выдерживал более семидесяти раз в день. Я этому не верю. Цифра взята наобум. И тебя прошу не верить. Но я прошу тебя верить и почитать за истину, что мой детородный, мой священный Итифалл, мессер Котале Альбинга -- первый в мире. Слушай, блудодеюшка! Ты когда-нибудь видел рясу кастрского монаха? Когда ее вносили в чей-нибудь дом -- открыто или же украдкой, -- внезапно, в силу ужасающих ее особенностей, все обитатели и домочадцы, животные и люди, мужчины и женщины, все, вплоть до кошек и крыс, приходили в исступление. Клянусь, мне неоднократно приходилось удостоверяться, что в гульфике моем заключена энергия еще более сверхъестественная. Я не собираюсь тары да бары с тобой разводить, но когда однажды я попал на действо о Страстях Господних в Сен-Максен, то благодаря особенности и таинственному свойству моего гульфика неожиданно все, и лицедеи и зрители, впали в такое страшное искушение, что не осталось ни одного ангела, человека, дьявола или же дьяволицы, кому бы не захотелось попрыгать. Суфлер бросил свою тетрадку, лицедей, изображавший архангела Михаила, спустился с небес по блокам на сцену, черти повыскочили из ада и утащили к себе всех несчастных бабенок, сам Люцифер сорвался с цепи. Словом сказать, при виде этой кутерьмы я дал тягу из театра, в чем примером служил мне цензор Катон, который, видя, что его присутствие вносит смятение в ряды участников Флоралий, рассудил за благо покинуть празднества.

ГЛАВА XXVIII





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   25




©kzref.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет