Приход церкви



жүктеу 0.79 Mb.
бет3/5
Дата03.04.2019
өлшемі0.79 Mb.
1   2   3   4   5


г) Прежде чем говорить об училище, не излишне здесь сказать вообще о распространении грамотности в приходе. На этом поприще издавна почти только одно местное духовенство было главной двигательной силой101. Помещики прихода не заботились о грамотности в народе: им нужна была только физическая сила, а не умственно-нравственное состояние крестьян. По требованию времени и по сознанию нужды в грамоте прихожане отдавали своих детей учиться к местному церковному клиру. Замечательно в среде духовенства то, что не только глава дома, но и все грамотные члены семейства его занимались учительством. Так становится известным, что из местного церковного клира занимались обучением приходских детей грамоте: дьячек Федор Гаврилов (служил с 17600 — 18110 г.), сын его дьякон Леонтий Федоров Лебедев (служ. С 1787 по 1826 г. и внук, дьякон же Иоанн Леонтьев Лебедев (служ. С 1826 — 1859 г.), а также зять последнего дьякон Николай Алексеев Понгильский (служ. С 1859 по 1867 г.); священник Василий Иванов Николослободищевский (служ. С 1817 по 1825 г.) и, по смерти его, жена его Александра Иванова при помощи детей своих: Флегонта и Ивана Гроздовых (с 1825 по 1830 г.); дьячек Асигкрит Афанасьев Колокольцев (служ. С 1818 по 1878 г.) с детьми своими: Василием, Иваном, Алексеем и Павлом Колокольцевыми; пономарь Петр Алексеев Казанский (служ. С 1823 по 1860 г. с детьми своими: Валентином, Петром и Евграфом Соболевыми; зять Казанского, пономарь же, Александр Павлов Соколов (служ. С 1860 по 1879 г.); церковные сторожа — отставные солдаты, по происхождению из духовного звания: Николай Васильев (1829 — 33 гг.) и сын его Иван Николаев (1841 — 47 гг.) Воскресенские и Федор Васильев Муранов (1833 — 1841 гг.); священник Михаил Стефанов Ярославский (служ. С 1879 по 1868 г.) с детьми своими: Александром, Стефаном, Антонином, Клавдиею102 и Константином Ярославскими и зять свящ. Ярославского — священник Михаил Захариев Державин (учил с 1868 по 1879 г.). — По обычаю времени, дети учились не год, не два и не три, а до тех пор, покуда усвоят себе грамоту; поздняя осень, зима и самая ранняя весна были периодическим временем учения, а лето было всегда свободно от занятий. Предметами учения была церковно-славянская грамота; после присоединялась гражданская и письмо, а в позднейшее время — счисление на счетах и четыре действия арифметики. Церковно-славянский букварь, часослов и псалтирь были обычными учебными пособиями. У учащихся книги были свои; только в 1865 году священник Михаил Стефанов Ярославский выписал из г. Ярославля от учредителей 1-й Ярославской воскресной школы несколько экземпляров букварей для обучения славянской и гражданской грамоте и некоторых других книжек103. Буквари и прочие книжки безмездно розданы были в школы священника, дьякона и пономаря. — Местом занятий всегда был дом учителя, в котором ученики и жили зимой; временем ежедневных занятий было утро до обеда (12 часов дня), и затем по преимуществу вечер, когда, особенно зимой, занимались при свете лучины. Плата за обучение была весьма разнообразна, смотря по состоянию родителей ученика; платили от 3 до 10 руб. за выучку и некоторым количеством жизненных продуктов. — Так как с течением времени обучение у местного причта не могло удовлетворить всех нуждающихся в грамоте (многим за недостатком места в домах учителей приходилось отказывать), то по примеру окрестных сел прихожане согласились и в своем селе устроить особое помещение для школы. В этом деле с глубокою благодарностью и полной правдой следует сказать, что местный священник Михаил Захариев Державин был главным лицом, возбудившим в прихожанах желание к устройству училища и доведшим его до конца, несмотря на некоторые препятствия. Так в 1875 году священник обратился к Угличскому земству с просьбой “дать пособие для устройства училища при Николомолокшинской церкви”, имея в виду жертвовать своими трудами в деле обучения детей. Земство отказало. После этой неудачи священник обратился за помощью к зажиточным прихожанам, которые и пожертвовали104 на устройство здания для училища около 400 рублей. Так как этих денег недостаточно было, чтобы вполне устроить и училище и квартиру учителю и все классные принадлежности, то епархиальное начальство, в виду просьбы священника, дозволило105 приспособить для устройства училища существовавший каменный дом, занимавшийся до того церковным сторожем106. Под наблюдением священника Державина, потратившего при сем из собственного капитала до 200 рублей, были устроены в каменном здании сторожки: коридор, классная комната (на 40 человек) с кирпичной обитой железом печью, деревянные парты, столы, шкафы и классная доска, а поверх каменного здания устроено для учителя деревянное помещение, состоящее из коридора с чуланом и 4-х комнат. Прихожане дали при этом от себя приговор нагревать и освещать училище и комнаты учителя на свои средства. Вместе с этим приговором и новой просьбой священник опять обратился к Угличскому земству об ассигновании жалованья учителю и законоучителю и о выдаче учебных принадлежностей для устроенного уже училища. Не безынтересно здесь привести извлечение из журнала Угличского земского собрания 1879 года107. Заседание 29 сентября 1879 года (приложение к журналу 2-е, по поводу ходатайства об открытии училища при селе Николомолокшинском): “Представляя при сем прошение священника села Никольского на Молокше, Михаила Державина, и приговор тамошних приходских людей об открытии при означенном селе начального народного училища, уездная управа имеет честь напомнить собранию, что вопрос этот возбуждался еще в 1875 году им же, священником Державиным; но тогда он просил просто о пособии для устройства училища при Николомолокшинской церкви. Постановлением собрания 30 сентября означенного года прошение это было оставлено без последствий на том основании, что вблизи Николомолокшинского прихода есть другие училища. — Но теперь вопрос этот представляется в другом виде. Дом для означенного училища уже устроен, что подтверждается удостоверением Клементьевского волостного правления, приложенным к прошению священника Державина. Из удостоверения этого видно также и то, что приготовленный для училища дом имеет два этажа. Первый из них каменный, а второй деревянный. В первом этаже помещается классная комната, пространством в 81 кв. аршин, с 10-ю партами, классной доской и шкафом для книг. Второй этаж предназначается для квартиры учителя; в нем четыре комнаты. Кроме того, как при классной комнате, так и при квартире учителя устроены коридоры, чулан и ретирадные места и проч. Что же касается до расстояния, то священник Державин в своем прошении заявляет, что Большесельское, например, училище находится в 15 верстах от самых близких к нему селений108, а от прочих верстах в 20 слишком. Николо-молокшинское училище находится в 13-ти, а Неверковское в 10-ти верстах от села Никольского. Одно только Клементьевское училище подходит верст на 5 к трем их селениям, а прочие селения тоже отстоят от него верст на 10 и даже несколько более. Но это последнее училище хотя и ближе других, за то оно переполнено своими учениками и проч… — Заключая из всего этого, что Николомолокшинское училище действительно является нужным для своей местности, уездная управа имеет честь ходатайствовать пред собранием о принятии его в число земских училищ и об ассигновании: 50 рублей на содержание его, 250 руб. на жалование учителю и 50 руб. за преподавание закона Божия. В заседании 30 сентября, по поводу ходатайств об открытии училищ Николомолокшинского и Николо-Нефедьевского, заключение комиссии было такое, что она полагает утвердить эти доклады без изменения. — Собрание утвердило их”109. Таким образом заботы, хлопоты и материальные затраты священника и жертвы прихожан с 1875 по 1880 г. завершились желанным успехом. Открытие училища совершилось 13 января 1880 г. В этот день после божественной литургии, при участии прихожан совершен был из храма крестный ход в здание училища и в нем — водосвятный молебен с молитвословиями: на освящение нового здания, на успех дела преподавания грамоты и о здравии государя императора и всего царствующего дома, святейшего синода и высокопреосвященнейшего архиепископа Ионафана, а также благотворителей и строителей здания. Законоучитель священник Михаил Захариев Державин, сказал при этом прочувствованное слово о пользе грамоты и вообще просвещения, и от лица тех, кои воспользуются плодами грамоты, выразил благодарность жертвователям. Первый учитель новой школы, Николай Михайлов Ярославский, повторив мысль законоучителя о необходимости грамотности сообразно современным требованиям выразил со своей стороны искреннее желание и полную готовность усердно посвятить свои труды на пользу учеников. Все присутствовавшие на открытии училища от души пожелали полного успеха школе. Так открыто было Николомолокшинское начальное училище и так положено было начало новой формы просветительной деятельности в селе Никольском на Молокше. Количество учеников со времени открытия училища и поныне ежегодно бывает от 30 до 40 человек мальчиков и девочек. Успехи училища свидетельствуются тем, что лиц, оканчивающих трехгодичный курс с получением свидетельства на льготу IV разряда по воинской повинности бывает ежегодно от 6 до 12 человек, не считая девочек; кроме того примерная школьная дисциплина, благодетельно действующая на детей, занятия детей в праздничные дни в храме на клиросе и в алтаре и, — как следствие всего этого, — искренняя благодарность родителей к учащим, служат несомненным залогом пользы трудов как учителя, так и законоучителя.

В 1881 г. в сентябре к восточной стороне училища пристроено было деревянное здание с печью, лавками и полатями для ночлега приходящих дальних учеников и для квартиры сторожу училища. Попечителем110 школы, за исключением 1884 и 1885 гг.111, состоял и ныне состоит законоучитель, который, как инициатор в деле устройства школы и строитель ее, прилагает посему естественную неусыпную попечительность о ней, жертвуя нередко и своими средствами.


Отдел II. Приходский храм.

А) Местоположение храма. Существующий Николомолокшинский храм (с кладбищем) находится в восточной части села и с трех сторон окружен жилищами, из которых ближайшее (земское училище) находится приблизительно в 20 саженях от него; он занимает собой совершенно ровную сухую местность, ту самую на которой некогда существовал деревянный Николаевский храм.

Б) История храма. 1) Первоначальный храм в селе. О начале построения храма в селе Никольском на Молокше в памяти народной сохранилось предание, что основание первому храму было положено не на месте нынешнего храма. Дело в том, что на месте нынешнего храма первоначально обретена была св. икона святителя Николая Архиепископа Мирликийского. По сему случаю первоначальные насельники места пожелали устроить храм, для чего и избрали возвышенное место на юг (на нынешней границе земли церковной и земли крестьян д. Починок, по левую сторону дороги из села в д. Юрово) от места нахождения иконы, на красивом скате Юровской возвышенности; посему и положили там основание первому деревянному храму, принеся на место постройки и обретенную св. икону. Но чрез ночь св. икона чудесным образом перенесена была на место своего явления. Строители, думая, что кто-либо ради шутки или с другой какой неизвестно целью перенес у них св. икону, снова возвратили ее на место постройки храма. Но смотрение Божие было различно с намерениями строителей; св. икона и на 2-ю и на 3-ю ночь чудесно переносима была на место своего явления. Тогда только строители поняли, что необъяснимое перенесение иконы есть дело воли Божией. Из сего чуда они ясно уразумели, что Господу угодно, дабы храм был построен на месте обретения св. иконы112.

2) Два деревянных храма. Неизвестно с какого времени появились в селе две деревянные церкви. Они упоминаются в 1-й раз в 1723 году в ведомости Георгия еп. Ростовского113. Одна из церквей устроена была во имя святителя Николая Мирликийского чудотворца и существовала до 20 марта 1793 г., а другая, в память усекновения главы Предтечевой, существовала до 1808 года. Были ли приделы в сих церквах; с благословения какого архиерея основаны они; кто были храмоздатели; на чьи средства устроены храмы и где храмоздательные грамоты, — неизвестно. Не существует в церковном архиве ни выписок из прежних писцовых книг, нет ни строительных книг, ни условий, ни контрактов, ни надписей на иконах или каких-либо камнях, ни древних антиминсов, по которым можно бы было определить подробную историю храмов. Что касается наружного и внутреннего состояния двух деревянных храмов, то известно только: а) что храмы устроены были параллельно один другому, на расстоянии 20 аршин между ними; б) что основаниями их служили буты из дикого камня, имевшие форму продолговатых параллелограммов; поверх бутов положены были срубы, к ним пристроены были с востока алтари, а с запада притворы и входные двери и в) что колокольня была устроена в середине между обоими храмами114, имела четыреугольную форму с шатровым верхом и небольшой деревянной главой с крестом. Из оставшегося плана Предтечевского храма можно заключать: а) что у него кроме западного притвора и крыльца был еще вход с севера; б) что кровля тесовая была о двух скатах с главою и крестом поверх нее; в) что на стенах храма было по 3 окна на стороне и что они имели деревянные ставни. Внутренность обеих церквей по преданию была переполнена иконами. Иконостасы были о двух ярусах и иконы верхнего яруса представляли изображение святых обращенных к среднему образу Господа Вседержителя115.



3) Нынешний каменный храм. Основание нынешнему храму положено на месте деревянного Николаевского храма в 1793 году по грамоте Арсения архиепископа Ростовского и Ярославского. Вот эта грамота: “Божиею милостию смиренный Арсений архиепископ Ростовский и Ярославский. — По благодати, дару и власти всесвятого и животворящего Духа, данной нам от самого великого архиерея Господа нашего Иисуса Христа чрез святые и священные Его Апостолы и их наместники и преемники, благословили наша мерность, Угличского уезда в селе Никольском, что на Молокше, по поданному нам оного села от священника Тихона Никифорова и приходских людей прошению вместо приходящих в ветхость двух деревянных построить вновь одну каменную церковь во именование настоящую святителя и чудотворца Николая с двумя пределами, первым Усекновения честной главы святого Иоанна Предтечи и вторым святого чудотворца Тихона, епископа Амафунтского, а при ней и колокольню каменную. Чего ради благочинному, Мышкинской соборной церкви протоиерею Илье, обще того села с священно- и церковнослужителями и лучшими приходскими людьми избрав к строению церковному твердое и безопасное церковной земли место и на оном ту каменную церковь заложить, и велеть оную с пределами строить по чину грекороссийскому, и по построении убрать и украсить иконостасами и святыми иконами по подобию прочих российских церквей благолепно и благопристойно, також сребропозлащенными сосудами алтарными и священнослужительскими облачениями шелковыми совершенно без наималейшего недостатка удовольствовать; книги же для отправления священнослужения были б новоисправные всего церковного круга с подписанием по листам на имя настоящей церкви, в числе коих имелись бы Благовестник, Устав церковный, Православное исповедание, Букварь, Духовный Регламент и на воскресные и праздничные дни поучений; престолы же в оной церкви и пределах в сходство святейшего правительствующего синода сентября 17 дня 734 года указа построить равномерные, а именно не менее в вышину аршина шести и со дскою, в длину аршина осми, в ширину аршина и четырех вершков, а икон неискусно и неисправно писаных и церковным Грекороссийской церкви преданиям противных (каково и именными высочайшими 759 февраля 9-го и 767 годов мая 21-го числ указами вовсе пресекать повелено) в ту церковь и пределы отнюдь не поставлять, погост же церковный обнести пристойной оградой; по совершенном же той церкви с пределами строением окончании и всего приличествующего к освящения приуготовлении, тебе благочинному освидетельствовать и все наличное в них освидетельствовав описать, также и находящиеся при той церкви приходские дворы, сколько их числом и в них обоего пола душ переписать, о пашенной же и сеноукосной земле вся ль оная в неотъемлемом у священно- и церковнослужителей состоит владении достоверно выправиться и ту опись с показанием о количестве церковной земли, дворов и обоего пола душ свидетельством прислать к ним, и если по усмотрению нашему та церковь с пределами всем вышеписанным будут удовольствованы и ни в чем никакого недостатка не явится, также и церковная земля окажется вся в неотъемлемом у священно- и церковнослужителей владении, то и о освящении оных имеет быть учинено рассмотрение. Дана сия наша храмоздательная грамота (которую, отдав того села священно- и церковнослужителям и церковному старосте, велеть хранить в церковной того села ризнице во всякой целости) в Ярославском нашем архиерейском доме лета мироздания 7301, воплощения же Божия Слова 1793 года февруария в 23 день”. № грамоты 318-й. Внизу приложена печать красного воску с изображением архиерейских регалий в круге; средину регалий занимает еще круг меньший и в нем две благословляющие руки; на верху первого круга митра и крест, а внизу год 178-й; по краям печати слова: “Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое”.

Таким образом на основании приведенной грамоты следовало приступить к постройке храма. Но еще ранее получения грамоты, именно в 1791 году 26 ноября устроен был на церковной земле кирпичный завод116 и для выделки кирпича нанят подрядчик, крестьянин Ярославского уезда деревни Починок Василий Лукьянов. Из числа прихожан избраны были: надзиратели117 за работами по устройству храма и сборщики118 на церковное строение; последним выданы были из духовной консистории сборные книги.

20-го числа марта месяца 1793 года разобрана была деревянная Николаевская церковь; иконы и вся церковная утварь перенесены в оставшийся деревянный же Предтечевский храм; антиминс препровожден в Ярославль и передан в ризницу архиерейского дома. Вскоре после св. Пасхи выкопан был ров и положен был бут из дикого камня, а затем сделано и основание храму119. Главным подрядчиком каменной кладки храма был крестьянин Ярославского уезда бывшей вотчины села Даншина, казенного ведомства деревни Новоселки, Михаил Андреев. — В 1794 г. трапеза была уже вполне готова, так что в июле приступлено было к внутренней штукатурке ее; стены трапезы складены в 1 ¾ аршина толщины. — К половине мая 1795 года устроен был и главный храм со сводом; стены храма устроены 2 ¼ аршина толщины. К этому времени своды трапезы покрыты по скале тесовой крышей; пол сделан деревянный120; куплены и вставлены в окна 9 рам и сделаны двое двери. Кроме того устроены были 2 иконостаса для обоих приделов трапезы, а также престолы и жертвенники; поправлена была иконопись на прежних иконах бывшего Николаевского храма; а затем поновленные иконы внесены в новоустроенную трапезу. Все эти работы должны были закончиться к июню месяцу в виду желания причта и прихожан освятить новоустроенную трапезу.

Священник Тихон Никифоров Соколов привез из Ярославля: а) указ Ростовской121 духовной консистории, от 28 мая 1795 года, о дозволении освятить приделы и б) два антиминса122. Ко дню празднования памяти святителя Тихона епископа Амафунтского чудотворца (к 16 июня) прибыл в село благочинный протоиерей Мышкинского Успенского собора Илья Петров, который накануне (т. е. 15-го числа) приготовил все необходимое для освящения приделов, а затем, в сослужении с местными священнослужителями, совершил вечером всенощное бдение. На другой день совершено было освящение приделов: пред ранней литургией правого во имя святителя Николая архиепископа мирликийского чудотворца, а пред поздней левого, во имя святителя Тихона, епископа Амафунтского чудотворца.123

После освящения приделов продолжены были дальнейшие работы, хотя и не вполне успешно, как ранее, так что, начиная с половины 1795 года и до конца 1797 г., сделано только следующее: на главном холодном храме устроены шеи под главы; возле западной стены трапезы устроена каменная колокольня в 3 этажа высоты, в 2 сажени и 1 ½ аршина длины и 3 сажени ширины и в самой трапезе складена изразцовая печь. Таким образом только к 1798 году совершенно закончена каменная кладка храма, так что вся постройка храма произведена была (с апреля 1793 г. по 1798 г.) в 4 ½ года. 1798 год, судя по отсутствию расходных статей в церковных книгах, прошел почему-то бездеятельно. Между тем в этом году сделано было на устройство храма довольно крупное по тогдашнему времени пожертвование, именно 500 рублей. — В 1799 году сделаны были деревянные чешуйчатые главы: пять на холодном храме и одна на колокольне; на главах утверждены деревянные, обитые белым железом и отзолоченные кресты. — В 1800 году произведена только покупка тесу для устройства пола в главном храме. — 1801 год прошел бесследно. Можно думать, что остановка в окончательном устройстве церкви произошла от недостатка средств. — Поэтому как скоро в начале 1802 года пожертвовано было на церковное строение 600 рублей, то в том же году и произведены были следующие работы: а) деревянный пол в трапезе сломан; б) вместо него устроен кирпичный; в) в главном храме пол сделан деревянный; затем двои входные двери и наружные деревянные затворы для всех окон храма. В то же время для трапезной церкви написаны были вновь 3 иконы, а в главную заказан иконостас. — В 1803 году устроены 2 крыльца у северного и южного входов в главный храм; куплены рамы для окон и сделаны 4 круглые рамы для окон в куполе. Можно думать, что в том же году и колокола уже были подняты на колокольню.124 В 1804 году окончено было вчерне устройство иконостаса, который при помощи железных крюков и других связей поставлен на свое место в главном храме (20 июля).125 В том же году для этого иконостаса заказаны иконы, а также сделано условие и на позолоту его. В сентябре месяце замечено было, что некоторые железные связи в главном храме лопнули; а потому они немедленно и были поправлены. — В 1805 году вновь исправлена вся иконная живопись в трапезе и произведена штукатурка стен внутри главного отделения храма. — В 1806 году окончена126 позолота иконостаса и вставлены новые иконы127. Так как в новом отделанном главном храме появились уже ценные предметы, то в 1807 г. для безопасности в окна вставлены железные решетки, а входные боковые двери обиты с обеих сторон листовым железом. В феврале 1808 года в главном отделении храма отживлены были резные лики Ангелов, помещенных у царских врат, а также окрашены двери и оконные решетки; в апреле поправлены были: деревянный пол и амвон, а пред местными иконами помещены медные лампады на железных крюках.

Один из священников к 1 числу мая съездил в Ярославль, подал там прошение Преосвященному о выдаче из консистории указа на дозволение освятить новоустроенный летний храм. Указ получен был на имя благочинного села Нового Троицкой церкви иерея Алексея Иванова, которому и предписано было в соучастии с местным причтом освятить храм128. Действительно 25 мая 1808 года освящено было главное отделение храма с престолом в память Усекновения честной главы пророка, предтечи и крестителя Господня Иоанна129. Утреня совершена была в трапезном храме. Затем с 8 часов утра началось торжество освящения храма; прежде всего совершен был водосвятный молебен, а затем и чин освящения, причем св. антиминс130 перенесен был в освящаемое отделение храма из Николаевского придела с крестным ходом. При отнятии белой завесы с иконостаса предстоящим открылся величественный вид его с блистающей повой позолотой колонн, карнизов и орнаментов со вставленными в него новыми иконами греческого письма. Совершением литургии соборне131 закончилось церковное торжество этого дня.

Таким образом труды прихожан и причта, начавшиеся с 26 ноября 1791 г., окончились только к 1 июня 1808 года. Такое продолжительное время течения работ (17 ½ лет) зависело иногда от недостатка средств, иногда же от перемены рабочих132. Тем не менее храм был устроен весьма прочно; хотя в 1804 году и угрожала опасность от лопнувших связей, но они тотчас же были исправлены, так что храм существует теперь уже более 90 лет (1795—1887) и не имеет никакого признака разрушения.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет