Проблемы-с88 игры, в которые играют люди 2



жүктеу 5.05 Mb.
бет7/30
Дата03.04.2019
өлшемі5.05 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

СЕКСУАЛЬНЫЕ ИГРЫ


Люди играют в сексуальные игры, чтобы дать выход своим сексуальным влечениям или побороть их. Все эти игры по своей сути представляют собой извращение сексуальных ин­стинктов, так как источником удовлетворения становится не половой акт, а критические трансакции, представляющие собой кульминацию игры. К сожалению, это не всегда можно проде­монстрировать с должной убедительностью, поскольку в такого рода игры люди играют в интимной обстановке, так что клини­ческие данные о них мы получаем из вторых рук, и не всегда удается удовлетворительно оценить, в какой мере они искаже­ны из-за пристрастности информанта. Например, психиатри­ческая концепция гомосексуальности весьма перекошена, так как более агрессивные и успешные игроки нечасто обращаются к психиатрам и последние в основном располагают сведениями об их пассивных партнерах.

В этот раздел включены следующие игры: «А ну-ка, подери­тесь», «Извращение», «Динамо», «Чулок» и «Скандал». В боль­шинстве случаев «водит» женщина. Это объясняется тем, что тяжелые формы сексуальных игр, в которых главное действую­щее лицо — мужчина, находятся на грани преступления (не­редко переходят эту грань); поэтому их лучше отнести к следующему разделу: «Игры преступного мира». С другой сто­роны, часть игр может быть с одинаковым основанием отнесена и к сексуальным, и к супружеским играм. Здесь мы описываем только те из них, которые в одинаковой мере доступны и для супружеских, и для неженатых пар.



1. «А ну-ка, подеритесь» (АНКП)

Тезис. АНКП может быть маневром, ритуалом или игрой. Во всех случаях в основе лежит женская психология. В силу своей драматичности и выразительности АНКП легла в основу множества произведений мировой литературы, как хороших, так и плохих.

1. Это маневр, но он очень романтичен. Женщина ловко сталкивает двух симпатизирующих ей мужчин, давая понять или даже пообещав, что будет принадлежать победителю. По окончании «сражения» она выполняет свое обещание. Это честная трансакция. Предполагается, что отныне дама и ее партнер «будут жить долго и счастливо».

102

2. Ритуал, исход которого скорее трагичен. Двое мужчин могут сражаться за женщину даже тогда, когда она этого не хочет или уже сделала свой выбор. Если побеждает не ее избранник, то она все равно может достаться победителю. В этом случае АНКП начинает не женщина, а окружающие ее люди. Если женщина не против этой борьбы, то трансакция будет честной. Если же она не желает состязания или разоча­рована его исходом, то ситуация открывает перед ней большой простор для игр, например «Давай надуем Джо».



3. Игра АНКП относится больше к разделу комических. Женщина, устраивая состязание между двумя соперниками, чаще всего пока они «сражаются», исчезает с третьим возлюб­ленным. Для нее и ее избранника внутреннее и внешнее психологическое «вознаграждение» следует из их позиции: честное состязание — для глупцов. И это комическое проис­шествие составляет основу для получения ими внутреннего и внешнего социального «вознаграждения».

2. Извращение

Тезис. Гетеросексуальные извращения, такие, например, как садизм, типичны для Ребенка, находящегося в состоянии тревожности, поэтому подходить к исправлению этого явления надо соответствующим образом. Трансакционная сторона, как видно из реальных ситуаций сексуальных контактов, вполне поддается воздействию путем анализа игр. Это открывает воз­можность социального контроля, поэтому даже тогда, когда извращенные сексуальные влечения остаются неизменными, они все же нейтрализуются на стадии действия.

Люди, страдающие слабой формой садизма или мазохизма, обычно занимают некоторую примитивную позицию, в основе которой лежит принцип необходимости в душевном равнове­сии. Они ощущают в себе сильный сексуальный потенциал и чувствуют, что длительное воздержание может привести к серьезным последствиям. Оба эти вывода совсем необязатель­но соответствуют действительности, но они образуют основу для игры «Калека» с девизом: «Что же вы хотите от такого сексуального человека, как я?»



Антитезис. Он состоит в том, чтобы распространить прин­ципы обычной вежливости на взаимоотношения со своим ин­тимным партнером, то есть воздерживаться от словесного и физического бичевания и ограничиться более традиционными

103


формами половой близости. Если Уайт действительно склонен к извращениям, то это выявит второй элемент игры (он часто находит свое выражение в сновидениях): сам по себе половой акт представляет для него лишь минимальный интерес, истин­ное удовлетворение он получает только от предшествующего половому акту унижения. Возможно, он не хотел признаться в этом даже самому себе. Но теперь ему становится ясно, что его основная жалоба состоит в том, что после всех предваритель­ных трудов ему приходится еще и заниматься любовью. Этот этап более благоприятен для начала конкретного психотерапев­тического лечения. Сказанное выше чаще всего относится к так называемым «сексуальным психопатам» и не имеет отноше­ния к преступным извращениям или к людям, ограничивающим свои сексуальные проявления фантазиями.

В некоторых странах игра, связанная с гомосексуализмом, детально разработана до такой степени, что представляет собой определенный ритуал. Многие случаи половой недееспособнос­ти людей, связанных с гомосексуализмом, возникают именно потому, что они превратили свою жизнь в игру. Гомосексуа­лист напрасно тратит огромное количество времени и энергии, которые можно было бы использовать в других целях. Анализ игр может помочь ему и его партнеру наладить свою жизнь так, чтобы наслаждаться всеми ее благами, а не посвящать себя собственной версии игры «Подумайте, какой ужас!»



3. «Динамо»

Тезис. В эту игру обычно играют мужчина и женщина. Более точным названием для нее, особенно для менее серьез­ных вариантов, наверное, было бы «Катись отсюда» или «Бла­городный гнев». Игра может вестись с разной степенью интен­сивности.

1. «Динамо» или «Катись отсюда» первой степени попу­лярна на вечеринках и состоит, в основном, из легкого флирта. Женщина (Уайт) демонстрирует свою доступность, затем с удовольствием принимает ухаживания мужчины. Как только он показал свое небезразличное отношение к ней, можно считать, что игра закончена. Если женщина вежлива, она, возможно, вполне искренне скажет ему: «Мне очень приятны ваши комплименты. Большое спасибо» и отправится на поиски сле­дующей жертвы. Если она не столь благородна, то может просто бросить его и исчезнуть. Женщина, достаточно искус-

104

ная в этой игре, может играть в нее на протяжении всего вечера, так что мужчине приходится прибегать к довольно сложным маневрам, чтобы следовать за ней, не привлекая к себе слишком большого внимания.



2. В игре «Динамо» или «Благородный гнев» второй сте­пени. Уайт (женщина) получает удовольствие от домогательств Блэка лишь попутно. Главное ее удовольствие состоит в том, чтобы отвергнуть его (поэтому игра иногда называется «Отвя­жись, нахал»). Уайт заставляет Блэка скомпрометировать себя гораздо более явно, чем при легком флирте (в игре первой степени), а затем, оттолкнув его, наслаждается его замеша­тельством. Несомненно, сам Блэк совсем не так беспомощен, как кажется; ему пришлось затратить довольно много усилий, чтобы оказаться в подобной ситуации. Как правило, он играет в разновидность игры «Бейте меня».

3. «Динамо» третьей степени это жестокая игра, кото­рая может иметь тяжелые последствия, вплоть до суда, убий­ства или самоубийства. Уайт (женщина) склоняет Блэка к компрометирующему интимному контакту, а затем заявляет, что он изнасиловал ее или причинил ей какой-то невосполни­мый ущерб. В наиболее циничном варианте Уайт начинает свою атаку сразу после близости с мужчиной фальшивым воплем: «Насилуют!» Если женщина хочет выдать случившееся за изнасилование, она может найти союзников, либо за деньги, либо из числа любителей покопаться в мрачных историях (представителей прессы, полиции, адвокатов и родственников). Однако иногда эти сторонние наблюдатели могут предать жен­щину, так что она потеряет инициативу и станет орудием в их играх.

В некоторых случаях посторонние наблюдатели могут вы­полнять другую функцию. Они навязывают Уайт игру, к кото­рой она совсем не склонна, потому что у них на уме другая игра: «А ну-ка, подеритесь». Они ставят ее в ситуацию, при которой, чтобы сохранить репутацию или избежать позора, ей приходится кричать: «Насилуют!» Это особенно часто происхо­дит с молодыми девушками. Они не имеют ничего против продолжения любовной связи, но из-за того, что интимные отношения стали предметом широкого обсуждения, они вынуж­дены превратить свой роман в игру «Динамо» третьей степени.

В одной библейской истории осмотрительный Иосиф Пре­красный отказался участвовать в этой игре, после чего жена Потифара проделала совершенно классическое переключение

105

на игру «А ну-ка, подеритесь». Это превосходная иллюстрация обычной реакции заядлого игрока на антитезис, а также тех опасностей, которые подстерегают людей, отказывающихся иг­рать в игры.



Сочетание этих двух игр образует игру «Шантаж». В ней женщина, соблазнив Блэка, кричит: «Насилуют!», после чего в игру вступает ее муж, который шантажом вымогает у Блэка деньги.

У игры «Динамо» тот же детский прототип, что и у игры «Фригидная женщина»: девочка побуждает мальчика унизить­ся или запачкаться, а потом смеется над ним. Это прекрасно описал Моэм в книге «Бремя страстей человеческих» и Дик­кенс в «Больших ожиданиях». Здесь это игра второй степени. Более серьезная форма игры, приближающаяся к третьей сте­пени, встречается в трущобах.



Антитезис. Способность мужчины избежать вовлечения в игру или хотя бы удержать ее под контролем зависит от его умения отличить выражение истинных чувств от хода в игре. Если он умеет держать ситуацию под контролем, он может получить большое удовольствие от легкого флирта в игре «Катись отсюда».

С другой стороны, трудно придумать какой-нибудь безопас­ный антитезис к маневру жены Потифара — разве что спешно отбыть в неизвестном направлении: В 1938 году автор этих строк познакомился с неким пожилым «Иосифом», который тридцать два года тому назад, бросив все, поспешно уехал из Константинополя после того, как во время делового визита в гарем одна из жен султана загнала его в угол. Ему пришлось оставить свою лавку и, прихватив с собой запас золотых франков, навсегда уехать из Константинополя.



Родственные игры. Варианты игры «Динамо», где глав­ным действующим лицом является мужчина, приобрели пе­чальную известность в коммерческих ситуациях: «В постели режиссера» (а потом она так и не получает роли) и «Сядь ко мне на колени» (а потом ее все-таки увольняют).

Анализ, приводимый ниже, относится к игре «Динамо» третьей степени, поскольку в ней все элементы игры выражены особенно наглядно.

Цель: злонамеренная месть.

1Моэм, Уильям Сомерсет (1874—1965) — английский писатель.

106


Роли: Соблазнительница, Волокита.

Иллюстрации. 1) «Я на тебя пожалуюсь, грязнуля против­ный»; 2) обесчещенная женщина.

Социальная парадигма: Взрослый — Взрослый; Взрос­лый (мужчина): «Извините, если я зашел дальше, чем, вам бы хотелось». Взрослый (женщина): «Вы оскорбили меня и долж­ны поплатиться за это в полной мере».

Психологическая парадигма: Ребенок — Ребенок; Ребе­нок (мужчина): «Видишь, как я неотразим»; Ребенок (женщи­на): «Ну что, попался негодяй!»

Ходы: 1) женщина — обольщение; мужчина — контр­обольщение; 2) женщина — капитуляция; мужчина — победа; 3) женщина — нападение; мужчина — крах.

«Вознаграждения»: 1) внутреннее психологическое — выражение ненависти и проекция вины; 2) внешнее психоло­гическое — избегание эмоциональной сексуальной близости; 3) внутреннее социальное — «Ну что, попался негодяй»; 4) внеш­нее социальное — «Подумайте, какой ужас!»; «Судебное разби­рательство», «А ну-ка, подеритесь»; 5) биологическое — обмен сексуальными и агрессивными трансакциями; 6) экзистенци­альное — «Меня не в чем упрекнуть».

4. «Чулок»

Тезис. Эта игра относится к той же группе, что и «Дина­мо». Ее наиболее очевидное свойство — эксгибиционизм, кото­рый по своей природе близок к истеричности. Например, женщина приходит в незнакомую компанию, и, еще не успев освоиться, вызывающе приподнимает ногу, привлекая к себе всеобщее внимание, и восклицает: «Ах, боже мой, у меня чулок пополз!» Это делается с расчетом возбудить сексуальный инте­рес у мужчин и разозлить остальных женщин. Конечно, на любые замечания относительно ее поведения Уайт отвечает протестами, призванными свидетельствовать о ее невинности, или же встречными обвинениями. Это делает игру похожей на классический вариант «Динамо». Отличительной чертой явля­ется отсутствие у Уайт умения адаптироваться в ситуации. Она почти никогда не стремится понять, что за люди ее окружают, или дождаться подходящего момента для своего маневра. Поэ­тому ее ход сразу же бросается в глаза как неуместный и ставит под угрозу ее взаимоотношения с другими членами группы. Несмотря на некоторую поверхностную «утонченность»,

107


она так всю жизнь и не может понять, что с ней происходит, так как судит о людях слишком цинично. Ее цель — показать, что окружающие ее люди похотливы, причем ее Ребенок и Родитель надувают ее Взрослого и не дают ему заметить ее собственное вызывающее поведение и здравомыслие большин­ства окружающих ее людей. Следовательно, эта игра самораз­рушительная.

Женщины с более ярко выраженной патологией, имеющие большой бюст, часто сидят, заложив руки за голову, чтобы привлечь к нему внимание. Иногда они дополнительно привле­кают внимание, упомянув о размере бюста или о какой-нибудь своей болезни, например, опухоли.

Смысл игры состоит в том, что женщина демонстрирует своим поведением сексуальную доступность. Поэтому игра может приобретать и более символический вид, когда в нее играют недавно овдовевшие женщины, неискренне демонстрирующие свое положение вдовы.

Антитезис. Характерной чертой женщин этого типа явля­ется не только плохая адаптация, но и неприятие антитезис­ного поведения. Если подготовленная психотерапевтическая группа игнорирует игру таких женщин или противодействует ей, то они могут перестать посещать консультацию. В этой игре особенно следует разграничивать антитезис и «репрес­сии», ибо последние означают победу Уайт. В игре «Чулок» женщины более изобретательны по части контрходов, чем мужчины, которые, впрочем, мало заинтересованы в том, чтобы игра прекратилась. Таким образом, лучше всего оставить анти­тезис на усмотрение женщин.

5. «Скандал»

Тезис. Классический вариант этой игры обычно разыгрыва­ется между авторитарным отцом и дочерью-подростком. При­чем мать в такой семье чаще всего сексуально заторможена. Отец приходит с работы и начинает придираться к дочери, а она в ответ грубит. Первый ход может сделать также и дочь. Нагло разговаривая с отцом, она вызывает придирки с его стороны. Постепенно их голоса становятся громче, и ссора набирает силу. Исход зависит от того, на чьей стороне иници­атива. Существуют три возможных исхода: 1) отец уходит в свою комнату, хлопнув дверью; 2) дочь уходит в свою комнату, хлопнув дверью; 3) оба расходятся по своим комнатам, хлоп-

108


нув дверью. В любом случае конец игры «Скандал» отмечен хлопаньем дверью. «Скандал» является мучительным, но эф­фективным способом решения сексуальных проблем, которые возникают в некоторых семьях между отцом и дочерью-подрост­ком. Они могут жить под одной крышей, только если постоянно злятся друг на друга и периодически хлопают дверью, что для каждого из них подчеркивает: они спят в разных комнатах.

В испорченных семьях игра может принять мрачную и отталкивающую форму: отец поджидает дочь, ушедшую на свидание, чтобы после ее возвращения тщательно осмотреть дочь, ее одежду и убедиться в том, что она осталась невинной. Малейшее подозрительное обстоятельство нередко вызывает ужасный скандал, в результате которого дочь могут выгнать из дому среди ночи. В конце концов события развиваются в худшем для семьи направлении и подозрения отца оправдыва­ются. Тогда он устраивает скандал и выкладывает все матери, которая беспомощно наблюдала за развитием событий.

В «Скандал» могут играть два любых человека, стремящих­ся избежать сексуальной близости. Например, игра «Фригид­ная женщина», как правило, кончается именно этим. Игра «Скандал» относительно редко встречается между мальчиками-подростками и их родственниками, поскольку мальчикам легче вечером уйти из дому, чем любым другим членам семьи. В более раннем возрасте братья и сестры могут получить некото­рое удовлетворение с помощью драки. Эта схема поведения в разном возрасте имеет различные мотивации. В США она приобрела, на наш взгляд, полуритуальную форму, санкциони­рованную как телевидением, так и официальными педагогами и педиатрами. Среди английских «высших классов» драка счита­ется (или считалась раньше) дурным тоном, поэтому не нашед­шая выхода энергия расходуется в регулируемых строгими правилами «Драках» на игровом Поле.

Антитезис. Для отца эта игра не столь неприятна, как ему хотелось бы думать. Обычно антитезисный ход делает дочь, находя спасение в раннем, часто скороспелом или навязанном браке.

Когда это психологически возможно, антитезисный ход может сделать мать, отказавшись от своей относительной или абсо­лютной фригидности. Игра может утихнуть, если отец заведет интимную связь на стороне. Но это чревато другими осложне­ниями. Если в «Скандал» играют супруги, антитезис должен

109

быть тот же, что и в игре «Фригидная женщина» или «Фригид­ный мужчина».



При соответствующих обстоятельствах «Скандал» вполне закономерно приводит к игре «Судебное разбирательство».




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет