Рассказанная ангелом Первое Рождество, вид с неба Перевод с английского Мах Lucado



бет1/5
Дата05.08.2022
өлшемі2.32 Mb.
#174979
түріРассказ
  1   2   3   4   5
Байланысты:
istoriya-raskazannaya-angelom-maks-lukado




Макс Лукадо

История
рассказанная


ангелом
Первое Рождество, вид с неба

Перевод с английского


Мах Lucado
An Angel's Story
Thomas Nelson, Inc. Nashville, USA
All rights reserved.

Взяв за основу всем известный рождественский сюжет, Макс Лукадо, один из самых популярных христианских


писателей Америки, пытается представить противостояние, которым в духовном мире сопровождался приход
Христа на землю, — а такое противостояние, несомненно, было весьма ожесточенным. Если бы сатане удалось не
допустить появления Христа в колыбели, Христа на кресте попросту не было бы. Отправьтесь в путешествие во
времени назад, к Божьему престолу, где все началось, и станьте очевидцем тех славы, чудес и борьбы, которые
сопровождали первое Рождество.
1



Моим молитвенным соратникам посвящается
предисловие
На страницах Священного Писания мы находим множество историй о духовных существах. Поющие ангелы и
несущие погибель бесы. Небесные воинства, сражающиеся с прислужниками сатаны. Уберите из Писания
упоминания о воинствах Бога и сатаны, и Библия перестанет быть Библией. Начиная с грехопадения, когда змей
искусил Еву в Эдемском саду, мы понимаем — не все в этом мире можно увидеть глазами.
О духовных существах нам известно немногое — меньше, чем хотелось бы знать. Как они выглядят? Сколько
их? Каковы их намерения и замыслы? Об этом мы можем лишь догадываться.
Эта книга - одна из таких догадок. Встретившись с размышлениями Дэвида Ламберта на эту тему, я попытался
представить, какие сражения в духовном мире сопровождали приход Христа на землю. Сражения были, и в этом
нет сомнения. Если бы сатане удалось не допустить появления Христа в колыбели, то Христа на кресте просто не
было бы. Сатана не упустил бы такую возможность, как вам кажется?
Я уверен в том, что он сделал все возможное, чтобы предотвратить приход Спасителя в этот мир. Духовное
противостояние, сопровождавшее эти события, было, вне всякого сомнения, намного более великим, чем мы можем
себе представить. Одно мы знаем достоверно - имя Победителя, потому что мы знаем, что Он все-таки пришел.
Я молюсь о том, чтобы эта книга напомнила вам о великой силе и любви Божьей.
Пользуюсь случаем поблагодарить Аллена Арнольда и сотрудников издательства «WestBow» за переиздание
книги.
Приятного чтения!
Макс Лукадо
Сан-Антонио, Техас, 2004 г.

СЛОВО БЫЛО БОГ.


… СЛОВО СТАЛО ПЛОТИЮ
И ОБИТАЛО С НАМИ…
Евангелие от Иоанна 1:1, 14

2


—Гавриил!
Звук голоса Царя коснулся моего сердца. Я покинул пост у дверей и вошел в
тронный зал. Слева от меня находился стол, на котором лежала Книга Жизни.
Передо мною был престол Бога Всемогущего. Я вошел в круг немеркнущего света, закрыл крыльями лицо и преклонил колени.
— Да, мой Господь?
— Ты хорошо служил Царству. Ты — достойный посланник. Не было случая, чтобы ты отступил или дрогнул, исполняя порученное тебе. Никогда усердие твое
не ослабевало.
Я наклонил голову, услышанное ласкало мой слух.
Что бы Ты ни повелел мне, я сделаю в тысячу крат больше, мой Царь, —
поклялся я.
—В этом я не сомневаюсь, дорогой посланник, в словах Его звучала
торжественность, обычно Ему чуждая. — Величайший труд ожидает тебя. Тебе
предстоит доставить на землю мой дар. Смотри.
Я поднял глаза и увидел прозрачный сосуд на золотой цепи, свисавшей из Его
руки, протянутой ко мне.
Отец заговорил, Он был очень серьезен.
—Хотя сосуд этот пока еще пуст, вскоре в нем будет находиться величайший из
Моих даров. Храни его на груди.
Я собирался взять сосуд из Его руки, когда скрипучий голос прервал меня:
— Что же за драгоценность Ты пошлешь на землю на этот раз?
Спина моя напряглась при первых звуках этих непочтительных слов, внутри
меня все всколыхнулось от внезапной волны омерзительного запаха. Лишь одно
существо могло источать такое зловоние.
Я ВЫХВАТИЛ МЕЧ И ПОВЕРНУЛСЯ, ЧТОБЫ СРАЗИТЬСЯ С
ЛЮЦИФЕРОМ.
Рука Отца, опустившаяся мне на плечо, остановила меня.
— Оставь, Гавриил. Он не причинит вреда.
Я отступил на шаг и взглянул на врага Божьего. Черная накидка полностью
скрывала его тело, покрывала и голову, и руки до запястий. Из-под полы
высовывались трехпалые, когтистые ступни, кисти рук были покрыты змеиной
кожей, пальцы рук заканчивались длинными когтями. Он поглубже надвинул
капюшон, чтобы защитить лицо от света, наполнявшего зал, но было видно, что
сияние по-прежнему причиняет ему боль. Ища спасения, он повернулся в мою
сторону, и на мгновение под капюшоном мелькнули заостренные черты лица.
—На что ты так уставился, Гавриил? — усмехнулся он. — Разве ты не рад вновь
увидеть меня?
Мне было нечего сказать этому падшему ангелу Я не находил слов, чтобы
сравнить увиденное с тем образом, который хранился в моей памяти. Я вспомнил
его, каким он был до Восстания: гордо стоящим во главе нашего войска, с широко
расправленными крыльями, держащим в руке сияющий меч. Каждый из нас хотел
3

походить на него. Кто мог отказать ему? Его мягкие, вьющиеся волосы и


угольно-черные глаза делали его красивейшим из всех существ на небесах.
Всех, кроме нашего Творца, разумеется. Но никому и не приходило в голову
сравнивать Люцифера с Богом... кроме самого Люцифера. Одному Богу известно, почему сатана решил, что ему должны поклоняться, как Самому Творцу. Мне
было известно лишь то, что я не видел его со времени Восстания; и то, что я увидел
сейчас, вызвало во мне волну отвращения.
Я вгляделся в него, пытаясь найти хоть одну черту, которая напоминала бы о
былом величии, но ничего не увидел.
—Важная, должно быть, у Тебя новость, — сказал сатана, по-прежнему мучаясь
из-за нестерпимого для него света.
Мой Отец спокойно и размеренно произнес:
—Настало время для второго дара.
Было заметно, как скрытое под накидкой тело вздрогнуло, когда Люцифер
усмехнулся:
—Второй дар, да? Надеюсь, он будет получше первого.
—Ты остался недоволен первым? — спросил Отец.
—О, вовсе нет — мне он очень нравится, — вытянув костлявый палец, он
написал в воздухе слово:
В Ы Б О Р.
—Ты дал Адаму выбор, — с насмешкой сказал сатана, — и что же за выбор он
сделал? Он выбрал меня! С тех пор как они вкусили от плода с дерева в Саду, они
— мои пленники. Они мои. Ты проиграл. Хе-хе-хе...
—Ты говоришь так уверенно... — ответил Отец, и я был поражен Его
терпением.
Люцифер сделал шаг вперед, полы его одежды волочились по полу.
—Ну, конечно! Мне удается вывернуть наизнанку все, что Ты делаешь! Ты
смягчаешь сердца — я ожесточаю их. Ты открываешь людям истину — я заслоняю
ее от них мраком. Ты даришь им радость — я краду ее у них.
Он круто развернулся и зашагал по залу, хвалясь своими делами.
—Предательство Иосифа братьями — моя работа. Моисей жил в изгнании в
пустыне после того, как убил египтянина, — это тоже сделал я. Давид подсмотрел
за купающейся Вирсавией — это было подстроено мною. Ты должен признать — я
очень изобретателен!
—Изобретателен? Возможно. Но успешен ли? Нет. Я знаю, что ты сделаешь, еще до того, как ты это сделаешь. Иосифа предали, но Я использовал
предательство, чтобы избавить Мой народ от голода во время засухи. Ты сделал
так, что Моисею пришлось жить в пустыне, но это помогло ему провести по той же
пустыне Мой народ из земли Египетской. Да, Давид совершил прелюбодеяние с
Вирсавией — но он покаялся в своем грехе! В дальнейшем тысячи людей, узнавая
об этой истории, обрели то же, что смог обрести Давид, — неиссякаемую
благодать. Твоя ложь и искушения оказывались фундаментом для Моего
милосердия. Ты по-прежнему служишь Мне, сатана. Когда же ты наконец
4

поймешь это? Твои жалкие попытки помешать Моим делам служат лишь тому, чтобы задуманное Мною исполнилось.


ВСЕ, ЧТО ТЫ ЗАДУМЫВАЛ ВО ЗЛО, Я ОБРАЩАЛ ВО БЛАГО.
Сатана ответил недовольным ворчанием — горловым, идущим откуда-то
изнутри, злым ворчанием. Вначале оно было чуть слышным, затем начало
нарастать и нарастало до тех пор, пока зал не наполнился оглушительным ревом, от которого, должно быть, содрогались адские глубины.
На Царя это не произвело никакого впечатления.
—Тебе нехорошо? — спросил Он.
Люцифер заметался по залу, громко дыша, пытаясь найти слова и
одновременно ища укромный уголок, откуда он мог бы произнести их. Слова он, в
конце концов, нашел. Тени, чтобы укрыться от света, ему найти не удалось.
—Покажи мне, о Царь света, покажи мне хотя бы одного человека на земле, который всегда поступал бы праведно и повиновался бы Твоей воле.
—И ты смеешь спрашивать об этом? Ты ведь знаешь, что жертвы, принесенной
одним-единственным совершенным и безгрешным человеком, было бы
достаточно, чтобы спасти всех остальных.
—Я знаю о Твоих планах — и Ты не смог осуществить их! Нет и не будет
никакого Мессии среди сынов Твоего народа. Нет из них ни одного безгрешного.
Ни одного! — он встал перед престолом и начал перечислять имена Божьих детей:
— Ни Моисей, ни Авраам, ни Лот, ни Ревекка, ни Илия...
Отец встал со Своего престола, и по залу прокатилась волна сияния настолько
сильного, что Люцифер отшатнулся и упал.
— СМЕЕШЬСЯ НАД МОИМИ ДЕТЬМИ, —
загремел Божий голос. — Думаешь, ты многое знаешь, ты, падший ангел?
Знание твое ничтожно. Мысли твои простираются не дальше тебя самого. Глаза
твои не могут видеть дальше твоих собственных желаний.
Царь шагнул вперед и взял в руки Книгу. Он повернул ее к Люциферу и
повелел:
— Подойди сюда, лжец, и прочитай имя Того, Кто обличит тебя во лжи.
Прочитай имя Того, Кто разрушит ворота твоей твердыни. Сатана медленно
поднялся с четверенек. Как пугливый волк, описывая широкий круг, он
приблизился к столу, на котором лежала Книга, и прочел одно слово.
— Эммануил, — пробормотал он и добавил, как бы не вполне веря своим
глазам: — «С нами Бог?»
Впервые за все время разговора его лицо повернулось к Отцу:
—Нет. Даже Ты не сделал бы этого. Даже Ты не пойдешь на это.
—Ты и прежде никогда не верил мне, сатана.
—Но Эммануил? Это безумие! Ты и представить Себе не можешь, каково это —
находиться там, на земле! Знаешь, в какой мрак я погрузил ее?! Она загнивает, на
ней царит зло. Земля...
5

— ОНА ПРИНАДЛЕЖИТ МНЕ, — ПРОВОЗГЛАСИЛ ЦАРЬ, — И Я


ВЕРНУ ЕЕ СЕБЕ. Я СТАНУ ПЛОТЬЮ, Я ИСПЫТАЮ ТО, ЧТО
ИСПЫТЫВАЮТ СОТВОРЕННЫЕ МНОЮ. Я УВИЖУ МИР ИХ
ГЛАЗАМИ.
—Но как же их грех?
—Я принесу им милость.
—А как же смерть?
—Я принесу жизнь.
Сатана умолк.
Заговорил Бог:
—Я люблю Своих детей. Тот, кто любит, не лишает своего возлюбленного
свободы. Любовь освобождает от страха. Эммануил оставит после себя племя
бесстрашных. Они не будут бояться тебя и твоего ада.
При мысли об этом сатана пошатнулся. Его голос прозвучал, как голос ребенка, готового заплакать: «Нет, бу-у-у-дут!»
—Я освобожу их от греха, и Я освобожу их от смерти. Без греха и смерти ты не
будешь иметь никакой власти над ними.
Сатана принялся ходить кругами, сжимая и разжимая костлявые пальцы.
Когда он наконец остановился, то задал вопрос, ответ на который хотел бы узнать
и я сам.
—Почему? Почему Ты хочешь это сделать?
Голос Отца был твердым и нежным одновременно:
—Потому что Я люблю их.
Эти двое стояли друг против друга. Ни один не произносил ни слова. Передо
мной находились два крайних полюса вселенной: Бог, облаченный в свет, которым лучилась каждая нить Его одеяния, и сатана, укутанный злом, которое, казалось, пряталось в каждой складке его одежды. Мир противостоял панике.
Мудрость противостояла безумию. Один — спасающий, другой — желающий
оклеветать и обвинить.
Впоследствии я долго размышлял о том, что произошло в ту минуту. Хотя я, казалось, множество раз переживал этот момент заново, воспоминание о тех
событиях продолжает поражать меня. Никогда, в самых безумных моих
фантазиях, я не мог представить, что мой Царь сделает то, что Он тогда сделал.
Если бы Он потребовал, чтобы сатана убирался вон, никто не возразил бы Ему.
Если бы Он уничтожил сатану, кто пожалел бы об этом? Если бы Он приказал мне
сражаться, я с готовностью ринулся бы в бой. Но Бог не сделал этого.
Из круга света протянулась Его рука. С Его престола прозвучали слова:
— Подчинишься ли ты Мне? Вернешься ли ко Мне?
Мне не дано знать мыслей сатаны, но мне показалось, что на мгновение его
ожесточенное, злое сердце вдруг смягчилось. Голова склонилась набок, похоже, приглашение застало его врасплох. Но мгновение спустя он поднял голову.
—Где мы сразимся? — спросил он с вызовом в голосе.
Отец, видя упорство темного ангела, сказал со вздохом: 6



—На холме, именуемом Голгофой.
—Если Ты сможешь до него добраться, разумеется, — ухмыльнулся сатана. Он
направился к выходу, расправил крылья и устремился ввысь.
Отец мгновение стоял неподвижно, затем вновь повернулся к Книге. Открыв ее
на последней главе, он медленно прочел слова, которых я прежде никогда не
слышал. Это были не предложения, не фразы. Просто слова, отделенные друг от
друга долгими паузами:
ИИСУС,
ГВОЗДЬ,
КРЕСТ,
КРОВЬ,
ГРОБ,
ЖИЗНЬ.
Он простер руку в мою сторону и я вновь склонился перед Ним. Протягивая
мне сосуд, Он объяснил:
—Вскоре сосуд этот будет наполнен Моей сущностью, семенем, которое будет
помещено в утробу юной девы. Ее зовут Мария. Она — одна из дочерей Моего
народа. Плодом этого семени будет Сын Божий. Отнеси это ей.
—Но как я узнаю ее? — спросил я.
—Не беспокойся об этом. Ты не ошибешься. Я не мог понять Божьего замысла, но это не имело значения. Главным для меня было исполнить Его повеление. Я
склонил голову, и Он возложил цепь с сосудом мне на шею. К моему удивлению, сосуд уже не был пуст. Он пылал светом.
Иисус. Скажи ей, чтобы она назвала Моего Сына Иисусом.

Мы отправились в путь, и в какой торжественной обстановке это произошло!


Архангел Михаил прочел нам слова из Книги Храбрости. Воины пели, прося Отца
о том, чтобы Его Дух сопровождал наш отряд. Отец поднялся со Своего престола в
потоках ниспадающего света и укрепил нас Своими словами.
7

Ангелам Он сказал:


—Крепитесь, слуги Мои.
Затем, обратившись ко мне, Он напомнил:
—Гавриил, сатана желает уничтожить семя так же сильно, как ты желаешь
доставить его в целости и сохранности. Но не бойся. Я с тобою.
—Да будет воля Твоя, — ответил я Ему и занял свое место в голове колонны.
Настало время отправиться в путь. Я запел хвалебную песнь, подав тем самым
сигнал к выступлению. Один за другим ангелы присоединялись к моей песне. Еще
мгновение я смотрел на свет, затем мы развернулись и устремились в небеса.
Мы летели на волне Его света. Мы устремлялись вперед вместе со словами
наших песен. Парагон летел по правую руку от меня, Эгус — по левую. Их избрал
Сам Отец, чтобы охранять сосуд. Могучие. Смиренные. Послушные.
Наше войско было столь многочисленным, что конца ему не было видно.
Вместе мы обладали огромной силой. Мы летели звездной бурей через всю
вселенную — я во главе и тысячи ангелов следом за мной. Оборачиваясь, я
наслаждался зрелищем нескончаемого потока серебряных крыльев, бесшумно
поднимавшихся и опускавшихся в едином ритме.
Из сияющего потока непрестанно раздавались возгласы неудержимой хвалы:
—Бог наш велик и достоин всей славы!
—Лишь Он один достоин!
—Могучий Царь царей и Господь господствующих!
—Эта битва — Господня!
Для этой миссии я выбрал самых сильных ангелов, потому что лишь самые
сильные могли противостоять врагу, с которым нам предстояло сразиться.
Каждый из ангелов хотел, чтобы выбрали его, но отправились со мной лишь самые
умелые и подготовленные небесные воины.
Мы миновали галактику Эбон в созвездии Эммании. Краем глаза я уловил
мерцание Эксалона, планеты, которую опоясывали кольца по числу детей Божьих, верных Отцу. Мы промчались через созвездие Клариона и вошли в звездный круг
Дариа.
На моей шее висел сияющий сосуд, тайна которого по-прежнему продолжает
оставаться для меня неразгаданной.
Сзади до меня донесся мягкий голос Софио. Отец одарил его мудростью, и я
брал Софио с собой во многие из путешествий. Его задачей всегда было одно и то
же. «Напоминай мне об истине во время нашего полета», — всякий раз повелевал я
ему. Так он поступил и сейчас. «Люцифер — отец лжи. В нем нет никакой истины.
Он приходит, чтобы украсть, убить и погубить», — произнес он.
По мере того, как сердце мое исполнялось мужества, возрастала и моя скорость.
Мы знали, что просто не можем оказаться проигравшими. Но нам и в голову не
приходило, что сражение начнется так скоро. Стоило нам пересечь Хребет
Времени, как Парагон воскликнул:
— К бою!
8

Внезапно я обнаружил, что опутан невидимой сетью. Ряды ангелов смешались, сталкиваясь друг с другом. Даже самый последний ряд нашей колонны двигался


слишком быстро, чтобы избежать ловушки. Через мгновение все перепуталось: КРЫЛЬЯ БИЛИСЬ О КРЫЛЬЯ. АНГЕЛЫ СТАЛКИВАЛИСЬ С
АНГЕЛАМИ.
Прежде чем мы успели выхватить мечи, нападавшие затянули сеть так туго, что
мы не могли пошевелиться. Я слышал их насмешливые голоса:
—Это, что ли, лучшие из лучших?
—Утащим их в бездну!
—Теперь-то вы узнаете, кто здесь настоящий хозяин!
Но радость их была преждевременной. Царь приготовил меня ко встрече с
тенетами зла. Я знал, что мне нужно делать.
—СВЯТ, СВЯТ, СВЯТ ГОСПОДЬ БОГ ВСЕМОГУЩИЙ! — воскликнул я.
—СВЯТ, СВЯТ, СВЯТ ГОСПОДЬ БОГ ВСЕМОГУЩИЙ! — вновь и вновь
возносил я хвалу моему Владыке. Ангелы услышали и присоединились к моей
хвале.
Ослабленные словами истины, адские псы отпустили сеть, и мы вырвались из
нее.
—Господь любит тех, кто воздает Ему хвалу! — воскликнул Софио, торжествуя.
Освободившись, мы выхватили свои мечи света и выставили их перед собой, сомкнув ряды так плотно, что со стороны наш отряд казался сияющим шаром.
Ослепленные, бесы заметались, сталкиваясь друг с другом, и пустились в бегство.
Я отправил часть своих ангелов в погоню за ними. «Сделайте так, чтобы они не
вернулись», — приказал я им.
Я осмотрел наши фланги — один, затем другой, и обнаружил, что обошлось
без потерь. Эта стычка лишь укрепила нашу решимость. Я запел, и мы
продолжили путь, омываемые потоками света, исходящего от наших мечей, и
музыкой нашей хвалы.
Мы миновали золотую планету Эсколаду, находящуюся на границе избранной
галактики. Каждый из нас хорошо знает эти звезды. Мы часто бываем поблизости, выполняя различные поручения. Хотя с этими созвездиями и были связаны наши
лучшие воспоминания, мы не задержались ни на минуту Слишком уж важным
было задание, которое нам предстояло выполнить.
— Гавриил! — окликнул меня Парагон. — Смотри, там, вдалеке! Мне никогда
прежде не доводилось видеть такого демона. Шакалья голова сидела на длинной, чешуйчатой шее, а тело было как у дракона. Его крылья распростерлись настолько
широко, что между ними легко поместилась бы дюжина моих воинов. Каждая из
четырех его лап легко могла сокрушить ангела. «Кто это?» — спросил я Парагона
и Эгуса, но ответил мне Софио.
—Это Флумар.
—Флумар? Не может быть!
9

До Восстания он был нашим лучшим певцом и достойнейшим из воинов.


Нередко его можно было видеть летящим впереди всех, влекомым вперед
грациозными взмахами могучих крыльев. Многие из песен, которые я пою, я
впервые услышал из уст Флумара . «Что стало с ним теперь!» — подумал я.
Что стало с его чистыми глазами и белоснежными одеждами? Куда подевалось
радостное лицо? Когда я приблизился к нему, омерзительный запах зла заставил
меня содрогнуться. Я обнажил меч, готовясь отразить нападение. Одного я не
ожидал от него — вопроса, обращенного ко мне.
—Друг мой, сколько же времени мы не виделись? — голос его можно было бы
назвать ласковым, если это слово вообще применимо к голосу демона, притом
одного из главнейших.
—Кажется, недостаточно долго, чадо преисподней! — воскликнул я, пролетая
мимо. Я не был настолько самонадеян, чтобы останавливаться перед ним. Я не
полагался на свои чувства и не переоценивал своих возможностей. Я продолжал
полет, но он не отставал, немедленно поравнялся со мной и полетел рядом.
—Гавриил, послушай меня!
—Твой владыка — лжец и отец лжи.
—Нет! Теперь он стал другим, — возразил Флумар.
Я не замедлил полета и летел с прежней скоростью. Краем глаза я видел, что
Эгус и Парагон летят чуть поодаль, держа руки на рукоятях мечей и ожидая моей
команды. Я помолился о том, чтобы они не смогли прочесть в моих глазах той
мысли, которая так меня беспокоила. Если бы Флумар был даже в десять раз
слабее, чем прежде, он все равно смог бы уничтожить целый полк раньше, чем мы
успели бы опомниться. Из подобных нам он был самым сильным.
Флумар продолжал свою речь:
—Пока ты находился в пути, случилось чудо. Мой господин узрел мощь, с
которой ты сокрушил наших воинов. Его беспокоят твоя сила и его собственная
слабость. Кроме того, он озадачен тем милостивым предложением, которое
услышал в тронном зале. Он говорит, что и ты был там, Гавриил. Ты ведь был
свидетелем этого разговора, не так ли?
Хоть я и не сказал ничего в ответ, простертая рука Божья вновь возникла в моей
памяти. Я вспомнил о том, как склонилась голова сатаны, и о том впечатлении, которое сложилось у меня поначалу. Неужели его сердце действительно
смягчилось?
Голос Флумара стал взволнованным: — Пойдем, Гавриил! Поговори с
Люцифером. Поговори с ним о твоем Владыке. Расскажи ему о любви твоего
Владыки. Тебя он послушает. Пойдем вместе и уговорим его покаяться.
Флумар резко рванулся вперед и преградил мне путь. Я был вынужден
остановиться. Он возвышался надо мной, как огромная скала. Я ожидал чего
угодно, только не этого. Я помолился, спрашивая, как мне поступить.
—Вместе, Гавриил, ты и я, мы снова будем вместе! — продолжал демон в
обличье дракона. — Это действительно возможно! Мы вновь сможем
объединиться. Сатана колеблется, и в моем сердце тоже начали происходить
перемены.
10

Внезапно меня осенило. Я понял, как мне поступить, и поблагодарил Бога за


ответ на мою молитву.
—Так значит, Флумар, ты говоришь, в твоем сердце произошла перемена?
Он кивнул своей огромной головой. Я обернулся к Парагону и Эгусу. Страх на
их лицах постепенно сменялся любопытством.
—И ты хочешь присоединиться к нам, так?
—Да, да, Гавриил! Восстание было ошибкой! Пойдем, мы с тобой должны
поговорить с Люцифером. Я хочу снова вернуться на небеса! Я хочу вернуть свое
былое великолепие!
К этому моменту мой план был окончательно готов.
—То, что ты говоришь, звучит просто замечательно, Флумар!
Я заметил удивление на лицах ангелов, стоявших поблизости.
—Наш Бог — благой Бог, — провозгласил я, — Он медлен на гнев и спешит
миловать. Несомненно, Он услышал тебя, когда ты исповедал свой грех.
Немного помедлив, я взлетел выше, чтобы быть лицом к лицу с Флумаром, и
сказал, глядя ему прямо в глаза:
—Так давай же вместе вознесем Ему хвалу! Тень страха пробежала по лицу
Флумара. Софио, поняв, к чему я клоню, возвестил истину:
—ГОСПОДУ БОГУ ТВОЕМУ ПОКЛОНЯЙСЯ!
—Но... но... но... Я ведь совсем не помню слов!
Теперь, когда истинные намерения Флумара были ясны, мои воины начали
окружать его. Я придвинулся еще ближе и твердо сказал:
—Ты ведь желаешь поклониться нашему Владыке. И ты не забыл слов хвалы.
Так открой же свои уста и исповедуй имя Господне!
Флумар оглянулся, но деваться ему было некуда.
—Присоединяйся к нам! — сказал я с вызовом в голосе. — Если сердце твое и
вправду стало прежним, поклонись Богу вместе с нами.
И добавил, выхватив меч из ножен:
—Если же нет, я готовься сразиться!
Флумар понял, что его уловка не удалась. Его уста не могли — не были способны
— вознести хвалу Богу Вседержителю. Сердце его принадлежало сатане. Он
рванулся, вытянув шею, готовясь отбросить нас в соседнюю галактику. И, располагай мы одной лишь нашей силой, ему удалось бы это сделать. Даже
объединив наши силы, мы не смогли бы противостоять его мощи. Но мы были
облечены силою свыше и, укрепившись Божьим могуществом, ринулись на
демона.
Прежде чем Флумар смог нанести удар, его пронзили мечи света. Кожа демона
сморщилась и стала плавиться, как воск. Плоть, свисавшая с костей, моментально
покрылась пятнами и стала разлагаться. Из его пасти хлынула пена. Он открыл
рот и издал стон, самый жалобный из всех, которые когда-либо оглашали
вселенную.
11



—Убейте меня! — умолял он, скуля. Флумар знал, что смерть была для него
настоящей благодатью по сравнению с муками, которые ждали его в наказание от
Люцифера.
—Ангелы сохраняются в узах до дня суда, — напомнил я ему. — Только Отец
может лишить жизни одного из вечных.
Мечи наши сверкнули, отправляя демона смерти в преисподнюю. На
мгновение я почувствовал жалость к этому существу. Но жалость исчезла, когда я
вспомнил о том, как быстро последовал он за сатаной, купившись на его посулы.
Я вознес хвалу Богу, благодаря Его за нашу победу и мое избавление. Мне
пришло на память пророчество, которым напутствовал меня Отец:
—Столь же сильно, сколь мы стремимся доставить семя на землю, сатана
стремится уничтожить его.
Воздевая руки, возвеличивая Его имя превыше всех остальных, мы продолжили
наш путь. Вскоре мы уже находились в Солнечной системе. Я поднял голову, что
послужило сигналом для моих воинов, и они снизили скорость. Воздух Земли
окружил нас, и я начал осматривать ее, ища узенькую полоску суши, населенную
народом завета.


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет