Проблемы-с88 игры, в которые играют люди 2



жүктеу 5.05 Mb.
бет5/30
Дата03.04.2019
өлшемі5.05 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

СУПРУЖЕСКИЕ ИГРЫ


В супружеских отношениях, в семейной жизни наблюдает­ся большое разнообразие всевозможных игр. Но некоторые игры, например «Если бы не ты», в жизни многих супругов расцветают особенно пышно. А такие игры, как «Фригидная женщина», могут долго существовать только в условиях юриди­чески зафиксированного брака. Конечно, супружеские игры можно отделить от сексуальных (которые мы рассматриваем отдельно) чисто условно. В число наиболее распространенных игр, достигающих максимального расцвета в супружеской жиз­ни, входят «Тупик», «Судебное разбирательство», «Фригидная женщина», «Загнанная домохозяйка», «Если бы не ты», «Ви­дишь, как я старался», «Дорогая».

1. «Тупик»

Тезис. Эта игра в большей степени, чем другие игры, подчеркивает манипулятивный характер игр вообще и их функ­цию барьера на пути к близости. Как это ни парадоксально, она состоит в изворотливом отказе играть в игру, предложенную другим супругом.

1. Миссис Уайт предлагает мужу сходить в кино. Мистер Уайт соглашается.

2. Первый вариант. Миссис Уайт, собираясь в кино, «не­намеренно» допускает промах. В разговоре она совершенно естественно упоминает, что дом давно пора заново покрасить. Это недешево, а мистер Уайт совсем недавно говорил ей, что с деньгами у них сейчас туго. Он просил ее не приставать к нему с непредвиденными расходами по крайней мере до начала следующего месяца. Момент для обсуждения вопроса о по­краске дома был выбран явно неудачно, и Уайт грубо отвечает жене.

Второй вариант. Уайт, собираясь в кино, заводит разговор в таком тоне, что миссис Уайт становится трудно удержаться от соблазна, чтобы не сказать о необходимости покрасить дом. Как и в предыдущем случае, Уайт грубо отвечает жене.

3. Миссис Уайт обижена; она говорит мужу о том, что у него очередной приступ дурного настроения, поэтому она с ним в кино не пойдет; пусть лучше идет один. Он заявляет, что так и сделает.

4. Уайт идет в кино (или гулять с детьми), оставив миссис Уайт дома лелеять свои оскорбленные чувства.

72

Скрытые механизмы этой игры могут быть следующими:



А. Миссис Уайт прекрасно знает из прошлого, что досаду мужа не следует принимать всерьез. По-настоящему он хочет, чтобы жена показала, как она ценит его тяжкий труд на благо семьи. И тогда они, вполне счастливые, смогут вместе пойти в кино. Но жена отказывается подыгрывать ему, и он чувствует, что его предали. Он уходит, полный обиды и разочарования, а она остается дома с оскорбленным видом, но втайне чувствуя себя победительницей.

Б. Уайт прекрасно знает из прошлого опыта, что обиду жены не следует принимать всерьез. По-настоящему она хочет, чтобы муж приласкал ее и попросил не обижаться. И тогда они, вполне счастливые, смогут вместе пойти в кино. Но он отказывается подыгрывать ей, хотя и чувствует, что поступает нечестно. Он знает: она хочет, чтобы ее ласково уговаривали, но притворяется, что не понимает этого. Он уходит из дому охотно, с чувством облегчения, но при этом выглядит оскорб­ленным. Жена остается дома, полная обиды и разочарования.

С точки зрения неискушенного наблюдателя, позиция побе­дителя в каждом случае безупречна; он (или она) просто поняли партнера буквально. В случае Б, когда Уайт принимает отказ жены идти с ним в кино за чистую монету, это особенно очевидно. Они оба знают, что это неправда, но, как только жена произнесла эти слова, она сразу оказалась в тупике.

Наиболее очевидное «вознаграждение» — внешнее психо­логическое. Для обоих супругов кино может быть источником сексуальной стимуляции. Они оба ждут после возвращения из кино интимных отношений. Поэтому тот из супругов, кто стремится избежать сексуальной близости, начинает ходом из первого или второго варианта игры. Это один из наиболее невыносимых вариантов игры «Скандал».

Конечно, «оскорбленная» сторона, находясь в состоянии справедливого гнева, вполне оправданно не хочет заниматься любовью, и загнанный в тупик супруг (супруга) окажется в сложном положении.

Антитезис. Для миссис Уайт он весьма прост. Все, что от нее требуется,— это передумать, взять мужа под руку и, улы­баясь, отправиться вместе с ним (переход из состояния Я Ребенка в состояние Я Взрослого). У мистера Уайта теперь положение более затруднительное, так как инициатива пере­шла к жене. Но, оценив всю ситуацию целиком, он, возможно, будет в состоянии уговорить жену пойти вместе с ним в кино,

73

либо он сумеет успокоить ее, как надувшегося Ребенка, либо, что еще лучше, как Взрослого.



В несколько ином виде «Тупик» является семейной игрой, в которой участвуют и дети. В этой игре в тупик загоняют ребенка: что бы он ни сделал, все оказывается плохо. Г. Бейтсон1 и его школа полагают, что это состояние может стать важным этиологическим фактором возникновения шизофре­нии. В терминах нашей теории шизофрения может быть тем антитезисом, который ребенок противопоставляет игре «Ту­пик». Опыт лечения взрослых шизофреников с помощью анали­за игр подтверждает это предположение. Когда соответственно подготовленному пациенту помогают анализировать семейную форму игры «Тупик» и показывают, что к шизофреническому поведению он прибегает с целью противостоять игре, то у больного наступает частичная или полная ремиссия.

Наиболее обычная форма игры «Тупик», в которую играют всей семьей и которая наверняка оказывает влияние на форми­рование характера детей, чаще всего встречается тогда, когда отец или мать принадлежит к типу Родителей, всюду сующих свой нос. Возможна ситуация «двойного нажима»: мальчика или девочку просят как можно больше помогать по дому, но, когда ребенок действительно начинает принимать активное участие в домашних делах, родители постоянно находят недо­статки в его работе.

Иногда «Тупик» становится этиологическим фактором астмы. Маленькая девочка: «Мамочка, ты меня любишь?» Мать: «А что значит „любишь"»? Такой ответ не оставляет для ребенка выхода. Девочка хочет поговорить со своей матерью, а мать переводит разговор в сферу философии: маленькой девоч­ке с этой темой не справиться. Она начинает тяжело дышать, мать раздражается, следует приступ астмы, мать извиняется, а «Игра в астму» идет своим чередом. Такой «астматический» вариант «Тупика» нуждается в дальнейшем изучении.

В психотерапевтических группах можно иногда встретить весьма элегантный вариант «Тупика».



Блэк: «Ну, как бы то ни было, пока мы молчим, никто в игры не играет».

Уайт: «Молчание само по себе может быть игрой». Ред: «Сегодня никто ни в какие игры не играл». Уайт: «Но отказ от игр тоже может быть игрой».

1Г. Бейтсон — известный современный американский психолог и психиатр.

Терапевтический антитезис в этом случае не менее элеган­тен: логические парадоксы запрещаются. Лишенный возмож­ности прибегнуть к своему обычному маневру, Уайт быстро обнаруживает тревожность, лежащую в основе его поведения.

Тесно связана с игрой «Тупик» еще одна игра — «Пакет с завтраком». Муж, имеющий прекрасную возможность позво­лить себе в обеденный перерыв сходить в хороший ресторан, тем не менее каждое утро готовит несколько бутербродов и берет их с собой на работу в бумажном пакете. При этом он использует остатки вчерашнего обеда, черствый хлеб, который приберегает для него жена. Таким образом он может пол­ностью контролировать семейный бюджет, потому что какая же жена осмелится купить себе норковый палантин, видя такое самопожертвование. Муж, кроме того, получает и многие дру­гие «вознаграждения», например, привилегию обедать в одино­честве и возможность подогнать работу во время обеденного перерыва. Эта игра во многих отношениях конструктивна, и ее одобрил бы сам Бенджамин Франклин1, так как она поощряет такие добродетели, как бережливость, добросовестная работа и пунктуальность.

2. «Судебное разбирательство»

Тезис. По описанию эта игра относится к классу игр, получающих свое лучшее воплощение в юриспруденции. Сюда относятся «Калека» (обвиняемый оправдывает себя душевной болезнью) и «Должник» (гражданский иск). В клинической практике эта игра чаще всего встречается при консультирова­нии супружеских пар и в психотерапевтических группах, зани­мающихся супружескими проблемами. При этом игра «Судеб­ное разбирательство» бывает единственной игрой, в которую играют участники группы. Если игра «Судебное разбиратель­ство» никак не помогает разрешить ситуацию, поскольку про­должается бесконечно, то в таких случаях становится совер­шенно ясно, что консультант сам оказался вовлеченным в игру, причем совсем не подозревая об этом.

Игра может включать любое число участников, но в основ­ном она предусматривает участие трех игроков: Истца, Ответ-



1Франклин, Бенджамин (1706—1790) — американский просветитель, го­сударственный деятель, ученый, один из авторов Декларации независимости США (1776) и Конституции США (1787).

75

чика и Судьи. Роли распределяются соответственно между мужем, женой и врачом. Если игра происходит в психотерапев­тической группе, по радио или в телевизионной передаче, то остальная аудитория играет роль Присяжных. Муж начинает излагать жалобу: «Хотите послушать, что (имя жены) вчера сделала? Она взяла...» и т. д. Жена защищается: «На самом деле случилось вот что... и потом как раз перед этим он... и, во всяком случае, мы оба тогда...» и т. д. Муж благородно добав­ляет: «Я рад, что вы смогли выслушать обе стороны, я ведь хочу, чтобы все было честно». В этот момент консультант глубокомысленно замечает: «Мне кажется, если мы примем во внимание...» и т. д. Если при этом присутствуют зрители, консультант может им «перебросить мяч» со словами: «Давай­те послушаем, что об этом скажут другие». Если же участники группы уже достаточно обучены, они могут взять на себя роль Присяжных и без подсказки со стороны психотерапевта.



Антитезис. Психотерапевт говорит мужу: «Вы совершенно правы». Если муж облегченно или торжествующе расслабляет­ся, врач спрашивает: «Как вы относитесь к моим словам?» Муж отвечает: «Прекрасно». Тогда психотерапевт замечает: «Сказать честно, я думаю, что вы не правы». Если муж искре­нен сам с собой, он ответит: «Я это все время знал». Если же он нечестен, из его реакции станет понятно, что игра продол­жается. В этом случае можно анализировать ситуацию дальше. Основной элемент игры состоит в следующем: истец громо­гласно требует признать его правым, хотя в глубине души он понимает, что не прав.

После того как собран материал, достаточный для того, чтобы прояснить характер игры, она может быть прекращена одним из самых элегантных маневров в искусстве антитезиса. Психотерапевт оглашает правило, запрещающее использование в разговоре третьего лица (в грамматическом смысле). Таким образом, члены группы могут либо обращаться друг к другу прямо на «ты» или на «вы» или говорить о себе «я», но не могут сказать: «Хотите послушать что он (она)...» После этого супру­жеская пара либо совсем перестает играть в игры в группе, либо переключается на игру «Дорогая» (это уже несколько лучше, чем «Судебное разбирательство») или «Более того» (что ничуть не лучше). Игра «Дорогая» описана в настоящей книге отдельно. В игре «Более того» истец выдвигает одно обвинение за другим, на каждое из которых ответчик замечает: «Я могу все объяснить». Истец не обращает на объяснения никакого

76

внимания, но, воспользовавшись паузой ответчика, бросает ему очередное обвинение, сопровождающееся словами «более того»; за ним следует еще одно объяснение и т. д.— типичный обмен репликами по типу Родитель — Ребенок.



Наиболее интенсивно в игру «Более того» играют ответчики параноидального типа. Они склонны все понимать буквально, поэтому им особенно легко вывести из равновесия обвините­лей, выражающих свои мысли юмористически или метафори­чески. Вообще говоря, метафоры — это самые распространен­ные ловушки в этой игре, и их следует избегать.

Обыденный вариант игры «Судебное разбирательство», пред­полагающий участие трех игроков, часто происходит между детьми — братьями, сестрами — и их родителями: «Мама, она взяла мою конфету».— «А он взял мою куклу, а еще перед тем меня стукнул, и вообще мы договорились поделить конфету».



Анализ

Тезис: «Они должны признать, что я прав».

Цель: самоутверждение.

Роли: Истец, Ответчик, Судья (или Присяжные).

Иллюстрации: 1) дети ссорятся, родители вмешиваются;

2) супруги просят «помощи».



Социальная парадигма: Взрослый — Взрослый; Взрос­лый: «Вот что она мне устроила»; Взрослый: «Истинные факты таковы».

Психологическая парадигма: Ребенок — Родитель; Ре­бенок: «Скажи, что я прав»; Родитель: «Вот кто прав» или: «Вы оба правы».

Ходы: 1) оглашается жалоба — оглашается оправдание;

2) истец выдвигает опровержение, идет на уступки или дела­ет шаг, демонстрирующий его доброжелательное отношение;

3) решение Судьи или инструкции Присяжным; 4) оглашается окончательное решение.

«Вознаграждения»: 1) внутреннее психологическое — проекция чувства вины; 2) внешнее психологическое — осво­бождение от чувства вины; 3) внутреннее социальное — «До­рогая», «Более того», «Скандал» и другие игры; 4) внешнее социальное — «Судебное разбирательство»; 5) биологическое — «поглаживание» от судьи и присяжных; 6) экзистенциальное — депрессивная позиция: «Я всегда не прав».

77

3. «Фригидная женщина»



Тезис. Эта игра происходит между супругами и почти никогда не встречается между возлюбленными, так как трудно представить себе, чтобы мужчина долго терпел подобное пове­дение от любовницы.

...Муж приближается к жене с вполне определенными на­мерениями, но она его отталкивает. После нескольких его попыток жена выговаривает ему: «Все мужчины — скоты». А потом начинает упрекать его в том, что он ее нисколько не любит, что его интересует только секс. На некоторое время муж отступает, после чего делает новую попытку, но с тем же результатом. Наконец он совершенно покоряется судьбе и больше не проявляет к жене сексуальных намерений. Проходят недели, даже месяцы, и жена становится все более и более рассеянной и менее церемонной. То она, полуодетая, проходит через спальню, то, принимая ванну, забывает чистое плотенце, которое муж вынужден принести ей в ванную комнату. Если она играет всерьез, то может даже начать флиртовать с други­ми мужчинами. Наконец муж поддается на ее провокации и делает новую попытку. Но его снова отвергают, и вслед за этим начинается игра «Скандал», во время которой идут в ход различные упреки, вспоминаются недавние происшествия, при­водятся примеры из жизни других супружеских пар, перепле­таются финансовые проблемы и неудачи. Все кончается хло­паньем дверью. На этот раз муж твердо решает: с него хватит, он обойдется без секса. Проходят месяцы. Муж не обращает внимания ни на парад неглиже, ни на маневр с полотенцем. Провокации со стороны жены учащаются — она становится все более рассеянной и все менее строгой, но муж держится. Затем однажды вечером она просто подходит и целует его. Сначала муж не реагирует, помня о своем твердом решении, но скоро природа берет свое, особенно после длительного воздер­жания, и ему уже кажется, что на этот раз он добился своего. Его первые робкие ласки не отвергаются. Он становится сме­лей. И вдруг в самый критический момент жена, отступая на шаг, кричит ему: «Ну, что я тебе говорила?! Все мужчины — скоты! Мне была нужна твоя нежность, а ты думаешь только о сексе!» Во вспыхнувшем скандале супруги могут на этот раз, минуя предыдущие упреки и обвинения, сразу перейти к фи­нансовым проблемам.

78

Следует отметить, что, несмотря на все уверения в обрат­ном, некоторые мужчины также боятся сексуальной близости, поэтому стараются выбирать себе таких партнерш, возможнос­ти которых соответствовали бы их потенции. А в приведенном примере муж теперь может во всем обвинять жену.



В одной из форм этой игры участвуют некоторые незамуж­ние женщины разного возраста, в результате чего они получа­ют известное жаргонное прозвище. В этих случаях игра часто сливается с другой, под названием «Динамо», в которой Водя­щие также разыгрывают негодование.

Антитезис. Эта игра весьма опасна, и возможный антите­зис опасен в той же мере. Заводить любовницу всегда риско­ванно. Поставленная в условия стимулирующего соперниче­ства, жена может прекратить свою игру и попытаться начать нормальную супружескую жизнь. Однако это может быть слиш­ком поздно. С другой стороны, с помощью адвоката жена может использовать связь мужа как оружие в игре «Ну что, попался, негодяй!» Исход порой невозможно предсказать и в том случае, когда муж прибегает к помощи консультации у психотерапевта, а жена — нет. Если уверенность мужа в себе возрастает, то игра жены может расстроиться, что приводит к более здоровым супружеским отношениям. Но если жена игра­ет всерьез, то усиление позиции мужа может привести к их разводу. Лучшим решением для обоих партнеров, если, конеч­но, ситуация это позволяет, было бы их участие в трансакционных группах для супружеских пар, занятия в которых выявили бы «вознаграждения», получаемые в игре, и сексопатологию, лежащую в ее основе. Подготовленные таким образом супруги могли бы заинтересоваться индивидуальной психотерапией, в результате которой они как бы заключили новый брак, на иной психологической основе. Но даже и без этих действий участники могли бы разумно приспособиться к существующей ситуации.

Родственные игры. Обратная игра, «Фригидный мужчи­на», распространена меньше, но она проходит практически по той же схеме, с некоторым различием в деталях. Окончатель­ный исход зависит от сценариев игроков.

Критическим моментом в игре «Фригидная женщина» явля­ется заключительная фаза «Скандала». После нее ни о какой сексуальной близости речи быть не может, поскольку оба партнера получают некое извращенное удовлетворение от игры «Скандал» и больше не стремятся получить друг от друга

79

сексуальную стимуляцию. Отсюда следует, что наиболее важ­ным моментом в антитезисе «Фиригидной женщины» будет избегание «Скандала». В таком случае жена остается сексуаль­но неудовлетворенной, причем это состояние может быть столь острым, что она станет более покладистой. Именно функция «Скандала» отличает игру «Фригидная женщина» от игры «Побей меня, папочка», в которой «Скандал» выполняет функ­цию подготовительной возбуждающей игры, а во «Фригидной женщине» «Скандал» заменяет половой акт. Таким образом, в игре «Побей меня, папочка» «Скандал» создает условие для интимных отношений и является чем-то вроде фетиша, усили­вающего возбуждение. А во «Фригидной женщине» после окон­чания «Скандала», по существу, исчерпывается и весь эпизод.



В детском возрасте в игру, аналогичную «Фригидной жен­щине», играют некоторые благонравные девочки вроде той, которую Диккенс описал в «Больших ожиданиях». Она выхо­дит в накрахмаленном платьице и просит мальчика сделать ей песочный пирожок, после чего насмешливо указывает на его запачканные руки, одежду и говорит ему о том, какая она вся чистенькая.

Анализ

Тезис: «Ну что, попался, негодяй!»

Цель: оправдание.

Роли: Хорошая жена, Нечуткий муж.

Иллюстрации: 1) «Спасибо за песочный пирожок, грязну­ля противный»; 2) фригидная женщина, провоцирующая мужа.

Социальная парадигма: Родитель — Ребенок; Роди­тель: «Я тебе разрешаю сделать пирожок из песка» («Поцелуй меня»); Ребенок: «Мне очень этого хочется»; Родитель: «А теперь посмотри, как ты запачкался».

Психологическая парадигма: Ребенок — Родитель; Ре­бенок: «Посмотрим, сможешь ли ты меня соблазнить»; Роди­тель: «Готов попробовать, если ты меня вовремя остановишь»; Ребенок: «Это ты первый начал».

Ходы: 1) обольщение — реакция на него; 2) отталкива­ние — смирение; 3) провокация — реакция на нее; 4) отталки­вание — скандал.

«Вознаграждения»: 1) внутреннее психологическое — освобождение от чувства вины за садистские фантазии; 2) внешнее психологическое — избегает пугающего обнаже­ния и проникновения; 3) внутреннее социальное — «Скандал»;

80

4) внешнее социальное — «Как поступать с нечистоплотными мальчиками (мужьями)?»; 5) биологическое — подавленные сек­суальные взаимоотношения и обмен агрессивными трансакция­ми; 6) экзистенциальное — «Я чиста».



4. «Загнанная домохозяйка»

Тезис. В эту игру обычно играют перегруженные делами домашние хозяйки. Они должны быть опытными специалис­тами в десяти — двенадцати направлениях, иными словами должны умело играть десять — двенадцать самых различных ролей. Время от времени в воскресных приложениях появляют­ся шутливые списки этих ролей: Любовница, Мать, Нянька, Горничная и т. д. Поскольку эти роли очень утомительны и часто конфликтуют друг с другом, исполнение их в течение многих лет приводит в конце концов к состоянию, которое мы символически назовем «Колени домохозяйки» (потому что на коленях укачивают ребенка, скребут пол, колени помогают поднимать тяжести, вести машину и т. д.). Его симптомы можно выразить короткой фразой: «Я устала».

Если домашней хозяйке удается установить свой собствен­ный темп работы, если она умеет находить удовлетворение в любви к своим детям и мужу, то ее многолетняя домашняя служба будет ей не только не в тягость, а даже в удовольствие. И когда она, наконец, отправит в колледж своего самого младшего ребенка, то может почувствовать себя одинокой.

Встречаются женщины, которых, с одной стороны, пресле­дует ее собственный внутренний Родитель и критически на­строенный муж, постоянно требующий с нее отчета, а с дру­гой — ей не удается найти достаточного удовлетворения в любви к своей семье. В такой ситуации она может чувствовать себя все более и более несчастной. Вначале женщина может попытаться утешить себя с помощью «вознаграждений», полу­чаемых в играх «Если бы не ты» и «Изъян» (в тяжелой ситуации к ним может прибегнуть любая домохозяйка). Однако очень скоро и эти игры не смогут поддерживать ее самоощуще­ние на должном уровне. Тогда ей приходится искать другой выход, и она находит его в игре «Загнанная домохозяйка».

Тезис этой игры очень простой. Женщина берет на себя все дела, которые попадаются под руку, и даже сама как бы напрашивается на новые занятия. Она соглашается со всеми замечаниями мужа и выполняет все требования детей. Если ей

81

нужно устроить званый обед, то она чувствует необходимость сыграть роль не только Безупречной собеседницы, но и столь же Образцовой экономки и Распорядительницы, а также роли Художника по интерьеру, Шеф-повара, Обольстительной эле­гантной женщины и обязательно Дипломата. Более того, утром она решит испечь пирог и сводить детей к зубному врачу... В результате она не знает, за что хвататься, но все равно стара­ется сделать свой день еще более сумасшедшим, поэтому к середине дня у нее есть достаточно оснований, чтобы выйти из строя и бросить все дела на произвол судьбы.



Женщина в результате ставит в неловкое положение гос­тей, подводит мужа и детей, добавляя ко всем своим несчасть­ям еще и угрызения совести. После двух-трех таких происшес­твий ее брак подвергается серьезной угрозе: дети неухожены, она худеет, перестает причесываться, лицо у нее становится изможденным, а туфли всегда не чищены. Тогда-то она и появляется в кабинете психотерапевта, вполне готовая к тому, чтобы лечь в больницу.

Антитезис. Логический антитезис прост: миссис Уайт может в течение недели играть все свои роли одну за другой, но она должна отказываться играть две и больше ролей одно­временно. Например, если она устраивает званый вечер, то должна играть роль либо Шеф-повара, либо Прислуги, но не обе сразу. Если все ее проблемы сводятся к комплексу «Колени домохозяйки», такой подход поможет ей ограничить себя. Если же она играет в игру «Загнанная домохозяйка», то ей будет очень трудно придерживаться этого принципа. В таком случае женщина тщательно выбирает себе соответствующего мужа. Во всех вопросах он как будто бы вполне разумный человек, но постоянно критикует жену, если ему кажется, что она не такая расторопная хозяйка, какой, по его представлению, была его мать. На самом деле она выходит замуж за человека, у которо­го навсегда запечатлен образ его матери в его же Родителе, и этот образ очень похож на ее собственную мать или бабушку. Найдя подходящего партнера, Ребенок этой женщины может теперь выбрать роль Измотанного существа, которая необходи­ма ей для поддержания своего психического равновесия и от которой в дальнейшем она так просто не откажется. Чем больше ее муж будет занят на работе, тем чаще и проще они будут находить Взрослые причины для нездоровых аспектов в своих взаимоотношениях.

82

Когда ситуация становится невыносимой (чаще всего в связи с официальным вмешательством школы, озабоченной состоянием заброшенных детей), на помощь призывают психо­терапевта, который вступает в игру на правах третьего партне­ра. Он нужен либо мужу, который хочет, чтобы его жену привели в полный порядок, либо жене в качестве союзника против мужа. Дальнейший ход событий во многом зависит от профессионального умения и бдительности психотерапевта. Пер­вый этап — частичное снятие депрессии жены,— как правило, проходит гладко. Решающим является следующий этап, на котором жена должна отказаться от игры «Загнанная домохо­зяйка» и заменить ее игрой «Психиатрия». Обычно это вызыва­ет противодействие со стороны обоих супругов. Чаще всего оно тщательно запрятано, но может внезапно, хотя и не неожидан­но, привести к взрыву. Если эту стадию удастся пережить, то можно продолжить работу по анализу игры.



Необходимо отдавать отчет в том, что истинный виновник напряженности — Родитель жены, ее мать или бабушка, а муж в какой-то степени лишь любитель, выбранный на роль в этой игре. Психотерапевту приходится бороться не только с этим Родителем и с мужем, которому очень выгодно играть свою роль, но также и с социальным окружением, поощряющим уступчивость жены.

В воскресных газетах обычно печатают статьи о том, как много ролей приходится играть домохозяйке. Через неделю в следующем выпуске может появиться тест «Как я справляюсь». Чаще всего он состоит из десяти пунктов, определяющих: «Хорошая ли вы Хозяйка (жена, мать, экономка, финансист)». Для женщины, играющей в игру «Загнанная домохозяйка», этот тест — все равно, что инструкция-вкладыш к детской игре с перечислением ее правил. Этот тест способен ускорить раз­витие игры, которая, если ее не остановить, может закончиться игрой «Сумасшедший дом» («Меньше всего мне хотелось бы попасть в сумасшедший дом»).

Практическая трудность работы с такими супружескими парами состоит в том, что муж стремится избегать личного участия в лечении, ограничиваясь игрой «Видишь, как я стара­юсь», потому что обычно его душевное равновесие нарушено в большей степени, чем он сам готов в этом признаться. Вместо помощи он посылает психотерапевту каким-нибудь косвенным образом информацию в виде, например, вспышек плохого на­строения при общении с женой, при этом зная, что все будет пересказано ею психотерапевту.

83

Таким образом игра «Загнанная домохозяйка» легко дости­гает третьей степени и выходит на уровень борьбы «не на жизнь, а на смерть», часто приводящей к разводу. Причем на стороне жизни сражается один психотерапевт с небольшой помощью загнанного Взрослого пациентки, которая вовлечена в беспощадную битву (вполне возможно, со смертельным исхо­дом) со всеми тремя состояниями ее мужа. Кроме того, на стороне мужа сражаются и ее собственные Родитель и Ребе­нок. Эта драматическая борьба двух против пятерых требует от психотерапевта максимального профессионального умения и максимальной свободы от игр. Если он дрогнет, то у него всегда есть легкий выход: принести пациентку на алтарь брако­разводного процесса, что эквивалентно признанию: «Я сдаюсь. А ну-ка, подеритесь».



5. «Если бы не ты» (ЕНТ)

Тезис. Мы уже подробно проанализировали эту игру. В нашей практике она была второй по счету, которую мы обнару­жили после игры «А почему бы вам не...— Да, но», которая до той поры рассматривалась лишь как примечательный феномен. Когда же мы обнаружили существование игры ЕНТ, нам стало ясно, что должна существовать целая группа социальных дей­ствий, основанных на скрытых трансакциях. Это привело к более активному поиску подобных коммуникаций, и в качестве одного из результатов мы теперь располагаем представленной здесь коллекцией.

Игра вкратце сводится к следующему: женщина выходит замуж за авторитарного человека, который будет ограничивать ее активность и тем самым оберегать ее от ситуаций, которых она боится. Если бы это была простая операция, жена могла бы поблагодарить его за услугу. Но в игре ЕНТ реакция женщины чаще всего противоположная: она пользуется ситуацией, чтобы пожаловаться на ограничения со стороны мужа, в связи с чем последний чувствует себя неловко и вынужден различными способами «вознаграждать» ее. Выигрыш в этой игре в основ­ном относится к группе внутренних социальных «вознагражде­ний». Внешнее социальное «вознаграждение» состоит во времяпрепровождении, родственном игре «Если бы не он», которому жена предается с близкими подругами, разделяющи­ми ее точку зрения.

84

6. «Видишь, как я старался»

Тезис. Обычная форма этой игры предполагает трех участ­ников: двух супругов и психотерапевта. Как правило, муж стремится к разводу, хотя вслух заявляет обратное, а жена искренне не хочет разрушать брак. Он идет к консультанту против своей воли и общается с ним только для того, чтобы показать жене, что он готов идти ей навстречу. Обычно он играет в несерьезный вариант «Психиатрии» или «Судебного разбирательства». Мало-помалу он начинает либо враждебно спорить с психотерапевтом, либо идти на некоторые уступки, не скрывая при этом своего возмущения. Дома он вначале обнаруживает большее «понимание» и выдержку, но, в конце концов, начинает вести себя все хуже и хуже. После одного, пяти или десяти визитов (что зависит от искусства психотера­певта) он отказывается от следующих сеансов и вместо них отправляется на охоту или на рыбалку. Это вынуждает жену подать на развод. Теперь мужа не в чем упрекнуть: ведь инициатива исходила от жены, а он продемонстрировал лояль­ность, согласившись на психотерапевтическое лечение. Он может смело сказать любому адвокату, судье, другу или родственни­ку: «Видите, как я старался».

Антитезис. Психотерапевту советуем принять обоих супру­гов вместе. Если кто-то из них, например муж, явно играет в эту игру, то с другим супругом надо начать индивидуальные сеансы, а первого отослать назад под вполне достоверным предлогом: он меньше подготовлен к лечению. Это, разумеется, не помешает мужу подать на развод, но только он уже не сможет утверждать, что старался его не допустить. Если есть необходимость, бракоразводный процесс может начать жена, но ее позиция будет усилена тем, что она действительно старалась не допустить развода. Благоприятный исход, на кото­рый чаще всего мы надеемся, состоит в том, что муж, после того как его игру разрушили, почувствует отчаяние и начнет искать способ сохранить брак, но в этом случае его мотивация будет искренней.

Наиболее часто встречающаяся форма игры «Видишь, как я старался» предполагает участие двух игроков: ребенка и одного из родителей. При этом Водящий занимает одну из двух пози­ций: «Я беспомощный» или «Я ни в чем не виноват». Например, ребенок принимается за какое-то дело, но делает его очень неумело, оно ему никак не удается. Если ребенок играет в игру «Беспомощный», то родителю приходится сделать это дело за

85

него. Если же он «Ни в чем не виноват», то у родителя как будто бы нет никаких разумных причин, чтобы его наказывать. Однако это один из вариантов игры. Родители должны выяс­нить, во-первых, кто из них научил ребенка этой игре и, во-вторых, что они делают, чтобы упрочить ее, вместо того чтобы ее избегать.



Игра «Видишь, как я старался» иногда принимает зловещий вид. Проиллюстрируем это на примере заваленного работой человека, страдающего язвой желудка. Многие люди, страдаю­щие прогрессирующими заболеваниями, делают все от них зависящее, чтобы справиться с ситуацией, но при этом они вполне законным способом берут в союзники своих членов семьи. Однако тяжелая болезнь может использоваться и с другими, скрытыми целями.

Первая степень. Человек объявляет жене и друзьям, что у него язва. Он также сообщает им, что не намерен бросать работу. Это вызывает восхищение. Человек, постоянно испы­тывающий сильные боли, имеет право немного похвастаться своим мужеством, чтобы получить хоть какую-то компенсацию за свои страдания. Он, конечно, достоин уважения за то, что не играет в «Калеку», и за то, что не собирается отказываться от своих обязательств. В этом случае вежливой реакцией на игру «Видишь, как я стараюсь» будет «О да, мы восхищены вашей стойкостью и чувством долга».

Вторая степень. Человеку сообщают, что у него язва. Он держит это в секрете от жены и друзей. Он продолжает работать и постоянно нервничать, до тех пор пока однажды на работе ему не становится совсем плохо. Когда об этом уведом­ляют его жену, она в тот же миг понимает, что подобным поведением он будто говорит ей: «Видишь, как я старался». Она наконец-то должна оценить его по достоинству и пожалеть обо всех неприятностях, которые ему доставляла. Теперь уже муж надеется, что жена действительно будет любить его; все предшествующие способы добиться ее расположения оказались безуспешными. К несчастью для мужа, на этом этапе знаки нежности и заботливости со стороны жены могут быть вызва­ны скорее чувством вины, чем любовью. Весьма вероятно, что в глубине души она обижена, поскольку он нечестно использо­вал болезнь как средство давления на нее и получил дополни­тельные преимущества тоже нечестным путем, скрыв от нее свою болезнь. Одним словом, для многих женщин дорогой браслет, подаренный мужем, выглядит более честным способом

86

ухаживания, чем больной желудок. Женщина всегда может с негодованием вернуть браслет поклоннику, но вряд ли есть пристойный способ демонстративно игнорировать его язву же­лудка. Скорее всего, серьезная болезнь мужа в данном случае не завоюет женщину, а заставит ее почувствовать себя в западне.



Намерение пациента играть в эту игру чаще всего можно обнаружить сразу же после того, как он впервые узнал, что болен и его болезнь может прогрессировать. Если он собирает­ся играть в «Видишь, как я старался», то нетрудно понять весь план его игры с помощью тщательного психотерапевтического анализа, который выявит тайное злорадство его Ребенка, осоз­навшего, какое мощное «оружие» он получил. Но этот план будет замаскирован озабоченностью Взрослого практическими проблемами, возникающими в связи с болезнью.

Третья степень. Еще более пагубный и зловещий вари­ант — неожиданное и ничем не предвещаемое самоубийство, вызванное тяжелой болезнью. Язва переходит в рак, а жена и не подозревает об этом, даже не предполагает, что были какие-то серьезные проблемы со здоровьем мужа: и вот однаж­ды она заходит в комнату и вдруг видит своего мужа мертвым. В его записке довольно прозрачно сказано: «Видишь, как я старался». Когда нечто подобное происходит дважды с одной и той же женщиной, ей пора выяснить, в какую игру играет она.

Анализ

Тезис: «Никто не может мной помыкать».

Цель: оправдание.

Роли: Надежный человек, Преследователь, Авторитетное лицо.

Иллюстрации: 1) одевающийся ребенок; 2) супруг, стре­мящийся к разводу.

Социальная парадигма: Взрослый — Взрослый. Взрос­лый: «Пора (одеваться), (идти к психиатру)». Взрослый: «Хоро­шо, попробую».

Психологическая парадигма: Родитель — Ребенок. Ро­дитель: «Я тебя заставлю (одеться, сходить к психиатру)»; Ребенок: «Видишь, ничего не выходит».

Ходы: 1) предложение — сопротивление; 2) давление — уступка; 3) одобрение — неудача.

«Вознаграждения»: 1) внутреннее психологическое — освобождение от чувства вины за агрессию; 2) внешнее психо­логическое — избегает ответственности за семью; 3) внутреннее

87

социальное — «Видишь, как я старался»; 4) внешнее социаль­ное — обмен враждебными трансакциями; 6) экзистенциальное -



«Я беспомощен (ни в чем не виноват)».

7. «Дорогая»

Тезис. Наибольшего расцвета игра «Дорогая» достигает на ранних стадиях терапии супружеских групп, когда участники занимают в основном оборонительную позицию. Эту игру можно наблюдать также в компаниях, на вечеринках. Уайт рассказывает какую-нибудь историю, попутно выставляя свою жену в не очень-то выгодном свете. Рассказ завершается фра­зой: «Не правда ли, дорогая?» Миссис Уайт обычно соглашает­ся по одной из двух причин, якобы исходящих от ее Взрослого: а) сама по себе история в общих чертах вполне соответствует действительности; если же она не согласится с какой-то мел­кой деталью (на самом деле именно эта деталь и есть основной момент трансакции), то может выглядеть занудливым челове­ком; б) просто невежливо не согласиться с мужчиной, который только что во всеуслышание назвал тебя «дорогая». Однако истинной психологической причиной согласия является ее де­прессивная позиция. Когда она выходила замуж, то хорошо понимала, что муж способен выставлять перед людьми ее недостатки и тем самым избавлять ее от неудобных ситуаций, в которые она неизбежно попадает. В детстве эту услугу ей оказывали ее родители.

Игра «Дорогая» наряду с игрой «Судебное разбирательство» наиболее часто встречается в супружеских психотерапевтиче­ских группах. Чем более напряженной становится ситуация, тем ближе момент разоблачения игры, тем с большей горечью произносится слово «дорогая», пока раздражение говорящего не становится для всех очевидным. Тщательный анализ позво­ляет увидеть сходство данной игры с «Растяпой», так как в ней есть тот же важный момент: миссис Уайт обязательно прощает мистеру Уайту его раздражение, которое она изо всех сил старается не заметить. Соответственно антитезис «Дорогой» строится по тем же законам, что антитезис «Растяпы»: «Ты можешь рассказывать порочащие меня истории, но, пожалуй­ста, не называй меня „дорогая"». Этот антитезис чреват той же опасностью, что и антитезис «Растяпы». Более изощренный и менее опасный антитезис состоит в том, чтобы отвечать: «Да, милый».

В другом варианте игры в ответ на рассказ мужа жена, вместо того чтобы согласиться с ним, может сама рассказать что-нибудь подобного типа о муже, тем самым как бы говоря: «Ты тоже небезупречен, дорогой».

Иногда ласкательные обращения в этой игре не произносят­ся, но внимательный слушатель может их заметить. Это уже будет молчаливый вариант игры «Дорогая».





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет